Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Когда всех всё устраивает. Часть 2

Молодожены длительно и дорого отдохнули, так, что даже устали. Насыщенные впечатлениями, довольные, вернулись они под родительское крыло. Им было легко и комфортно вместе, и супруги не разочаровали друг друга. Они не договаривались, вовсе не поднимая этого вопроса, но она предохранялась.

— Надеюсь, вы хорошо отдохнули, — уверенно начал Ленин отец разговор за утренним чаем. — Я принял решение насчет вас: Злата будет учиться заочно и работать в мэрии, я договорился. Ты, Леонид, продолжишь учиться, а после занятий станешь подрабатывать в нашей фирме. Заодно и присмотришься к бизнесу: что там и как. Отработаете, так сказать, потраченные на вас средства. Это не обсуждается, — поспешил он прервать открывшего, было, рот сына. — Детство окончилось.

Молодые переглянулись и промолчали.

После длительного перерыва, заполненного молодым супругом, Злате нелегко было вспомнить прошлые обязанности. Немного смущенная поднималась она в спальную свекра воскресным утром, когда муж уехал общаться с приятелями то ли на футбол, то ли на пейнтбол.

Мужчина обратил её внимание на зеркала, закрепленные на стенах в её отсутствие: — Я помню, тебе нравится.

Критично осмотрел её гладко выбритую промежность: — Муженёк балует языком? И получив отрицательный ответ, лег на спину, поманив её рукой.

Устроив девушку на коленях над своим лицом, уверенно растянул её нижние складочки и лизнул шершавым языком горошину клитора. Она выгнулась от неизвестных ощущений, вызвав его улыбку. Измучив мокрый бугорок настойчивым языком, он столкнул её с себя, почувствовав мелкую вибрацию девичьего тела. Раскинув ноги, он подтолкнул её голову к собственному паху, расположив её тело боком к себе. Не дав окончиться её сладострастным судорогам, мужчина втолкнул в её мокрую вагину пальцы и заработал ими под мелодичное хлюпание любовных соков. Она издавала низкие тягостные стоны, пытаясь поймать губами его мягкий орган; трясущиеся руки не слушались её. Наконец она зафиксировала рот вокруг открывшейся головки, не переставая стонать из-за невыносимо приятных ощущений.

И все повторилось: вновь с ней был желанный мужчина, на котором хотелось раствориться и который вытворял с ней нечто неизвестное ранее. Она с удвоенным усердием нанизалась на его умелые пальцы, доставляющие ей невыразимую сладость, и вобрала в рот весь увеличившийся крупный пенис. Когда любовные конвульсии оставили её, он усадил её на бёдра спиной к себе и, откинувшись назад, она долго полировала мокрым влагалищем его кривоватый член. Удовлетворенно озирая потную девичью спину, он лениво сжимал её трясущиеся груди и пощипывал чувствительный клитор. Прижав её к себе, он сотрясся.

— Ты стала настоящей женщиной. Мой сын постарался на отдыхе?

Смущенно она покачала головой: — Он так не умеет.

Рассмеявшись: — Я рад, что у меня темпераментная дочь. Мне повезло с тобой.

Лежа у него на груди в кольце его рук: — Это мне повезло с вами, так хорошо...

Усмехнувшись: — Нет, мне ты досталась случайно, я тебя только раскрыл. Ходит ещё где-то далеко мужчина, с которым ты почувствуешь себя счастливой. Не Лёня, нет! Перевернув её и взглянув в лицо: — И тогда берегись, если забудешь, что ты часть нашей семьи. Помни, кто ты есть и кому ты всем обязана. Она серьезно выслушала его, обняла и пообещала. Не придав значения его словам.

Теперь проводив мужа в вуз, скинув халатик, она ныряла в теплую постель свекра, чтоб удовлетворить того до работы. Нерастраченную сексуальную энергию и желания она реализовывала здесь, в просторном полумраке за плотно задёрнутыми шторами. И с любопытством наблюдала в зеркала за своим гибким телом, извивающемся на его, крупном. Редкий супружеский долг никак не мог заменить этого сексуального разнообразия и вожделения. Усталые, но довольные, они приезжали в мэрию.

— Не будем пока тратиться на авто для тебя, не к спеху... Есть кому возить. Но ты присматривай, присматривай пока... По окончании университета и займемся, — скупо пообещал родственник.

Она подружилась с сотрудницами, молодыми девчонками, попавшими сюда неслучайно. Чьи-то дочки, чьи-то подружки, протеже — она легко влилась в закрытое сообщество высших городских чиновников, имея покровителя. Частенько среди дня он звонил ей, и, поднявшись к нему и заперши дверь, она избавляла его от излишнего напряжения, высасывая до дна. Тщательно вытерев губки и подведя макияж, обворожительно улыбнувшись благодетелю, возвращалась она к сотрудницам, к компьютеру, к бесчисленным бумажкам и сплетням. Дорогой шопинг, кафе, фитнес, редкие встречи с приятельницами, spа-салоны составляли привычный образ её жизни. Злате не на что было жаловаться, разве что на родителей, сетующих, что она редко навещает их и приглашает в гости. Девушка по-прежнему стеснялась их в своем новом кругу. С Лёней они придерживались ровных дружеских отношений, изредка в выходные выбираясь куда-нибудь вместе или с друзьями.

Свекор пристрастил её к сауне, беря с собой на встречи с друзьями и научив отменно парить его. Очаровательная банщица вызывала зависть всех немолодых приятелей К. П., когда в неизменной, наброшенной поверх купальника простыни, с блестящими капельками пота на стройном теле хлестала веником разгорячённого родственника. Она научилась не обращать внимания на голые тела и неуместные шуточки перезрелых ухажёров, обаятельно отшучиваясь в ответ. Свои отношения с «папой», как она называла того, они по обоюдному согласию скрывали, так что банная компания могла строить самые различные версии, пока прелестная русалка плескалась в бассейне и вытягивалась на полках рядом с ними. Любовники только загадочно улыбались.

Леонид пропадал по делам семейного бизнеса, вникая в тонкости того, часто консультируясь с отцом по телефону; тот курировал все дела, гибко используя служебное положение. Злата наслаждалась обеспеченной и вполне беззаботной жизнью, принимая как данность свои постельные и иные обязанности покровителю. Они с мужем регулярно путешествовали, негласно радуясь временной свободе от опеки отца. Молодые окончили вуз, жизнь продолжалась. Злата уверенно управляла дорогой иномаркой (она выбрала кроссовер), как и было обещано. И полностью заслужено ей.

Она не помнила, когда начала обращать внимание на нового сотрудника мэрии. Может, он и не был таким уж новым и пришёл не позднее её, но они как-то не сталкивались по работе. Незаметно она стала ловить на себе его взгляды, он улыбался при встрече, приветливо кивал, здороваясь, и постепенно она привыкла к его вниманию и впервые искренне улыбнулась ему в ответ. Он был сотрудником другого отдела, возглавляемого весьма противным начальником. С которым, между прочим, приятельствовал К. П. Среднего роста, по-спортивному крепкий, приятной внешности, перспективный, не женат — последнее девушка узнала, прислушиваясь к репликам сотрудниц. Удивляющихся тому, как парень мирно ладил со своим несносным боссом, планомерно изводящим бедных подчиненных.

— Исполнительный, — пришли к выводу девушки.

Впервые они заговорили у банкомата на проходной, где он пытался совершить некие манипуляции с личным кабинетом.

Он беспомощно оглянулся к ней: — Я в первый раз... Поможешь?

Вышли они вместе; тут же выяснилось, что он пешком, да она и не помнила, имеется ли у него автомобиль. Неожиданно для самой себя она спросила, куда ему. Он ответил и открыл пассажирскую дверцу. Девушка осторожно оглянулась и, не увидев опасности, завела двигатель. Постепенно они сдружились, их тянуло друг к другу. Его открытость и её некоторая сдержанность прекрасно взаимодополнялись. Его, казалось, нисколько не смущало её замужество, и она также перестала концентрироваться на нем, соблюдая повышенную осторожность относительно любовника. И теперь беспечные новоявленные приятели обедали в перерыве в ближайшей кафешке, договорились посещать тренажерный зал среди недели и даже планировали поплавать в бассейне в выходные. Она радовалась этой внезапной дружбе, обнаружив душевную необходимость в ней.... Постоянной девушки у Вадима (так его звали) не было, так что он был открыт для близкого общения.

От внимания свёкра не скрылось её дружеское расположение к молодому сотруднику.

— Армии твоих ухажёров прибыло? — с юмором поинтересовался он во время воскресного послеобеденного секса в отсутствие мужа.

Девушка рассмеялась: — Да! Я их ем на ужин! Вас больше недостаточно.

Он подхватил шутку: — Какая ненасытная! Вон твой ужин, заждался, — и, схватив её за длинные прямые волосы, потянул вниз, к паху. Блаженно раскинув полные ноги и прислушиваясь к сладкому чмоканью внизу, заметил: — Неревнивые твои мужчины. Доверяют тебе. Цени!

Она утвердительно угукнула занятым ртом.

Позже насаживаясь на него, сидящего и опирающегося на кровать, она вынуждена была стимулировать себя сама, так и не дождавшись телесной разрядки. Сотрясшись в любовных конвульсиях, крепко обняв её сзади, позже он сжал её мокрый лобок и руками довел девушку до экстаза. Она лежала в его объятиях и уже не впервые за последнее время не испытывала ничего. Кроме тоски.

Повернувшись к любовнику, она всмотрелась в его полное самодовольное лицо. И постаралась скрыть легкое раздражение. Он уловил сомнение в её взгляде, удержал её, собравшуюся уходить, пристально взглянул и прижался к её губам.

— Все в порядке? — уточнил он. — Что-то ты меня тревожишь в последнее время.

Она заставила себя улыбнуться и успокоила мужчину.

Выйдя от него, Злата прижалась спиной к закрытой двери и несколько секунд переводила дух. Спустившись к себе, девушка с особой тщательностью вымылась и спустя длительное время осознала, что недвижимо стоит под струями воды. Что-то в её поведении позже уловил и муж, справившись, не заболела ли она. Впервые она задумалась над своей жизнью и впервые без самодовольства. Как-то обыденно девушка перебрала в уме различные варианты отговорок, ставших такими необходимыми теперь для требовательного свёкра. Фитнес, подруги, шопинг,... родители, да, пожалуй, родители, тут не придерешься. Она грустно улыбнулась самой себе в запотевшее зеркало.

Как-то отделавшись от настойчивого приглашения любовника попариться, она привычно везла Вадима в кафе, посидеть после работы, уже не впервые на неделе. Машинально ответила на звонок, поздно увидев имя свёкра на экране.

Ругая себя, что взяла трубку, она вновь отклонила банное приглашение, отговорившись недомоганием. Вадим с интересом прислушивался к разговору: — Нет, если это из-за меня, то, конечно, иди. Он не обидится? Муж?

Злата странно взглянула на него, уронила телефон, и вдруг у неё непривычно защипало в глазах. Она съехала с моста, заехала куда-то за крупный магазин, в район складов, заглушила двигатель и сидела прямо, невидимо смотря перед собой. Она не слышала, о чем спрашивал парень, встревожено глядя на неё.

Ей стало так нехорошо, казалось, не хватало воздуха. Хлопнув дверцей, не разбирая дороги, спотыкаясь на каблуках, девушка плелась по каменистой пыльной грунтовке куда-то вдоль грязных бараков.

Догнав, Вадим схватил её за плечо и повернул к себе: — Да что с тобой? Случилось что? Дома?

Полились слезы, наверное, впервые с детства. Так давно у неё не было повода плакать, у неё, имевшей многое. И это многое сейчас опутывало всю её жизнь и давило.

А парень продолжал допытываться: — Это из-за того, что ты соврала? Тебе неудобно перед мужем? Прости, это я виноват! Я тебя сейчас сам отвезу. Где он тебя ждёт?

Отчаянно взглянув на него, она зарыдала ещё сильнее, закрыв лицо руками. Он рассеянно взглянул на неё и прижал к себе. Гладил по вздрагивающей спине, целовал висок и мокрые пальцы.

— Я могу тебе помочь? Скажи! Ты не хочешь туда?! Он что, обижает тебя? Всхлипывая у него на груди: — Он... Они... Я не могу сейчас... Не могу сказать... Не уходи... Подожди... Сейчас я успокоюсь... Он поднял руками её мокрое, ставшее некрасивым лицо и поцеловал. Стоя под громыхающим от проносящихся машин мостом, почти не слыша друг друга, не обращая внимания на редких работяг, проходящих мимо и оглядывающихся на пару, тесно прижавшись, они впервые целовались. Потом он обнял её и повел к машине, сел за руль и повез к себе. Они вошли в тихую квартиру, и он испытующе заглянул в её покрасневшее лицо.

— Родителей пока нет... на работе... Ты, правда, не против? Я очень хочу...

Она кивнула: — Я тоже... А они не войдут?

Он запер за ней дверь в свою комнату и опять поцеловал.

Они лежали, повернувшись друг к другу лицом, и разговаривали. Много и почти откровенно. Рассказывали, как понравились друг другу, как их взаимно притягивает, как им было хорошо только что. Он коротко спросил о её браке, она так же коротко соврала, что у них все нормально. И было ей так хорошо, как не было ни с кем и никогда. После первого же звонка любовника она выключила телефон, но ни на секунду не забыла об ожидающем её дома. Надо было уходить, но Злата не могла себя заставить оторваться от теплого мужчины. Прощаясь в дверях, она поздоровалась с родителями, вышедшими на неё посмотреть.

— Не надо, не знакомь меня... Потом как-нибудь... — шепнула она, целуя его.

— Точно будет потом? Не обманешь? Я буду ждать! — говорил он уже через порог, отвечая на поцелуй. Уже в машине Злата осознала, что ни с одним мужчиной она столько не разговаривала о себе самой. Несмотря на наличие целых двух в её жизни.

Она была очень счастлива эти несколько месяцев и так же тщательно скрывала свое счастье. Муж даже не обратил внимания на обилие новых занятий в жизни жены, существуя между работой и чисто мужскими привычками в виде телевизора, пива, бани и футбола. Злата не удивилась бы, узнав, что он погуливает, так нетребователен он был к ней. Сложнее было с любовником: того девушка остерегалась и оплела паутиной искусной лжи. Привычно удовлетворяя того утром в пустом доме и иногда на работе в запертом кабинете, влюблённая придумывала самые невинные отговорки и причины, объясняющие её занятость вечерами. А вечерами у неё была любовь, как ей казалось, настоящая, первая, пришедшая внезапно и незапланированно.

Вадим с готовностью согласился подыгрывать ей на работе, маскируя их связь. Никто не должен был заподозрить наличия близких отношений между сослуживцами, кроме приятельских. И несколько раз в неделю Злата тайно приезжала к нему домой, чтоб в тишине пустой квартиры предаться самой прекрасной любви. Так много ей дающей. И берущей. Усталая, возвращалась она в тихий большой дом, иногда раньше задержавшегося мужа, заходила к недовольному любовнику, перекидывалась с ним парой фраз, упоминая про родителей или фитнес, откуда она будто бы приехала. Ужинала с ним и ложилась в скучную супружескую постель, где изредка выполняла не менее нудный супружеский долг. Отвернувшись от засыпающего Леонида и натянув на себя одеяло, улыбаясь, мечтала о завтрашнем вечернем свидании с возлюбленным.

— Ну-ну! Фитнес или мама сегодня? — мысленно передразнивая сноху-любовницу, К. П. внимательно смотрел через ветровое стекло своего внедорожника на её яркий кроссовер. Откинувшись на кресло, он расслабленно наблюдал за её стройной фигуркой в накинутом плащике поверх дорогого делового костюма. Она задержалась у дверцы, посматривая на служебный выход из мэрии. Махнув рукой в сторону дороги, девушка лихо вырулила со стоянки. Проследив за её взглядом, он увидел: молодой сотрудник соседнего отдела, имени которого К. П. не знал — не его уровень. Медленно, на расстоянии двигаясь за машиной Златы, злорадно усмехаясь, мужчина отметил и место, где вероломная вертихвостка подобрала любовника, и страстный поцелуй, которыми они обменялись. Немного постояв у высотки, где скрылись юные счастливчики, немолодой ревнивец направил автомобиль домой, сосредоточенно размышляя.

За ужином он так напряженно следил за ней глазами, что она не выдержала: — Что-то случилось, папа? Глядя ей в глаза, он многозначительно помолчал и, усмехнувшись, медленно проговорил: — Совсем ты забросила работу. Не помогаешь старику. Все подружки, бутики, что-то ещё... Работы накопилось... Нужно кое-что разобрать, просмотреть вечерком... Вот думаю попросить твоего мужа отпустить тебя, скажем, завтра-послезавтра привести дела в порядок.

Предвидя её возражение: — Никто не говорил, что будет легко. Сначала дело, а потом всякий фитнес! Да! Ты как, Лёня, отпустишь?

Не отрываясь от телевизора, Леонид что-то промычал.

— Ну, вот и ладно! — довольно потирая руки. — Спокойной ночи, дети!

— Ты делаешь мне больно, прекрати! А-а-а, не надо! — тяжело дыша, она пыталась оторвать его руки от своих сосков, так больно он выкручивал их. Оттопырив попку и прогнувшись, девушка упиралась в стену, пока он с силой загонял напряженный ствол меж её трясущихся мокрых бедер и терзал покрас-невшую грудь. Когда же Злата, наконец, оторвала его пальцы от вытянутых сосков, он схватил девушку за шею, чуть не вывернув её. Внизу стало горячо, приятно и больно от энергичных ударов его члена; у неё запульсировала вагина и завибрировало все тело, и на мгновение она забыла об удушье. Когда же он перестал биться в ней и прижал её к стене, переводя дух, она с трудом повер-нула к нему шею. Разжав пальцы, он запрокинул ей голову и укусил за губу.

— Вы сегодня необычный... Злой. Что с вами? — крепко обняв рыхлое тело любовника и глядя мимо его лица.

— Да? Не заметил. По-моему, все как обычно, — начав одеваться.

— Что вы там вчера вечером намекали насчет работы? Это надолго? — запахивая халатик уже в дверях. — Как сказать... Ты на всякий случай отмени все на вечер. Ты ж у нас страшно занятая! Возьмешь меня как-нибудь с собой на фитнес? — с усмешкой, смотря девушке в глаза.

— Мальчикам туда нельзя, — отшутилась она и вышла. Перед работой Злата осмотрительно отстучала смс-ку Вадиму.

— Зачем он нам? Ты что задумал? — отправляя в рот вилку с кусочками мяса, поинтересовался начальник смежного отдела — приятель К. П. — И почему Вадим? Она что, всех троих обслужит? Профессионалка? Тонко улыбнувшись, К. П. ответил, глядя в сторону: — Ну-ну, разошёлся! Троих!? Тебе подарок. Мой! Обещаю — понравится! Ты, главное, парня приведи.

Прожевав, тот хмыкнул: — Не пойму я тебя, старый ты ёб... Значит, я один её оттрахаю? А вы, типа, только по пиву? К. П. значительно кивнул.

Не прекращая есть, тот заметил: — Не знаю, что у тебя за игра... Но задница у твоей невестки отменная! Никто не откажется отодрать её. У всех давно на неё стоит, значит, только мне повезло. Так ведь?

Тот снова кивнул.

— И она не против? Даст? — похабно улыбнулся крупный мужчина, отодвинув пустую тарелку.

— Не знаю. Забыл спросить. Сам поинтересуешься, — хохотнул развеселившийся К. П.

— Устроим девчонке сюрприз. Повеселимся, как в молодости. Лады, договорились! А Вадим, значит, пусть курит?

— Пусть курит, — согласно кивнул главный заговорщик. — И пьёт!

— Ну, нет, я не готова сюда, не хочу сегодня. Давайте потом, — капризничала Злата около знакомой сауны, пытаясь остаться в машине. Свекор, смеясь, тянул её за руку, обещая, что мероприятие ненадолго. Недовольная девушка всё же вышла и направилась в гардероб. Удобно расположившись на мягком диване в роскошном предбаннике, завернувшийся в простынь К. П. поманил к себе огорченную сноху в махровом халатике поверх купальника. Капризно надув губки, та дала усадить себя на колени и обнять. Она расстроилась из-за пропавшего вечера, который планировала провести с Вадимом в его уютной квартирке. И злилась, что вновь придется развлекать немолодых, пузатых мужиков, норовящих прижаться к ней и ущипнуть. Уже некоторое время ей удавалось избегать постылой обязанности, и она простодушно надеялась, что навсегда. Девушка все пыталась условиться с любовником насчет своего скорого ухода отсюда и не обратила внимания на шум в раздевалке. Такой её и застали вошедшие в простынях Вадим и его шумный начальник, — сидящей на коленях и обнимающей К. П.

С довольной улыбкой любовник наблюдал вытянувшееся лицо парня, несшего тяжелые пакеты с деликатесами. Также насмешливо он заглянул в её застывшее лицо с остановившимся взглядом. Поспешно опустив глаза, она сползла с его колен, пытаясь незаметно стряхнуть его руку с собственной талии. Неловкую тишину нарушал только громкий баритон вошедшего — крупного животастого мужчины, коллеги К. П. и по совместительству начальника Вадима. Подталкивая ошарашенного парня, он велел тому достать продукты и накрыть стол. Деревянными движениями молодой человек принялся за дело, стараясь не смотреть на Злату. С будто приклеенной улыбкой сидела девушка, вжавшись в диван, ни на кого не глядя. И только старые приятели оживленно делились новостями, делая вид, что не замечают скованности молодых.

— Вы ведь знакомы? — деланно усмехаясь, поинтересовался у Златы свекор, поднимая первый тост. Все выпили за весёлое продолжение вечера. Старшее поколение принялось за закуски. На парня и девушку жалко было смотреть, так неловко они старались не встречаться взглядами. Сидя в жаркой парной, немолодой пузан уточнил у К. П., все ли в силе.

Получив утвердительный ответ, он сыто потянулся: — Шоу must go? Отправь её в комнату отдыха, я позже подтянусь.

— Ты что-то бледна. Устала? Может в бассейн? — притворно заботливо спросил К. П. у сжавшейся на диване с опущенной головой девушки. В ответ на отрицательный кивок он заботливо поднял её и подтолкнул к комнате отдыха, не использовавшейся ими никогда ранее. Заподозрив неладное, она попыталась скованно отказаться, наивно надеясь, что здесь, при посторонних, каким-то образом все обойдется, и позже она постарается что-то объяснить возлюбленному. Как-то обмануть его. Понимающе улыбаясь, К. П. настойчиво подвел её к двери и втолкнул внутрь.

Широко улыбнувшись, он заговорщицки взглянул на оставшихся за столом мужчин: — Ну, соблюдая субординацию, по старшинству. Давай, друг, не разочаруй девушку! Приласкай её! А мы позже...

Допив стакан, с непристойными шуточками начальник Вадима грузно двинулся к двери. К. П. показалось, что парень дернулся и что-то хочет сказать. Но заметив на себе внимательный взгляд немолодого выше-стоящего чиновника, молодой человек медленно опустил взгляд и потянулся к стакану.

— А мы выпьем, пожалуй, пока не наша очередь! Наливай, как там тебя зовут! — бодро присел напротив парня К. П.

Вот уже некоторое время из-за плотно закрытой двери доносились невнятные звуки, свидетельствующие о возникшей проблеме. Раздавался недовольный мужской баритон, прерываемый явными звуками борьбы и тихими — её голоса. Вадим, сосредоточенно глядя в стакан, стремительно напивался, не двигаясь с места; К. П. же решительно поднялся.

— Посмотрю на представление, может, позовут поучаствовать.

— Чего это тут твоя протеже устроила комедию скромности?! Она, видишь ли, не может, у неё, видишь ли, день не тот?! Поломаться решила, шалава! — выкручивая полураздетой уже девушке руки, басил голый, вспотевший в пылу борьбы здоровяк. Вся в слезах, сопротивляющаяся из последних сил здоровому мужчине Злата шепотом упрашивала оставить её в покое и отпустить. Увидев свекра, девушка бросилась к нему и умоляла спасти её и увезти домой, обещая быть благодарной после. Ободряюще улыбаясь, он обнял её и начал успокоаивать, так что ей показалось, что весь этот ужас сейчас же закончится и у неё ещё есть шанс объясниться с возлюбленным, находящимся в опасной близости. Глядя в её заплаканное лицо, не переставая улыбаться и не повышая голоса, любовник напомнил ей, кто она есть и чем ему обязана. И если она, шлюха, вдруг забыла об этом и решила что-то кому-то доказать или, может, тайно сменить хозяина, то ничего у неё не получится и никто ей не поможет. И если она не хочет быть связанной и оттраханной ими обоими, а позже вышвырнутой из удобной жизни, то пусть лучше тихо раздвинет ноги и доставит удовольствие хорошему человеку. Он аккуратно расстегнул на ней купальный лифчик, отбросил его, вытер слезы с распухшего лица, крепко поцеловал её, неподвижную, и подтолкнул к приятелю.

— Мы с Вадимом выпьем за вас, чтоб все получилось!

Закрыв за собой дверь, он подмигнул уже пьяному парню: — Эх, где мои 17 лет!

Прослушав минут 10 недвусмысленное пыхтенье мужчины и долгие стоны девушки, Вадим, шатаясь, поднялся и направился одеваться. Распахнув двери комнаты отдыха, К. П. с интересом наблюдал за приятелем, стоящим у кровати и нанизывающим лежащую на лопатках девушку на себя. Тот шумно отдувался в такт своим ритмичным движениям в ней. Чётко выделялись её подрагивающие загорелые ноги, зажатые у него под мышками, на фоне белого крепкого мужского зада.

Заметив наблюдающего приятеля, мужчина хвастливо пробасил: — Горячая штучка, эта твоя девчонка! Никак не кончу...

Иронично оглянувшись на одевающегося Вадима, К. П. произнес: — А наш молодой друг уже уходит. Не дождавшись финала. Что, не подождёшь своей очереди? Девушка сегодня дает всем! Громкий рёв вадимова начальника возвестил, что успешный конец близок. Поудобнее ухватив её за ноги и дернув вверх, он ускорил фрикции и, громко непристойно ругаясь, бурно кончил в тот самый момент, когда его молодой подчиненный закрывал за собой дверь.

Из глаз Златы вновь полились слезы. Все было кончено, скорее всего, навсегда. Она не смогла защитить свою любовь. Совершенно определенно было указано на её место, вот здесь, в жаркой комнате, на смятой простыни с чужим членом между ног.

Мужчина отпустил её затекшие ноги, и она свернулась калачиком, пряча заплаканное лицо.

Он грузно опустился рядом, похлопав её по спине: — Хороша! Порадовал меня! С меня причитается! Это как, разовый подарок или возможно продолжение?

Присевший в кресло К. П. махнул рукой: — Пользуйся пока! Там дальше посмотрим.

Мужчины посидели в парилке, похлестали друг друга веником, постояли под душем, посидели за столом. (sexytales) Приятель выяснял у К. П. роль его подчиненного Вадима во всей этой истории, тот только отшучивался, почти ничего не рассказав.

— Скурвилась, значит, твоя сношенька, — догадался здоровяк.

— Всем рога наставила: и мужу, и тебе. А ты, значит, обиделся за сына? Или за себя? Ну, что ж, все верно! Дурочек учить надо! Поднявшись, он направился к раскрытой двери, откуда не доносилось ни звука.

По пути оглянулся: — Что будем делать с Ромео? Уволить?

Чиновник поднес к губам стакан: — Да зачем? Пусть работает, если будет правильно себя вести, — и выпил.

Злата равнодушно восприняла новое насилие. Она не произнесла ни слова, лишь тяжело дышала, подчиняясь принуждению. И только криво усмехнулась, увидев устраивающегося в кресле, напротив кровати, свёкра с бокалом пива в руке. С непроницаемым лицом тот наблюдал, как собственный приятель грубо толкает распухающий член в рот девушки и она, морщась, широко округляет губы. Как похотливо лапает её дрожащие груди, уложив её на спину и двигаясь в ней, забросив на плечи её ноги. Как понуждает принимать позы одна непристойнее другой, не прекращая ввинчиваться в неё членом. Как громко комментирует свои действия, грязно обзывая её. Как подбодрив себя щедрой порцией алкоголя, вновь заставив девушку орально возбудить его, протискивал окрепший член меж её ягодиц, сломив несмелое сопротивление.

— Она у тебя целка там! — орал перевозбужденный здоровяк, не щадя её тесного отверстия. — Щас разработаем! С тебя должок за науку! Не дергайся, шлюшка! И бил, и хлопал её по вибрирующей попке, принимающей полностью большой орган. Девушка плакала и падала на кровать от слабости и боли, но мужчина взбадривал её чувствительным шлепком, поднимал на четвереньки и вновь проталкивался внутрь.

— Крепкая девчонка, — похвалил чиновник, выдернувшись из неё и уходя в бассейн.

Свекор устало поднялся с кресла: — Собирайся. Нас ждут дома.