Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Случилось страшное

Глава 1

Во всем виновата водка. К гадалке не ходи. Ну а как бы иначе шаловливый язычок жены оказался у меня во рту в то время, когда мой член был в гостях совсем у другого языка? Впрочем, обо всем по порядку.

Репетиция подходила к концу, когда мой школьный друг, а по совместительству бас-гитарист Авдей, показал два талона на водку. Кто помнит лихие девяностые прошлого века, тот поймет степень вселившегося в нас оптимизма, вследствие прекрасных перспектив на предстоящий вечер. Моя жена Ирина тут же заиграла на клавишах незатейливое вступление из популярной тогда песенки «Привет с большого бодуна».

Мы дружно подхватили и, финальная Coda была исполнена в лучших традициях хард-рока. Ударив по тарелкам в последний раз, барабанщик Андрюха сухо попрощался с нами и укатил домой на видавшем виды мокике. Много позже это чудо техники станут называть почему-то скутером. А пока мы жили в девяностые, были молоды и у нас было два талона на четыре бутылки водки.

По дороге в магазин Авдей поделился информацией о талонах. Доложил, что перевел с английского мудреную инструкцию на какую-то бытовую технику, которая все утолщающимся ручейком приплывала в наш приморский городок из соседней Японии, посредством пароходов. Деньгами за работу Авдей не взял, а решил «кулюторно» провести вечер с нормальным проверенным алкогольным напитком, а не сомнительным «Роялем» от не менее сомнительных коммерсантов.

У нас дома тоже, как говорится, было. Поэтому, взяв легкой закуски, первый пузырь мы раздавили, усевшись на бревнышко, прямо на берегу моря. Отходив отлить, я обратил внимание, что моя Ирка что-то настойчиво втолковывает Авдею. Тот по-конски мотал головой, ржал и выкрикивал междометия. «Опять, наверное, за кого-то его сватает», — подумал я.

Дело в том, что Авдей с детства страдал пороком сердца и внешне выглядел очень полным. От знакомых подруг я знал, что и с потенцией у Авдея не все «айс», как сказала бы сейчас молодежь. Соответственно, постоянной девушки у Авдея не было и, каждая его знакомая считала своим долгом кого-нибудь ему посватать или предложить.

Становилось прохладно и с початым вторым пузырем мы поднялись в нашу крохотную однушку. По дороге пьяненькая Ирина щебетала о моем великодушие, ширине души и, уже перед дверью, шепнула миленьким перегаром, что меня ждет сюрприз.

Наскоро накрыв на стол, мы быстро уговорили вторую бутылку и принялись за третью. Надо сказать, что тягаться с Авдеем в плане водки было бессмысленно. Чем это объяснялось на самом деле — общим весом ли, строением печени — оставалось для нас биномом Ньютона. Факт в том, что на полную рюмку Авдея — я выпивал половину. Иначе из вечера я мог мгновенно алкопортироваться в утро с провалами памяти. Ирка вообще была маленькая, худенькая и пила, как птичка, немного пригубляя. Но состояние опьянения уважала и своего не упускала. Я веду к тому, что часа через три Авдей оказался в нашей компании самым подвыпившим. Вот тут-то Ира мне про сюрприз и напомнила...

— Антош, — замурлыкала она. Давай сегодня пошалим и оторвемся, а? Помнишь, ты хотел попробовать секс втроем и я свою подружку Аньку уговорила? Вот и я хочу попробовать с двумя мужчинами. Тем более к Авдею ты меня ревновать не будешь. Он ведь, даже если слишком сильно напряжется, в постели с тобой не сравнится. Ты же знаешь! Только не ори раньше времени, пожалуйста, а то он нас на балконе услышит! В общем, тема такая — я Авдею сказала, что ты позволишь ему сделать со мной только такие вещи, которые он сам потом сделает или позволит сделать тебе. Врубаешься? Я замер.

— Честно говоря, не очень. Растолкуй, любимая!

— Ну смотри — возьму я у него в рот — и он будет обязан взять у тебя. Дам я ему — ну? — Ирина помахала перед моими глазами раскрытой пятерней, как перед слепым. Дальше в состоянии выстроить логическую цепочку?

Смысл сказанного женой начал доходить до меня. Трезвый я бы, конечно, ей по попе надавал, мягко говоря, за такие инициативы. Но передо мной стояло сорокапятикилограммовое, хорошенькое тело, которое в постели для меня делало все. Порнуха отдыхает. Мне еще не было тридцати и я был в состоянии гиперсексуальности. Мое молчание Ирина приняла за сомнения и напомнила, как нам классно было, когда мы устроили групповушку с ее школьной подругой. Картины того соития всплыли в моей пьяной голове.

— Да ладно тебе! — прервал я жену. Анька твоя просто лезби латентная. Она на это пошла только из-за реальной любви к тебе. А меня она просто терпела.

Жена покатилась со смеху:

— Так ведь и Авдей готов ходить по границе натуралов и гомиков ради того, чтобы меня попробовать! Когда ему еще такое тело обломится, а? Ну Антооша! Пойми, мне это нужно совсем не для того, чтобы другого мужика попробовать. Я хочу увидеть, я РЕАЛЬНО хочу увидеть, как он будет у тебя сосать и давать в задницу. Прикинь? Он будет твоя шлюха! С каким выражением лица он будет это делать? Разве это не любопытно? Будет ли стонать? Подмахивать? Получать удовольствие? Меня именно эти потенциальные картинки заводят, милый мой. Ну сделай это для меня! Позволь мне побыть немного распутной с Авдеем...

Я посмотрел на раскрасневшееся от смеха и выпитого лицо Ирины и попробовал представить ее с Авдеем. Ничего во мне не шевельнулось. Я слишком хорошо знал о сексуальных похождениях своего басиста. Он был не просто спринтером. По рассказам, он порой даже и донести не успевал, как говорится. Ну и размеры были явно в мою пользу. В городскую баню с детства вместе ходили. И потом, в моей крови бултыхалось около литра водки... В общем, я согласился.

Вернувшись в комнату, мы налили и выпили. Ирина, как опытнейший заговорщик успела нас по очереди отправить в ванную и, укладывая на стол блюдо с горячим, сверкнула перед нашими лицами глубоким вырезом.

— Ты что это тут титьками перед Авдюхой светишь? — нарочито грубо возмутился я.

— Ой! Да я и полностью могу показать, если на то пошло! — пожала плечами жена.

— На что пошло? — попытался запутать её я.

— Если Авдей разденется по пояс и покажет свои титьки, то я тоже покажу. У нас равноправие по Конституции, — моя жена топила банальщиной перископ бдительность Авдея.

Хотя, что там было топить? Все играли в игру по заранее обговоренным правилам и делали вид, что удивлялись сюжетным ходам происходящего. Авдея долго уговаривать не пришлось. И вот за пуловером с футболкой на нас блеснули молочно-белые телеса басиста.

— Да у него титьки побольше твоих будут! — излишне хихикая, переигрывал я.

Ирина тоже засмеялась и слегка выгибая спину, сняла блузку. Небольшие смуглые яблочки грудей, не качаясь, взглянули на Авдея зрачками больших темно-коричневых сосков. Авдей опустил глаза, глубоко задышал. Жена приложила палец к губам, незаметно подмигнула мне и, давая Авдею привыкнуть к своей наготе, разлила водку по рюмкам. Мы выпили.

Если вам интересно, то у меня стоял еще с напоминаний о групповом сексе с Анькой. Я импровизировал на ходу, поглаживая груди жены и вдавливая ее ладошку себе в пах. Не выдержав, я принялся целовать сосочки Ирины, сознательно выбирая такой угол обзора для Авдея, при котором он мог бы хорошо видеть происходящее.

Задача была простой. Заставить его потерять голову, лишить разума и раскрутить по полной. А то вдруг он в последний момент врубит заднюю? Одно дело говорить, а другое реально исполнить. Все развивалось так быстро, что я не успевал спросить сам себя — смогу ли я это сделать. Ну... с Авдеем.

Жена как будто почувствовала мои сомнения и вытащила меня из-за стола на середину комнаты. Мы встали в пол-оборота к сидящему другу и жарко поцеловались. Ира сняла с меня футболку и начала вылизывать соски. Она делала это так неистово и энергично, что я испугался за Авдея. Не кончит ли он раньше времени.

Тем временем моя шустрая белочка взяла с дивана подушку, бросила ее на пол и встала передо мной на колени. Не став устраивать никаких шоу постепенного стягивания штанов, деловыми. .. движениями полностью стянула с меня спортивки с трусами и отбросила их в сторону.

Я стоял абсолютно голый с, практически, прижатым к ромбикам пресса, эрегированным членом. Ира хищно улыбнулась и взяла мою двадцатку в руку, немного подтянув ее вниз. Можете догадаться, что взгляд ее был устремлен совсем не на меня и не на мои прелести. Она смотрела на Авдея, улыбаясь и поглаживая острым язычком свою верхнюю губку. Наш приятель реально плыл. Он уже, никого не стесняясь, поглаживал свою промежность под штанами.

Ира второй рукой начала гладить мои яйца, лизнула их языком. Положила мой член себе на лицо, шумно втянула воздух носом, просунула ладошку между ног и начала гладить мою попку, едва касаясь сфинктера.

— Ирочка, возьми его, — прошептал я.

Жена подняла глаза на меня и, слегка вытянув губки, заглотила мой набухший член. Активно выделяя слюну, она уже во рту оттянула кожу с головки и начала обрабатывать ее круговыми движениями языка. «Мне тут прекрасно, тепло и сыро» мурлыкал мой змей во рту супруги, а горьковский ужик нервно курил и матерился в своем отстойном ущелье.

Далее Ира начала совершать своим очаровательным ртом поступательные поршнеобразные движения, позволяя заглатывать «меня» на половину длины. Темп был не слишком высоким. Жена регулярно прерывалась на то, чтобы дать отдохнуть рту, подрачивая в это время член одной рукой и, поглаживая свои сосочки второй.

— Авдюшка, — промурлыкала Ирина. Ну покажи уже свое мужское начало! Я с двумя мужиками или с одним, а второй только в роли созерцателя?

Авдей неуклюже чертыхаясь, снял с себя штаны и нашему взору открылся вполне себе нормальный член сантиметров на пятнадцать. Единственное, стоял он не в полную силу. Но, учитывая Авдеины проблемы, достижением было уже то, что он вообще кровью наполнялся. Не до жиру. Мог ведь зациклиться на какой-нибудь мелочи и вообще не встать.

Мысленно мы с женой отметили, что пока наш план полностью удавался. Ира улыбнулась Авдею и привстала с колен. Теперь она стояла буквой Г, слегка согнув колени, продолжая у меня посасывать. Мы немного повернулись таким образом, что Иркина попка теперь смотрела прямиком в его сторону. Я увидел, что жена моя устала сосать и начал сам, тупо, трахать ее в рот, давая ее губам и языку передышку. Ира прикрыла губами зубы и открыла рот пошире, чтобы ненароком не царапнуть меня ими. Скосив глаза в сторону Авдея, она кивком головы призвала меня к активным действиям.

— Авдей! Ну не стесняйся, спусти с нее штанишки. Совсем не снимай, а приспусти до колен. Есть в этом нечто трогательное, да? — спросил я его, когда приятель бережно сдвинул с Иркиных бедер трикушки, и его взору открылась кругленькая аккуратная попка, затянутая в обыкновенные хэбэшные трусики белого цвета.

Меня всегда заводил подобный микст противоположностей — белый цвет, символизирующий невинность и на его фоне распутство, торчащее вздыбленными членами.

— Боже, как же хорошо она сосет, — прорычал я и совершил несколько глубоких проникновений в рот своей жены. Ира дернулась, но стерпела, так как я снова вернулся в привычный ритм и на прежнюю глубину.

— А теперь сними с нее трусики, братан! Посмотри на ее тайну. Смелее!

Руки Авдея ходили ходуном, но он очень бережно приспустил белые трусики со смуглой попки жены и опустился на колени от увиденного. А киска у моей жены была необыкновенная. Когда я сам увидел ее в первый раз, то сразу же спросил — это пластика? Дело в том, что обрамленная негустой темной растительностью на вас смотрела идеально ровная щель. Края ее будто бы выровнял искусный пластический хирург. Настолько идеально плотно они соприкасались друг с другом. Не было никаких лишних складок и шкурок. Увиденное реально могло впечатлить самого изысканного ценителя женских писек.

Не успели мы с Ирой сообразить, как Авдей, без всякого ожидаемого для такой ситуации стеснения, принялся жарко целовать ее промежность, издавая странные звуки. Ирка замерла с членом во рту, призывая вылупленными глазами выяснить — что там происходит с нашим опьяневшим товарищем. Через мгновенье мы поняли, что Авдей плачет навзрыд, вылизывая промежность моей жены.

«Ну на минет мы его уже раскрутили», — сказало мое циничное начало. А вслух я произнес:

— Милая, смочи Авдею член и дай ему.

Ира осторожно освободилась от его неистовых лобзаний и, встав перед другом на колени, полностью взяла его пенис в рот. Я видел, как Ирка боится совершать привычные размашистые фрикции, чтобы не получить полный рот спермы раньше времени.

— Авдей! Возьми меня! — шепнула жена, вернувшись к моему члену, эротично двигая смуглой попой вправо-влево перед восставшей плотью друга.

Мой друг склонил голову набок, как бы прицеливаясь, и быстро вогнал свой скользкий член в ее щель. Она застонала. Что-то царапнуло мое сердце. Это ревность пробивалась наружу через посты и дозоры захватившей меня водочной армии. Не пробилась. Я опять несколько раз воткнул своего парня в горло жены-распутницы, отгоняя неприятные мысли, и опять Ирка стерпела.

Авдей совершал медленные движения в моей жене, плотно вдавливая себя в нее, то и дело расплющивая своим огромным белым телом родную смуглую попку. Слезы продолжали течь по его раскаленному лицу. Дерьмо во мне начинало закипать, несмотря на все условности и договоренности. Ирка, понимая всю опасность ситуации, решила предупредить надвигающийся тайфун страстей и быстро сменила своим дырочкам-прелестницам партнеров.

Мгновенно развернувшись, она умудрилась, не выпуская мой член из руки, вставить его себе уже в промежность и тут же заглотить пенис товарища. Тот вообще, по-моему, от страсти и слез ничего толком не понял. Но моя сексуальная бестия уже взвинтила темп своих рото-фрикций до беспредельного и наш друг сдулся, как воздушный шарик. «М-м-м», — громко мычала моя жена, сглатывая сперму и честно отрабатывая свою часть договора. По телу Авдея, казалось, прошла снежная лавина.

— Давайте выпьем? — предложил я, поглаживая своего младшего брата. Почки и яйца начинали гудеть от напряжения. Чувствовалась налившаяся в них тяжесть спермы. «Ох, и повезет кому-то сглотнуть», — хохотнул я про себя, разливая водку по рюмкам. Ира убежала в ванную, а Авдей все стоял со сдувающимся на глазах членом. «Хорошо она ему вылизала, — ревностно подумал я. Сухенький такой писун. Хоть на выставку, мля!» — почесал я затылок и позвал Авдея к столу.

Глава 2

Мы молча выпили, не глядя друг на друга. Едва закусив, Авдей налил еще. Не дождавшись меня, выпил и налил третью. Я тоже выпил еще и водка, горячей волной эйфории, отогнала приступы ревности. Вернулась обнаженная Ирка. Худенькая, смуглая без всяких соляриев, она разбавила милым щебетаньем наше свинцовое молчание.

Авдей набыченным взглядом смотрел на ровный треугольник ее волос и на часть виднеющейся щели. Ничтоже сумняшись, Ира повернулась ко мне спиной и, нарочито широко расставив ноги, вставила в себя мой слегка опавший член. В таком положении мы выпили еще по рюмке. Широко раздвинув ноги, мы лениво совершали половой акт, сидя на стуле перед Авдеем. И тут Ира прикрикнула в его адрес — Хорош рефлексировать! Давай, вставай на коленки и вылизывай мне киску!

Надо ли говорить, что мой басист начал работу языком и губами в опасной близости от моей уже восставшей двадцатки и пару раз успел своей щетиной царапнуть мои яйца.

— Погладь мои бедра! — не унималась Ирка. И Антошины тоже!

Я почувствовал, как горячие и сухие руки басиста лихорадочно гладят меня по внутренней стороне ляжек.

— Ну что, Авдей, пора? — спросила моя проказница, взяв двумя руками его за голову.

— Погладь ему яички! Та-а-ак, а теперь полижи их. Ты же лучше меня знаешь, как сделать мужчине приятно. Давай, мой хороший, дай мне мастер-класс! Не стесняйся!

Я почувствовал язык товарища на своих яйцах и удивился. Дело в том, что разница была — скажем так — в покрываемой площади. Авдей двумя движениями обрабатывал, практически, всю поверхность моих яиц. Ира так не могла физически. Слишком маленькими были ее язычок и ротик в сравнении с тем передовым аппаратом вылизывания, что сейчас трудился над моей мошонкой.

Ира подняла голову Авдея к себе, что-то прошептала ему на ухо и начала часто-часто целовать его глаза, щеки и губы. Затем, она неуловимым движением высвободила член из под себя и мой подрагивающий агрегат оказался в ее руке. Совсем ненадолго.

— Попробуй, какая я там на вкус, — и Авдей послушно заглотил добрую половину моей колбасы и начал активно слизывать с нее нектар от Ирины. Это было нечто, скажу я вам, господа...

Хорошо, что я не видел Авдея. Не видел его лицо. Ирка, продуманная бестия, специально перекрывала мне прямой обзор, дабы исключить любые случайности. Все-таки, глядя ему в глаза, я мог и воспротивиться этой содомии. Мало того, она быстро сменила позу. Теперь мы сидели лицом друг к другу и Ирочка покрывала мое лицо поцелуями. Вот так и вышло, что шаловливый язычок жены двигался у меня во рту в то время, когда мой член был в гостях совсем у другого языка.

Мой друг, басист Авдей умелыми размашистыми движениями больших губ покрывал до двух третей моего младшего брата. И если сначала это были сугубо механические движения «туда-сюда», то теперь он все чаще задерживал моего парня у себя во рту и язычком нежно гладил меня в области уздечки и прижимал головку к небу. Теперь я мог себе признаться прямо — Авдей сосал мой член. И если, практически, с каждой женщиной, я боялся зацепов зубами, что мешало приближению оргазма, то тут меня отпустило. Мягкие губы друга излучали надежность, а величина полости рта создавала трафик в достаточном отдалении от зубов.

Я посмотрел на жену и опустил веки. Оргазм был совсем недалек, но кончать я пока не хотел. Надо было осуществить еще один пункт нашего бесовского плана. Перехватив у Авдея мой член, жена вновь не дала нам встретиться глазами и пригласила нас к столу. Пенис мой ломило не по-детски.

— Еще минут пятнадцать и все. Не вынесу, — шепнул я жене на ушко.

Она заговорщицки кивнула и погладила меня по груди. И тут Авдей поднес мне рюмку и смело взглянув мне в глаза, чокнулся. Мы выпили. Напряжение спало. Как ни в чем не бывало, наш друг травил байки, читал свои новые стихи, вперемешку с произведениями известных поэтов. Мы, как всегда, ловили его на плагиате. Он много смеялся, пил и все больше касался нашей вечеринки.

Мы тоже вступили в обсуждение сегодняшних приключений. Сначала осторожно, потом, все более увлекаясь, и через несколько минут говорили обо всем уже напрямую, без обиняков. «Вот, что спирт животворящий делает!» — родился во мне крамольный парафраз.

Во время обсуждения мы поделились с Авдеем нашим опытом анального секса и предложили ему позу на спине. По крайней мере, мой опыт анала с женщинами говорил в ее пользу. Авдей не возражал.

Мы освободили письменный стол от всего лишнего и застелили его толстым одеялом. Авдей кряхтя и матерясь, взобрался на стол и улегся во всю его длину таким образом, что его большая белая задница немного нависала над краем. Ноги на весу держать было неудобно, и Авдей рефлекторно поднял их к краям живота с помощью рук. «Почти как на гинекологическом кресле», — подумал я.

Пока Ира искала крем и презервативы, я решил воспользоваться беспомощностью друга и немного пошалить. Ловко забравшись на стол, я встал ступнями по обе стороны от его лица и начал медленно приседать. Авдей немного повозмущался для порядку, но потом закрыл глаза и стал с чувством и с толком принимать в рот, то мой опавший член, то отвисшие без эрекции яйца.

Очень хотелось сеть на его рот анусом, но я боялся нарушить наступившее хрупкое равновесие и, собственно, условия договора. На помощь как всегда пришла Ирка.

— Ну что, Авдейка, приготовить твое очко к большой порке? — смело спросила она и залилась колокольчиком.

Авдей что-то промычал, так как в это время его рот был заполнен моими яйцами. Мой басист не без труда, но все же заглатывал их оба. И тут он вдруг застонал и резко открыл глаза. Оглянувшись, я увидел, что моя благоверная во всю отлизывает сфинктер Авдея, руками теребя его мошонку и член.

Я с удовольствием продвинулся чуть вперед и поднес свое очко к не устающему языку друга. Авдей стонал и показывал языком нереальные фокусы моим трем эрогенным зонам. Член мой давно набух и я уже с трудом засовывал его в рот Авдея. Внутренняя пружина тянула его в противоположную сторону.

— Я больше не могу, — взмолился он и мы отошли от колыхающихся сугробов товарища.

Ирка быстро натянула на меня презерватив и смазала сфинктер друга. Подойдя к блестевшему от смазки очку Авдея, я поймал себя на мысли, что мне это совсем не нравится. Уж больно волосатой и неэстетичной была открывшаяся мне картина. Но рядом была Ирка, она прижалась к моей попе своим теплым животиком, став со мной единым целым. Нежно обняла меня сзади руками, поласкала сосочки, взяла член в руку и подтолкнула меня вплотную к раскрытой промежности Авдея.

— Давай! Сразу! Медленно, но настойчиво! Без колебаний! Не останавливаясь! — нашептывала моя жена.

Мне оставалось только исполнить. Член вошел как по маслу и я тут же уперся яйцами в добротные белые булки друга. «И тут не так плотно, как у Ирочки», — заметил я.

Авдей тяжело задышал. Я сделал несколько осторожных фрикций с небольшой амплитудой. Иногда я что-то задевал внутри, от чего его упавший член непроизвольно вздрагивал и немного наливался кровью. Потом опять успокаивался до моих очередных «попаданий».

— Сядь на него ко мне лицом, — сказал я жене и, она с легкостью вспорхнула на стол и открыла мне свою идеальную киску, с работающим языком-вентилятором Авдея.

Так мне было гораздо привычнее. Глядя на обнаженную родную женщину, я все более увеличивал темп и амплитуду движений. Авдей не издавал ни единого стона, только дышал громче обычного и, казалось, немного подмахивал. Хотя, может, это было обманчивое впечатление. Огромные складки его тела жили своей отдельной жизнью и вряд ли дружили с резонансом.

Приближающийся оргазм сделал меня смелее. Я вышел из Авдея и стягивая презерватив твердо сказал

— Я хочу кончить в рот.

Иру пулей снесло со стола, но на полпути она поняла, что команда предназначалась не ей и замерла в полупозиции. Большой белый танк обошел застывшую смуглую лань на повороте и упал передо мной на траки колен.

— Открой рот пошире и высуни язык. Я хочу видеть, как струи спермы залетают тебе в рот и капают на язык, — сыграл я командира танка.

Я догадывался, что спермы будет много, но еще не знал разрешить ли Авдею ее выплевывать. В конце концов, моя жена его сперму проглотила. «Пусть отрабатывает», — заводил себя я, подрачивая свою раскрасневшуюся открывшаяся мне картина. Но рядом была Ирка, она прижалась к моей попе своим теплым животиком, став со мной единым целым. Нежно обняла меня сзади руками, поласкала сосочки, взяла член в руку и подтолкнула меня вплотную к раскрытой промежности Авдея.

— Давай! Сразу! Медленно, но настойчиво! Без колебаний! Не останавливаясь! — нашептывала моя жена.

Мне оставалось только исполнить. Член вошел как по маслу и я тут же уперся яйцами в добротные белые булки друга. «И тут не так плотно, как у Ирочки», — заметил я.

Авдей тяжело задышал. Я сделал несколько осторожных фрикций с небольшой амплитудой. Иногда я что-то задевал внутри, от чего его упавший член непроизвольно вздрагивал и немного наливался кровью. Потом опять успокаивался до моих очередных «попаданий».

— Сядь на него ко мне лицом, — сказал я жене и, она с легкостью вспорхнула на стол и открыла мне свою идеальную киску, с работающим языком-вентилятором Авдея.

Так мне было гораздо привычнее. Глядя на обнаженную родную женщину, я все более увеличивал темп и амплитуду движений. Авдей не издавал ни единого стона, только дышал громче обычного и, казалось, немного подмахивал. Хотя, может, это было обманчивое впечатление. Огромные складки его тела жили своей отдельной жизнью и вряд ли дружили с резонансом.

Приближающийся оргазм сделал меня смелее. Я вышел из Авдея и стягивая презерватив твердо сказал

— Я хочу кончить в рот.

Иру пулей снесло со стола, но на полпути она поняла, что команда предназначалась не ей и замерла в полупозиции. Большой белый танк обошел застывшую смуглую лань на повороте и упал передо мной на траки колен.

— Открой рот пошире и высуни язык. Я хочу видеть, как струи спермы залетают тебе в рот и капают на язык, — сыграл я командира танка.

Я догадывался, что спермы будет много, но еще не знал разрешить ли Авдею ее выплевывать. В конце концов, моя жена его сперму проглотила. «Пусть отрабатывает», — заводил себя я, подрачивая свою раскрасневшуюся открывшаяся мне картина. Но рядом была Ирка, она прижалась к моей попе своим теплым животиком, став со мной единым целым. Нежно обняла меня сзади руками, поласкала сосочки, взяла член в руку и подтолкнула меня вплотную к раскрытой промежности Авдея.

— Давай! Сразу! Медленно, но настойчиво! Без колебаний! Не останавливаясь! — нашептывала моя жена.

Мне оставалось только исполнить. Член вошел как по маслу и я тут же уперся яйцами в добротные белые булки друга. «И тут не так плотно, как у Ирочки», — заметил я.

Авдей тяжело задышал. Я сделал несколько осторожных фрикций с небольшой амплитудой. Иногда я что-то задевал внутри, от чего его упавший член непроизвольно вздрагивал и немного наливался кровью. Потом опять успокаивался до моих очередных «попаданий».

— Сядь на него ко мне лицом, — сказал я жене и, она с легкостью вспорхнула на стол и открыла мне свою идеальную киску, с работающим языком-вентилятором Авдея.

Так мне было гораздо привычнее. Глядя на обнаженную родную женщину, я все более увеличивал темп и амплитуду движений. Авдей не издавал ни единого стона, только дышал громче обычного и, казалось, немного подмахивал. Хотя, может, это было обманчивое впечатление. Огромные складки его тела жили своей отдельной жизнью и вряд ли дружили с резонансом.

Приближающийся оргазм сделал меня смелее. Я вышел из Авдея и стягивая презерватив твердо сказал

— Я хочу кончить в рот.

Иру пулей снесло со стола, но на полпути она поняла, что команда предназначалась не ей и замерла в полупозиции. Большой белый танк обошел застывшую смуглую лань на повороте и упал передо мной на траки колен.

— Открой рот пошире и высуни язык. Я хочу видеть, как струи спермы залетают тебе в рот и капают на язык, — сыграл я командира танка.

Я догадывался, что спермы будет много, но еще не знал разрешить ли Авдею ее выплевывать. В конце концов, моя жена его сперму проглотила. «Пусть отрабатывает», — заводил себя я, подрачивая свою раскрасневшуюся колбасу. Ира почувствовала мою решительность, встала на колени и во все глаза смотрела на открытый рот Авдея. Руками она ласкала себе сосочки. Ей очень хотелось увидеть то, что сейчас произойдет.

Лично мне было интересно — посмотрит ли на меня Авдей во время оргазма. Если да — то что будет выражать этот взгляд. Равнодушие, усталость, ненависть, покорность? Вариантов было много, на самом деле. Но взгляд этот должен быть стать отражением наших будущих отношений. Или сношений? Взгляд-концепт, я бы сказал.

Авдей неотрывно смотрел на мою головку, но первую струю все же пропустил. Мой член был таким набухшим, что сильно пережатым оказался даже канал, по которому сперма пробивалась наружу. От этого струя оказалась такой тонкой, словно вылетевшей из шприца. Струя ударила ему в левую щеку с внутренней стороны.

Надо отдать должное Авдею, он не отстранился, а лишь чуть дернулся. Затем, шире открыл рот и сильнее высунул язык. Ира застонала и опустила ладошку себе между ног. Вторую струю я уже направил на язык. Она ударила мелкими брызгами в стороны и Авдей рефлекторно заморгал. По комнате разлился запах спермы.

— Закрой глаза — сейчас на лицо брызну, — выдохнул я и две струи с коротким перерывом залили его нос и правую щеку. Несколько капель упали ему на живот. Еще три струи, уже потолще и покороче, я спустил на корень языка друга большими мутными лужами.

И тут он посмотрел на меня. Это был вроде бы взгляд по ситуации. Авдей не знал — что делать с полным ртом спермы. И как бы вопрошал. Но главное было не это. Главное — он признал мое лидерство в нашей распутной троице. Отдал мне вымпел альфа-самца. Он спрашивал разрешения. И я ответил ему.

Я просто начал, дико рыча, трахать его в рот и спустил в него еще 5—6 струй. Пусть благодарит, что я ему еще не в горло воткнул свой елдометр. Ему пришлось закрыть рот, сосать и часто-часто сглатывать. Я замер. Авдей продолжал глотать.

Казалось, что этому не будет конца. Я не вынимал член, пока он сам не упал в размерах и не выскользнул из него. Мой друг широко открыл рот и глубоко задышал, пытаясь встать с колен. И тут я сделал контрольный выстрел:

— Сделай его чистеньким, — устало сказал я Авдею, не делая никаких телодвижений.

Тот сам взял мою, еще горячую от выстрелов базуку, осторожно отодвинул кожу с головки и нежно вылизал каждый квадратный сантиметр. Поднял глаза и спросил взглядом — мол, ок? Я устало опустил веки и Авдей, бережно вернул моего красавца к временно осиротевшим яйцам. Финита, братцы. Мы это сделали!

Глава 3

— Но это не помешает нам выпить! — громко заявил Авдей, потирая колени и улыбаясь в тридцать два зуба.

Его член оказался прилично эрогированным и смело упирался нашему товарищу в его белоснежный живот. Получалось, что причина, по которой он возбудился, еще не высохла на лице и животе Авдея. Мы с Ирой озабоченно переглянулись... Наш обкончанный друг, весело напевая, разливал водку по рюмкам.

— Давай колись, старина, почему ты так спокойно принял и сыграл свою пассивную роль? — спросил я после трех выпитых рюмок. В ход пошли уже наши запасы спиртного.

— А у меня это не в первый раз, Тоха. Меня еще по студенчеству, во Владике, банально опустили в ментовке. Никогда об этом не говорил и старался забыть. Но, видишь, вы своей игрой подняли муть со дна моего вместилища драконов.

— Расскажешь? — не унимался я.

— Да что там рассказывать? — Авдей затянулся сигаретой. По пьянке накосячил в ресторане. Менты приехали и забрали. Затем, оформили и бросили в камеру. Там я сразу заснул и очнулся, когда меня уже вовсю в очко проверяли, а двое держали, чтоб не кричал и не рыпался.

— Ну и как ты это пережил?

— Да нормально пережил. Доминантой всю эту рефлексию покрыл страх быть зараженным СПИДом. Я в морально-психологический аспект пережитого даже не погружался. Тогда же газеты об этом иммунодефиците в каждом номере страшилки писали. Я и очконул реально. Месяц не спал, хорошо, что сессия была. Хоть как-то отвлекался от мрачных мыслей. Похоронил себя уже. В депресс жуткий впал. Но сдал анализы и успокоился. Вообще ничего. «Чист, как только что из ванной... « — напел он популярный хит.

— Мальчики! А вы не забыли, что я не кончила? — мотнула хорошенькой головкой Ирина и мы с удивлением обнаружили, что она вдрызг напилась.

— Вопросы с отрицанием не задают, — по привычке блеснул эрудицией наш товарищ.

Ира хмыкнула и, медленно поднимая указательный палец, начала собираться с мыслями, но я взял ее на руки.

— Авдей, начинай! — распределил роли я и бережно положил свою пьяненькую супругу на стол.

Тело Ирины с легкостью заняло то же положение, что и снеговик Авдея минутами ранее. Наш друг бережно положил ноги Ирины себе на плечи и вставил свой член в заждавшуюся киску жены. Я выпивал и закусывал, пока мой басист медленными и экономными движениями разогревал маленькое смуглое тело.

Мои амплитуда и скорость значительно отличались от фрикций Авдея. Но, к своему удивлению, я увидел, как моя бесстыжая бестия стремительно приближается к оргазму и в таких «нечеловеческих» условиях. «А я-то думал, что владею единственным в мире цветком, а это была самая обыкновенная роза...», — скорбно процитировал я Экзюпери и выпил еще.

Ира кончила, как и со мной, мелко задрожав промежностью и приговаривая нетленные «Ой-ой-ой... «. Авдей опустился на колени и с полминуты вылизывал клитор и попку моей благоверной. Потом снова вставил свои шесть дюймов в мою белочку и продолжил исполнять арию из брачных игр бегемотов.

В общем, слухи о не полном сексуальном соответствии моего друга оказались сильно преувеличенными. Он спокойно качал мою девочку уже более 5 минут и пока на финиш не торопился. «Ну я бы в таком темпе откровенно заскучал», — успокаивал я себя, отрывая задницу от стула.

— Пора и власть употребить — сказал я твердым голосом и придвинул голову жены к краю стола.

Она с трудом подняла на меня нетрезвые глаза и послушно запустила в рот моего мягкого змея.

— Сам-сам-сам — передразнивая киногероя Михалкова, протараторила Ира с членом во рту и закрыла глаза.

«Закрой глаза — открой рот», — почему-то всплыло из детства в моей голове и я, поглаживая яблочки грудей, начал трахать жену в открытую дверку очаровательной хлеборезки.

Через пару минут спина моя начала затекать в неудобном положении и я решил подключить к оральным ласкам Авдея. Встав на край стола, я широко расставил ноги, и мой красавец закачался как раз напротив головы товарища. Я замер в десяти сантиметрах от его рта и с нарастающим возбуждением смотрел, как он, не отпуская ног жены, одними губами поймал мой непослушный, чуть восставший писун. И пока член мой не набрал максимальной длины, я с азартом загонял его во всю длину авдеевского рта.

Передо мной вставала дилемма, чем занять себя дальше. А если конкретнее — кого и во что трахать. Решив еще раз насладиться своим триумфом, я повернулся к другу задницей, и чуть наклонившись, раздвинул свои ягодицы. Авдей немедленно припал к моему сфинктеру языком.

— Яйца! Очко! Яйца! Не молчи! Постанывай и причмокивай, — раздавал я короткие команды.

Раздувшийся от новых ощущений член, надо было срочно куда-то девать.

— Давай, меня стоя, — вдруг услышал я дрожащий от волнения голос Авдея.

— В смысле? — не понял я.

— Ну прям вот так. Подходи сзади и вставляй, как в Эммануэль, помнишь?

Справедливости ради, в культовом кинофильме герои тоже сделали бисексуальный бутерброд из трех тел в позе «женщина снизу на спине». Но там два мужика все-таки лежали на ней. Только, глядя на этот белый айсберг, представить себе такое было достаточно сложно. Я надел презерватив и подошел к Авдею сзади.

— А тебе не будет больно? — поинтересовался я. Женщины не очень любят в этой позе в попочку.

— Нормально. Давай! Я же не женщина — резонно заметил он.

— Только ты стони хотя бы. А то я себя каким-то фашистом ощущаю.

— А кем бы ты хотел себя ощущать? — поморщился Авдей, когда почувствовал мою головку в своем анусе.

— Ну а сам-то ты как думаешь? Я себя только в одной сексуальной ипостаси могу представить.

Авдей понимающе кивнул.

— Я твоя женщина, ты мой мужчина, да? Почти по Кормильцеву, — кряхтел мой друг, вновь привыкая к моей раздувшейся колбасе в своей заднице.

— Приятно иметь дело с умной женщиной, — засмеялся я и с силой вошел до конца.

Иришкино тело покачнулось, она открыла глаза и от удивления привстала на локтях:

— Похоже, я дремануть успела, — откашлялась она. Да я смотрю, вы тут спелись, голубки. Займитесь-ка моим оргазмом, господа, — важно произнесла она и откинулась на спину.

Она сняла свои ноги с плеч Авдея и уперлась босыми ступнями ему в грудь. Руки ее опять стали блуждать по своим сосочкам и промежности. Я посоветовал Авдею войти в жену как можно дальше и замереть. А сам начал совершать мощные фрикции, загоняя свой член как можно дальше в кишку товарища. К стонам жены добавились громкие вздохи Авдея, которыми он сопровождал мои глубокие проникновения.

— Стони, сука! — Я хлопнул товарища по белой заднице. Только не басом!

Авдей послушно застонал в высоком регистре.

— Говори «еще»!

— Еще! — вторил моим командам Авдей.

— Любишь подставлять мне свое очко?

— Да!

— Полный ответ, шлюха! Импровизируй! — заводился я.

— Да! Я обожаю подставлять тебе свое очко! Я всегда буду давать тебе в задницу. Мне нравится, когда твой член хозяйничает у меня там. Еще, еще! — моего товарища было уже не остановить.

Ира тоже приближалась к своему апогею.

— А теперь мы вместе подведем Ирочку к оргазму. — обратился я к Авдею.

Я вплотную вжался в задницу друга и начал задавать длину и темп уже его ф