Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Лето цвета мечты. Часть 3

От дуновений ветерка тихо шуршали занавески на окнах спальни. Где-то вдали гудели машины, гуляли и галдели дети, кто-то разговаривал и смеялся, но всё это происходило где-то в другом мире. А в комнате было тихо и свежо. Не на долго задремав, я очнулся от Её нежных прикосновений, посмотрел на неё и крепче обнял. Мы лежали поперёк кровати, я на спине, а Алиса на боку, прильнув ко мне всем своим обнажённым телом, и положив голову на моё плечо, мы отдыхали от первой нашей близости. Я наслаждался ощущением её рядом, мне было невероятно хорошо. Алиса легонько гладила рукой мою грудь, едва касаясь трогала соски, скользила рукой по моей шее, забиралась ею в волосы, а я, придя в себя из недолгого забытия, гладил её по спинке и округлостям бёдер, как будто проверяя, настоящая ли она? Не исчезнет ли она вдруг?


— Димочка, — сказала она тихо и нежно, так, будто произносить моё имя было для неё величайшим наслаждением, — знаешь что?...

— Мм?

— А ты помнишь, что было сегодня утром?...

— Когда?...

— У тебя в комнате...

— А что было?... — я с любопытством взглянул на неё.

— Я тебе сейчас в чем-то признаюсь...

— Давай...

— А я была сегодня утром у тебя в комнате...

— Правда?... И что же ты тут делала?

— Я утром проснулась,... хотела тебя поскорее увидеть. Ты всё не выходил, я решила проверить, дома ли ты... Постучала тихонько, никто не открыл, я зашла в комнату, ты спал на кровати. Так ровно дышал... Я тихо подошла к тебе и смотрела, как ты спишь..., — она провела пальчиком по срединной линии моего лица — от лба до кончика носа, оттуда к губам, и по подбородку, и прошептала, — ты такой красивый... И ты тихонько шептал во сне моё имя... Я не удержалась, и поцеловала тебя... осторожно, я боялась тебя разбудить, но ты ответил мне не поцелуй, не открывая глаз... Я не совсем поняла, ты спал или проснулся?... Но тут зазвонил мой телефон и я убежала...»

Я посмотрел на Алису, вспомнил утреннее ощущение томления и поцелуя на своих губах, приоткрытую дверь, и всё понял. Я резко перевернув её на спину, лёг сверху и удерживая её одной рукой за руки над головой, стал целовать, водить языком и нежно кусать её шею и груди.

— Алиска! Ты знаешь, что ты мне снилась! И мы там не только целовались...

— Да уж, я видела Его, он был такой большой, что не помещался под твоей накидкой..

— Да? Прямо как сейчас?!, — я упёрся членом в её бедро. Она уже порывисто дышала, возбуждённая моими ласками, и старалась высвободить руки, потому что я терзал её розовые набухшие сосочки. Но я не ослаблял хватку, продолжая уверенные ласки, свободной рукой я гладил внутренюю поверхность её бёдер, поднимаясь всё выше к набухшим лепесткам её вагины и слегка дотрагиваясь до неё. Она с томлением извивалась подо мной, а губами я спускался всё ниже, постепенно ослабив натиск руки, удерживающей её руки, стал целовать животик, похозяйничал языком в пупочке, она дышала всё чаще и постанывала, как котёнок.

Руками она стала гладить меня по голове и плечам, а я настойчиво покрывал поцелуями и ласками весь её живот и круглые бёдра, спускаясь к заветной щёлочке среди пушистых золотистых завитков. Я периодически поднимал глаза выше, чтобы видеть её красивое лицо, меняющееся о возбуждения. Щечки её запылали, выражение лица стало серьёзным, взгляд затуманился. Её лицо и в обычной жизни было невероятно красивым, и лучилось божественным светом, а в эти минуты оно было просто неземным, и я чуть не терял сознание от того, что она тает в моих руках. Я спустился ещё ниже, так, что моя голова оказалась у неё между ног, властно раскинул руками её ножки в разные стороны, и стал рассматривать и нежно щекотать языком её губки и бусинку клитора. Её вагина, ароматная и сочная, предстала моему взору во всей своей возбуждающей наготе. Аля вся напряглась, прогнулась и застонала громче. Я усилил напор и стал интенсивнее работать языком, вылизывая все её нежные складочки, такие манящие и вкусные.

— Дима... Димочка..., — стонала она, тяжело дыша, — как приятно ты делаешь...

Языком я многократно проникал внутрь её горячей пещерки, затем выныривал оттуда и принимался терзать бусинку, ставшую крупнее и твёрже, затем спускался ниже, проходя языком всю промежность, щекотал её анус, возвращался обратно, всё интенсивнее, её стоны и учащённое дыхание подстёгивали меня, а глядя на её прекрасное лицо в сладких муках экстаза, я просто блаженствовал, и дико хотел её, и сердце сжималось в груди сладкой мукой любви.

Наконец она снова притихла, напряглась и хриплый сдавленный стон, вырвавшись из её груди возвестил о наступившем пике эйфории. Она обняла мою голову ногами и выгнулась. Часто-часто дыша, она постепенно расслабила ноги, но её тело продолжало подрагивать. Я весь горел от возбуждения. Тогда я быстро поднялся на кровати на колени, взял её за бёдра, мучительно медленно притянул к себе и вошёл в неё, она застонала с новой силой, приняв меня в себя по самые мои яйца и обхватив ногами. Её лицо горело желанием, глаза сияли, как звёзды, она смотрела мне в глаза и я тонул в её взгляде, таким бездонным он сделался. Я яростно задвигался в ней, с каждой минутой ускоряясь, гладил руками её груди, подрагивающие в такт моим толчкам, затем она потянула меня к себе за плечи и я лёг на неё, опираясь на локти, проводя ладонями по её лицу и волосам, и входя в неё ритмично и глубоко. Она взяла меня ладонями за ягодицы и ласкала их, сжимая и отпуская, проводя ноготками и слегка впиваясь ими в кожу.

Мир опять кончился, перестал быть, мы вновь существовали в каком-то другом измерении, принадлежавшем только нам двоим. Время растворилось, пространство схлопнулось, и только ритм невероятного танца, пронизанный звуками наших голосов, запахами наших тел, нашими чувственными ощущениями, наши затуманенные взгляды, любующиеся друг другом сквозь дымку экстаза, наши сердца, бешено стучащие в одном ритме...

Алечка вся потекла, и каждые две минуты начинала плотно сокращаться вокруг моего фаллоса, ритмично, как поршень, ходящего в ней, принося мне невероятные ощущения. Я терпел из последних сил, готовый излиться в любую секунду. Алиса то громко стонала, то опять стихала и издавала протяжный стон. Потом она обняла меня крепче и страстно прошептала:

— Димочка... да!... Да,...

Блаженная эйфория неизбежно, волной покатилась по мне, охватывая моё тело и душу. Я быстро вышел, встав на колени и тут Алечка сказала быстро: « иди ко мне...», перекрутилась ловко и, обхватив плотно мой член губками, глубоко насадила несколько раз на свой ротик... От неожиданности и восторга я чуть не сошёл с ума. Невероятный по силе и продолжительности оргазм накрыл меня с головой. Одной рукой она нежно держала меня за яички, проводя ротиком по нему от головки до основания и обратно, другой — за попу. Я бурно изливался ей в ротик, зарычав, как дикий зверь. Искры посыпались из глаз, цветные радуги разбежались передо мной, мир взорвался на миллионы светящихся точек а сердце распустилось алой розой в груди...

Она проглотила весь мой нектар, жадно, словно её измучила жажда, и, постанывая, она ещё несколько раз обсосала его весь, водя ротиком и язычком по нему, затем мягко выпустила изо рта, чмокнула нежно головку и медленно опустилась передо мной на кровать, обняв мои ноги. Я несколько минут сидел на коленях, поглаживая и лаская её тело, и приходя в себя после испытанной бури эмоций и чувств, силу которых я не мог себе до этого и вообразить. Затем я тоже упал на кровать, рядом с ней. Алечка перевернулась на спину и, причмокивая губками, озорно смотрела на меня:

— Какой ты вкусный... Знаешь... я впервые попробовала такой сок...

— Девочка моя... — я крепко обнял её, — ты..., — я запнулся... Всегда пел девчатам дифирамбы, но с ней слова почему — то блекли и тускнели..., — Алечка... Ты удивительная... Я даже слов подобрать не могу... Ты фея, ты мечта... Ты самая прекрасная женщина на свете... Ты моя...

— Димочка... Ты мой...

Мы обнялись и лежали недвижно, я постепенно... возвращался в реальный мир из нашей эйфории, нашего эромира... Я вдруг заметил, что в комнате стало сумрачно, солнце спряталось, слышались мощные раскаты грома. В голове была абсолютная пустота, до звона в ушах, состояние «здесь и сейчас», — ни одной мысли, только ощущение нежного, трепетного женского присутствия рядом любящей и любимой женщины, наполняющей собой, своей энергетикой, своими тёплыми вибрациями эту комнату, моё сознание, сердце и весь мой мир... Я слушал потрясающее чувство в моём сердце. Когда, после сомнений и терзаний ты вдруг узнаёшь о взаимности, о том, что тебя любит человек, который занимает все мысли и мечты, ты словно заново рождаешься! Меня поймут те, кто испытал это... Восторг и лёгкость, ощущение благодарности всему сущему, чувство крыльев, выросших за спиной... Слова не могут это передать, они бедны, но если вы испытали такое волшебное чувство, вы его не забудете, оно останется с вами навсегда. На самом деле, оно всегда живёт в нас, потому что мы созданы для Любви и мы любимы, но почему-то забываем об этом, и когда приходит настоящая и взаимная любовь мы вдруг вспоминаем... и возвращаемся домой, к себе, к переполняющему сердце чувству радости...

И в комнате моей всё было по-другому. Она была наполнена счастьем. Оно пульсировало в наших сердцах в унисон, отдавалось в стены и потолок, наполняло собой пространство, сливалось со звуками за окном, растекалось волнами и охватывало весь воздух, весь город, весь мир. Тихо стучали по подоконнику капли дождя, словно самая нежная музыка. Слегка шуршали и покачивались занавески на окне спальни. Я слушал тихое дыхание Алисы, сладко задремавшей на моём плече. Мне очень не хотелось прерывать это состояние, чувство её близости, и нежной дрёмы. Но вдруг я ощутил дикий голод, такой сильный, что хотелось съесть слона. Посмотрел на часы — ого! Уже третий час, а я ведь ещё даже не завтракал, вспомнил я. Осторожно пошевелился, боясь разбудить Алечку, но она сразу открыла глаза и сладко потянулась, как кошечка. Мы посмотрели друг на друга.

— Хочешь кофе? — предложил я.

— Неа... Я уже пила, — сказала Алиса тихим и мягким голосом, продолжая потягиваться, — сейчас бы чёрного чаю с лимоном...

— Ага, и баранью ногу с вертела...

— Проголодался?, — она потёрлась щёчкой о моё лицо.

— Очень!

— Ну, барана нету, а из того мяска, что ты вчера привёз, я сделала стейки. Пожарила с утра, салат сделала. А ты всё спал, засоня!, — от этих апетитных рассказов о еде я чуть слюной не захлебнулся.

— Ой, надо скорее идти завтрокообедать! Кстати, мне простительно, что я соня, это ты виновата — ты мне всю ночь спать не давала, — сказал я шутливым тоном.

— Придумываешь! Я тихонечко себе спала в кроватке...

— А я всю ночь о тебе думал, уснуть не мог..., — я посадил её на себя как наездницу и залюбовался ею, с пушистыми растрепавшимися локонами, голую, с красиво нависающими надо мной грудями, алыми от поцелуев губками и щёчками. У неё под левым сосочком была родинка, которая смотрелась очень сексуально и я любовался этой маленькой тайной...

Она посмотрела на меня внимательно и прошептала:

— Какой мальчик романтичный, всю ночь обо мне думал... И что же ты думал?

— Ммм! — сказал я многозначительно, — мечтал, чтобы ты вот так на мне сидела...

Я не мог удержаться, чтобы не начать ласкать её прекрасные груди, сжимать их в ладонях, трогать сосочки, гладить её кожу, спускаясь к тонкой талии и обхватывая её ладонями. Она немного задвигала телом под моими ласками и издала еле слышный стон, прищуриваясь, потом наклонилась к моему лицу, накрывая нас своими роскошными волосами, и поцеловала меня в губы так, что я совсем забыл о еде. Ощутив аромат её волос и кожи, атласную гладкость её упругого тела мне захотелось опять овладеть ею, словно чтобы убедиться, что то, что произошло между нами, не сон, и что она настоящая, что она моя.

— Ну что же, идём, я тебя накормлю, а то ещё в обморок упадёшь, — сказала она ласково.

— Нет, поздно... Я сейчас буду есть... тебя! — голос мой опять охрип, и от подступившего возбуждения мой увеличившийся член уже мечтал окунуться в неё, чувствуя её лоно совсем рядом, над собой. Она подвигала бёдрами сидя на нём, дрязня его своей влажной щелочкой. Я был восхищён её раскрепощённым поведением в постели, в нём нем не было чего-то развязного, а только естественность и доверие... Я властно потянул её бёдра на себя, к своему лицу:

— Начнём обед с самого вкусного десерта, со сладкой ягодки! Она послушно придвинула свою промежность к моему лицу, улыбаясь, и взволнованно дыша, я начал водить языком по её лепесткам, вдыхая возбуждающий аромат её киски. Она легонько застонала, гладя мои волосы и слегка крутя на мне своими крутыми бёдрами.

— Димочка... о да, как приятно... Милый мой...

Я почувствовал, как под напором моего смелого языка набухает её цветок, и из него начинает сочится солоноватый нектар, который я с жаждой всасывал в себя, желая напиться ею. Но жажда мучила меня всё сильнее, по мере того, как громче становились её сладкие стоны. Я всё яростнее водил языком по мягким набухшим лепесткам её вагины, слегка проникая внутрь, лаская упругую бусинку среди её складочек, и заставляя её увеличиться. Рукой я несколько раз провёл по мокрой от соков девочке и осторожно стал дразнить пальцем её попку. Она слегка окинулась корпусом назад, и стала нежно трогать моего бойца, который уже не мог оставаться безучастным ко всему происходящему и требовал внимания. Она дразнила меня лёгкими прикосновениями к нему, гладила мою грудь, бёдра и низ живота, затем снова трогала его, он был уже скользкий от своей смазки, которую она разносила по нему нежными пальчиками. Стоны её становились всё жарче и страстнее, она извивалась и сильнее крутила бёдрами, оставляя уже мой стержень без внимания, и уходя в свои ощущения. Я уже горел от желания и стал спускать её с моего лица, желая скорее проникнуть внутрь, в её сладкую горячую норку, она передвинула свои бёдра к моему пенису, прерывисто дыша, сильное возбуждение читалось на её лице, влажный ротик был приоткрыт, она вся раскраснелась, и я, сгорая от нетерпения попытался нанизать её на себя. Но она сползла ниже и улеглась у меня между ног так, что её личико оказалось перед моим пенисом...

Я замер в сладостном предвкушении. Она посмотрела мне в глаза и стала мучительно медленно проводить язычком по коже у меня внизу живота, затем между ног, не касаясь члена. При этом она стояла на коленях и её попка вздымалась вверх, подчёркивая и усиливая головокружительный перепад между талией и её круглыми бёдрами, и позволяя мне всем этим любоваться. Затем она спустилась ниже и её язычок начал ласкать мои яички. Я простонал. Было очень приятно, и то как она медленно дразнила меня, заводило ещё сильнее. Я приподнялся на логтях, чтобы лучше видеть мою красавицу и всё, что она делает и чувствуя, как от волнения и предвкушения сильно стучит сердце. Наконец она приподняла голову повыше, нежно обхватила мой набухший член пальчиками и отведя его вертикальнее, медленно обнажила головку, и обвела её язычком. Я издал хриплый стон и всё перед моими глазами затуманилось. Она снова провела по нему язычком, затем ещё и ещё. После чего поцеловала головку, проникла языком в отверстие, затем всосала его поглубже, и медленно задвигалась ввер-вниз, крепко обхватывая губками только головку, а пальчиками удерживая за основание. Я стонал и смотрел на неё завороженно. Боже, как красиво! Самая прекрасная девушка на Земле сосёт мой фаллос! От этой картины и этих ощущений я был на седьмом небе от счастья.

— Девочка моя, какая же ты красивая, и как ты мне классно делаешь, — прошептал я низко и хрипло. Она взглянула на меня исподлобья, не выпуская моего друга из ротика и глубоко и плавно насадилась на него своим горячим ротиком. От приятной неожиданности я даже ахнул. Она снова двинулась вверх, несколько раз подвигалась неглубоко, затрагивая самую чувствительную зону и опять насадилась на него так, что он достал ей до самого горла. Было дико приятно! Она понемногу ускоряла ритм, обхватывая его губками и успевая поглаживать внутри своим язычком, то лишь головку, то спускаясь ниже, то опять вставляя его по самые гланды, ручкой проводя от основания вверх, в такт движениям рта. Несколько раз она сменяла ритм, то замедляясь, то ускоряясь, периодически она с громким аппетитным причмокиванием вынимал а его изо рта, облизывалась и смотрела на меня и мой предельно напрягшийся пенис возбуждённо. По всему её виду было заметно, что ей это занятие, минет, очень нравится, и заводит её. Я просто таял от этого. Потрясающее удовольствие! Затем она взяла мою руку, и поставив на член, сжала в своей, подвила вверх — вниз.

Я послушно стал двигать своей рукой по нему, она убрала свою руку, минуту смотрела на это процесс облизывая губки, с возбуждением и вниманием, затем взяла его в ротик, и стала сосать, но жестом попросила меня не убирать руку. Она стала двигаться от головки до основания, точно следуя за моей рукой. Это было необыкновенно, и потрясающе сексуально, я свободно задавал желаемый ритм, она подчинялась ему, словно будучи в моей власти, но при этом в её власти был и я. Плюс — интимный процесс мастурбации, который обычно является собственной маленькой тайной, сдесь был превращён ею в совместную эротическую игру... Изрядно возбудившись, я властно потянул её к себе, и впился в жадном поцелуе губами в её сладкий ротик. Она часто дышала, нетерпеливо двигала бёдрами, — её влажная и разбухшая вагина хотела быстрее проглотить мой член. Я несколько раз провёл им по сочной щёлочке взад-вперёд, подразнивая её, она сразу потекла соком и Алечка нетерпеливо села, насадившись на мой высокий кол. порно рассказы Мы оба были в таком яростном возбуждении от всех наших дразнящих ласк, что неистово задвигались в бешеном ритме. Её тяжёлые груди подпрыгивали в такт нашему неистовому танцу, она стонала тоненько, как щеночек, и вскоре, выгнув спинку закричала в экстазе, сжимая мой фалос долгой серией сокращений, я через сопротивление продолжал двигаться в ней, чтобы усилить её экстаз. Затем я выскользнул из под неё, она упала личиком на подушку, оставаясь с разведёнными ножками и стоя на коленях, тяжело дышала после оргазма. Я овладел ею снова, сзади, стоя на коленях, и пошире разведя ноги.

Вид, открывающийся моему затуманенному взору был потрясающим. Круглая попка с маленькой дырочкой и сексапилные бёдра, осиная талия и выгнутая её женственная спинка, разметавшиеся по подушке волосы, прятавшие от моего взора её личико. Она опять застонала, я страстно стал вбивать в её хрупкое тело свой член, стуча яйцами по её клитору, и неистово, словно дикий зверь. Я даже боялся её напугать своим напором, но не мог сдерживать его. Руками я сжимал её восхитительную талию, помогая ими насаживать себя на её лоно, а она так сильно текла, что простыня уже была насквозь мокрой. Затем я облизал палец правой руки и осторожно стал вводить его ей в анус. Она сначала немного напряглась, зажимаясь, но мокрый палец легко скользнул в плотное колечко и я задвигал им в такт движениям своих бёдер, от чего она хрипло застонала ещё сильней, и потекла струёй. Я хлюпал и чавкал в ней, усиливая бешенный ритм, как одержимый, пока она опять не закричала в экстазе.

От её сжимающих мой член движений я приостановился, еле вытерпев их, и сделав ещё несколько фрикций, вышел, меня сотряс мощный оргазм и я излился на её попу и спину, досталось даже волосам. Я поволился рядом с ней, минуту лежал, подхватываемый волнами блаженства, приходя в себя, как голод сразу дал о себе знать.

— Алечка, — я обнял её и поцеловал спинку, — пойдём скорее обедать, я умираю с голоду... Она молчала и не двигалась. Я нежно убрал прядки волос, скрывающие от меня её личико. Она лежала, румяная, с блаженным выражением на лице и закрыв глаза, и тихо дышала. — Алечка, — я поцеловал её щёчку, поняв, что у неё, по всей видимости, «маленькая смерть» — у женщин так бывает после сильного оргазма, — наступает такой упадок физических сил, в сочетании с блаженством, что некоторое время невозможно пошевелиться, а разум находится в отрешённом состоянии, — Алисочка, отдыхай, я принесу тебе покушать. Я встал, принёс полотенце и осторожно протёр её спинку и попку от спермы, укрыл Алису шёлковым покрывалом. В гостинной и правда был накрыт стол, мясо уже давно остыло, салат немного стёк, но таким вкусным всё показалось, с голодухи я сьел пять больших кусков мяса и почти весь салат, сделал Алисе чай с лимоном, как она хотела, положил салат и подогретое мясо в тарелку и отнёс всё в спальню, покормил Алиску с ложечки. Позвонил в цветочный магаз и заказал для моей феи букет из 21 розы алого цвета. Через час цветы принесли. Алиса была счастлива...

Мы общались, весело смеясь и наслаждаясь обществом друг друга. Какие-то преждние планы на воскресенье были нами забыты, и нам совершенно не хотелось выходить из дома. Мы голышом ели, пили чай, болтали. Ещё много раз за этот день выматывали друг друга восхитительным сексом, но так и не насытились...

— Кстати, я сегодня закончила свою картину... — сказала вдруг Алиса невзначай, когда мы ужинали.

— Правда? Покажешь? — радостно спосил я, мне не терпелось увидеть, как она рисует.

— Пойдём, — она встала и поманила меня в кабинет. Моему взору предстало приковывающее взгляд произведение. Написано оно было крупными отчётливыми мазками, и вблизи смотрелось как невообразимая цветная мозаика, столько цветов, каждый цвет звучный и сочный, но когда отойдёшь на пару шагов, эта цветовая симфония сливалась в восхитительный морской пейзаж — закатное солнце, невероятные переливы цвета неба от насыщенно синего до светло жёлтого над горизонтом, словно настоящее море, волны и две бегущие взявшись за руки фигуры, очень похожие на нас. Столько воздуха и света пронизывало картину, такие переходы цвета... Я не эксперт, но что на работу эту хотелось любоваться, не отводя взгляд, это точно. Я стоял, разинув рот.

— Ну как? Тебе нравиться? — спросила Алиса, обнимая меня со спины.

— Очень! Фантастика...

— Спасибо.

— Ты писала её по воображению?

— Да. Правда, мне очень помог вчерашний закат... Я вспомнил тот закат, и действительно увидел его в работе.

— Потрясающе, Алечка, ты — талант! Море словно живое, и фигуры...

— Это мы... Ты правда считешь, что море удалось? Я ведь его никогда не видела... Я поглядел на неё удивлённо.

— Как? Ты не была на море?

— Нет. У моего папы аллергия на морскую воду... Поэтому мы никогда не отдыхали возле моря. Мы много где были, объездили всю Европу, но только вдали от моря.

— Надо же... Ничего, у тебя всё впереди. — Да, это моя мечта. Знаешь, как я назвала картину? «Лето цвета мечты»... — Значит, вот какие цвета у твоей мечты?, — я обнял Алису, и ещё долго смотрел на работу, подмечая новые детали.

Через три недели закончился конкурс, Алиса выиграла, в числе нескольких других претендентов, была приглашена на международный конкурс. Вечером мы пышно отметили её победу и я торжественно вручил Алисе путёвки на море, на Сейшельские острова. Самолёт был на следующий день. От неожиданности и радости Алисочка даже расплакалась... На Сейшелах мы провели незабываемый трёхнедельный отпуск, где я, с замирание сердца, сделал ей предложение... Отношения с морем у неё сложились самые тёплые и искренние, теперь она всё время о нём мечтает и вспоминает, и при каждой возможности я спешу вывести её, и даже подумываю перебраться, куда нибудь поближе к тёплому морю. Осенью того же года я стал самым счастливым человеком на планете и остаюсь таковым и по сей день. Алечка стала моей женой! В своей жизни я не видел невесты прекраснее, чем она, и, наверное не увижу (разве что, это будет наша дочь))

В тот великолепный октябрьский день нежно светило осеннее солнце, день выдался необычно тёплым, словно погода радовалась вместе с нами нашему счастью.

В какой-то момент Денис вдруг сказал мне:

— Димка, хочу открыть тебе одну мою тайну...

— Рассказывай...

— Помнишь, в день вашего с Алисой знакомства то обстоятельство, когда хозяйка квартиры отказалась от размещения...

— Ну? — я смотрел на друга, не понимая.

— Она не отказывалась. Это я подстроил... — он смотрел на меня, хитро улыбаясь.

— Ты? — я удивлённо посмотрел на Дениса, — подожди... Ты?

— Да... Дима, я знаю тебя больше двадцати лет, и никогда тебя таким не видел, как тогда... Я решил тебе помочь...

— Ден! — я расхохотался, и обняв друга, аж приподнял его в воздух, — ты понимаешь, ЧТО ты для меня сделал?!. Я даже не знаю, как благодарить тебя! Кто-то пошутил, что я уже пьяный, пристаю к другу, путаю его со своей невестой, а Ден сказал мне:

— Это минимальное, что я мог для тебя сделать!

— Ты... Ты помог мне найти моё счастье!... Ты сделал ОЧЕНЬ много... Ну актёр! Тебе в театр надо идти работать, у тебя талант. Я ведь тебя сто лет знаю, и вообще не догадался, что это ты выдумал! Ещё и деньги за бронь у тебя сняли?

— Да ладно, это мелочи жизни! Я рад, что вы нашли друг друга! Горько! Вот так, подумал я. Я благодарил Судьбу за такой подарок, а оказывается, нужно ещё благодарить её за таких друзей))

Сейчас я пишу эти строки, сидя за письменным столом, глядя на нашу фотографии, стоящие в рамочках — с Сейшел, свадебную и другие, и благодарю Бога за всё это, за каждый мой день, прожитый рядом с волшебницей — с моей любимой. На часах 6:40 утра, сегодня День Рождения Алисы, ей исполняется 22 года. В нашей спальне так тепло и радосно! Она рядом, ещё сладко спит, и я любуюсь ею, тем, как мягкие лучи утреннего солнца золотят её распущенные локоны, нежное лицо с длинными ресницами, счастливое и и такое любимое, мягкие очертания её хрупкой фигуры. Её животик уже отчётливо виден, даже под складками покрывала. Говорят, ничто не вызывает в мужчине такой прилив гордости и чувство мужской состоятельности, как вид беременной любимой женщины. По себе могу сказать, — это так!

И скоро я, дай то Бог, буду ещё счастливее — я стану отцом!