Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Сексуальная жизнь моей матери. Глава 16: Экскурс в прошлое

10 лет назад...

Сейчас Наталье Успенской 44 года. Она разведена, живет одна и ведёт беспорядочную половую жизнь. У неё есть сын, который всё знает о своей матери. Собственно, всё это вы и так знаете.

Наталья рассказывала сыну о многих своих интимных моментах в прошлом, но о некоторых из них она умолчала.

Вернемся в прошлое. 10 лет назад. 2004 год.

Сейчас Наталье всего 34 года. Она пребывает на пике своей сексуальности. Белые волосы до плеч, подтянутая фигура с прекрасными формами, как сзади, так и спереди. Она пока ещё замужем, но брак уже медленно идёт ко дну. Всему виной многочисленные слухи о её частых изменах мужу. Её сыну 9 лет, семья живет в частном доме, в пригородном поселке.

Шёл июль месяц. Наталья работала последний месяц перед отпуском. Муж был в командировке до августа. В тот момент они жили с сыном вдвоем. У него были летние каникулы, и он часто пропадал на улице.

В один из жарких июльских дней Наташа, уставшая пришла с работы и, скинув туфли, рухнула на диван. Все её мысли были только о прохладном душе. Как только она начала переодеваться, в дом ворвался весь зарёванный сын. Он захлебывался в слезах.

Наташа, оставшаяся лишь в одном нижнем белье, мигом подскочила к сыну и прижала к себе.

— Малыш, что случилось?

Сквозь слезы её сынишка выдавил:

— Взрослые ребята забрали мой велосипед...

— Какие ребята?

— Те, что живут на последней улице.

Наташа сразу поняла о ком говорит её сын. Теми ребятами, с последней улицы, были молодые парни, на вскидку лет 18—19. Её сын постоянно с ними гулял, играл в футбол и другие игры. Его никогда не обижали, до сегодняшнего дня. Наташу всегда напрягало, что её маленький сыночек, гуляет с этими амбалами, у которых в самом разгаре период полового созревания. Это она решила из-за некоторых неловких эпизодов. Эти парни, якобы взрослые друзья её сына, постоянно присвистывали, когда она проходила мимо с работы. Они часто терлись возле их дома. Их похотливые взгляды каждый раз готовы были просверлить дырку в её теле.

— Сколько раз я тебе говорила, не общайся с этими имбецилами.

— С кем?

— Не важно. Почему они забрали твой велосипед?

— Он понравился Лёхе, и он сказал, что покатается на нём недельку. Но я знаю, что он соврал! Он не отдаст его обратно...

Мальчик снова заревел.

— Ладно, успокойся дорогой. Я пойду и заберу твой велосипед.

Мальчик резко оживился и поднял испуганные глаза на мать.

— Не надо мам, лучше дождаться папу.

— Это ещё почему? — удивилась Наташа.

— Ну они... про тебя всякие гадости говорят, я не хочу, чтобы ты шла к ним.

— Какие такие гадости?

Наталья искоса посмотрела на сына, который вытирал засохшие слезы. Он не ответил, начал сверлить взглядом свои кроссовки. Но ей и не требовался ответ, она всё поняла. Её подозрения, насчет тех парней, подтвердились в одночасье.

— Не бойся, милый, я справлюсь. Твоя мама вернёт тебе велосипед. А ты пока умойся и поужинай. Ужин на плите.

Пока сын пошёл у ванную, Наташа быстро накинула летнее платье на змейке спереди и сунула ноги в сланцы, ещё одного похода в туфлях они бы не выдержала.

Быстрым шагом она двинулась к дому обидчиков её сына. Речь шла о двух братьях, одного звали Лёха, сын часто говорил о нем, как о самом крутом парне, а имени его брата она не помнила. Дом тех братьев находился через две улицы, в самом конце, метрах в пятистах от их дома. Жара на улице ещё не спала. Всю дорогу Наташа жалела, что не успела сходить в душ. Всё тело было липким от пота, ноги ныли от целого дня на каблуках, благо она надела сланцы. Тут её осенило, она посмотрела на себя сверху вниз и решила, что платье слишком откровенное, отличный повод для тех парней посвистеть от души, глядя на её оголенные бёдра. Длина платья была до середины бедра, но были и плюсы. Когда легкий ветерок влетел ей под платье и охладил влажную от пота промежность, Наташа аж прикрыла глаза от наслаждения. Её руки нырнули под платье и отлепили, прилипшие к промежности трусики. Секунда наслаждения и она снова быстро двигалась вперёд.

Она старалась не думать об этих озабоченных юношах. Покричу на них, может выйдет кто-то из родителей, заберу велосипед и быстро помчу на нем домой. Такой расклад казался ей обнадёживающим.

Наконец она повернула за угол и оказалась прямо напротив большого кирпичного, не достроенного дома. Прямо во дворе сидело трое парней. Того, которого звали Лёха, она сразу узнала. Он сидел на куче шифера и курил, общаясь с одним из парней, тот в свою очередь, набивал на футбольном мяче. Третий парень игрался с собакой, немецкой овчаркой, не привязанной.

Наташа испуганно оглядела парней и двор. Как они живут в недостроенном доме? Никакого уюта. Не привязанная собака её пугала больше всего. Она всерьез подумала, чтобы вернуться домой, но было поздно, один из парней, который набивал на мяче, заметил её, и мяч упал у него с ноги. Он показал на неё пальцем. Все парни разом обернулись на стоящую в сторонке женщину. Собака гавкнула, но парень придержал её за ошейник. Раз уж меня заметили, подумала Наташа, нет смысла давать заднюю. Она уверенным шагом приблизилась к парням.

Не здороваясь, она сразу перешла к делу, говоря грубым голосом.

— Зачем вы забрали велосипед у моего сына? Верните немедленно.

Парни не торопились с ответом. Они, как и предполагалось, тщательно рассматривали её с ног до головы. И ведь было на что смотреть.

Лёха сначала не узнал эту женщину, но когда она подошла ближе, довольно улыбнулся. С самого первого раза, как он увидел её, взрослую женщину, мать его маленького друга, он сразу же возжелал её окончательно и бесповоротно.

И вот она сама пришла к нему. Стоит в паре метров от него в коротком платье. Длинные ровные гладкие ноги. Соблазнительно манящие оголенные бёдра. Большие крепкие икры, выделяющиеся на ногах, не смотря на то, что она была не на каблуках, а в простых сланцах. Ногти на ногах вульгарно покрашены красным лаком. Большая грудь, выпирающая из-под платья. Блондинка в самом соку.

Лёха поднялся с шифера и подошёл к ней. Роста они оказались примерно одинакового.

Когда здоровый крепкий парень, с сигаретой в зубах, приблизился к ней, Наташа отошла на пол шага назад и повторила:

— Верните велосипед моего сына.

— Мы не забирали его велик, — спокойно проговорил Лёха. — Лишь одолжили покататься на пару дней.

— Мой сын пришёл домой весь в слезах, это ты называешь одолжили?! Немедленно верните велосипед.

Наташа сурово посмотрел в глаза парню.

— Или вы сейчас же возвращаете велосипед, или я буду разбираться с вашими родителями.

— Дома никого нет, — ответил парень, придерживающий собаку.

— Тогда я приду завтра, — ответила Наташа и развернулась.

— Хорошо, — раздалось у неё из — за спины. — Мы вернём велик вашего сына, но с некоторыми условиями.

— Ты мне ещё условия ставить собрался? — гневно воскликнула Наташа.

Парни спокойно продолжали смотреть на неё, ничего не говоря.

— Ладно. Какие ещё условия вы придумали? — сдалась она.

Парни хитро переглянулись. Лёха затянулся и выбросил сигарету себе под ноги, затушив окурок каблуком своих ботинок. Затем он поднял взгляд на неё.

— Вот вы пришли сюда в таком откровенном платье. Пришли к молодым парням, которые вам в сыновья гадятся. Соблазняете нас своими голыми ногами...

— Я накинула, что первое под руку попалось, жарко на улице, — прервала его Наташа.

Что происходит? Я что оправдываюсь? А ведь он прав. Я вырядилась очень откровенно.

Леха прервал её блуждающие размышления.

— Мы хотим видеть больше. Мы хотим видеть ваши трусики, верно парни?

Он оглянулся на своих друзей, и они согласно закивали головами.

— Да хотим, — подтвердил парень, держащий собаку.

Наташа вылупила глаза.

— Вы совсем офанарели? Какие трусики? Я вам в матери гожусь,... как ты сам сказал. Как вы можете такое мне предлагать?!

— Ну тогда велосипед ещё побудет у нас, — сказал Лёха и, развернувшись пошёл прочь, положив руку на плечи товарищу.

— Я буду говорить с вашими родителями, — крикнула вдогонку ошарашенная женщина.

— Пожалуйста, — не оборачиваясь сказал Лёха. — Думаю моему отцу не очень понравится, что вы пришли к нам в таком виде.

Наташа открыла рот, но не смогла ничего сказать. Её застигли врасплох. О ней итак ходят всякие грязные слухи, не хватало ещё, чтобы начали говорить о том, как она соблазняла подростков. Она была в тупике. Что же делать? Если я покажу этим озабоченным свои трусики, то они отдадут велосипед и дело с концом. Можно быстро решить проблему, без последствий. Но какова цена, господи. И тут она крикнула:

— Эй!

Все трое парней обернулись. Наташа быстро взметнула вверх подол платья, открыв взору свои белые трусики, и тут же быстро опустила платье вниз.

— Довольны? — крикнула она.

Парни начали возвращаться. Лёха ехидно улыбался.

— Пару лет назад я крепко получил кирпичом по лицу, с того времени моё зрение резко ухудшилось, так что с десяти метров я ничего не увидел.

— Да ты издеваешься! — воскликнула Наташа.

— Ни капли.

— И вы ничего не увидели? — посмотрела она на парней.

Те отрицательно закивали головами.

— Поднимите ещё разок и подержите секунд пять хотя бы.

Наташа от злости надула ноздри. Она посмотрела по сторонам и неохотно снова задрала платье.

Парни внимательно уставились на белые трусики, промокшие от пота. Мало того, что они были мокренькими, так ещё и просвечивающимися (Наташа об этом забыла). Были отчетливо видны черные волосики на лобке, некоторые даже выглядывали по бокам из-за резинки трусов. Парни даже смогли разглядеть верхние половые губы, но не долго. Наташа честно держала платье задранным ровно 5 секунд, отсчитывая их в уме. Затем она резко опустила платье вниз.

— Всё. Как договаривались. Тащите велик моего сына, быстро.

Она покраснела от гнева и унижения.

Парни не кинулись сразу за великом. Они продолжали стоять на месте.

— Что стоите?!

— Мы говорили о некоторых условиях. Что подразумевало, что их будет несколько, — ответил Лёха, улыбаясь, как змей искуситель.

— Слушай сюда умник, — начала злиться Наташа. — Или вы сейчас же отдаете мне велосипед, или я зову своего мужа и тогда начнется серьезный разговор.

Лёха продолжал улыбаться, демонстрируя, что у него всё под контролем.

— Ну, во-первых, ваш муж в командировке, а во-вторых, думаю он будет не в восторге, что вы показывали свои трусики подросткам. Моему отцу эта ситуация также может не понравится, если вы решите с ним связаться. А он нам поверит, мы никогда ему не лжем.

И снова тупик. Эти недоноски решили с ней поиграть и, черт возьми, делали это весьма искусно.

— Что вы ещё от меня хотите? — сдалась Наташа.

— Расстегните платье полностью, мы хотим посмотреть на ваше тело.

— Это будет последнее условие? — спросила побежденная женщина.

— Да, последнее, — ответил Лёха. — Но подержите платье расстегнутым побольше.

Наташа снова посмотрела по сторонам. На улице уже начинало темнеть. Дом парней находился в самом конце улицы, здесь не было ни души. Она выдохнула и медленно расстегнула платье до самого низа. Развела его в стороны и уперла руки в бока, отвернув голову.

Все парни довольно улыбались, пялясь на почти обнаженное тело взрослой женщины. У неё была упругая большая грудь, как две спелые дыни. Ровный женственный живот. Лифчик такого же цвета, как и трусики. У всех парней разом стало тесно в штанах.

— И теперь последнее условие, — нарушил тишину Лёха. — Не застегивайтесь пока.

— Ты же сказал, что это было последнее, наглый лжец!

Наташа запахнула платье, но не застегнула.

— Бог любит троицу, — по-мальчишески сказал парень. — В этот раз клянусь вам, это будет последнее условие. Ванька, тащи велик.

Словно в подтверждение своих слов, он послал брата за велосипедом. Ванька передал брату пса и пошёл в дом. Через несколько секунд он вывез из дома знакомый синий велосипед.

— Вот видите. Вы выполняете последнее наше условие, и мы возвращаем вам велосипед.

Наташа видела по его глазам, что на этот раз он не врёт. Да и велик они не зря притащили.

— Ладно, что там ещё у вас на уме? — согласилась она.

— Всё просто. По нарастающей. Вы снимаете лифчик и показываете нам голую грудь. Секунд 30, не больше. Затем забираете велосипед, и мы прощаемся.

Ещё до того, как он огласил третье условие, Наташа понимала, что он потребует. Правда она думала, что они попросят её полностью раздеться, а оказалось всё гораздо проще. Она завела руки за спину и щелкнул замок бюстгальтера, она медленно, по очереди, сняла бретельки с плеч и наконец опустила лифчик вниз, открыв взору парней свою большую упругую грудь, с крупными ореолами сосков.

В это самое мгновение из дома вышел крупный, лысеющий мужчина, с большой мохнатой грудью и такими же огромными ручищами.

— Ты, что вытворяешь, потаскуха?! Парней моих развращаешь лярва проклятая?!

Он быстрым шагом двинулся к ним. Наташа испуганно открыла рот, она хотела всё объяснить, но потеряла дар речи. Её застали в самый неподходящий момент. Она понимала, что не успеет застегнуть лифчик и просто запахнула платье. Бедная женщина, как вкопанная стояла на месте, держа в одной руке лифчик, а второй стягивая платье на своей груди и перепугано смотрела на приближающегося широченного мужика, с руками как две кувалды.

— Ах ты шлюха! Ну сейчас я тебя проучу!

— Постойте, я всё объясню...

Наконец она выдавила из себя эти слова, но уже было поздно. Огромная ручища мужика сомкнулась на её запястье и рванула с места.

— Отпустите! — кричала Наташа.

Но всё четно. Мужик тащил её за собой с силой медведя. Лифчик выпал у неё из рук и упал на землю. Мужик так сильно рванул её с места, что платье распахнулось и голые груди заколыхались. Он подтащил её к куче шифера, на котором недавно сидел его сын. Одним рывком сорвал с неё платье и отбросил в сторону.

— Прекратите, — завопила Наташа, прикрывая грудь.

Но этот медведь был разъярен. Он схватил её за резинку трусов, рванул на себя, и трусы с треском порвались на её теле.

— Развратница! Шлюха! На молодых потянуло?

— Нет! — заорала Наташа.

Но он ничего не хотел слышать. Мощным толчков опрокинул её на шифер и спустил свои штаны. Между ног у него колом торчал огромный, не человеческого размера член. Наташа лежала на спине. Она стиснула ноги так сильно, что аж стукнулась коленями. Но этот зверь с издевательской лёгкостью рванул её ноги в стороны, да так сильно, что чуть не порвал ей паховые связки. Он сплюнул себе на пальцы и вогнал их в Наташино влагалище.

— А пизда то разработанная! — гаркнул мужик. — Видать эту шлюху частенько ебут. Так какого ж хера ты приперлась моих пацанов развращать, шалава?!

— Я не развращала, они сами, — выкрикнула Наташа, борясь с его рукой.

Мужик снова раздвинул её ноги и взобрался сверху. Наташа почувствовала, как его член скользнул в её вагину, заполняя собой всё пространство. Она тихо воскликнула. Рука мужика легла ей на горло, а вторая держала руки. Бороться с ним было бесполезно, и Наташа оставила эти четные попытки выбраться из-под танка. Мужик начал быстро трахать её, неровно дыша запахом табака ей в лицо. Парни столпились по сторонам, открыв рты. Их отец грубо трахал бедную женщину, лежащую спиной на жестком шифере.

Этот человек-медведь был отцом братьев. Он ещё во окно увидел, как какая то баба, возрастом явно за 30, показывает сиськи его сыновьям. Конечно это его поразило, но накинулся он на неё не и за-за этого. Банальная истина: он возбудился, глядя на эту красотку средних лет, а сыновьями воспользовался, как предлогом. Сейчас он с звериной яростью драл эту блондинку, полностью подавив её сопротивления. Его член быстро и легко скользил в её пизде, это удивляло мужчину. Он гордился своим огромным агрегатом и за всю жизнь не нашлось девки, которая бы не вопила от боли, когда его член входил в неё. А эта баба не кричала, более того, она тихо начала стонать под его огромной тушей. Не знал он тогда, что женщину, которую он ебёт в данный момент, за все 34 года перетрахало несколько сотен мужчин. И вполне возможно, что его член был далеко не самым большим из тех, которые побывали в её дырке.

Медведь продолжал грубо трахать не поддающуюся блондинку. Её пизда была настолько мокрой, что его член скользил как по маслу. Мужик впервые посмотрел в лицо блондинке. Она перестала сопротивляться и уже ловила кайф. Глаза немного закатаны, рот приоткрыт, откуда раздаются блядские стоны. Он ускорил темп, но всё равно не смог одолеть её пизду.

— Ах ты сука! — завопил раздосадованный мужик. — Тебе нравится, да? Грязная шлюха.

Он отвесил её сильную пощечину и крепко сжал обе аппетитные сиськи. И тут она наконец то вскрикнула.

Как только огромный член волосатого борова вошёл в её лоно, Наташу как подменили. Так и случалось обычно. Она могла долго ломаться, но как только крепкий член входил в неё, она тут же теряла голову и не могла думать не о чем, кроме жесткого траха. Сейчас было тоже самое. Она уже не сопротивлялась. Вместо этого она податливо раздвигала ноги и стонала, уже не скрывая, что получает наслаждение. Когда ей в лицо прилетела пощечина, она пробудилась от сладкого сна. Мужик продолжал орать на неё, покрывая грязными словечками. Ещё пару раз он вонзил в неё свой дрын, а затем слез с неё.

Наташа тяжело дыша, распласталась на шифере, раскинув руки и ноги. Пришла забрать велосипед сына, а вместо этого меня выебал здоровый буйвол, на глазах у сыновей, друзей моего сына. Шикарно.

Из раздумий её пробудили толстые пальцы-сардельки, вошедшие в её разъебанную дырку. Мужик с излюбленной жестокостью начал буравить пальцами её мокрую вагину. И тут то на потекла... Да не просто потекла, а начала извергаться кончиной, как вулкан, обдав с ног до головы удивленного мужчину.

— Твою ж мать! — мужик протер лицо тыльной стороной ладони. — Никогда не видел, чтоб так кончали... Ах ты ж сука, озабоченная!

Он схватил Наташу за волосы и стащит с шифера на землю. Она едва могла стоять на босых ногах, которые тряслись в разные стороны, последствия бурного оргазма. Мужик начал стегать её по заднице своей ладонью-сковородой. Шлепки были довольно болезненными. Затем он схватил её сзади за шею и повел перед собой к дому.

Возле дома была скамейка и столик. Мужик шлепнулся задницей на скамейку, раздвинув свои волосатые ляжки, а Наташу посадил между ними.

Наташа упала на колени и оказалась между огромными волосатыми ляхами. Толстый член оказался прямо у её носа.

— Соси сука! И только попробуй укусить, челюсть сломаю! — гаркнул мужик.

Наташа бросила на него ненавистный взгляд. Медведь, снова схватил её за волосы и подтянул к члену. Наташа почувствовала резкий запах потного паха, мужицкий запах потных яиц и члена. И эта вонь вскружила ей голову, но в другом смысле. От этого резкого мужицкого запаха, она разом возбудилась, и её промежность заныла от желания. Наташа открыла рот и заглотила крупную головку члена медведя. Весь его прибор не поместился бы не в одном рту на планете. Наташа начала быстро ему отсасывать, не думая о своих действиях. Она получала наслаждение от крупного члена во рту. Одной рукой он держалась за его ствол, а вторая поднырнула под яички и начала их легонько мять.

Мужик застонал от наслаждения и захохотал:

— Ах ты ж сука. Хорошо то как...

Наташа елозила своим слюнявым ртом по толстому стволу их отца, в то время, как пацаны стояли в сторонке и наблюдали. Терпение Лёхи лопнуло. Он сел на корточки за спиной женщины и обоими руками сзади обхватил её крупные сиськи. Эта сука лишь повернула голову на пол оборота, но не стала убирать его руки. Другие пацаны, увидев, что эта баба позволяет Лёхе себя лапать, также сели возле неё и начали трогать её тело: спину, бёдра, задницу, грудь. Трое молодых парней во всю облапывали тело взрослой женщины, пока она жадно сосала член их отцу.

Мужик резко вынул свой член у неё изо рта и сказал:

— Яйца полижи.

Наташа, не обдумывая, высунула язык и начала лизать мохнатые крупные яйца. Облизывая эти потные шары, она носом вдыхала весь их аромат и ещё больше заводилась. В это время руки мальчишек уже гладили её промежность и спереди, и сзади. И даже когда два пальца вошли в её разгоряченное лоно, она не стала противиться и продолжала увлеченно лизать яйца, подрачивая член их владельцу.

Пальцы Лёхи беспрепятственно блуждали во влагалище женщины. Её лоно было очень влажным и широким. Ему нравилось ощущать тепло её влагалища. Раньше он тоже пробовал пальцами влагалища, но это были маленькие дырочки его ровесниц, а эта дырка казалось совсем другой.

Третий парень, которого звали Артём, мял обоими руками, сидящую спиной к нему голую женщину, за задницу. Он увидел, как Лёха вставил в неё пальца и решил тоже попробовать, но уже в другую дырку.

Когда тонкий длинный палец вошёл в её анал, Наташа тихо ахнула. Она обожала анальный секс, даже больше чем вагинальный. И в тот момент, когда её возбужденная задняя дырочка приняла в себя длинный палец Артёма, она закатила глаза от наслаждения. Два пальца в пизде, один в заднице и большие потные яйца перед носом — это был рай для неё. Озабоченная сука потекла на траву.

Лёха резко вынул пальцы из её пизды, и оттуда полилась бесцветная жидкость на траву.

— Смотрите, она обоссалась, — воскликнул удивленный парень.

Его отец посмотрел вниз.

— Дурак ты, Лёшка. Кончила она, а не обоссалась. Значит получает огромное удовольствие от всего этого.

— Я ей палец в попу сунул, — сказал довольный Артём.

— Ах вот оно что, — сверкнул золотым зубом мужчина. — Значит в задницу любишь? Да?

Не дожидаясь ответа, мужик схватил под мышки Наташу и водрузил её на лавку, поставив на колени. Наташа облокотилась на стол и податливо прогнула спину, оттопырив задницу. Мужик сразу начал пристраиваться сзади. Наташа быстро сплюнула себе на пальцы и размазала слюни по своему очку. От этого зрелища медведь залился громогласным смехом.

— Смотри, что вытворяет! Хочешь в задницу, сучка?

Наташа обернулась и сказала:

— Да! Трахни меня в задницу, не стой, как истукан!

Мужик снова залился смехом.

— Вот так шлюху вы привели, пацаны.

Он смачно сплюнул ей на очко, добавив смазки, и широко раздвинул булки.

Из-за сильного возбуждения и обильной смазки, Наташина задница легко приняла толстую дубину этого дикаря. Он сначала поморщилась, когда он только начал растягивать её прямую кишку, но через пару тройку интенсивных толчков, она уже начала получать любимое анальное наслаждение. Длинный толстый член медведя во всю длину долбил её задницу. Он казался ей прилично большим, но всё же не затмил одно воспоминание из молодости.

В 19 лет её выебал в задницу местный деревенский конюх. Тогда его член казался неописуемо огромным. Он так сильно растянул её молодую попку, что она потом неделю не могла покакать без боли. Это воспоминание навсегда закрепилось в её памяти, и с тех пор она всегда сравнивала другие члены мужчин с тем самым огромным стволом конюха.

Сейчас член этого медведя хоть и не был настолько большим, как у конюха, но вполне мог занять место в пятёрке самых огромных членов, которые проникали в её дырки. Медведь загонял свой агрегат по самые яйца, а затем вытаскивал и раздвигал булки в стороны.

— Смотрите пацаны какая дыра... Сроду таких жоп не видал.

Наташе не нравилось, когда он высовывал член, она хотела, чтобы он постоянно елозил в её заднице, и тогда она решилась и крикнула мужику:

— Сильнее!

И вот огромная медвежья лапа легла ей на спину и прижала сиськами к столу. Только тогда Наташа заметила, что одна её сиська оказалась прямо в пепельнице, но сейчас её это не заботило. Толстый член снова нырнул в её жопу, и мужик начал трахать с такой силой, что начал трястись стол и грозил поломаться под ними.

Этого она и хотела. Грубого, быстрого анального секса, на грани боли и наслаждения. Сейчас она получала неземное наслаждение и спустя пары минут такого дикого траха, она снова начала кончать. Конча начала брызгать у неё из пизды с небольшими интервалами. Наташа громко мычала, как корова, пока её бык пыхтел над её жопой.

Наконец медведь тоже начал кончать и спустил реку спермы прямо в растраханную задницу. С диким воплем облегчения он попятился назад и повалился спиной на траву.

Пацаны вылупив глаза смотрели на эту картину. Когда член их отца покинул задницу бабы, её дырка резко сомкнулась и сразу же разверзлась дыра с громким пуком. Прямо оттуда полилась густая белая сперма и закапала на скамейку. Пацаны восхищенно хихикали, вылупив глаза. Из задницы постепенно вытекла довольно большая лужа спермы, образовавшаяся на лавке, между ног женщины.

Всё это время Наташа лежала на столе и тяжело дышала. Она была вся мокрая, пот стекал по лицу. Единственные мыли в её голове были об одном — мощнейший оргазм и последовавшее наслаждение. Больше она не о чем не думала. Так и стояла раком к молодым юношам, друзьям её сына, пока у неё из задницы лилась рекой сперма.

Постепенно он приподнялась на локтях и уселась жопой на лавку, прямо в ту самую лужу спермы. Она всё ещё испытывала остатки того самого бурного оргазма. Легкая эйфория.

— Мы тоже хотим её трахнуть, — откуда то издалека раздался мальчишеский голос.

— Бать, заставь её с нами потрахаться.

Медведь неохотно поднялся на ноги и двинулся к лавке. Его член уже упал, но всё равно казался огромной спящей анакондой. Он подошёл к Наташе и легко опрокинул её спиной на лавку. Легкость заключалась в том, что сама Наташа ни капли не сопротивлялась. Она была в таком состоянии, что готова стать игрушкой в руках мужчин. Мужик потянул её за ноги на край лавки и широко раздвинул бёдра.

— Вот вам пизда и жопа, — сказал он, ткнув пальцем в её промежность. — Ебите куда хотите, только в пизду не кончайте. На последок он погладил Наташу по пизде и сунул пару пальцев внутрь. Затем он сел на край лавки, возле Наташиной головы и закурил, по-хозяйски положив руку ей на грудь.

Наташа покорно лежала на спине с раздвинутыми ногами и снизу-вверх смотрела опьяненным взглядом на медведя, курящего сигарету. Первым между её ног пристроился самый смелый Лёха. Он вставил член в её пизду, но потрахав минуту, сменил дырку. Особенность молодых мальчиков заключалась в том, что они были скорострелами. Лёха, судорожно вынул член из растраханной задницы и обдал спермой Наташин слегка волосатый лобок и живот. Следующий был Артём. Он оказался чуть более выносливым, но его пенис был настолько мал, что раздолбанные дырки Наташи едва замечали его присутствие. Артём также попробовал обе её дырки. Кончил он сильнее своего товарища. Сперма брызнула аж на грудь Наташе, а остатки оросили её живот и лобок. Последним был Ваня. Он, как и остальные по-мальчишески не ловко трахал взрослую женщину в обе дырки. Когда он собрался уже спустить, батя схватил его за руку и подтянул к себе.

— Кончи ей прямо на лицо, шлюхи это любят.

Ваня, который был готов кончить ещё по дороге до лица женщины, моментально излился густой спермой на её фейс.

Наташа закрыла глаза, пока сперма брызгала на её лицо. Затем открыла их и протерла глазницы. Она посмотрела на своё тело. Конча по всему телу. Она всегда любила принимать на себя сперму мужчин, и в себя.

— Так пацаны, — подал голос отец. — Дуйте в дом, сходите в душ, промойте свои писюны и спать.

Ребята послушно двинулись в сторону дома, взглянув на последок на голую обконченную женщину, лежащую на лавке рядом с их отцом.

Наташа и медведь остались наедине. Голые, в ночи, под звездами. Он огромный волосатый, потный боров, она униженная, обконченная блядь. Наташа посмотрела на него снизу-вверх.

— Как тебя хоть зовут? — спросила она.

— Миша, — глядя перед собой в дым от сигареты, ответил мужик. На его лице играла улыбка.

— Я пришла забрать велосипед сына. Твои архаровцы его забрали у него.

— Вот тот? — Миша махнул в сторону синего велика стоящего у стены дома.

— Да.

Он скорчил хитрую довольную гримасу.

— Ты пока одевайся, а я принесу кое что.

Он встал с места и пошёл в сторону дома.

Наташа встала на ноги, ещё раз оглядела себя. Сперма уже подсыхала на её теле и лице. Правый сосок весь серый и грязный, от того, что он побывал в пепельнице. Колени красные от трения об лавку. Но в остальном не худший её вид, далеко не худший. Бывало куда страшнее последствия. Она подняла с земли своё платье и лифчик. Хотела поднять трусы, но передумала, от них почти ничего не осталось, лишь порванные лоскуты. Застегнула лифчик, накинула платье и также застегнула. Потрогала свою анальную дырочку, она была раскурочена и побаливала. Привычное дело.

Когда Наташа обернулась, то сзади уже стоял довольный медведь, держа рядом с собой велосипед. Она сначала не поняла, почему он так довольно улыбается, но когда пригляделась вылупила глаза.

На сиденье велосипеда изолентой был привязан толстый зеленый огурец, обернутый в презерватив.

— Ну уж нет, — замахала головой Наташа.

— Садись, не заставляй меня сажать тебя силой.

А ведь он мог и сделает это, если она не сядет сама. (Специально для sexytales) Вот же козлина, подумала Наташа. Напоследок решил ещё поиздеваться, мало ему было видимо. Миша подогнал к ней велик и кивнул головой, мол взбирайся на кол. Наташа в последний раз одарила его ненавистной улыбкой, затем задрала платье, перекинула ногу через раму, стала на педали. Миша поддерживал велосипед, когда она прицельно села пиздой на огурец. Когда её задница коснулась седушки, он довольно шлёпнул по ней и подтолкнул велик вперёд.

— Приятной поездочки, дорогая.

Наташа начала крутить педали, с каждым движением ощущая у себя внутри инородный предмет большого размера. Вдруг сзади раздался свист и Миша крикнул:

— Рэм, догоняй!

Наташа испуганно обернулась через плечо и увидел несущуюся за ней немецкую овчарку. Адреналин подкинул ей свежих сил, и она со скоростью профессионального велогонщика понеслась вперёд по улице. И на какое-то время забыла про огурец в пизде. Собака гналась за ней почти до самого дома, но в конце остановилась и потрусила назад.

Наташа резко затормозила возле своего дома и оперлась плечом о ворота, не слезая с велосипеда. Она быстро оглянулась по сторонам, пробежалась взглядом по темным окнам соседей. Никого. На улице уже темным-темно. Она быстро соскользнула с седушки, а огурец так и остался крепко привязанным. Загнав велик в двор, Наташа начала быстро отвязывать огурец от седушки. Отвязав, выкинула его в мусорку, запихав на самое дно.

Поправив прическу она тихо вошла в дом. Повезло. Сын заснул перед телевизором. Она выключила телек и накрыла его одеялом. В этот момент раздался сонный голос:

— Мам, ты привезла велосипед?

— Конечно милый. Мамочка обещала, что вернёт велосипед, мамочка его вернула.

Знал бы сын какой ценой ей достался этот долбанный велосипед.

Далее новые истории из прошлого...