Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Начало бесконечной ночи

Я сразу понял, что что — то не так, но не сразу — что именно.

Вечеринка подходила к концу и я уже порядочно набрался. Все парни, которым сегодня повезло, уже жали девочек по темным углам, остальные ютились на кухне и в коридоре, допивали пиво и провожали тех, кто уже уходил. Мне как-то всё было лень. Я курил одну за одной, тянул последнюю банку уже порядком согревшегося пива и скучал. Девчонки тут были скучные, все одинаковые и очень вялые — что им не скажи, на всё либо молчат, смотрят куда-то мимо тебя и всем видом показывают, что им это не интересно, либо ржут, если сказать что-нибудь по-пошлому смешное.

Толя попросил моих сигарет, я угостил. Он присел рядом, на комод в коридоре. Входная дверь была уже распахнута настежь — хозяину надоело закрывать за каждым уходящим. Мы просто курили и совсем не разговаривали.

 — — Можно сигарету? — — подошла какая — то девчонка.

Толя встрепенулся, дал сигарету, прикурил. Они о чем — то заговорили. Я на них даже не глядел. Я думал, что теперь далеко идти по темному городу. Не страшно, конечно, просто лень. Эта апатия — уже тревожный признак.

Тут рядом я услышал звонкий смех.

Я повернулся и обнаружил, что смеется эта девушка, неловко примостившаяся на краешке комода. Толя что — то энергично рассказывал, а она хлопала в ладоши и смеялась — тоненько и очень мило. Я подвинулся, чтобы она могла сесть поудобнее.

 — — И вот он и говорит: а давайте прыгнем! и все ка-а-к прыгнули, и лифт застрял!

 — — Ха-ха!

 — — Вот дураки — то! И мы опоздали на пару на час!

Толя нес какую — то чепуху, но ей это кажется нравилось. Я внимательно наблюдал — она все время улыбалась, вовремя смеялась, вставляла простые вопросы и комментарии, в общем, делала всё, чтобы рассказчику было комфортно. Она была очень хорошим слушателем.

Такой и должна быть женщина. Уметь поддержать мужчину, ободрить его. Уметь принять, вовремя повернуться в постели, когда нужно — взять инициативу в свои руки — ненадолго. Все для того, чтобы мужчину чувствовал себя активом, сверху, самцом, остряком...

Я поймал себя на этих мыслях и мне стало гадко. Я считал себя прогрессивным и современным, не верил во всю эту ерунду, в неравенство полов и прочее. Но все же...

 — — А что твой приятель все молчит? Или он тут так сидит, а ты его не знаешь? — — девушка спросила это как бы между прочим, как раз вовремя. Толя сразу ответил:

 — — Да это Серега. Он грубоват просто. Так слушай дальше...

Я ничего не сказал. Затянулся поглубже и украдкой поглядел на девушку. Поймал её взгляд.

Мне показалось, что она покраснела. Взгляд её тут же обратился на Толю и снова стал задорным и веселым.

Я был уверен — она смотрела прямо на меня и явно была довольна, что я заметил это.

 — — Лан, я отойду, м? — — она сверкнула глазками, как раз во время малюсенькой паузы в речи Толи, и ушла, покачивая бедрами в узких джинсах.

Я закурил новую.

Толя что — то весь разгорячился. Он попросил ещё одну и спросил:

 — — Классная, да?

 — — Хм! — — многозначительно ухмыльнулся я. — — Понравилась?

Толя зарделся ещё больше:

 — — Ну классная же.

 — — Пожалуй. Только это он.

Толя засмеялся и сразу осекся — вспомнил, что говорит не с кем — нибудь, а со мной.

Я заметил не сразу. После того, как он начал стрелять в меня глазками.

 — — Да ты что шутишь? Нет? С чего ты взял то?

Я молча ткнул пальцем себе в шею, указывая на кадык. Толя притих.

Девчонка вернулась через минуту. Она кокетливо уселась и приготовилась слушать дальше. Но Толя не спешил продолжать разговор — маленький, очень маленький, но всё таки бугорочек на шее, явно выдавал её. Да, перед нами был очень красивый, очень искусный, источающий настоящую женственность и обаяние, но парень.

Толя что — то забормотал и быстро ушел, сначала в туалет, а потом и вообще. Это сидело на комоде грустное и поникшее.

Я же сидел как сидел — молча и спокойно.

Потом решил таки взглянуть на неё — или него — и увидел, что она корчит мне смешную рожицу. Это мне очень понравилось и я спросил:

 — — Хочешь пива?

Мы ушли только через два часа. Она рассказала мне несколько смешных историй из института, я несколько — с работы. Мы познакомились — она назвала себя Мариной. Мне было как то все равно, что она не девушка, в узком смысле, а ей было все равно, что я это знаю, а мне тоже было все равно, что она знает, что я знаю. Так и говорили.

Я получше её рассмотрел — у неё были длинные русые волосы, маленькая, другого слова не подобрать, фигура. Изгибы этой фигуры явно отдавали женскими гормонами — у парней таких не бывает.

Мы обменялись телефонами и она пошла в метро, а я — дворами, домой.

Снова мы встретились на такой же вечеринке, через неделю. Общаться с этим существом мне нравилось все больше и больше — она легко поддерживала беседу со мной, не слишком многословным грубияном.

Мы болтали о какой — то чепухе, сидя на кухне, когда туда вошел в стельку пьяный хозяин — Вова — и почти такой же Толя. Они гоготали и матерились.

Мы засмеялись — они были очень смешными. Вова оскалился и подошел ближе, но тут узнал Марину.

 — — А, это ты, пидарок.

Это было очень неожиданно и очень противно. Толя гадко засмеялся — явно его работа. Они уселись напротив нас и продолжили свою похабную беседу. А Марина как — то сразу замолчала и перестала улыбаться. Я молчал, но, сам не знаю почему, начал злиться.

Вова рассказывал, как не далее чем вчера трахал какую — то путану на этом самом столе. Он показал, как именно она лежала и что именно он засовывал ей в дырки. Толя веселился. Я молчал.

 — — А тебе, я вижу, не нравится? Не любишь слушать, как баб трахают нормальные мужики?

Марина пожала плечами и встала, собираясь уходить.

 — — Нет постой! — — Вова схватил её за руку. Я вдруг почувствовал, как подо мной зашатался стул. Вова продолжал:

 — — А может, ты хочешь, чтобы я тебя тут так отимел? Ну? Угадал да?

Тут я зачем — то ударил его по лицу. Он сразу отпустил Марину и очень подозрительно на меня уставился. Толя раскрыл рот. Выглядели они очень глупо и я даже усмехнулся. Потом взял Марину за руку и вышел оттуда.

Вслед нам Вова крикнул:

 — — Офигеть, пидары несчастные!

Я тут же развернулся, но Марина поступила здесь странно: выдернула свою руку из моей, довольно крепко стукнула меня в плечо и кивнула на дверь. Я вышел вслед за ней, стараясь игнорировать издевательские крики хозяина и сердечные просьбы больше не заявляться. Обоим.

В лифте она вдруг заговорила:

 — — И что это такое, а?

 — — В каком смысле? — — я вдруг очень смутился.

 — — Что это за приступ мужественности?

Лифт остановился, мы вышли из подъезда и пошли по улице.

 — — Я тебя спрашиваю? Ну?

 — — Ну... Хамло он.

 — — Ты тоже! и что?

 — — Он тебя схватил.

 — — Да что ты придуриваешься! Все понимаешь ведь! Возомнил себе невесть что! Мне твоя опека и защита не нужна, я тебе не девочка, а ты не мой парень!

Я остановился и внимательно посмотрел на неё: очень уж это было глупо. Но Марина явно очень злилась. Она выругалась, развернулась на каблуках и убежала.

В следующий раз мы встретились уже наедине. Она сама позвонила и предложила погулять.

Это был парк победы, и мы действительно там гуляли. Я не мог отделаться от мысли, что мы просто вылитая. .. парочка. А не так ли это было?..

Мы совсем не вспоминали о неприятном инциденте и просто болтали о всякой ерунде. Марина приоделась — на ней были белые обтягивающие брючки и футболка, и то и другое очень странного покроя. Видимо, унисекс. Ещё она сделала прическу покороче, каре. Теперь издалека было совсем непонятно, парень она, или девушка.

Мы уселись на лавочку. Я украдкой разглядывал её грудь, точнее, старался её рассмотреть. Она явно была, но Марина не носила бюстгальтер и вполне можно было не заметить её достоинств.

Было довольно прохладно, а на ней ничего не было кроме блузки. Я увидел маленький бугорок на ближайшей грудке и почувствовал, что краснею. А её сосочек все продолжал увеличиваться и очень отчетливо выделился на белоснежной блузке.

 — — Ох!

Марина заметила мой взгляд и поняла его причину. Её это явно очень смутило. Она поспешно достала серебристый портсигар — её стильные вещички мне очень нравились — и закурила.

 — — Ты много куришь. — — заметил я.

 — — А сам — то. — — проворчала девушка.

 — — Слушай...

 — — Да?

 — — А ведь это, типа, свидание, да?

Я спросил осторожно, не глядя на неё, уверенный, что сейчас последует сцена, подобная давешней. Но вместо этого она вдруг ответила:

 — — Как хочешь.

Я быстро посмотрел на неё и чуть не рассмеялся — она была красная, как рак.

 — — Чего ты ржешь? — — Марина начинала кипятится.

 — — Да ничего...

Мы встали и опять прошлись, до дальнего конца парка. Там не было лавочек и мы уселись под деревом, прямо на холодную осеннюю землю. Это было спонтанно и машинально — я приблизил свое лицо к её, почувствовал её дыхание. Но дальше остановился. Она не закрывала глаза — так было бы легче. И тут я спросил:

 — — Может нам поцеловаться, если это свидание?

 — — Вха — ха! — — она сделала вид, что ей очень смешно, но смех вышел неестественный. — — Ты такой странный. Зачем спрашивать?

 — — Я странный? — — многозначительно переспросил я.

Она прикусила губу.

Тогда я плюнул на все и поцеловал её.

В принципе, это был обычный поцелуй. Мокрый и нежный. Только приятнее.

Это было через пару месяцев. Я лежал под одеялом, глядя как в телевизоре две девчонки занимаются друг с другом непристойностями.

Ну, как сказать глядел. Моя рука лежала на моем возбужденном члене и мяла его. Я совершенно точно собирался помастурбировать. Я делаю это редко, но сегодня как раз такой случай. Периодически мужчине нужно выпускать пар, особенно если у него нет девушки. Ну или, как у меня, почти нет. То, что у меня было, это странный знакомый, с которым я встречался в разных странных местах, вроде зоопарка и гулял. Ещё бы часто говорили в интернете, при этом строго избегая многих тем — всего, что касалось отношений и секса. Ах да, ещё мы три раза целовались. Первый раз коротко, но запоминающе. Второй — коротко и не очень приятно, потому что это было в людном месте, а она была в мужской одежде. Ну или почти мужской.

И третий раз был очень долгим и было это на кладбище. Не буду объяснять, что мы там делали — она всегда выбирала место сама.

После той встречи прошло уже больше месяца и... Я видел её всего два раза с тех пор.

Так что я глядел порно и точно собирался передернуть.

И вот она позвонила.

Не на телефон, нет, в дверь. Потом она мне объяснила, как нашла мой адрес, как попала не в тот дом, как спряталась от гопников за дерево, а потом напугала их неожиданно выскочив. Думаю, ей бы не поздоровилось, догадайся они о её биологическом поле.

Так или иначе, я открыл дверь, кое — как засунув свое возбужденное достоинство в трусы. Она там стояла в каком — то пальто, широко открыв глаза.

На мой немой вопрос просто пожала плечами.

Я тут же пустил её и провел на кухню, поставил чайник. Меня не покидало чувство, что у неё случилось что — то очень плохое. И что она заметила мой стоящий член.

Чай она пила очень по — женски, обхватив чашку обоими ладошками, поднося губы близко к раскаленной жидкости и долго на неё дуя.

Я смотрел на её губы и удивлялся — какой они четкой, но выпуклой формы. У меня даже пересохло во рту, а в трусах что — то пошевелилось. Я почувствовал себя не очень хорошо — она всегда такая красивая, ухоженная. А я всегда мятый, хмурый и с виду, наверняка, очень злой.

 — — Так что там у тебя? — — я все таки решил что — нибудь спросить.

Она опять пожала плечами и ответила только через минуту, сделав три глотка:

 — — Таким как я очень трудно бывает с родственниками.

Я типа понимающе закивал, хотя не понимал вообще ничего. Потом, когда она меня немного просветила, я кое — что начал понимать.

 — — Я не очень мешаю, м?

Это её «м» мне тоже нравилось.

 — — Совсем не помешаешь.

Она тоже покивала и задумалась. Только ещё через три глотка чая она встрепенулась:

 — — Нет, ну как же, уже ночь. Что же я, а?..

Она как — то рассеянно заулыбалась. Мне очень хотелось что — нибудь сделать, но я не знал что. В итоге я перегнулся через стол, взяв её за руки и поцеловал. Это был ещё один очень короткий поцелуй. Но приятный. Она даже улыбнулась и потом сказалась:

 — — Я разденусь?..

 — — Э-э-э?!

 — — Да чего ты, я же ещё в пальто.

 — — А-а-а... — — странно, как это я не заметил?

Она пошла в прихожую, а я в комнату, вспомнив ещё кое — что — видео то я на паузу поставил. Как то не хотелось, чтобы она увидела то, что там было. Я на секунду задержал взгляд на застывшей на экране сценке — очень живописной сценке — одна девушка лежала между ног другой и старательно вылизывала её половые губы. Вздохнув я все таки выключил проигрыватель, достал диск, спрятал его в коробку, а коробку поставил на полку в тумбочке под телевизором. Тут вошла Марина.

Я как стоял, так и сел. Я впервые видел её в настоящей женской одежде. К тому же, одежда эта была немного...

Это было сиреневое платье со сборчатой маленькой юбкой, из какого то тюлеподобного материала. Выглядело оно как платье куклы. Я заметил, что Марина ещё и накрашена.

Она тихо улыбнулась и пожала плечами — своим характерным движением — дескать, вот так вот.

Я быстренько застелил свою грязную постель покрывалом и мы уселись. Марина сразу же откинулась в полулежачее положение, опираясь на локти. Она осматривала мою комнату — очень простую комнату.

 — — Где же мне спать?

 — — Ээ, на кровати, конечно...

 — — Ну а ты, скажем, где?

 — — Могу на полу..

 — — Ну что ты, ты же хозяин. Давай я на полу.

 — — Неее..

 — — Ну, опять мужественность показывать?

Она встала и прошлась по комнате, смешно сморщив носик — делала вид, что ей не нравится художественный беспорядок.

 — — Какая... простая комната у нашего хулигана — забияки.

 — — Кого?

 — — Именно так тебя сейчас называют... в тех кругах. У меня есть подружка, она все время зависает у Вовы. Сейчас ей правда нет в городе, иначе я бы к тебе не пошла.

 — — А-а-а... — — мне вдруг стало как — то пусто.

 — — Да чего ты! — — она сразу заметила и засмеялась, — — Я смущаюсь спать в квартире одинокого мужчины. Старше меня на два года.

 — — Хе! — — я усмехнулся и сразу задумался: почему это я так странно реагирую?

Она, тем временем, продолжала осматривать комнатку. Через секунду она воскликнула:

 — — А это то что такое?! — — вертя в руках диск с порно.

Я не удержался от удара ладонью по лбу, чем вызвал её дикий хохот. Получалось совсем как в дешевом порно! Я настолько привык жить один, что держал порнушку в открытой полке, на самом видном месте. Теперь Марина бесцеремонно копалась в моих дисках. Она доставала коробочку, бегло читала описание, рассматривала обложку и качая головой смотрела на меня — взгляд её говорил: какой кошмар!

 — — Одно название лучше другого!"Мегачлен»! Как грубо! Но почему, скажи мне, больше всего лесбийского?..

 — — М-м-м?.

 — — Мда... А вот это кажется интересно — «Женская тюрьма — 4: новая медсестра». Смешали все, что угодно.

 — — Да нет, совсем не интересно. Эта куда лучше. Я её и смотрел. — — я показал ей свой любимый диск — там были всего две актрисы, но очень красивые, и занимались они этим на райской острове. Мне очень нравился этот фильм.

 — — То есть, ты делала это, когда я зашла? — — Марина опешила.

 — — Эээ... — — сегодня я слишком много смущался.

 — — Да ладно, типа я не поняла! ха! Я же тоже была мальчиком... все таки... — — последняя фраза у ней явно вырвалась случайно. Она села на кровать и обхватила колени руками. Я сделал вид, что все нормально и сел рядом. Я только сейчас понял, что она подвыпившая.

 — — Ну чего ты? Включай.

 — — Что? Порно?!

 — — Ага. Я никогда раньше не видела. У меня консервативная семья. — — я не хотел, чтобы она дальше рассказывала и включил с той самой сценки.

И мы начали смотреть этот фильм!

Сначала Марина комментировала и весьма жестко. Но потом стихла.

Девушки наслаждались всеми удовольствиями. Одна помогала другой мастурбировать пальцами руки, одновременно делая это же сама. Обе были совершенно расслабленны и просто наслаждались друг другом. Иногда они целовались, но больше просто держали друг друга в объятиях — они вели себя не совсем как любовницы, скорее как подружки, помогающие друг другу. Что то в этом было.

Марина громко сглотнула и сказала:

 — — Это пошло... но очень возбуждает.

Мы продолжали смотреть. На экране замелькала розовая плоть — оператор крупно снимал, как одна подружка лижет киску другой. Я подумал, что для Марины это слишком жестко и перевел взгляд на неё.

Она кусала нижнюю губу и гладила свою грудь.

У странной платья не было декольте, но ткань была тонкой и нежной и она осторожно мяла и поглаживала свои груди. Моя слюна стала горячей и липкой, а в низу живота распространялся сладостный зуд. Я не знал чего хотел, но хотел сильно.

Вдруг Марина сказала:

 — — Не смотри так.

Я послушно отвернулся. Моему пенису было тесно в трусах. Очень хотелось его достать. Я вдруг представил кое — что очень неприличное и даже зажмурился, чтобы выгнать это видение.

 — — Нет, это невозможно. — — Марина тяжело дышала. — — Давай помастурбируем.

Я потерял дар речи и она удивленно на меня посмотрела:

 — — Что? В школе я такое делала со своим другом. Ничего такого.

 — — Ну хорошо, и как же это будет? — — я просто не верил своим ушам. Это было очень странно, пугающе, но очень желанно.

 — — Ну... Ты залезь под одеяло просто... А я... Ну ты пообещай не смотреть.

 — — Х-хорошо...

 — — Быстро согласился... — — Она повернулась ко мне спиной и стала что — то делать со своим платьем. Ватными руками я отодвинул покрывало и залез под него. Марина сидела почти на моих ногах и я чувствовал её движения. Я сглотнул и стащил с себя трусы. Грубая ткань покрывала приятно раздражала нежную кожу. Марина судорожно вздохнула. Я посмотрел.

Я увидел её ноги, в красивых черных чулках. Между ног были складки сиреневого платья. Ещё я увидел пупок и маленькую складочку на животе. Выше все было закрыто сиреневой же верхней частью платья — оно было не одно целое и Марина просто приподняла верхнюю часть и запустила туда руки — ими она ласкала свою грудь. Её бюстгальтер валялся на полу. Она полулежала, спиной ко мне, на моих ногах. Она выгибалась и я видел её ноги, живот и часть лица — губы и нос. Её руки сновали под платьем и она мелко дрожала. На экране девушка раздвигала ноги прямо на камеру, демонстрируя аккуратно постриженный лобок. Я начал быстро — быстро двигать кожу на члене. Даже кровать затряслась. Марина усмехнулась:

 — — Хороша... Да?

 — — Угу...

Девушка была действительно хороша, но смотрел я больше на Марину. Как она облизывала губки. Как трутся её ноги... Меня кольнула мысль, что между её ног не то, что между ног девушки на экране. И от этой мысли мой член почему — то напрягся ещё больше. Я прикрыл глаза.

 — — А-а-а... — — это простонала Марина. Я открыл глаза, словно меня ударило током — так сладко это было. И я увидел, что она засунула одну руку под юбку и что — то там делает. Я почувствовал, что сейчас кончу и остановился, тяжело дыша.

 — — Ты уже все? — — Марина, видимо, почувствовала, что я не двигаюсь.

 — — Почти. — — уклончиво ответил я.

 — — Поэтому надо начинать спокойно... С груди... Вот так. — — Марина вынула руку из под юбку и мне показалось, что рука влажная. Она засунула обе руки под платье и стала двигать ими под ней. — — Мм... Попробуй ты.

 — — Что? — — не понял я.

 — — Поласкай грудь!

 — — Аа... — — я сглотнул и потянулся было к ней, но она хихикнула:

 — — Дурачок, свою!

 — — Да ведь у меня её нет!

Марина вдруг обернулась и я увидел её горящие глаза:

 — — Ну сосочки то есть.

Я медленно стянул футболку. Марина смотрела на мою грудь:

 — — Возьми соски пальцами и помни. Это прикольно, попробуй.

Я так и сделал. Сначала я ничего не чувствовал, но потом их пронзило тонкое наслаждение, совсем не похожее на обычное.

 — — Прикольно ведь? — — Марине это явно нравилось.

Вдруг девушки в порно начали кричать. Мы оба посмотрели на экран — девушки кончали, долбя друг друга пальцами.

 — — Фи, уже все. Ну мы без них можем. — — Марина опять повернулась. Я все мял свои соски, которые уже не были такими чувствительными.

 — — Марин. Сними и ты платье или что это у тебя...

 — — Да щас! — — она усмехнулась.

 — — Только верхнюю часть. Все по честному. Равноправие.

 — — Хм. Ну сели равноправие.

Она села и стянула блузу.

Она была худенькой, конечно, но красивой. Груди были грушевидной формы, не больше первого размера, но сосочки мне очень понравились — толстые, но не слишком, красноватого цвета, с крупными ямочками в центре... Я не мог оторвать взгляда от её груди.

 — — Ну ладно тебе. — — Марина смутилась. Она взяла их в ладошки и сжала. — — М-м-м... Поставить другой фильм?

 — — Мне и так нормально.

 — — Фу грубиян и извращенец.

Она встала и выбрала другой фильм. Это оказался «Мегачлен».

Она включила его и улеглась прямо мне на ноги.

В «Мегачлене», фильме в стиле gonzo, у героя был большущий твердый член. Он просовывал его в попки девушек и в их ротики. Это был очень откровенный фильм. Марина явно такого не ожидала после тонкой лесбийской любви.

 — — Ого... — — «Мегачлен» втискивался в девственную попу совсем юной девочки. Так кричала, но не «Перестань», а «Глубже, засади его глубже!».

Я улучил момент, протянул руку и коснулся груди Марины. Она не отодвинулась, не убрала мою руку — только посмотрела на меня вопрошающе.

 — — Давай продолжим. Поможем друг другу.

Я стал нежно поглаживать её грудь, потом взял сосок пальцами, как она меня учила, и осторожно сдавил. Марина прикрыла глаза и положила голову мне на живот. Я почувствовал, как её рука подлазит под одеяло и гладит мою ногу. Потом она поднялась выше и нащупала курчавые волосы на моем лобке. А потом осторожно дотронулась до моего твердого как камень члена. Я тихо вздрогнул. Рука Марины дрожала. Тогда я взял её под мышки, подтянул к себе и поцеловал. Мы целовались долго, играли языками и менялись слюной. Потом она перекатилась, легла рядом со мной и сбросила одеяло. Она не смотрела на мой член — нащупала его рукой — смотрела она мне в глаза. И начала двигать рукой.

Это продолжалось долго — она двигала рукой медленно. Мы смотрели друг другу в глаза и молчали.

Наконец я почувствовал волны наслаждения, накатывающие снизу. Тогда я нежно убрал её руку, перевернулся и стал целовать её шею, потом грудь, нашел губами сосочек, взял его в рот... Начал его сосать.

Марина тихо дрожала и не издавала ни звука. Я продолжил целовать её грудь, спустился ниже, поцеловал пупок. Тут Марина отстранила меня и посмотрела мне в глаза. Я снова лег, а она стала делать то же самое, что только что делал я — целовать мою грудь, лизать соски, потом живот, пупок... Но она не остановилась — спустилась ниже взяла член своими нежными пальчиками. Я смотрел очень внимательно. Она посмотрела на меня, улыбнулась и лизнула кончиком языка уретру. Я вздрогнул — из неё показалась маленькая белая капелька. Марина смотрела на нее очень внимательно, а потом слизала. Облизнулась, смочила язык слюной и ещё раз тщательно облизала всю головку. А потом взяла её в ротик. Он был маленький и головка помещалась как раз. Тогда Марина проглотила мой член наполовину и я, почувствовав блаженное тепло внутри нее закрыл глаза. Она сосала его, доставала изо рта, облизывала, липкой горячей слюной и снова сосала. Скоро я застонал. Она не останавливалась. Я тихо сказал:

 — — Милая, подожди.

Я медленно отстранил её, гладя по волосам, сел и поцеловал её. Мы снова долго целовались и я чувствовал на губах странный вкус.

Она оторвалась от моих губ и вдруг сказала:

 — — Я никогда этого раньше не делала. Не сосала и вообще... не занималась сексом.

Я снова поцеловал её, а потом спросил:

 — — Как он на вкус?..

 — — Ты можешь и сам попробовать. — — сказала Марина и вдруг покраснела. Я понял её мысли и толкнул её на спину. Начал стягивать юбку.

 — — Нет... Постой...

Я стал целовать её грудь, живот, стал стягивать юбку, целуя каждый сантиметр кожи.

 — — Ну стой же... Не надо!

 — — В чем дело, сладенькая? — — я взял её лицо в свои руки и осыпал поцелуями.

 — — Я девственница, совсем, понимаешь... Везде...

 — — Тссс..

Я снова спустился вниз и стянул юбку.

 — — Не смотри!

Марина закрыла промежность ладошками. На ней были теперь только чулочки и трусики — белые в синюю полоску. Я видел, что там что — то выпирало. Я нежно развел её ручки в стороны и стал стягивать трусики.

 — — Ааа... Ну постой же... — — Марина закрыла лицо руками и отвернулась.

Я стянул трусики.

Её членик был не таким уж маленьким — раза в полтора меньше моего. На яичках волос не было, на лобке была аккуратная стрижка, как у порноактрис. Членик был розовый, влажный и очень приятный на вид. Не то что мой агрегат. Он даже пах приятно.

И я взял его в рот.

Марина затряслась. Я начал делать то, что только делала она — облизывать головку, а потом сосать его, как видел это в порно. Его вкус был терпким и очень возбуждающим.

 — — А-а-а... — — Марина тихо застонала, её ладошки запутались в моих волосах. — — А... Ну стой... Ммм..

Я оторвался от этой конфетки:

 — — Тебе приятно?

 — — Очень... Но пожалуйста...

 — — Тогда я буду продолжать. — — и я снова стал его сосать. Я возбуждался все больше и чувствовал, что способен на все. Хотя, я и так решился уже на все?..

Я вынул его изо рта и внимательно осмотрел. Он стоял куда лучше, чем до того. Я стянул кожу с головки и кончиком языка полоскал уретру.

 — — А-а-а...

Из дырочки вытекло немного прозрачной жидкости — я с радостью слизал её и почувствовал тот самый незабываемый терпкий вкус.

Марина решительно отодвинула меня и обняла, крепко прижавшись грудью.

 — — Что такое?..

 — — Постой... Постой.

 — — Но почему?... Мне хорошо с тобой. И тебе тоже, да?

 — — Я ещё не готова... на всё.

 — — Мне и не нужно всё.

 — — Тссс... — — она поцеловала меня. Я повалил её на спину и, нащупав её членик, сказал:

 — — Просто сделаем друг другу хорошо.

Мы начали целоваться и я в это время ласкал её член. Она делала то же с моим.

В ту ночь мы так и не дошли до всего.

Но тогда все началось.

E-mail автора: [email protected]