Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Однокомнатная романтика. Часть 4

Настойчивый звонок в дверь отвлек меня от плиты.

— Марина, последи за макаронами, — распорядился я, направляясь открывать. Девушка уже успела успокоиться, переодеться в мой халат и расслабленно развалиться на диване.

Предусмотрительно посмотрев в глазок, открываю дверь. Передо мной стоит совсем молоденький парень, доверху загруженный пакетами.

— Доставка из магазина! — объявляет он, едва не роняя груз.

— Я ничего не заказывал, — пытаюсь захлопнуть дверь, но тут вмешивается Марина:

— Игорь, это мы покупали. Оля сказала, чтобы доставили сразу домой. Ты не злишься?

— Нет, конечно, — успокаиваю девушку. — Раз, купили — значит нужно.

Курьер спускался еще трижды, прежде чем сумел затащить все пакеты, коробки, футлярчики... Чего там только не было! Одежда, предметы личной гигиены, косметика и еще куча всего. Марина вселялась капитально.

Сама она, словно бабочка, порхала над покупками, открывала коробки, проверяла товар.

— Игорь, а..., — начала было она, но я опередил:

— Сейчас освобожу несколько полок в шкафу и ящик, можешь занимать.

Вещей у меня не так уж много. Парадный костюм, домашний, два комплекта на работу и... все. Остальное мелочь, вроде носков и нижнего белья.

Марина бережно развешивает обновки. Предлагаю помощь, но получаю неожиданный отказ. Мило смущаясь, девушка объясняет, что хочет потом сама показать, что накупила. Мне милостиво разрешают избавиться от коробок, бирок и прочего мусора.

Буквально через несколько минут выясняется, что выделенной территории Марине недостаточно, приходиться мне выделить ей еще ящик. А потом еще... и еще.

В конце концов, мне удалось выпросить себе две полки и четыре вешалки. Марина подумала и неохотно согласилась. И на том спасибо.

— А чем это пахнет? — девушка оторвалась от разбора вещей и принюхалась.

— Марина, — я уже догадывался, чем может пахнуть. — А ты макароны выключила?

— Э? — девушка явно уже забыла про мое поручение.

— На ужин будет пицца, — сообщил я, возвращаясь с кухни. — Если хочешь, можно еще суши заказать.

— Хочу! — оживилась Марина, которая как раз сейчас разглядывала нежно розовый халатик. Крутила из стороны в сторону, щупала ткань, но сама не спешила снимать мой халат. А потом и вовсе заявила: — Это тебе, Игорь.

— Мне!? — я помял в руках халатик, который едва ли достанет мне до середины бедра. Мягонький, розовый, с бабочками..., — Он же женский! Смотри, тут бабочки!

— Они на спине, — возражает Марина. — Если ты оденешь, я буду ими любоваться.

— Ну, уж нет.

— Одень! Только разочек! Ну, попробуй, — загорелась идеей Марина.

Ей удалось меня убедить, я отправился в душ, решив заодно и освежиться. Вернулся уже в халатике. Было очень непривычно, ткань ласкала кожу, но вот снизу... поддувало. Халатик был мне коротковат, и это мягко сказано.

Марина бросила на меня одни взгляд и звонко расхохоталась. Чувствуя, что краснею, я постарался сохранить независимый и грозный вид, а это очень не просто, когда ходить приходиться мелкими шажками, чтобы ничем не светить.

— Идем! — Марина схватила меня за руку и потащила на кухню, где усадила на табуретку. — Сиди и жди!

— Чего ждать? — не понял я, но девушка не уточнила, упорхнув в комнату.

Я нетерпеливо барабанил пальцами по столу. Прошло несколько минут, прежде чем появилась Марина. Словно модель на подиуме, она продефилировала в новом нежно-бордовом платье.

— Как тебе? — девушка крутилась предо мной, принимая разнообразные позы. Выглядела она потрясающе, что я и поспешил сообщить.

— Это мне Оля помогала выбирать! — радостно щебетала Марина. — Сиди! Сейчас еще покажу!

Я не любитель выбирать одежду, привередничать, подбирать цвета... Но на Марину в разных нарядах полюбуюсь с удовольствием.

Нетерпеливо ерзаю на табуретке, прислушиваюсь к шороху в комнате.

Следующим Марина продемонстрировала комплект из узкой темной юбки и белой блузки. Я одобрительно покивал и даже поаплодировал.

Потом были синий джинсовый костюм, строгие черные брючки, синяя юбка и бирюзовая кофточка...

Особенно меня взволновали крошечные белые шортики, практически не скрывающие ноги и ягодицы. В пару к ним Марина одела тоненькую салатовую маечку, которая периодически ползла вверх и оголяла плоский животик. Сквозь тонкую ткань явственно проступали острые сосочки.

Чувствую, что нужно еще раз сходить в душ. Теперь уже в холодный, иначе я за себя не отвечаю... Интересно она всегда такая непосредственная? Я все-таки мужчина...

И тут Марина впорхнула в своем последнем наряде. Специально ведь оставила под конец.

— Я не хотела, но Оля сказала, что тебе очень понравиться, — сообщила Марина.

На ней было белое мини-платье с красное отделкой, чепчик на ободке с красным крестом и длинные кружевные перчатки. Ноги и спина полностью оголены, декольте такое, что... Я нервно сглотнул, одергивая свой халатик.

— Ну, как? — Марина кокетливо изогнулась, я не мог не отметить тоненькие белые трусики, едва скрывающие что-либо. Неужели она не понимает, что я сейчас на неё наброшусь?

Очень вовремя позвонили в дверь. Не знаю, кто это, может курьер что-то забыл, но я рванул открывать. Искать сменную одежду не стал, сейчас в шкафу хозяйничала Марина, и мои вещи были неизвестно где.

То, что это не курьер стало ясно сразу, стоило приоткрыть дверь на пару сантиметров.

— Я вхожу! — меня припечатало к стене, а в квартиру ворвался рыжий ураган. Высокая длинноволосая девушка, окинув меня мимолетным взглядом, рванула в комнату. — Где она!?

Следом, куда спокойнее, вошла еще одна гостья — брюнетка в строгом брючном костюме. Она внимательно изучила меня своими холодными серыми глазами. Стальной взгляд пробрал до костей.

— Мило, — резюмировал она, никак не комментируя розовый халат. На её лице и мускул не дрогнул.

— П-привет, — смущенно пытаюсь одернуть короткий халатик. Тут вспоминаю, что в комнате Марина... Только бы не подрались!

Драки не было. Рыжая убедилась, что все присутствующие на местах и устроила настоящее шоу. Сцену она любит...

— Ага! Попалась! — рыжеволосый ураган метался по комнате, заглядывая в каждый ящик, в каждую коробку, в каждый уголок. На Марину она обличающе ткнула пальцем. — Что вы тут устроили!? Секс-игрища? Уже и живет вместе!? И вещички притащили!? Скажете не её хлам!? Хотя вот эта кофточка мне нравится... Говорил, что один жить будешь, а сам уже девку подобрал? О! А вот эта маечка отлично подойдет к моим туфлям! Где ты такую прелесть купила? Думали, я не узнаю!? А я все знаю! Не позволю какой-то проходимке увести моего бывшего парня! Ой, а это босоножки такие? А можно мне потом примерить? Если ей можно тут жить, то и я остаюсь!

Марина стояла с открытым ртом, не зная, как себя вести. В глазах шок, удивление и... кажется, возмущение. Еще немного и начнётся перепалка, этого допустить нельзя.

Я быстро шагнул к Марине и, приобняв за плечи, встал рядом. Жгучая брюнетка в строгом костюме тоже молча наблюдала за монологом рыжей.

Не получив должного отклика от зрителей, рыжий ураган стих. Девица еще что-то побурчала, но в конце концов плюхнулась на кровать с самым независимым видом.

— Марина, — продолжаю стоять рядом и обнимать. — Это Ксю, вы уже успели пообщаться по телефону.

— А... ? — Марина с опаской покосилась на брюнетку, которая сверлила её холодным взглядом.

— А это Оксана, — поясняю я, не бойся, они зашли на пять минут и сейчас уйдут.

— Никуда я не пойду! — вскинулась Ксю. — Пусть она уходит!

— С чего бы это? — удивляюсь я. — Мы с тобой давно расстались! Забыла? Практически, по обоюдному согласию расстались!

— Нуу, — протянула Ксю. — Мало ли, что там было. Может я решила тебя застолбить, как запасной вариант.

В этом вся Ксю, абсолютно нельзя предположить, что она выкинет. Может нести полную чушь, и быть абсолютно. .. уверенной в своей правоте.

— Ксюша, не начинай, — пытаюсь быть ласковым. — Ты очень умная и красивая девушка, зачем тебе эти глупости с запасными вариантами?

— Ну, не знаю, — пожимает плечиками рыжая бестия. — Тебя побесить...

— Ах, ты..., — пытаюсь сохранить спокойствие.

— Ладно, — неожиданно улыбается Ксю. Видели улыбающуюся гадюку? — Я уйду, но Марина со мной. Тебя ведь Марина зовут?

— Никуда я не пойду! — храбро пищит Марина. Прижимаясь ко мне. — Да, Игорь?

— Да, — на этот раз говорю с полной уверенностью. — Марина останется. А тебя я больше не задерживаю.

— Почему это она останется, а я нет? — не сдаётся Ксю.

— Потому что..., — на мгновение задумаюсь, а затем выдаю. — Она — моя девушка!

— Правда?! — одновременно удивились Ксю и Марина. Даже Оксана вскинула брови.

— Правда! — решительно киваю.

— Ах, так! — Ксю неожиданно начинает раздеваться. Я только хлопаю глазами, а на пол уже летят кофточка и юбка. Блеснула сталь — рыжая бестия вынула откуда-то стандартные полицейские наручники. — Вот вам!

Рыжеволосая девушка в вызывающем красном нижнем белье весьма привольно устроилась на моей кровати, пристегнув себя наручниками. И что теперь? Я в бессилии сжал кулаки. Единственная, кто может повлиять на эту психичку — это Оксана, а она в это время...

Оксана невозмутимо достала цифровую камеру и методично снимала каждый кусочек моей квартиры.

— А ты, что делаешь? — моему возмущению нет предела.

— Снимаю, — Оксана совершенно непробиваема.

Я готов взорваться, но мне не дают. Шум в прихожей и приглушенные голоса.

— Стойте, так нельзя. Нужно позвонить в дверь, спросить разрешения войти...

— Без тебя разберусь, что нужно. Твое дело этих вандалов арестовать!

Голоса я узнал сразу, а спустя мгновение в комнату ворвалась Прохорова таща за собой вяло упирающегося Кирова.

Немая сцена.

На кровати пристегнутая наручниками Ксю, красная от натуги Марина в эротическом костюме медсестры тащит её за ноги, а рядом стоит Оксана и снимает все на камеру. Общую картину завершаю я в розовом женском халатике.

Прохорова превратилась в соляной столб, как бы у бабки сердце не прихватило.

Нижняя челюсть Кирова совершила длительное путешествие вниз, потом с лязгов вернулась на свое место:

— Что тут происходит? — выдавил полицейский.

Все почему-то уставились на меня. Глубоко вдыхаю и начинаю говорить:

— Я в женском халате, потому что Марина попросила меня его примерить. Марина в эротическом костюме, потому что моя подруга в шутку купила ей его. Ксю пристегнута к кровати, потому что она не хочет отсюда уходить. Оксана снимает все на камеру, потому что... Я не знаю почему.

— Меня попросили, — ровным голосом сообщила Оксана.

— Потому что её попросили. Не я попросил, кстати! Еще вопросы?

— Мне жаловались, что кто-то мочился в лифте, — неуверенно начал Киров.

— Ой! — пискнула Марина, стремительно краснея. В разведке ей не работать, однозначно.

— Что, правда? — поразился Киров.

— Нет!!! — спешу все объяснить. — Лифт застрял, она хотела в туалет, но все закончилось хорошо, мы успели.

— Успели, — неожиданно подтвердила Прохорова. — Я проверила — в лифте следов преступления не обнаружено.

Бабка внимательно оглядела всех присутствующих и неожиданно поскучнела:

— Раз ничего интересного, то я поду. Сериал скоро...

Прохорова на мгновение задержалась в дверях, быстро приложила два растопыренных пальца к глазам, а затем ткнула в меня указательным.

— Я тоже пойду, — попытался улизнуть Киров, но я его задержал. Хвати мне одному за всех отдуваться.

— Забирайте её! — я широким жестом указал на Ксю. — Она не должна тут находиться.

— Как забирать? — опешил Киров.

— Да, как хотите! Оформляйте, как хулиганку.

Кирова смущаясь, подошел к кровати, старясь не пялится на аппетитные формы Ксю, упакованные в сексуальное красное белье:

— Девушка, давайте без скандала уйдем. Не будем мешать людям. Это же не ваша квартира.

Ксю медленно окинула полицейского изучающим взглядом, а потом... Потом Ксю стала вести себя так, как Ксю.

— Отвали ментяра! Званием не вышел на меня батон крошить! Иди фуражку жуй, а на меня хлеборезку не открывай!

Младший лейтенант Киров побурел от обиды:

— Да, что вы себе позволяете!

— Ой, а ты поплачь, может, я тебя пожалею!

— Так, я вас задерживаю за оскорбления сотрудника правоохранительных органов! Идемте в отделение!

— А ты заставь! — Ксю призывно развалилась на кровати, демонстрируя точеные ножки, бедра и круглую попку. — Только животик не надорви, га-а-аспадин полицейский.

— Где ключ от наручников? — зарычал Киров.

— Не догадался еще? — Ксю насмешливо передернула плечиками, демонстрируя крупную грудь и кружевной лиф.

— Помогите мне! — потребовал Киров, обернувшись.

Ага, разбежался. Я к этой психички не подойду. Марина отступила к стене вместе со мной, а Оксана вообще сделала вид, что к ней просьба не относиться.

Киров беспомощно хлопал глазами, а Ксю торжествовала:

— Что, ментяра, прокинули тебя? А ты пистолетиком пригрози! Или он у тебя не настоящий? Давай вали отсюда, полицай! Шпик! Фашист!

Кажется, Киров обиделся. Он глубоко вздохнул и навалился на Ксю. Та только обалдело выпучила глаза, когда полицейский полез ощупывать её груди. Вернее, он искал ключ, но пока возился с извивающейся девушкой, облапил все, что можно.

— Нету, — растерянно сообщил Киров, закончив обыск.

— А я и не говорила, что он в лифчике, идиот! — Ксю вела себя уже не так нахально, но все еще хорохорилась.

Киров медленно перевел взгляд на узкие трусики. Ксю завороженно следила за ним:

— Ты не посмеешь...

Полицейский стыдливо отвернулся и одним движением сунул ладонь в трусы девушки. Ксю только успела возмущенно зашипеть, а бравый лейтенант уже демонстрировал всем ключ в победном жесте.

Все, кроме Ксю, поаплодировали ему. Полицейский скромно раскланялся.

— Все равно, не уйду, — заявила рыжая, когда её отцепил от кровати.

Но Киров уже вошел в раж, он звонко шлепнул девушку по заднице и сообщил:

— Одевайся и пойдем! Не оденешься за минуту — пойдешь в таком виде.

— Ты не посме..., — Ксю запнулась глядя в честные глаза Кирова и мгновенно бросилась натягивать платье.

— Доволен? — хмуро буркнула она, приведя себя в порядок.

— Почти, — Киров ловко пристегнул ошеломленную девушку наручниками к себе. — Теперь доволен. Пошли.

Киров уводил Ксю с видом триумфатора. Мое безграничное уважение он сегодня завоевал, так совладать с этой рыжей бестией... Она теперь ему и слово сказать не может, только злобно шипит и зыркает.

— Ты с ними не пойдешь, — обращаюсь к Оксане.

— Нет, Ксю давно нужно было встряхнуть, пусть сама разбирается, — отвечает она.

— Мы тебя не задерживаем, — неожиданно храбро выступает Марина из-за моего плеча. — Да, Игорь?

— Ну, вообще-то, можешь остаться опить кофе, — приглашаю я Оксану, чем вызываю шок в глазах Марины. Наверное, пора кое-что прояснить.

— Марина, — я улыбаюсь нахохлившееся девчонке. — Оксана — моя старшая сестра.

— Правда? — мгновенно вскидывается та.

Оксана подходит ко мне и встает рядом, мы смотрим на Марину в упор, а та изучает нас.

— А ведь действительно, — радуется Марина. — Как я сразу не заметила, вы ведь так похожи.

Кофе пили в дружеской обстановке. Поначалу Марину пугал холодок и отстраненность, с которыми Оксана относиться к окружающим, но она быстро поняла, что это не презрение или высокомерие, а банальное смущение. Оксана всегда была стеснительной девочкой и выработала своеобразный механизм защиты.

Стоило девушкам пообщаться, как тонкий лед треснул, и разговор потек быстро и непринужденно. Можно только удивляться, как легко Марина располагает к себе людей.

— Почему ты решила навестить меня именно сейчас? — спросил я у Оксаны. С сестрой у меня очень хорошие отношения, но последнее время виделись мы нечасто. Она пропадала на работе, а я... вообще переехал на другой конец города.

— Стало интересно, — моя сестренка наслаждалась сладким кофе с пенкой. — И обидно.

— Обидно?

— Угу, — кивнула она. — Мне звонила Ольга и хвасталась, что познакомилась с Мариной. А меня, почему не позвал знакомиться?

— Все так быстро получилось, — смутился я. — Но, все равно могла бы позвонить!

— Не успела, — вздохнула Оксана и начала загибать пальцы. — Сперва Димка начал что-то темнить и намекать, что ты живешь не один, потом с твоей карточки, которая на «черный день» списали деньги, потом Ольга похвасталась, что познакомилась с Мариной... Родители сказали ехать к тебе и все разузнать, а тут еще и Ксю увязалась.

— Значит, видео снимала для родителей?

— Для мамы, — кивнула Оксана. — Ей интересно, как ты тут.

— А отец?

— Хотел сам приехать, но потом отправил меня. В разведку.

— Ясно, — я потянулся. Очевидно, что нужно позвонить родителям и все объяснить.

Оксана допила кофе и засобиралась.

— Не злитесь на Ксю, — попросила сестренка напоследок. — Она не со зла, просто натура у неё такая... рыжая написано для fotobab.ru.

— Вечно ты её выгораживаешь, — я всегда поражался, как два таких разных человека умудрились подружиться. Невероятно, но факт. Ксю и Оксана были лучшими подругами уже не первый год.

После тога, как мы проводили Оксану, Марина рухнула на кровать. Бедная девочка набралась сегодня впечатлений и очень устала, у неё только и хватило сил сменить наряд медсестры на уже ставший привычным мой халат. Или уже не мой?

Я опустился на корточки и чиркнул кончиком пальцев по розовой пятке. Марина что-то вяло буркнула. Тогда я взял ступню двумя руками и начал осторожно мять. Стараясь не щекотать, я аккуратно массировал девичью ножку.

Марина довольно постанывала и даже перевернулась на спину, требовательно подставляя мне вторую ногу. Я с готовностью начал массажировать и её, постепенно все сильнее смещаясь к лодыжкам и выше, к коленям.

— Игорь, — Марина резко приподнялась, заставляя меня смущенно отвести взгляд от чересчур широко расставленных ножек. — А вот, то, что ты сказал...

— А что я сказал? — честно пытаюсь вспомнить, что такого я мог ляпнуть.

— Ну, — Марина краснеет, но смотрит прямо и требовательно. — То, что я твоя девушка... это правда?

Женщины... Обо всем им нужно поговорить, все им нужно обсудить...

Я присаживаюсь на кровать, Марина садиться рядом. Вся такая серьезная и внимательная, готова, как минимум, к лекции.

— Ты — моя девушка, — я быстро целую ошеломленную Марину в нос. — Еще вопросы?

Некоторое время она просто хлопает глазищами, а потом начинает мяться:

— Значит, если я твоя девушка, мы должны сделать ЭТО?

Теперь уже я хлопаю глазами. Вот так сразу... ЭТО. Нет, я хоть сейчас. Всегда готов! Просто неожиданно от неё такое слышать.

— Не то, чтобы должны, — стараюсь подобрать правильные слова.

— Тогда давай сделаем! — решительно заявляет эта нахалка.

Что мне остается? Конечно, я соглашаюсь.

— Тогда, начинай! — Марина поворачивается ко мне и делает губки бантиком.

Я, начиная кое-что понимать, осторожно касаюсь её губ своими. Быстрый чмок и... все. Довольная Марина сидит на краешке кровати и улыбается.

— Чего ты смеешься? — возмущается девушка.

— Какая же ты... Какой же ты... ребенок, — меня душит смех.

— Я не ребенок! — обиженно пищит Марина.

— За аренду жилья платишь?

— Нет.

— Значит ребенок!

— Ах вот ты как! — Марина всерьез обижается, вскакивает и собирается сбежать, но я ловлю ей за талию и усаживаю себе на колени.

— Не брыкайся, — держу крепко. — Ты что, никогда не целовалась?

— Целовалась! — неуверенно заявляет Марина. — В пятом классе с одноклассницей... Хватит ржать!

— Все! Все! Я не смеюсь, — осторожно обнимаю смущенную девушку. Медленно приближаюсь к её лицу, осторожно целую нижнюю губу. Она заметно нервничает, но я не спешу. Целую верхнюю губу, снова нижнюю.

Марина сперва не реагирует, но быстро улавливает суть игры и начинает повторять мои движения. Мы, словно соревнуясь, нежно ласкаем губы друг друга.

По привычке, я едва не закрыл глаза, но Марина... Она смотрела прямо, не мигая. Её взгляд вызывал мурашки, слабость в коленях, электризовал. Эта была буря эмоций.

Когда девушка совсем расслабилась и втянулась, я решил сделать еще один шаг. Прильнул к её губам, задержался и медленно начал проникать в неё языком.

Марина все поняла правильно, кончики наших языков встретились. Взяв всю инициативу на себя, я начал медленно ласкать её язычок. Плавными, осторожными движениями.

Не знаю, сколько прошло времени. Может несколько минут, а может и больше. Намного больше. Когда мы закончили, Марина уткнулась носом мне в плечо:

— Наверное, я для тебя глупая неумеха?

— Ага, — покорно соглашаюсь. Для меня ты самая любимая глупая неумеха.

В ответ наглая девчонка чувствительно укусила меня за мочку уха. Но не успел я возмутиться, как её губы снова сомкнулись с моими. Целоваться ей понравилось...

Дальше поцелуев дело, впрочем, не пошло. Я сделал несколько осторожных намеков, но Марина только стыдливо отвела глаза. Было ясно, что она не готова открыться настолько. Я не настаивал, напротив, дал ей понять, что все зависит только от её желания.

— Марин, дай мне, пожалуйста, номер своего отчима, — огорошил я девушку.

— З-зачем? — занервничала Марина, которая уже успела устроиться в кровати и, закутавшись в одеяло, лазила по интернету с ноутбука.

— Нужно сообщить, где ты находишься, — объяснил я. — Они же там с ума сходят!

— А может завтра? — попыталась увильнуть девушка, но я был неумолим.

— Нет, сейчас. Не бойся, я сам с ними поговорю и все объясню. Пойми, тебе вот-вот придется знакомиться с моими родителями... Прятать тебя я не собираюсь! Нужно решать все проблемы и спокойно жить дальше.

— Ну, если ты так считаешь, — Марина кивнула на журнальный столик, — Посмотри в моем телефоне. Звонить прямо сейчас будешь?

— Да, — я быстро набрал номер, сел на кровать и приготовился говорить. Марина отложила компьютер, выползла из-под одеяла и обняла меня, положив подбородок на плечо. Я не мог её видеть, но обнаженное тело чувствовал очень хорошо.

— Слушаю, — голос в телефоне мужской, низкий, уверенный.

— Здравствуйте, — говорю я. — Сергей...

— Михайлович, — подсказывает Марина.

— Сергей Михайлович, — продолжаю я. — Меня зовут Игорь. Я звоню по поводу Марины...

Небольшая задержка и голос собеседника становится взволнованным:

— Умоляю, не причиняйте ей вреда! Мы готовы на все! Только скажите, я продам машину, квартиру... Только не причиняйте ей вреда!

Зашибись, кажется, меня приняли за похитителя. Начинаю спешно объяснять, что все хорошо, Марина жива — здорова, свободна и тому подобное. Не сразу, но мне удалось его убедить.

— Могу я с ней поговорить? — просит Сергей Михайлович.

— Конечно! — я протягиваю телефон Марине, но та делает испуганные глаза и пытается спрятаться под одеялом. Вытаскиваю за ноги, шлепаю по заднице и сую телефон под нос.

— Але, — неуверенно говорит Марина. — Да... Все хорошо... Я понимаю... Извините, я не позвонила... Да... Да... Но, я не хочу... Нет, Игорь разрешил остаться... Нет... Я... Я не хочу возвращаться!!!

Марина со слезами сбрасывает звонок и швыряет телефон на пол. Кутается в одеяло, как огромная гусеница.

— Не психуй, — начинаю целовать обиженную мордашку. — Я тебе обещаю, силой никто тебя отсюда не заберет. Ты мне веришь?

— Угу.

— Отлично, — поднимаю с пола надрывающийся телефон. — Давай спи, я на кухне поговорю и все устрою.

С Сергеем Михайловичем беседовали долго. Я слышал, как ему что-то подсказывал взволнованный женский голос, судя по всему жена. Они искренне волновались за Марину, уточняли её самочувствие, что ест, что одевает, не болит ли ничего...

Ненавязчиво пытались выяснить, кто я такой, но этот разговор я решительно оставил до личной встречи.

Сергей Михайлович тут же собрался приехать, но я быстро остудил его пыл, заявив, что Марина уже спит, и лишний раз её волновать я не позволю. Он отчаянно спорил, но все-таки согласился со мной.

Мы договорились, что я привезу Марину завтра. Это их заметно успокоило, но не окончательно. Вообще, Сергей Михайлович так боялся, что я исчезну бесследно вместе с Мариной, что был готов не класть трубку до самой нашей встречи.

Разговор затянулся и порядком измотал меня. В кровати я оказался уже далеко за полночь. Марина изо всех сил притворялась, что спит.

— Завтра поедем знакомиться с твоей семьей, — шепнул я, устраиваясь на своей половине кровати.

— Они не позволят мне остаться у тебя, — жалобно застонала Марина.

— Позволят, я обещаю, — говорю уверенно, а сам еще понятия не имею, как буду убеждать Сергея Михайловича и его жену. Но буду, и убедю... убеждю... Донесу до них всю глубину своей мысли.

Проснулся рано. За окном накрапывал дождик, серые тучи заполонили небо. Но город все равно уже гудел: спешили по тротуарам пешеходы, прикрываясь цветастыми зонтами, по дорогам катились автомобили.

Будить Марину не стал, еще несколько часов она может спать спокойно. Это время я намеревался потратить с пользой. Закрылся на кухне и набрал номер из быстрого набора.

— Привет, Па.

— Кто надоумил позвонить? — вместо приветствия поинтересовался отец, любит он сразу брать быка за рога.

— Сам решил! — нагло заявляю я. — Мы ведь взрослые люди и давно должны были поговорить.

— Ну, один из нас, действительно, взрослый, — бодро говорит отец. — А второй бросил семью и решил по выпендриваться и пожить в одиночку... Ладно, признайся. Кто надоумил? Оксана? Нет, сестренку ты любишь, но она только вчера у тебя была... так быстро не могла уговорить. Кто? Мне, правда, интересно.

— Димка, — нехотя признаюсь.

— Ага! — торжествует отец. — Я так и знал! Хороший парень этот Димка, всегда мне нравился. Ладно, с этим ясно. Чего хочешь? Денег?

— Почему сразу хочу? Неужели я не могу просто позвонить... помириться.

— Нее, — категорически отметает такой вариант мой чрезмерно догадливый отец. — Мириться ты бы приехал лично, к матери начал бы подлизываться. А, если звонишь, значит, жареный петух клюнул. Оксанка нам уже видео с твоей девушкой показала... Денег клянчит? Подарки канючит?

— Ничего она не клянчит! — взрываюсь я. — Ей деньги не важны! Она хорошая девушка и никогда бы не стала меня использовать! А, если ты не можешь этого понять, то...

— Тпрууу, — осадил отец. — Хорошая значит... Познакомишь?

— Познакомлю.

Телефон растерянно замолчал. Отец долго думал, пытался подобрать слова.

— Это меняет дело, — был вынужден признать он. — Так, что ты хотел?

— Машину, — нехотя признался я.

— Случайно не ту, что мы с матерью тебе подарили, а ты заявил, что это буржуйская роскошь и тебе она не нужна? — не мог ни уколоть отец.

— Угу.

— Что-то изменилось?

— Да, — говорю честно, отступать уже некуда. — Сегодня с Мариной встречаемся с её родителями, не хотелось бы ехать на автобусе.

— Ого! — поразился отец. — Уже и с родителями знакомиться собрался. А мы как же? С нами когда?

— Машину можно взять? — пытаюсь увильнуть от ответа.

— Сперва скажи, когда представишь нам свою Марину, — если отец чего-то хочет, то он этого добьется.

— Может, через месяц... У нас столько дел сейчас.

— Вечером деньги — утром стулья, — усмехается отец. — Машину я тебе отправляю, водитель пригонит. А, что касается остального... Жди нас в гости в ближайшее время!

— Какие гости!? — пытаюсь возражать, но отец только смеётся и сбрасывает звонок.

Как будто и не было ссоры и взаимного игнорирования. Прав был Димка, давно стоило позвонить. После общения с родителем я чувствовал себя бодрым и уверенным. Настроение стремительно шло вверх.

Тихо, чтобы не разбудить Марину, я вышел из квартиры и спустился на улицу. Новенький черный внедорожник с эмблемой BMWподкатил уже через десять минут. За рулем сидел знакомы мне водитель отца.

— Держи, — он протянул пухлое руководство с красивой надписью BMW X5 xDrive 30d. — Изучи внимательно, там куча наворотов.

— Спасибо, — безропотно беру руководство. Всех возможностей этой красавицы я и правда, не знаю, ездил на ней один раз, когда подарили. — Ты как обратно?

— На такси, — водитель помахал мне на прощание и удалился.

Я сел за руль, завел машину. Полный бак — кто бы сомневался.

После маршрутного такси, машинка казалось мне верхом развития цивилизованной мысли. Мощная, удобная, едва урчит, в салоне плазменный телек, блюрей привод и еще куча всего. Марине должно понравиться.

Сделав круг вокруг дома, я припарковался и вернулся в квартиру. Пока ехал в лифте, скинул СМСку с благодарностью отцу.

Марина все еще спала. Я позволил себе полюбоваться, как красиво она разметалась по кровати, широко раскинув ноги и руки. Подлое одеяло скрывало все самое интересное, но все равно здорово.

Не удержавшись, я забрался на кровать и обнял девушку через одеяло. Полюбовался спокойным лицом, прислушался к мерному дыханию. Медленно наклонился к её лицу и начал ласкать губы. Еще толком не проснувшись, девушка неуверенно ответила на ласки, затем, приоткрыв один глаз, закинула руки мне за шею и начала требовать большего.

Я задействовал язык, Марина тихонько застонала от удовольствия. Целоваться ей нравилось, это очевидно. Мы так увлеклись, что не сразу обратили внимание на назойливый телефонный звонок.

Звонил Сергей Михайлович, требовал немедленно привезти Марину, иначе грозился приехать сам. Мои возражения, связанные с необходимостью позавтракать, он отмел сразу, заявив, что поесть мы можем и у них дома. Вернее Марина может, я могу поприсутствовать. Не нравлюсь я ему, но это и понятно.

Решив не спорить, я сообщил, что мы выдвинемся в ближайшее время.

День обещает быть интересным.

. ..

Уважаемы читатели и читательницы.

Чтобы качественно повысить уровень своих рассказов, я хотел бы услышать как можно больше Ваших отзывов и предложений. Если Вам что — то понравилось в рассказе, а может, наоборот, вызвало раздражение, непременно сообщите об этом на мой почтовый ящик. И, конечно же, я буду очень рад, если Вы поделитесь своими темами, пожеланиями, предположениями или идеями для новых рассказов.

[email protected]