Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

7 дней, 6 ночей. Часть 1

Пролог

— Па-ап, — плаксиво проканючила Кристина, — Ну ты так и не ответил! Можно Лера поедет с нами?

— Не понимаю твоего упорства! Неужели ты считаешь, что тебе с нами будет скучно?

— Не скучно. Но с ней еще не скучнее. Она сама за билеты заплатит. А вилла же одинаково стоит, хоть 4 человека там живет, хоть 100.

— Крися, мы же давным-давно решили провести этот отпуск семейно. Чтобы только свои...

— А она мне не чужая, а лучшая подруга!, — возразила дочка.

— Да, но ты не думаешь, что она кого-то может смутить? И в итоге мы не сможем отдохнуть так, как хотели?

— Никого она не смутит. И я ей про наше правило рассказывала. Она тоже согласна по нему жить.

— Она может и да, но я вот не уверен. Откуда я знаю, что мне захочется? Вот захочу я, к примеру, голышом искупаться или позагорать.

— Ой-ой ой! То есть меня ты не постесняешься, а ее — да?

— Тебя нет, — серьезно ответил отец, — а вот ее — не знаю.

— Па-ап, ты правда что ли?, — изумленно и слегка скривив губы спросила дочь.

— Я, может, давно мечтаю попробовать натуризм. А что? Миллионы людей целыми семьями так живут! И к тому же мы договорились, что все, что случится на вилле — останется на вилле. Поэтому каждый из нас вправе на территории виллы делать все, что заблагорассудится. И никто из остальных не имеет права его ни в чем упрекнуть. А что сейчас я слышу? Ты уже меня упрекаешь!

— Ничего я не упрекаю!

— По твоему тону и виду не скажешь!

— Я просто даже не думала, что настолько все, что захочется.

— Именно так, Крися. И мы это обсуждали!

— Ну ла-адно..., — девушка закусила губу и задумалась, — А если она не будет против? Если я ей прямо скажу.

— Скажи. И я уверен, что она откажется сама. Представь, как она себя неловко может почувствовать?

Дочка убежала к себе звонить, махнув на прощанье хвостиками и подолом короткой легкой юбчонки, а Виктор задумался: и правда, а чего он действительно хочет от этого отпуска? Зачем он придумал правила его проведения и заразил своей идеей семью? И почему в разговоре первым в его голову пришел именно натуризм? Выводы, к которым он пришел, были пугающими. Мужчина впервые четко осознал свои сокровенные желания, до этого тщательно скрываемые в его подсознании. Стоило ему представить ситуацию, как он смотрит на свою нагую дочь, а она на него, и как его тоже обнаженные сын с матерью смотрят, просто смотрят, друг на друга, как член Виктора стал немедленно твердеть. А ведь это была лишь верхушка айсберга! Он все же сумел задавить в себе самые тайные желания, которые, почувствовав слабину, полезли из глубин мозга на поверхность. Встряхнув головой, отец семейства переключился на другую тему. Нужно было собираться, жена не чесалась, а времени до отлета оставалось лишь 3 дня...

День 1

Самолет коснулся колесами полосы, и в салоне раздались дружные аплодисменты радостных и настроенных на отдых пассажиров. Перелет закончился, а значит — начался отпуск!

У выхода из аэропорта семью Кукликовых ждал просторный минивэн. Неразговорчивый водитель помог загрузить чемоданы и задал всего один вопрос:

— Вас, вроде, четверо должно быть?

— Дочка подружку взяла, — охотно пояснил Виктор, — А что? Проблемы?

— Да никаких...

Машина около двух часов катила по приморскому шоссе. Затем дорога удалилась от моря, начались серпантины. В верхней точке, вэн свернул на неприметную грунтовку, петлями уходившую куда вниз, в лесные заросли. 15 минут тряски и перед взволнованными отпускниками вырос высокий глухой забор. За воротами открылась небольшая, ровная, ухоженная территория. За деревьями, метрах в 50, просматривалось синее море, у самого берега которого, в тени крон, стояла белоснежная компактная вилла. Дети первыми выскочили из машины и с радостными криками побежали к дому. Тот стоял на высоком каменном фундаменте и имел 2 этажа. Пока водитель таскал вещи, Виктор с женой осмотрели свои владения на ближайшие 7 суток. Начали с цокольного этажа, где была оборудована сауна с небольшим пресным бассейном и отдельным выходом к морю. На первом этаже была просторная кухня, столовая и уютная гостиная с камином. Второй этаж был отведен под спальни. Их было 3 и в каждой имелся санузел с душевой кабиной. Но главным была восхитительная терраса. Она располагалась на уровне 1-го этажа и метров на 10 в ширину нависала над морем и узким песчаным пляжем. Дно от кромки воды круто уходило вниз, поэтому с края террасы можно было смело нырять в море, без риска расшибить себе голову. Глубина там была на вскидку метра 4.

Света только ахала и охала от восхищения, поминутно бросаясь мужу на шею и осыпая его поцелуями.

— Здесь волшебно! Чудесно!! Ты говорил, что тут здорово, но я даже не ожидала, что настолько!!!

— Знала бы ты, сколько это стоит...

— Не хочу знать! Плевать!!! Я хочу тебя прямо сейчас!

Ее романтический порыв был бессовестно нарушен водителем.

— Я закончил. Ваша машина — в гараже. Бак полный. Если кто-то захочет выйти за территорию, предупредите охрану. Телефон в прихожей. Номер 110. Не забудьте, а то ГБР приедет через 15 минут.

— Не забудем, — ответил Виктор, игриво ущипнув жену за попу.

— Если понадобится что-то: продукты, снаряжение... набирайте 100. Привезут в течение 2-х часов. За отдельную плату.

Света метнулась в кухню и распахнула дверцы огромного двухстворчатого холодильника.

— Милый, тут продуктов на полгода хватит, — прокричала она через дверь.

— Свежевыжатые соки, хлеб и молоко вам будут доставлять ежедневно к 8 утра. Найдете у ворот в термоконтейнере.

— Спасибо, — Виктор протянул водиле тысячную купюру.

Тот впервые за все время улыбнулся, пожелал хорошего отдыха и удалился. Послышался звук отъезжающей машины. Света вновь выскочила на террасу и повисла на муже.

— Так на чем мы остановились?

Виктор без слов подхватил ее на руки и понес в спальню, краем глаза отметив, что дети уже плещутся в море прямо в одежде. В спальне их ждал сюрприз. Каменными были только наружные стены. Все перегородки внутри были из гипсокартона, хоть и в два слоя, но, похоже, без звукоизоляции между ними. Мужчина бросил жену на кровать. Света туту же стянула с себя трусики и призывно раздвинула ноги.

— Трахни меня! Не могу терпеть!

Но Виктор подошел к стене и озабоченно постучал по ней.

— Слышимость стопроцентная! Потише надо быть. Все слышно будет.

— Не разочаровывай меня! Ты же сам сказал: каждый может делать, что хочет. И все останется здесь. Я люблю и хочу тебя. И пусть все слышат!

— О-о! Плохая девочка!, — заворковал Виктор, подходя к постели и на ходу расстегивая штаны, — Ты меня удивляешь!

— Я еще даже не начала тебя удивлять!, — Света ухватилась за выскочивший на свободу член мужа и потянула его на себя.

— А если они последуют нашему примеру?

— А ты думаешь почему Лера так хотела с нами поехать? Она давно по Славику сохнет.

— И плохая девочка хочет услышать, как ее сынок трахает подружку ее дочки?, — подзадорил жену Виктор, без прелюдий загоняя свой член во влажную горячую киску.

— О-о-охххх! Да-а-а!!!

— А он ее трахнет! Ты видела, как он на нее пялился все время?

— Да-а-а! Еби меня, любимый! И я видела-а-а... о-о-о... как ТЫ пялился на нее!

— А может моя грязная девочка хочет, чтобы и я трахнул подружку ее дочери?, — в запале страсти выкрикнул Виктор и тут же сжался внутренне, испугавшись, что перегнул палку.

— О-о-о... Это ты грязный мальчишка! Ты можешь делать, все хо-очешь! Никаких упре-о-оков! Никаких сожа-а-алений! Ты так хотел, мой развратник?!

— Заткнись и не болтай, шлюшка! Это тебя отвлекает!

— О-да-а! Шлюшка будет только кричать, когда ее ебу-ут!!!

Они предавались любви с такой немыслимой страстью, какую испытывали, только будучи молодыми. Но сейчас все вернулось. В комнате какое-то время слышались только крики и. .. протяжные стоны, пока муж с женой синхронно не начали кончать...

* * *

— Это то, о чем я подумала?, — спросила Кристина лежа на песке.

Мамин протяжный, почти животный вой, был слышен даже через закрытое окно родительской спальни.

— Ага. Кажется, им сейчас очень хорошо, — с усмешкой прокомментировал Слава.

— Блин, потерпеть не могли?, — фыркнула сестра.

— А зачем? Каждый делает, что хочет...

—. .. Но не ущемляя свободу других, — закончила за брата Крися

— А они твою свободу ущемляют?

— Нет. Но может Лерке не хочется этого слышать?

Валерия стояла и со счастливой улыбкой глядела из-под ладони на море. Ее легкое белое платьице, намокло от купания и облепило тело, став почти прозрачным, отчего девушка казалась обнаженной. Картину портили только просвечивающие белые трусики. Услышав свое имя, она стала разворачиваться. Славка, до этого момента бессовестно разглядывающий девушку, быстро отвел взгляд.

— У нас двушка, и я часто слышу, как мои родоки этим занимаются. Мне даже нравится. Так что пусть ваши оторвутся. Прикольно даже.

Славик решился поднять глаза и уже не смог их оторвать. Вид на Леру спереди был еще более привлекательным. Причиной тому были ее довольно большие грудки с задорно торчащими темными сосками, отчетливо проглядывающие сквозь мокрую ткань. Перехватив взгляд юноши, девушка улыбнулась чему-то своему и тут же спросила у него.

— А ты тоже, как твой папа, голышом хочешь позагорать?

— Лерка, чего ты треплешься? Я ж тебе по секрету рассказала!, — возмутилась Кристина

— Какой секрет? Если твой папа будет так загорать, Славка и так увидит. Так как Славик?

— Если кто-то еще будет, и я буду!, — набравшись смелости выпалил парень.

— Ну тогда раздевайся!

Девушка засмеялась и решительно стянула с себя платье. Затем она приняла позу, словно позировала для художника и с вызовом посмотрела на брата подруги.

— Лерка, чо ты, как шлюха! Оденься!, — завопила Крися.

— А я тоже хочу голой загорать! Такие ведь были правила? А тебе, Славик, вижу, слабо?

— Дура!, — выпалил юноша и позорно убежал в дом, закрывшись в своей комнате.

Он был девственником, и едва начал заниматься самобичеванием, проклиная себя за нерешительность и трусость, как разговор родителей в своей спальне переключил его внимание. Слышно было прекрасно даже несмотря на то, что их разделяла еще и комната Кристины с Валерией.

* * *

— Светик, а ты серьезно говорила или так, в порыве страсти?

— О чем?, — устало спросила жена. Мощный оргазм, пережитый пятью минутами ранее, вымотал ее.

— О Славке, Лере и... обо мне?

— Даже думать об этом не хочу...

— Я так и понял.

— Не то ты понял, милый. Мне безумно нравится это место, и безумно нравится твоя идея забыть обо всем, о любых условностях и запретах, и делать все, что заблагорассудится. И я просто не хочу думать, что я, или ты, или дети, делаем что-то неправильное. А после отпуска просто взять и забыть все. Будто ничего не было.

— А мы сможем забыть, если сделаем что-то неправильное?

— И об этом я тоже думать не хочу. Слушай! Хватит меня грузить! Давай просто отдыхать и делать все, что захочется. Хочешь трахнуть Леру? Так трахни, если ваши желания совпадут! А я вот прямо сейчас купаться хочу. Без ничего. И пойду! И пусть Славка смотрит, сколько хочет. Мне даже приятно будет. А если у него еще и встанет на 38-летнюю женщину — вдвойне приятно будет.

— Ты права. Я это затеял, а сам веду себя, как брюзга.

— Вот именно! Наконец-то дошло! Ты со мной?, — спросила Света вставая и избавляясь от платья и лифчика.

— С тобой, но голым купаться пока не буду.

— Да на здоровье! Хозяин — барин. Купайся одетым. Видишь, как все просто?

* * *

Славка стоял у окна, спрятавшись за занавеской, и не отрываясь смотрел на свою мать. Как она медленно выходит из воды, мокрая, смеющаяся, счастливая и... голая. Как плавно, в такт движениям, колышутся ее крупные, зрело свисающие под своей тяжестью вниз и смотрящие немного в стороны груди с крупными сосками. Смотрел на ее круглый плоский живот и ниже, туда где сходятся вместе немного полноватые бедра. На мамином лобке красовалась пышная темная растительность, но в самом интимном месте и в зонах бикини волосы были удалены. Словно под гипнозом, Слава приспустил шорты и ухватился за свой крупный твердый член. Ему была нужна немедленная разрядка, и уже ничего не могло ему в этом помешать. «Нет! Я не должен дрочить на маму!», — мелькнуло у него в голове, и он переключился на Леру. Та загорала на животе, лежа прямо на песке, так, что видна была только ее почти не скрываемая стрингами попка, но возбужденному парню достаточно было и этого. Несколько движений, и мощная струя спермы ударила из него наружу. Он едва успел подставить свободную ладонь, но сдержать поток уже не мог. Семя переполнила «сосуд» и, стекая по складкам кожи, начала капать на пол...

* * *

Испытав сладкое чувство свободы от купания нагишом, Света уже не захотела с ним расставаться. После пляжа она ходила под дому в одном полупрозрачном парео, под которым, само собой, ничего не было. При этом женщина постоянно ловила на себе жадные взгляды сына. Раньше она высказала мужу, что это ей бы понравилось. Но то были лишь слова. На деле же ей это не только нравилось, но и чертовски возбуждало. «И как нудисты так могут?», — думала она: — «Наверное, привыкают...". Привыкнуть к такому, без сомнения, можно, но не за один день. Пока Славка даже и не пытался. До ужина он трижды бегал к себе, чтобы передернуть. И не только из-за мамы. Лера, похоже, всерьез решила извести несчастного юношу. Нет, она не ходила голой. Но ее короткая футболка, из под которой постоянно выглядывали, не плавки, а обычные белые трусики, будоражила Славку не меньше откровенного наряда матери.

Ужин прошел великолепно. Вкусная свежая и легкая еда и много вина сделали свое дело. Виктор рассказывал байки, по которым он был мастер, а благодарные слушатели встречали каждую все более заразительным хохотом, и соревновались между собой в остроумности комментариев. Потом глава семьи куда-то вышел, а через минуту вся вилла погрузилась во тьму.

— А ну-ка все быстро встаем из-за стола и идем купаться голышом!, — раздался задорный папин голос, — Кто скажет, что он об этом не мечтал — может собирать вещи!

— Вить, как? Не видно ни черта!, — отозвалась Света

В ту же секунду в руках папы зажегся электрический фонарь. В его сопровождении все выбрались на пляж, после чего свет вновь погас. Ночи на юге темные, а под вечер небо еще и затянуло облаками. Не видно было ни зги.

— Раздеваемся и в воду! Идем на звук прибоя!

Пока все весело избавлялись от скудных одеяний, Славка попытался присмотреться. Но даже вытянув руку, он не видел собственных пальцев. Это решило дело, и он быстро скинул с себя все и с гиком ринулся в воду. Это действительно было круто! Все смеялись, как дети и орали всякую ерунду. Кто-то брызгал в него, он брызгался в ответ. Несколько раз он натыкался руками на чьи-то тела, но определить, кто есть кто, было невозможно. Наплескавшись вдоволь, все начали выбираться на берег.

— А как мы одежду свою найдем?, — спросила Крися.

— А мне не надо!, — со смехом отозвалась мама, — Кто меня не видел?

— Чьи трусы?, — заорала Лера, — А! Пофиг! Надеваю!

— Внимание!, — провозгласил отец, — свет включается на 3 секунды для поиска одежды.

Сноп фонарика высветил кусок пляжа. Славка увидел, как в двух метрах от него взвизгнула и поспешно прикрылась руками сестра. Папин член в обрамлении густых волос прямо перед ним. Мелькнула в стороне на миг голая мамина попа и тут же скрылась в темноте. Юноша успел разглядеть свои шорты и ринулся к ним. Свет погас, но он успел ухватить их. Пошарил вокруг, трусов нигде не было. Он натянул шорты на голое тело и прокричал: «Я готов!»

— Я тоже! — Леркин голос.

— Ты мои трусы надела! Где мои?

— Сарафан-то нашла?

— Ага.

— Ну и все! Он длинный.

— Все готовы?, — спросил папа и, получив утвердительные ответы, снова включил фонарь.

Друг за дружкой процессия добралась до виллы и собралась на террасе, с хохотом обсуждая ночное приключение. Включилось электричество и все начали рассматривать друг дружку. Просто удивительно, как в таких условиях всем удалось более менее прилично одеться. Если не считать, что брат с сестрой были без трусов, а Лера ходила в чужих. Она тут же подняла край футболки, чтобы посмотреть, что на ней и тут же заржала, как лошадь.

— Славка, твои что ли? А ты в моих?

— Я только в шортах.

— Жа-аль. Прикольно было бы посмотреть.

Алкоголь и общая фривольная обстановка сделала парня смелее, и за ответом он в карман не полез.

— Ну поделись. Продемонстрирую.

— Ого, какие у нас фантазии! А чулочки не хочешь примерить?

— На тебя — с удовольствием

— Облом. Я не взяла ни одних. Да у меня и вообще их нету.

— У меня есть, — вступила вышедшая на террасу мама. Она была в парео, но уже в другом, — Поделиться с тобой?

— Теть Свет, у меня таких фантазий нету. Это у Славки.

— Давай, мам, тащи. Лер, ты прямо тут примеришь, или ко мне пойдем?

— Да знаю я тебя! На словах только храбрый. А потом опять сбежишь.

— Не сбегу. Давай проверим?

— Заткнитесь вы оба. Слушать противно!, — оборвала пикировку Кристина.

— Ой ой! Какие мы строгие!, — язвительно ответила ее подруга.

Появился Виктор.

— Так, дети, вы тут свой интеллектуальный разговор продолжайте, а мы с мамой пойдем. У нас срочное дело, — и он под локоток увел жену в дом.

Лера прыснула от смеха, а Крися покраснела, что было заметно даже в полумраке. Славке не чувствовал должной уверенности, чтобы и дальше лезть в бутылку, поэтому, воспользовавшись ситуацией он объявил, что идет спать, и удалился гордый, что последнее слово осталось за ним.

* * *

В соседней комнате раздавались ритмичные удары спинки кровати об стену и в такт им громкие стоны родителей.

— Блин, ну сколько можно?! Третий раз уже! Спать невозможно!, — в голос проворчала Крися, укрывая голову подушкой.

— Твой папа гигант просто! Сколько ему?

— Имей совесть, заткнись. Он мой отец!

— Ну и что? Сороковник?

— Сорок два.

— Моему столько же, но больше одного раза за ночь ни разу не было.

— Ты считала что ли?

— А были варианты? У нас слышимость в квартире чуть похуже, чем здесь.

«Да, любимый! Сильней!! Проткни меня!!!», — раздалось из-за стены.

— Чего она так орет? Чего он там с ней делает?!, — вновь возмутилась Кристина.

— Пойдем, посмотрим?

— Дура, что ли?

— А чего такого? Каждый делает что хочет. Я — хочу!

— Даже не думай!

— Ты меня что ли остановишь? Интересно же! Пойдем!

Лера соскочила с кровати и на цыпочках пошла к выходу. Кристина что-то прошипела, но последовала примеру подруги. Дверь в родительскую спальню была приоткрыта. Девчонки синхронно заглянули внутрь и буквально залипли от того, что увидели. В спальне горел ночник и было отчетливо видно, как Света стоит на кровати на четвереньках, а Виктор яростно имеет ее сзади. Кристина чуть не вскрикнула от изумления, но Лера вовремя зажала ей рот ладошкой и утащила обратно в комнату. Там они обе рухнули на свои кровати и уставились в потолок. Первой тишину нарушила Кристина, которую просто распирало от необходимости поделиться своими переживаниями.

— Они что... в попу это делали?

— Стопудово.

— Фу-у! Но это же... так противно.

— Не заметила. По всему было видно, что им обоим очень хорошо.

Словно в подтверждение этих слов из-за стены послышался крик Светы: «В жопу-у! Кончи мне в жопу!!!»

— И... маме не больно?

— Ты не слышишь разве?

— Лер... А ты... видела своих родителей?

— Хм... Пару раз было. Не удержалась.

— А они тоже... аналом занимались?

— Этого я не видела, но у матушки в тумбочке гель специальный есть. И баночка не полная.

— Я думала, такое только в порнухе бывает.

— Мне кажется все этим занимаются. Только не афишируют.

— А ты... пробовала?

— Да у меня парень-то всего один был. Давно. Типа ты не знаешь. Леха. Он больше меня этого боялся. А у тебя с Кириллом?

— С ума сошла? Конечно нет!

Они надолго замолчали. Каждая думала о своем. Одна осмысляла увиденное, а другая — увиденное и услышанное. Через какое-то время у Кристины родился новый вопрос, и она повернулась к подруге, чтобы задать его, но слова застыли на ее губах. Лера лежала на спине с задранной ночнушкой, а ее рука активно орудовала в трусиках.

— Ты чего делаешь?!

Лера повернула голову, открыла глаза и улыбнулась, но своего занятия не прекратила.

— Я так возбудилась... Прости... Не могу терпеть.

— Могла бы выйти в туалет.

— А кого мне стесняться? Типа ты этим не занимаешься! Давай лучше вместе...

— Я не...

— Брось, ты же хочешь, я вижу! По глазам.

Пристально глядя подруге в глаза, Лера подняла ноги и демонстративно стянула с себя трусы.

— Или можем друг друга поласкать..., — вкрадчиво прошептала она, вновь опустив руку между ног.

Кристина успела заметить, что пальцы подружки блестели от смазки. Она и сама была мокрой, а ее киска горела от желания.

— Пожалуйста, Крис, я хочу видеть тебя. Хочу, чтоб ты тоже смотрела на меня. Давай! Ласкай себя! Ты же хочешь! Хочешь!!, — распаляясь все больше шептала Лера.

И девушка сдалась. Едва ее пальцы коснулись клитора, как по телу пробежала сладкая судорога, и Кристина поняла, что остановиться уже не сможет. Девушки мастурбировали, глядя друг другу в глаза и взлетели на вершину наслаждения почти одновременно.

Два протяжных приглушенных стона коснулись слуха уже засыпающей Светланы. Мысли лениво зашевелились в ее голове: «Это оргазм... точно... неправильно... моя дочь не должна быть лесбиянкой... нужно что-то делать... завтра... подумаю завтра...»

Слава оторвал ухо от стены, отделяющей его спальню от комнаты сестры и в туже секунду снова кончил. На этот раз спермы почти не было. Несколько жалких мутноватых капель и все. Это был его седьмой раз за сегодня...

День 2

— Сынок, тебе нравится Лера?

— А что?

— Да не напрягайся ты так! Я просто спрашиваю.

— Ну да, — осторожно ответил Славка, не понимая, куда клонит мама

— Нам здесь еще долго жить. Почему бы тебе за ней не поухаживать, раз вы тут вместе оказались? По-моему, она красивая и очень сексуальная девушка.

— Ты еще жениться на ней предложи!

— Зачем жениться? Курортный роман. А понравится, не разбежитесь после возвращения, кто знает...

— Я знаю. Как это обычно бывает? Милый, я беременна, и как честный человек, ты должен...

— О! Похвальная осторожность! В мое время 18-ти летние молодые люди не были такими расчетливыми. Об этом даже не думал никто.

— Включая папу?

Света рассмеялась:

— Если хочешь знать, мы женились не по залету.

— Ага! А Криська родилась через 7 месяцев после свадьбы!

— А предложение мне папа сделал за 10 месяцев до ее рождения. Улавливаешь?, — парировала мама.

— Это ты так говоришь!

— Бабушку спроси, если не веришь. Но речь не об этом. Что касается твоих тревог, то тут можешь не беспокоиться. Лера принимает хорошие таблетки последние полгода.

— Откуда ты знаешь?

— Ты забыл, что ее мама гинеколог? И моя хорошая знакомая. Она сама ей их прописала и следит за этим. Так что точно знаю. И, кстати, Кристина по ее рекомендации тоже их пьет.

— Это то тут к чему?

— К слову пришлось просто. Так как тебе мое предложение?

— Честно — я-то не против, но она... Вчера весь день надо мной издевалась.

— Не знаешь ты женщин, мой сладкий. Нравишься ты ей, поверь. И тебе просто нужно проявить свой мужской характер, вот и все.

— Мам, скажи честно, зачем ты меня об этом просишь?

Света отвела взгляд и потупилась.

— Ма-ама!, — настойчиво повторил Слава

— Хм... Ты... хорошо спал этой ночью?

— После того, как уснул — да.

— Понятно. И ДО того, как ты уснул, ты ничего странного не слышал из комнаты сестры?

— Э-э-э...

— Я ТОЖЕ слышала. И скажу предельно откровенно. Так все и начинается. И именно в этом возрасте. Сначала девочки балуются вместе, целоваться учатся, а потом...

— Ты что, боишься, что Криська лесбиянкой станет?

— Боюсь. И надеюсь, что ваш с Лерой невинный роман отвлечет ее от твоей сестры. Понимаешь?

— А может ее роман с папой отвлечет?

— Думай, что говоришь, негодник!

— Мам... Я просто еще кое-что слышал! Вчера.

— Ух! Похоже секретов тут не утаишь. Любая интрига обречена на провал. Давай так поступим... Этого разговора не было, и никаких разговоров не было. Никто ничего не слышал. Пусть все идет так, как идет, а потом мы все дружно выкинем из головы, все что было. Идет?

— Мы вообще-то так и хотели...

— Ну и чудненько. Прости, что пыталась давить на тебя.

— Проехали.

— Тогда пойдем завтракать. Девочки уже, наверное, давно все приготовили.

— Пошли, только...

— Что, милый?

— Мам, мне очень понравилось, как ты вчера ходила после обеда...

Света сначала не поняла, критически осмотрела себя и рассмеялась.

— Ой, прости, что обманула твои ожидания. Утром на автомате купальник надела. Ты хочешь, чтобы я его сняла?

— Мммм... ну-у... в общем да... И парео надень. Так... сексуальней.

— Спасибо, котенок! Приятно слышать, что я еще сексуальна для столь молодого человека! Обещаю: больше ничего скрывать не стану до конца отпуска.

День прошел в праздном безделии. Завтрак — пляж — обед — пляж. Несмотря на решительность папы до отпуска, и на развязанность Леры в первый его день, голышом отважилась загорать только Светлана. Но получалось это у нее так естественно, что определенный орган Славки к концу дня даже перестал реагировать на мамину наготу. Парень почувствовал себя настолько уверенно, что когда папа после ужина объявил: «Мы с мамой собираемся в сауну. Кто с нами?», юноша без колебаний вызвался составить компанию. Зато девочки, несмотря на все его уговоры (и вопреки его надеждам), от бани уклонились.

В парной все трое были голыми, а выходя из нее, накидывали на себя полотенца. Все было настолько чинно и обыденно, что первоначальное смущение сына быстро прошло. Зато его мать была явно чем-то расстроена, и ее безрадостное состояние увеличивалось с каждой минутой.

— Ну вот, — призналась она мужу улучив момент, когда сын убежал поплескаться в море, — Напридумывала себе всякое. Никакая я не сексуальная уже.

— С чего ты взяла?, — лениво спросил Виктор, потягивая холодное пиво.

— У Славки даже не встал на меня! В его-то возрасте! Когда они даже на старух реагируют. Видимо я уже хуже старухи.

— Да привык он просто.

— Но не так же быстро!

— Думаю, что он твою наготу перестал, как наготу воспринимать. Необычный пляжный наряд и все. Но ты его хоть чуточку подразни... Понимаешь о чем я?... И увидишь, что будет. Вот смотри. Мы же с тобой миллион раз вместе в бане были. И дома ты при мне переодеваешься. И, заметь, у меня при этом не стоит. Потому что в этом нет сексуальной составляющей. Но стоит ей появиться, и что происходит?

— Хм. Ты прав.

— Конечно прав!

— А... ты не против, если я попробую? Ну... добавить эту составляющую?

— Ты сына что ли хочешь соблазнить?

— Нет конечно! Просто проверить.

— И зачем тогда спрашиваешь? Каждый делает то, что хочет! Забыла опять?

— Сам себе противоречишь. А если соблазнить, то спрашивать надо?

— Каждый делает то, что хочет, — повторил муж и с ужасом понял, что его член от мыслей о том, как жена будет соблазнять сына, начал набухать, — Я в басик!

* * *

В своей комнате девушки могли позволить себе ходить в одних лишь трусиках. Сейчас они лежали на своих кроватях и неспешно переговаривались на отвлеченные темы. Состояние у обеих было томным и расслабленным. Маленький дискомфорт доставляло только то, что обеим хотелось повторить вчерашнее, но предложить или начать первой ни одна не решалась. В итоге у Леры оказалось чуть больше смелости.

— Крись, а вот вчера, когда я сказала, что мы можем друг дружку поласкать... Если серьезно, ты... хотела бы попробовать?

— Хм... Нет.

— А мне показалось, что вчера тебя именно это сильнее всего возбудило.

— Тебе показалось.

— А мне хочется. Может все таки... ? А не понравится — перестанем.

Лера пересела на кровать к подруге, и глядя той в глаза, положила руку ей на бедро.

— Убери руку! Я не лесбиянка какая-нибудь!

Девушка оставила руку на месте, но и Кристина не сделала попытки убрать ее

— И я не лесбиянка... Наверное... Но я не могу быть уверена на 100%. И ты, кстати, тоже. Пока не попробуешь. Крись, ты же моя лучшая подруга! Ну кого я еще могу об этом попросить?

Она передвинула руку выше и легко коснулась пальчиками интимного места подруги. Кристина едва слышно вздохнула.

— Не надо...

— Почему?

— Не хочу...

Лера надавила чуть сильнее, и Крися ощутимо вздрогнула. Но не от испуга или отвращения. Наоборот. Прикосновение подруги отозвалось в ней сладкой истомой по всему телу.

— Я просто поласкаю тебя немножко и все... А потом ты меня, если захочешь...

Она начала нежно массировать через ткань трусиков то место, где у подружки был клитор, и с радостью отметила, что ее усилия находят благодарный отклик. С губ Кристины сорвался первый легкий стон.

— Не надо... Лера... пожалуйста...

— У тебя такая красивая грудь... Не то, что у меня... Можно я... ?

Не сказав толком, чего она хочет, и, тем более, не получив на это разрешения, Лера коснулась губами ближнего к ней сосочка подруги. Тот еще после первого прикосновения к бедру приобрел форму и напоминал сейчас маленькую кнопочку.

— Что ты делаешь? Ох-х... Не надо...

Но соблазнительница не обратила на слабые протесты никакого внимания, начав посасывать грудь Кристины и одновременно усиливая давление и темп внизу. Очень скоро Кристина полностью потеряла над собой контроль и начала стонать уже в голос. При этом она теребила рукой волосы подруги, все сильнее прижимая ее голову к себе.

— Нет, не снимай их, — прошептала Кристина, но при этом сама приподняла попу, чтобы помочь стащить с себя последний предмет одежды.

Лера вошла в азарт, активно лаская губами и рукой грудки партнерши, а другой рукой — ее киску. Комната была наполнена характерными звуками: стонами, сопением, чавканьем и хлюпаньем. Но стоны Кристины вскоре перешли практически в крики, когда Лера переместилась вниз, раздвинула ноги партнерши и зарылась между ними лицом, работая губами и язычком. Освободившейся рукой Лера начала яростно ласкать себя между ног, сунув ее в свои трусы.

— А-а-а-а!!!

Каждая мышца Кристины напряглась до предела, ее тело выгнулось, а бедра с силой сжали голову Леры. Из ее раскрытой вагины вырвалась обильная струя жидкости и ударила прямо в рот партнерши. Та тоже была так возбуждена, что не сразу поняла, что происходит и с жадностью стала пить выплескиваемую порциями жидкость. Сдавленная ногами подруги, Лера не ощущала боли. Только собственную похоть и желание полностью прочувствовать оргазм подруги...

— Я, кажется, описалась..., — были первые слова Кристины спустя несколько минут.

— А я, кажется, все это проглотила...

Девушки рассмеялись

— Прости.

— За что? Мне даже понравилось... А тебе?

— Лер... Мне еще никогда... никогда не было так хорошо. Я лесбиянка?

— Не хотелось бы. Потому что если это так, то я вдвойне лесбиянка. А я не хочу.

— А ты? Ты кончила?

— Не успела...

— Хочешь... я помогу?

— Нет. Потом... Я сама...

Они лежали обнявшись. Кристина гладила подружку по голове, пока та ласкала себя. Вскоре Лера тоже достигла вершины, хоть ее ощущения были и не такими яркими, как у Кристины. Потом они вместе, дурачась, принимали душ. И, наконец, не сговариваясь, легли спать вместе. Желая друг другу спокойной ночи, девушки впервые поцеловались, чувственно и нежно. И потом долго не могли друг от друга оторваться. Но весь день проведенный на пляже и особенно то, что было после, сильно утомили их, и обе через какое-то время незаметно провалились в сон.

День 3

Света еще за завтраком заподозрила неладное. Между девочками определенно что-то произошло, и это «что-то» ее пугало. Признаков было много: их случайные взаимные прикосновения, как они смотрели друг на друга, как разговаривали. Так, или очень похоже, ведут себя люди, недавно ставшие любовниками, но не желающие демонстрировать свои отношения окружающим. Муж не разделял ее тревог и в конце концов убедил ее, что Светины догадки — лишь паранойя. Жить дальше с верой в это было легче, чем постоянно накручивать себя подозрениями. Поэтому Светлана расслабилась и стала думать о сыне. Вчерашний разговор с Витей в сауне вновь овладел ее мыслями и в итоге вылился в определенный план.

После Завтрака Света вышла на пляж последней. Только после того, как увидела через окно, что на песке загорает лишь ее сын, а остальные резвятся в море. Она расстелила покрывало рядом со Славкой, одним движением сбросила с себя парео и легла на живот:

— Сынок, не намажешь меня кремом?

— А... ?, — юноша, не ожидавший подобной просьбы, заозирался и нехотя согласился только когда увидел, что никого другого рядом нет.

Он взял поданный ему флакон и выдавил большую порцию крема на свои ладони.

— Спину?

— И ноги, и все остальное, если можно.

Со все возрастающим волнением Славка начал втирать крем в кожу матери. Плечи, спина, ноги и руки дались ему легко, но когда он приступил к ягодицам, на его купальных шортах спереди вырос здоровый бугор. Он кое как доделал начатое и уже собрался было сбежать в воду, как мать его остановила:

— Еще добавь немного на попу. Она не привыкла к солнцу.

Славка выдавил еще крема и вновь начал массировать ягодицы мамы.

— Хорошо... А теперь спереди.

Света, не дав сыну опомниться, перевернулась на спину. Слава тут же отметил, что ее груди в таком положении были более привлекательны, чем когда мама стояла. Он быстро возбудился почти до предела. Он видел маму голой и вчера, и позавчера, но никогда ее прелести не были у него прямо перед глазами. Более того, он еще и должен был трогать их!

Начал Слава с живота, уделив ему особо пристальное внимание. Света с улыбкой наблюдала за смущенным сыном, но в какой-то момент поняла, что без ее вмешательства дело дальше не сдвинется.

— Плечи, сынок... вот так... еще... Теперь голени и ступни...

Чтобы сыну было удобней и мазать, и смотреть, женщина немного раздвинула ноги. Ее промежность оказалась полностью открыта взору сына. Он массировал ноги снизу вверх, а сам, как загипнотизированный, смотрел на то место, откуда он появился на свет.

— Хватит, Славик. Теперь грудь...

— Мам, — сглотнув ответил юноша, — ты же сама можешь...

— Мне было бы приятно, если бы ты это для меня сделал. Ты не хочешь?

— Нет-нет... Если ты просишь...

Он оседлал ее ноги в районе колен и долго мял мамины мягкие дыньки до тех пор, пока венчающие их соски не набухли и отвердели, и Света сама попросила закончить.

— Все. Спасибо... Хотя постой... Внизу живота не намазал. Там немножко...

— Ма-ам, — жалобно простонал Славка.

— Там — самая нежная кожа. И если она сгорит, мне придется ходить в плавках. А ты же сам хотел, чтобы я ходила без купальника. Разве не так?

Слава нанес новую порцию крема на подушечки указательного и среднего пальца, и трясущейся рукой начал втирать его в указанное мамой место. Сначала он прошелся вокруг кустика волос на лобке, а затем переместился на пухлые половые губы матери. Двигаясь вдоль каждой их них вверх и вниз, он так увлекся, что в один прекрасный момент его пальцы скользнули внутрь расщелины и погрузились во влажную горячую плоть почти на половину. От неожиданности юноша замер на миг, после чего одернул руку, как от горячего утюга и испуганно уставился на мать. Но та совершенно не подала виду, а лишь улыбнулась и спокойно (знал бы сынок, какой ураган эмоций бушевал сейчас в голове его мамы!!!) сказала:

— Достаточно. Ты отлично справился. Тебе, наверное, не терпится окунуться? Беги!

— Угу...

Славка вскочил на ноги и, прикрывая руками причинное место, помчался к морю. Не оглядываясь, он поплыл к небольшой скале в 100 метрах от берега, и возвышающейся над водой метра на 3. С обратной стороны камня была разведанная ранее удобная выемка, где можно было сесть, опустив ноги в воду, и со стороны пляжа видно тебя не было. Намерения юноши были простыми и понятными: уединиться и подрочить. Принятые меры помогли ему, но позже, на берегу его ждали новые испытания. Выйдя минут через 30 на берег, он увидел, что его сестра с подружкой загорают в одних плавках, лежа на спине. Но таким волнующим изменениям предшествовали не менее интересные события, которые Славка, увы, пропустил...

* * *

— Дядь Вить, а Вы почему, как тетя Света не загораете? Из-за меня?<