Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Переговоры. Часть 1

И кто только додумался взять этого заносчивого эгоиста к нам в начальники! Стоит тут передо мной весь такой аккуратненький, подтянутый, молодой, энергичный и такой весь дерзкий, такой бескомпромиссный. «Есть мое мнение и неправильное», — ух, ненавижу!

— Дмитрий Викторович, поверьте моему опыту, лучше, если мы сейчас не будем на них давить. Надо чуть-чуть выждать, угадать момент, и мы получим все, что нам причитается, сохранив отношения.

Я убеждаю его спокойным, выдержанным голосом. Вежливость на пределе возможностей, а внутри все кипит от злости.

— Нет, нет, нет! Я не буду ждать и дня! Направляйте им претензию, откажут — в суд. Из-за вашей дипломатии у меня сроки горят и дебиторская задолженность превышает все разумные пределы. Хватит в игры играть!

Мне хочется кинуть в него чем-нибудь тяжелым. Столько месяцев труда, поисков контактов, подходов, прощупывание почвы, переговоров, торгов... и когда наконец-то все было подписано, когда есть договоренность на длительный срок, этот самодовольный тип одномоментно хочет все разрушить и порвать. Денег ему, видишь ли, вовремя не заплатили!

— Хорошо, я поняла вас, — поджимаю губы, хлопком закрываю ежедневник и почти демонстративно встаю из-за стола.

— Кстати, Лилия Сергеевна, со следующей недели я ввожу новый дресс-код. Никаких высоких каблуков, коротких юбок и т. п. Ознакомитесь позже.

Меня просто уносит от злости! Возмущение зашкаливает! Да если бы он только знал, сколько контрактов подписано благодаря моим каблукам и открытым коленкам! А еще улыбкам, взглядам, прическе, маникюру... Это, знаете ли, не простое умение — подать себя так, чтобы партнер расслабился, заулыбался, заговорил, пошел на контакт, но и при этом не перейти грань, остаться при своих интересах и интересах фирмы. А теперь, значит, не так я делаю! Ну-Ну! Видела я, как ты не смотришь на меня, как тебе коленки мои покоя не дают, как мысль теряешь, когда я в кабинет вхожу.

— Конечно. Как скажете, Дмитрий Викторович, — я сама любезность. Расплываюсь в лучшей своей улыбке.

Да, что там каблуки, юбки... Ерунда все это. Не в том дело. А в том, что на мне белье стоимостью в пол моей заплаты, кружевное, шелковое. Я сверху могу хоть мешок из-под картошки одеть, и все равно буду чувствовать себя верхом совершенства и сексуальности. И ничего ты со мной не сделаешь. Это белье я купила с той премии, что ты мне выписал. Признаешь все-таки, что и я чего-то стою. И снова выпишешь. Потому что у меня сейчас такой клиент на крючке, которого ты спишь и во сне видишь. И скоро, очень скоро я преподнесу тебе его на блюдечке с золотой каемочкой. Вот тогда и посмотрим, чего стоит моя дипломатия.

Я часто так мысленно разговариваю с ним. С тех пор, как он первый раз показал кто здесь начальник, мне все время хочется ему перечить и злить. Но когда я все-таки добиваюсь своего, и он выходит из себя, мне становится невыносимо грустно, обидно и я весь день хожу потерянная.

Каждый понедельник у нас всеобщая планерка. Прихожу туда в новом образе — синий чулок, серая мышь. Тугой пучок на затылке, очки, которые никогда не ношу, блузка на все пуговицы, юбка ниже колен, туфли из тех, что я называю пенсионерскими. Но чулки, белье и маникюр на месте. Заметил, оценил, ухмыльнулся, спрятал улыбку, опустив глаза в бумаги. Да, в чувстве юмора ему не откажешь, да и в уме тоже...

Решаю задержаться после совещания и выложить ему все карты. Переговоры зашли уже в ту стадию, когда без встречи генеральных не обойтись. Представляю его реакцию, когда я скажу ему: «Дмитрий Викторович, ЗАО «Стройконсалтинг» готовы подписать с нами долгосрочный контракт. Осталось только согласовать некоторые детали на высшем уровне. Предварительно встреча назначена на пятницу». Смакую выражение его лица. Озадаченное, растерянное, не понимающее и не верящее, что это возможно. Эх, знал бы он, что все началось с тонких красных шпилек... Хотя нет! Он никогда не показывает виду, что не владеет ситуацией.

— Почему вы мне раньше не рассказали, что ведете с ними переговоры? Он хмурится. Опять недоволен.

— Что это за игры за моей спиной?

Я опять закипаю. И какая разница как я веду дела, если результат поражает воображение?!

— Никаких игр. Появился конкретный результат, и я вам сразу же доложила, — не скрываю своего раздражения.

— Подготовьте мне подробный отчет о работе с ними. И вообще все бумаги мне покажите. Нужно выработать стратегию поведения с ними. В чем можно уступить, а в чем стоять до конца. Обозначьте свои предложения.

Я, конечно же, напишу ему все, что он просит, но стратегия, линия поведения, расчет... Это все не мое. Я так не работаю. Я принимаю решение по обстоятельствам, по ходу переговоров, по реакции противоположной стороны.

И все-таки он мной не доволен. Я вторглась на его территорию и сыграла там по своим правилам. Он лидер, хозяин, он не может мне этого простить. Но думаю я сейчас о другом. Пока он считает цифры, я изучаю факты. ЗАО «Стройконсалтинг», гендиректор Федотов Александр Владимирович. В должности всего полгода. До него сменилось еще два гендиректора за 2 года. Это много. Значит что-то у них не так. Но что? Финансовые показатели в норме, с кредитами все в порядке, клиенты довольны... Я наводила справки, я это умею.

Пятница. Мы стоим улыбающиеся в конференц-зале шикарного офиса ЗАО «Стройконсалтинг». Я вся с иголочки: эффектно, дорого, но ничего лишнего, вызывающего. Я не хочу все испортить, разозлив Диму. Да и на таком уровне все мои уловки уже ни к чему. Здесь все решают деньги, выгода. Это сугубо мужской мир, в который мне слегка приоткрыта дверь. Лучезарной улыбкой одариваю этого Федотова. Он должен почувствовать мое расположение. И не просто как выгодный партнер, а как человек, интересный мужчина. Мне нужен контакт. Иначе я потеряю контроль над ситуацией.

Дима все видит, все улавливает, но ему это не нравится. Он любит работать издалека. Виду не подаю, но чуть прищуриваю глаза. Незаметно берет меня за руку и легким движением отводит меня за себя, заслоняет своей спиной. Но взгляд не грозный и дерзкий как обычно, а объясняющий: «Сегодня я главный, поможешь мне?» Во мне все переворачивается от этого взгляда и в легких мгновенно кончается кислород. Его пальцы чуть сжимают мои, словно говоря «Молодец, ты все правильно сделала, но дальше я сам». От этой проникновенности мне сносит рассудок и ощущение реальности. Я теряю контроль над собой и над ситуацией в целом. Все что я могу сейчас, это только преданно заглядывать ему в глаза.

Вокруг что-то говорят, нас усадили за стол, но я ничего не слышу. Тепло его ладони прострелило во мне огромную дыру. Рука как ожог, в голове сумбур. Так! Надо взять себя в руки. В конце концов, я дольше него знаю всех этих людей, лучше владею нюансами. Делаю глубокий вздох, и начинаю вникать. Дима аккуратно, но жестко ведет переговоры. Уступает по мелочам. Странно, но они соглашаются на все, что раньше считали неприемлемым. Нет, конечно, торгуются, но все же... Что-то смущает меня, но я молчу. Сегодня Дима главный. Ему решать. И, кажется, он доволен результатом. Секретарь печатает текст. Вот он такой долгожданный контракт! Диме остается его только подписать. Заносит перо над бумагой...

— Дмитрий Викторович, я считаю, что нам стоит еще раз более подробно ознакомиться с условиями контракта у себя в офисе.

Эта моя фраза как гром среди ясного неба. Гробовая тишина. Шок. Это неслыханная дерзость с моей стороны. Кто я? Всего лишь помощник, к тому же женщина. И позволяю себе диктовать шефу что и как ему лучше делать. Сказать, что Дима взбешен, это не сказать ничего. Отложил перо, буравит меня взглядом. Мне тяжело, не хватает воздуха, сердце вот-вот выпрыгнет из груди. Кажется, я сейчас упаду в обморок. Но глаз не отвожу. Умоляю, прошу, уговариваю его взглядом.

— Действительно, Александр Владимирович, а куда нам торопиться? Мы, кажется, обо всем договорились. Пробежимся еще раз по тексту в более спокойной. .. обстановке и затем подпишем.

Это аут. Все. Таким образом такие переговоры не заканчивают. Все понимают, что теперь каждая из сторон может отказаться от своих слов, выйти из игры, поменять правила. И самое главное, я не смогу внятно объяснить что произошло. Где все пошло не так...

Едем в машине к себе в офис. Дима за рулем. Ведет резко. Видно как с силой сжимает руль так, что даже костяшки пальцев побелели. Лицо напряжено. Не смотрит на меня принципиально. Нет, сейчас он разборки наводить не будет. Подождет до офиса. А уж там, за закрытыми дверями своего кабинета...

Что я ему скажу? Что мне не понравился чуть заметный облегченный выдох Федотова, когда Дима взялся за перо? Или как едва-едва сыграл уголок губ гендиректора ЗАО «Стройконсалтинг»? Или что его помощник от нетерпения чуть ручку под столом не сломал? Все это детский лепет. А по факту упущенный контракт на очень кругленькую сумму.

Я вижу, что Дима расстроен. Мне хочется погладить его по плечу, сжать его руку как это сделал утром он сам. Но причина его плохого настроения — я. И мне от этого невыносимо горько.

Приехали. Выскакивает из машины, распахивает мою дверь и, с силой схватив за руку, вытягивает меня оттуда. Чуть не падаю, но он держит крепко. Тащит меня через весь офис словно нашкодившего котенка. Я не сопротивляюсь. Мне сейчас все все равно. Абсолютно. Ведь он касается меня и я вся в этом токе. Без остатка. Пусть будет, что будет.

— Что это такое было?!!! — орет он хлопнув дверью.

— Какого черта?!!! Куда ты лезешь?! Кто тебе это позволил?!!

Я чуть не плачу. Впервые. На меня и раньше орали и что только не говорили, но всегда у меня была одна реакция — злость, уверенность в своей правоте, сарказм. А сейчас... мне плохо.

— Я все могу объяснить, — лепечу я еле слышно.

— Что?! Ну, что ты теперь можешь объяснить?! — не унимается Дима. Мои навернувшиеся на глазах слезы злят его еще больше.

— Я всегда так работаю... А он... он улыбался. Так ехидно улыбался... Ты не видел, а я видела. Три гендиректора за 2 года это не нормально! Что-то у них не так, но я не знаю что, — голос робкий, сбивчивый. И почему-то я перешла на ты.

— Чушь все это!!! Ерунда!

Он кричит, громко, яростно. Кулаком по столу, с досадой, с силой. А я стою, совсем ничего не соображая, не слыша его. До меня не доходит смысл сказанных им слов, я только ловлю его интонации. Дрожу всем телом от страха, обиды и непонятного непреодолимого желания уткнуться лицом в его грудь. Почему я опять сделала все не так, и все теперь пойдет прахом? Опять усложнила ему жизнь... Но уже чувствую, что за его досадой и злостью стоит признание моей правоты, и что злость его сходит на нет. Кажется, он начинает доверять моей интуиции.

Не выдерживаю, делаю шаг вперед, и оказываюсь совсем рядом, вплотную с ним. Качнулась и упала головой ему на плечо. Глаза вниз, голова кругом, ноги не держат. Что я делаю? Этот его аромат... Я ничего не вижу и не слышу вокруг, весь мир вот-вот рухнет к чертям. Меня уволят, отчитают... не знаю... Но этот набат его сердца, замерший его вздох и осекшийся хрипом голос... Моя кровь пульсирует в такт ударов его сердца. Он не шелохнется. Хочет обнять меня за плечи, но ему нельзя. Он ведь начальник, он должен это остановить. Нежность моей кожи обжигает его шею. Трусь щекой, зарываюсь, вдыхаю, целую теплыми губами. Невозможно оторваться. Дышит тяжело. Почти совсем не дышит. Все! Стоп! Хватит! Открываю глаза, отстраняюсь. Кто-то должен это остановить первым и пусть лучше это буду я.

Боже, как я теперь работать здесь буду?! Что сказать? Пока ничего. Не могу смотреть ему в глаза, уйду молча. Развернулась, спрятала лицо в ладони, распрямилась, выдохнула. Все.

Кажется, не один час прошел, после того как кончился рабочий день, а я все сижу у себя в кабинете за своим рабочим столом. Витаю где-то в облаках. А может я заснула и сама не заметила как. Мне снится, что его сильные теплые руки ложатся мне на плечи, придавливают к столу своей тяжестью, сжимают. Выдох наслаждения! Еще! Вот так вдоль спины, назад по линии ребер, касаясь моей груди. Задержался там. Накрыл ладонью, смял. Аааах! Страшно открыть глаза и потерять эту сладкую муку. Но ощущения такие яркие, реальные, что сознание выплывает из сна, путаясь и ничего еще не понимая. Ресницы вверх, взгляд затуманен, но это реальность! Он — это реальность! Здесь и сейчас. Счастье накрывает с головой, стон вырывается из моей груди. Выгибаюсь как кошка всем телом навстречу его рукам. Улыбаюсь, хочу видеть его глаза. Не сейчас, потом. А пока пусть шепчет мне на ухо, обдавая жаром дыхания.

— Я знал, что ты тут. Свет горит, а она спит, моя радость, и ничего не слышит.

От его слов в голове происходит взрыв сверхяркой. Я уплываю в иную реальность. Возвращаться оттуда не хочется. Да и не зачем. Горячая рука скользит по бедру, задирает юбку. Разворачиваюсь ему на встречу, ищу губами его шею. Мне нужно вдохнуть его. Жизненно. Раздвигаю ноги, давая ему пространство для действий. Пальцы пробираются к моей киске, гладят по шелку трусиков. Сколько раз я представляла, что он до них доберется! Прижимаюсь своей киской к его ладони, трусь о нее. Горячо. Ныряет головой к моему животу, целует, подбирается к груди. Как же мешает блузка! Непослушными пальцами расстегиваю пуговицы. Выскальзываю из лифчика. Запускаю пальцы в его волосы и прижимаю его лицо к своей обнаженной груди. Что со мной творится! Я теряю границы пространства, отдавая себя всю его ласкам. Хватает губами сосок, втягивает в себя и одновременно два пальца внутрь меня. Они словно птица трепыхаются во мне. Ничего вокруг нет кроме этих пальцев! Хочу видеть его глаза. Отрываю его голову от своего тела, заглядываю в глаза, держа в ладонях его лицо. Боже, это не взгляд! Это омут, черная дыра, затягивающая меня воронка!

— Димааа! — не узнаю свой охрипший голос полный похоти и страсти.

Он все понимает, читает мои мысли. Резко дергает мои бедра на себя, сдергивает трусики и накрывает мой клитор своим горячим жадным ртом, порхает по нему языком, засасывает его в себя, а пальчики продолжают ласкать меня внутри.

— Ааааааа!!!

Судорожно вжимаю его голову в себя, обхватываю бедрами и кончаю. Бьюсь в его руках словно под напряжением 110 тысяч вольт. Держит крепко, не выпускает, и с силой давит языком на мою пуговку, продлевая мой восторг и наслаждение. Я кричу, кричу и наконец-то полной грудью забираю воздух, наполняю им мои легкие.

— У тебя глаза бешеные...

Смотрит на меня. Улыбается. От его голоса я таю и плавлюсь как лед под весенним солнцем.

— Делай со мной, что хочешь, — полушепотом, полустоном выдыхаю я, сползая в неге к его ногам.

Его глаза загораются дьявольским огнем. Улыбка бегает по уголкам губ, а грудь вздымается все сильнее. Собирает мои волосы на затылке, оттягивает назад, задирая мою голову вверх. Я все понимаю по его усмешке. Да! Он хочет, чтобы я взяла у него в рот. Он хочет видеть, как мои нежные губки скользят по его члену, как слюнка тянется от его головки до моего ротика, как у меня на глазах выступают слезы от того, что он засаживает мне в самое горло. Все это я читаю в его глазах. После того рая, в который он меня отправил, я готова для него на все.

До невозможности хочу почувствовать его горячий и твердый член у себя во рту. Слизать капельки чуть соленой смазки, уткнуться носом ему в пах, насаживаясь до конца на его достоинство. Мои пальчики уже тянутся к его молнии. Вжик! И его орудие в полной боеготовности выпирает мне навстречу. (Специально для sexytales) Я не спешу, решаю его подразнить. Вожу ноготками вдоль резинки его трусов. От этой ласки ему и щекотно, и возбуждает, спазм проходит по его телу. Он наказывает меня за такое баловство, с силой сжимая в кулак мои волосы и одергивая назад. Как же мне нравится его власть надо мной! Внизу живота все сжалось, а губки раскрылись, истекая влагой. Покорно целую его пах, заглаживаю свою вину. Стягиваю с него трусы, и его член нагло утыкается мне в лицо. Трусь о него щеками, губами. Меня заводит ощущение твердости его члена и мягкости и нежности горячей кожи на моем лице. Все! Не могу больше! Плотно обхватываю головку губами и медленно втягиваю в себя, наслаждаясь каждым миллиметром его плоти.

— Лиляяя!!!

Теперь и его накрыло с головой. Вколачивает свой член мне в горло. Раз, два, три! Замер внутри. Смотрит в глаза. Медленно вынимает и утирает большими пальцами мои выступившие на глазах слезы, размазывает их по щекам. От такого сочетания грубой страсти и нежности у меня сердце уходит в пятки, и холодок пробегает в груди. Веки тяжелеют, ресницы дрожат. Тянусь к нему снова. Глубоко, медленно заглатываю, обвиваю его язычком, не выпуская из ротика. Буравлю головку. Быстро-быстро порхаю по уздечке и снова плотно, глубоко и быстро насаживаюсь. Помогаю себе ручкой, массируя ему яички. Из его груди вырывается хрип, он больше не контролирует себя. Хватает меня за затылок и всаживает член на всю длину, изливаясь мне в рот. Впиваюсь ногтями в его попку и изо всех сил прижимаю к себе. Кажется, я кончила вместе с ним. Слизываю капельки и нежно посасываю головку, выжимая последние граммы спермы. Его рука ложится мне на голову, гладит. Отводит сбившиеся волосы от лица. Да, я вся целиком его. И он не может оторваться от меня.

***

Через месяц скончался владелец ЗАО «Стройконсалтинг». Выяснилось, что последние годы он уже фактически не управлял фирмой, а его наследники, словно стервятники, не могли договориться как вести дела и поделить наследство. Частая смена гендиректоров была следствием их междоусобных войн. В результате ЗАО «Стройконсалтинг» был поделен, продан по частям и перестал существовать. Мы так и не заключили с ними контракт.