Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Захват Виктории. День нулевой: Захват Приза

Вольный перевод произведения Джины Хойсингтон.

Она прогуливалась вниз по улице городка на Карибах, держась за ручку со своими лучшими подругами со школьной скамьи. Её походка была само совершенство. Скользящие шаги покачивали платье. Высокие каблуки слегка замедляли её шаг. Грудь для равновесия чуть подалась вперед. Их двухнедельные каникулы в Канкуне удались, полностью их вымотали, и они были рады отправляться домой. Этим вечером они собирались кой-куда заскочить и закончить в «У Чарли» перед тем, как отправиться в отель собираться к отъезду. Виктории было девятнадцать, и она только поступила в Университет Флориды, приехав из маленького городка в Южном Техасе. В их городке не было учебных заведений, так что её родители на два года послали её в небольшую начальную школу перед поступлением в колледж. Они могли себе позволить это. Плюс, к более хорошему образованию они хотели уберечь её от пагубного влияния детей её возраста их городка. Им просто не хотелось, чтобы она связывалась с ними, что и давали ей понять различными способами. И она выросла милой девушкой, и всем нравилась. Даже встречалась с парнями в Католической школе, но так и не нашла подходящего для себя.

Хоть Виктория и была на виду у многих парней, большинство всё же понимали, что она им недоступна. Только придя, девушки тотчас привлекли внимание всех мужчин. Молодые, привлекательные, весело и непринужденно проводящие свое время. Естественно, они не обратили внимания на черного мужчину, который проскользнул пятью минутами позже и заказал дешевого пива местного разлива. Девушки уже держали бокалы с ром-колой, живо что-то обсуждали и дарили улыбки и смех на своих лучезарных личиках. Две из них были привлекательными брюнетками, тогда как третья была блондинкой с длинными роскошными волосами. У неё было превосходное тело, которое подчеркивало черное коктейльное платье. Для всех мужчин в этом заведении она была самой желанной из трех. Вики повернула голову, чтобы что-то сказать своей подруге, и её светлые локоны упали с плеч, обрамляя лицо. Она обожала свои волосы, старалась их не стричь, и вырастила их почти до поясницы. Ростом она была 175 см, и весила чуть больше 57 кг. Она была атлетически сложена с длинными ногами, позволявшими ей часами бегать на тренировках. И лишь благодаря ним она роскошно выглядела в бикини и джинсовых шортах. Стройные лодыжки сужались к маленьким стопам.

Приятные обводы голени вели к восхитительным бедрам. С такими ножками она очень привлекательно выглядела в обтягивающей одежде, особенно с точеной попкой, что вызывала вожделение у мужчин при её ходьбе. Все в зале негласно соглашались, что у неё была сама лучшая попка, что они когда-либо видели у белой женщины. Плечи для такой молодой женщины у неё были слегка широки, но создавали приятный вид на её большую грудь. Это была последняя их ночь, а потому все три девушки решили слегка приодеться. Виктория хоть и была застенчивой девушкой и никогда не старалась привлечь к себе внимание, но в этот вечер всё было совсем по-другому. Как обычно, естественная красота Виктории сперва к ней приковывала взгляды мужчин, а то, как она оделась в этот вечер, совсем не оставило шансы её подругам. Она была одета в черное платье на тонких бретельках, которое опускалось почти до коленей, чуть выше на 5 см. Вокруг шеи был повязан вельветовый шарфик шириной в 3 см. Платье туго облегало узкую талию и свободно волнами спадало вниз. Каждый мужчина, глядя на декольте, ясно видел, что она не только не надела бюстгальтер, но, фактически, он ей не был и нужен.

Ногти на ногах были окрашены ярко красным цветом, на ногах же были черные сандалии на подвязках с острыми 8 см каблучками. Сандалии держались на ноге с помощью кожаных тесемок, которые крест-накрест охватывали её голени и завязывались сзади. Она экономила полгода, чтобы купить это платье и каблучки, и не хотела, чтобы на покупку было зря потрачены деньги в эту последнюю ночь на острове. В небольшой черной сумочке были её документы, деньги и другие предметы. Ей нравилось, какая у неё была в этот вечер прическа, а особенно глаза. Одевшись, она пересекла комнату в отеле перед большим зеркалом, что было на всю длину шкафчика в комнате отеля, и замерла в позе. Перенеся весь свой вес на одну ногу, она резко повернулась. Её платье было цвета черных чернил и казалось прозрачным. Ей нравилось, какие теплые тона приобретает под ним её кожа. Определенно, она угадала с выбором. Из украшений на ней были сережки, а, накладывая макияж, Вики решила подчеркнуть свои красивые зеленые глаза. Ей казалось, что её глаза были её основным оружием, но большинство мужчин с ней бы не согласились. Она была несколько застенчивой, слегка консервативна в одежде, и в поведении тоже. Она считала, что экстравагантные проявления, вроде тату и пирсинга, были проявлением вульгарного вкуса, и этого бы она никогда себе не позволила.

Но сегодня, она хотела показать подругам, что может поддержать праздничное настроение, раз уж последний день их каникул. Чтобы подчеркнуть свой безупречный вид, ей не хватало небольшой детали. Её губы выглядели всегда сочно красными, даже без использования губной помады, которую она не любила из-за её вкуса, и всегда казались влажными. Её естественная светло-оливковая кожа сочеталась с её зелеными глазами, а вид длинных волнистых светлых волос не оставлял сомнений, что все взгляды будут на неё. В детстве Вики считала, что её обделила матушка природа, но к пятнадцати годам она расцвела в нечто особенное. Статностью она пошла в отца, а грудь она взяла от матери. К семнадцати она выглядела словно Голливудская красавица. Вообще она выглядела лет на пять старше, и эта особенность позволила ей выбиваться из ряда остальных детей. Её груди были не столь велики, какими их теперь стараются искусственно сделать многие женщины, но для 35D чуть более большими, нежели средние. К тому же были натуральными с маленькими ореолами и розовыми выступающими сосками. Она была красивой девушкой с зелеными глазами и приятной улыбкой. Она не так много путешествовала по миру и была несколько наивной. Особенно относительно того впечатления, которое она производит на мужчин, окружающих её.

Виктория не была девственницей. Но спала она лишь с одним мальчиком, и, то более года назад. И не сказать, что это было удачным опытом, потому у неё не возникало желания встречаться с незрелыми юношами её школы. Иногда она жалела об этом, так чувствовала, что её, возможно, обманули, что она, так или иначе, могла предложить человеку больше, чем теперь была в состоянии дать. Но, она частенько оправдывала себя тем, что такова жизнь, и успокаивала себя, что в колледже будет всё по-другому. Девушки оставались больше часа в первой забегаловке, а затем ушли в поисках нового места. Их преследователь держался от них на расстоянии 100 метров. Когда было хорошее освещение, он подходил ближе, чтобы сфотографировать или снять небольшой видеоролик. Даже вдали он не терял их — стук каблучков выдавал их местоположение.

Придя в другое место, они повторили ту же сцену, что и в первом. Позже, когда полиция производила опрос в том заведении, каждый смог вспомнить красивую и молодую американскую девушку. Незаметно пролетел и другой час, и подруги решили, что наступила основная фаза вечера — вечер в «У Чарли». Заведением «У Чарли» они наслаждались больше всего, пока были в Канкуне. Все вечера они заканчивали в нем, отвергая домогающихся до них мужчин. Как обычно они заняли столик у танцевальной площадки. Вики обожала танцевать. Во время она забывала про все свои комплексы. И честно говоря, для мужчин, наблюдающих за ней, было неважно, хорошо или плохо она танцует, она просто была чертовски сексуальна. Как обычно, танца с ней добивались множество мужчин, но она отвергла большинство предложений. Несмотря на это, протанцевала всю ночь и чудесно провела время. К двум часам ночи подруги собирались пойти в отель, но для Вики это был звездный час её жизни. Она сказала подругам возвращаться, обещав встретиться с. .. утра.

Они отказывались оставлять её одну, на что Вики, окруженная толпой, с улыбкой спросила:

— Что тут может случиться?

— Возвращайтесь, поспите, — на прощание прошептала Вики своим подругам.

Обе девушки чмокнули Викторию в щечку и с неохотой оставили её одну за столиком у танцевальной площадки. Оглядываясь назад в прошлое, она поняла, что это была её роковая ошибка, которая изменила всю её жизнь. Позже она иногда будет жалеть, что так страстно желала повеселиться в ту ночь. Хуже всего было то, что ей некого было винить, кроме себя. Её преследователь заметил, как две девушки встали и ушли, оставив Викторию одну за столиком. Он понял, что наступил момент, которого и ждал. Он взглянул на фото Виктории в бикини, сделанную на пляже две недели назад. Это была восхитительная молодая девушка, предвкушение того, что должно произойти, снова овладело им. Он с трудом сдерживался, чтобы не начать операцию. Команда по захвату состояла из пяти человек. Он был одним из четверых на острове. У них была гибкая тактика, и они всегда ждали самого удобного момента. Он уже дважды участвовал в такого рода операциях, а потому знал, как сделать, чтобы всё прошло гладко.

Он подошел к бармену и отозвал его в сторонку. Показав ему пузырек с бесцветной жидкостью, сказал, что заплатит ему 50 долларов, если он плеснет её в напиток блондинки, указывая на Викторию. А как только она запьянеет, заплатит еще 450 долларов, если он попросит любого человека из бара помочь ему довести девушку до такси, что будет ждать её снаружи. Водителем будет женщина. Она и заплатит остальную сумму. Он в свою очередь скажет водителю отвезти Викторию обратно в отель «Ренессанс». И у бармена не будет неприятностей, так как у него будет свидетель. Для бармена это были большие деньги. Он взглянул на Викторию и подумал, какого черта, она ведь уже большая девочка, и с него не сдерут кожу, если её сегодня немного трахнут. С этими мыслями он согласился и взял 50 долларов. Он положил бутылек в карман, вернулся за барную стойку и стал наблюдать за официанткой. Как только Виктория заказала последний напиток, он смог незаметно плеснуть наркотики в её бокал. План сработал превосходно. Чуть погодя запьяневшую Викторию бармен помог довести до такси. Её усадили в удобно ожидающее такси, и, к счастью, незнакомец, помогавший бармену, знал, где остановилась Виктория. Таким образом, ничего не подозревающий свидетель сам назвал отель, куда нужно отвезти Викторию. Никто и не заметил, как водитель такси передала бармену наличные перед своим отъездом.

Женщина-водитель помогала и раньше «захватчикам». Она выросла в тяжелых условиях, и её меньше всего заботило, что случается с этими молодыми сучками. которых она видела веселящихся каждую ночь на пляжах. Такси было украдено, да и она была вовсе не водителем такси. Меньше двух часов понадобится, чтобы стереть в такси все отпечатки пальцев, а саму машину вернуть её настоящему водителю. По плану она должна вести такси с полкилометра до укромной стоянки. Там четыре члена команды погрузили Викторию в фургон. С женщиной расплатились, и обе машины покинули стоянку. Фургон же направился к мысу в 15 километрах от города. Прибыв к мысу, Викторию перенесли в небольшую моторную шлюпку, которая отплыла к яхте, стоящей на рейде. Яхта была 18 метров в длину и была построена для длительных походов в море. Большой тент закрывал палубу 3 на 6 метров на корме. Шлюпка, наконец, добралась до яхты. Пришвартовавшись к корме, четыре человека перенесли Викторию на яхту, где её отнесли в основную каюту. Там она проведет следующие три-четыре недели в зависимости от того, как быстро пройдет её обучение. Осторожно спустившись по лестнице, эти четверо встретили пятого члена команды. Он приказал им раздеть её прямо сейчас. Большинство звали его Боссманом. Он была полностью без сознания, так что им пришлось все время её поддерживать.

Сперва, расстегнули её платье, после чего оно упало к её лодыжкам. На ней не было бюстгальтера, а её стринги стянули вниз. Один из четырех наклонился и подогнул её ноги, чтобы снять стринги и платье. Начальник приказал им снять ожерелье и сережки, но оставить туфли на каблучках. Он хорошо знал «Принципала» — отныне ей придется носить туфли на высоких каблуках всё время. Её аккуратно уложили на кровать каюты, стараясь не поранить. К её лодыжкам и запястьям прикрепили кожаные браслеты. Браслеты на руках сковали вместе и прикрепили к изголовью кровати. Один мужчина схватил её лодыжки и подтянул её безвольное тело. Раздвинул ноги и привязал их к ножкам кровати. Лидер подошел к шкафу и взял с полки кляп в виде шарика. Сунул его в рот Виктории и завязал лямки на затылке. В завершение он снова подошел к шкафу и взял черный резиновый дилдо 10 см длиной и где-то в 3 см диаметром. Смазав, он вставил его в её задний проход. На конце затычки было узкое кольцо, и её анальный сфинктер плотно закрылся вокруг него. Даже будучи без сознания, она всё равно слегка простонала, когда её анальные мышцы сомкнулись вокруг твердой и черной резины, плотно сидевшей внутри её тела. Сейчас самый подходящий момент, чтобы начать с ней работать, — отметил он для себя. Всё, что на ней было одето — туфли на высоких каблучках, кожаные браслеты на руках и ногах, анальная пробка и кляп.

— В самый раз, — подумал он.

Он безразлично глянул на беспомощную девушку. Пушок волос на лобке говорил о том, что она никогда не делала бикини эпиляцию, что соответствовало тому, что он успел о ней узнать. Судя по линии загара на груди и внизу, она редко, если вообще, загорала нагишом. Её ноги вытянулись из-за туфлей с высокими каблучками, что были на ней до сих пор одеты. Напряженные икры изящно проступили на голени под её кожаными браслетами.

— Если ты в восторге от кожи, — подумал Боссман, — ты в нужном месте.

Она была обворожительна, но лишь поэтому в нем не заиграло чувства симпатии к ней. Он захватил слишком много хорошеньких женщин в прошлом, чтобы очередная жертва заставила играть его кровь. Он со своей командой занимались этим годами. Он работал на Карибских островах, на восточном побережье Центральной и Южной Америки более двадцати лет. Продавал рабынь, которых похищал и тренировал для различных людей. Он проплывал на своей лодке с севера на юг вдоль береговой линии, никогда не захватывая женщин подряд в одной стране. Местная полиция никогда не делилась сведениями заграницу, а политики делали все, чтобы туристический бизнес продолжал приносить доход. На его продукт был постоянный и сильный спрос. Но он никогда не считал количество жертв. На текущий момент общее количество можно было исчислять сотнями. За последние десять лет развился чуть ли не настоящий рынок «мяса». Молодые женщины стали более отчаянными, больше рисковали, чтобы встретить в итоге своего господина. Он довольно успешно вращался на этом рынке потребностей.

Его забавляло то, как его увлечение пересекалось с жизнями этих женщин. Это было их судьбой, что они в итоге будут принадлежать ему, завладеет их душами и телами. Он знал, что оказывает ценную услугу. Снимает пенку. Оберегает этих женщин от мужчин низшего класса и меньших возможностей, пристраивая их вместо этого состоятельным людям. Хоть он неплохо заработал на торговле этими женщинами, он смотрел на свое занятие, как на естественный отбор, необходимый для улучшения разновидностей. Людям с подтвержденными способностями в качестве шлюх для удовольствия предоставлялись самые красивые и талантливые женщины. Любые потомки от такого союза, по его мнению, были обязаны быть выше на ступеньку развития. Это был его небольшой вклад в улучшение мира. Он не гнушался и четырнадцатилетними, как англичанка с короткой стрижкой, которую они украли на Доминиканском пляже. Сопровождаемая своими родителями и младшим братом, у неё было уже развитое для своих лет тело, которым она любила щеголять на пляже, надевая крошечное бикини. Она очень заносчиво вела себя с местными парнями. Как оказалось, она была весьма застенчивой, но на это ему было плевать. Они украли её с пляжа, когда она плавала как-то на мелководье.

Он не смог её опробовать, поскольку она была девственницей, и это «осложнение» принесло им кучу денег от корпоративного клиента из Японии. Это было пару лет назад, и он сомневался, что она теперь позволит себе рисоваться перед кем-либо. Её родители спятили, когда она исчезла. Он бы удивился, если бы они продолжали её искать. И точно знал, что после того, что японцы с ней сделали, она вряд ли захочет вернуться домой. Ей уже около семнадцати или восемнадцать, и он сомневался, что вообще узнает её. Те парни относились к своим сексуальным рабыням очень серьезно. Когда вас помещают в бордель компании, вас использует бесчисленное количество мужчин в течение долгих лет, и это переворачивает все ваши взгляды на жизнь. Они захватывали женщин и постарше. У некоторых имелась и профессия, вроде загорелой брюнетки-адвокатши из Амстердама. Её захватили, когда он увидел её убийственный наряд в баре на острове Андрос на Багамах. Она была высокомерной сучкой. Он тотчас это понял, стоило ему взглянуть, как она прогуливалась как-то ночью в коротком сарафане и десятисантиметровых шпильках. Шлюшка шла и озиралась, словно она была королевой, и владела этим местом. У неё был хороший загар, длинные вьющиеся смуглые волосы, высокие скулы и карие глаза. Выбрав столик, который гарантировал ей, что она будет в центре внимания, она подошла и села.

Как только она скрестила свои ноги и оглянулась, чтобы посмотреть обратил ли кто внимание, он уже знал, что будет обладать ею в ближайшие два дня. У него не было заказа на тот момент, но он хотел её, ему нужно было опустить её до уровня сточной канавы, где ей и стоило быть. Всегда найдется покупатель на такого рода сучку, когда она ему надоест. Для умной женщины она повела себя довольно глупо. Оказалось, её очень просто было накачать и захватить. Он полоскал ей мозги почти две недели, осыпал градом наказаний, прежде чем продал сутенеру в Панама-сити. Она кряхтела и обливалась потом на спине в борделе в течение трех лет, и он был вполне уверен, что она забыла, как практиковать в качестве адвоката. Единственная практика, которую она получила теперь, было позволять незнакомцам заполнять все ее дыры, а затем отсасывать их члены. Он думал обо всех молодых, необразованных, бедных и не очень девушках, что он захватил за эти годы. Их было так много, что все лица слились воедино. специально для fotobab.ru Многие из них были туристками, но и много было местных. В частности одна из девушек была в рядах местной полиции на маленьком острове у берегов Венесуэлы. У неё был коричневый загар и длинные черные волосы со вставками светлых прядей волос. Спортивная и с большой фигурой. Она боролась с его мужчинами, как тигр, с самого начала, а его секс с нею был великолепным.

Он желал не просто её тело, хотя трахать её было в удовольствие. Он тащился от её энергии — того, что делало её ЕЮ. Он объездил её, как кобылку, но даже сейчас мысли о ней вызывали у него эрекцию. Она была агрессивна по своей натуре, и это было тем, что, вероятно, привлекло ее к полицейской работе. Он оставил ее на небольшом острове с его командой на неделю, а в конце пришел и поимел ее в задницу. Он почти порвал её прямую кишку, а затем просто оставил лежать на пляже что-то причитающей по-испански. Он не продал её, хотя и знал, что она выжила. Но она уже была совсем другой женщиной — её внутренний огонь потух навсегда. Жаль, — подумал он, — я действительно наслаждался тем пламенем. Перед его мысленным взором пронеслись две сестры из Японии, которых он захватил на пляже в Буэнос-Айресе, и то, как они сразу покорно повели себя. Правду говорят о женщинах из этой культуры. Одной было восемнадцать, другой двадцать, и он выручил за них, как за пару, 40 000 долларов. Сперва они были секретаршами, но чуть позднее он выяснил, что они стали сниматься в порнофильмах. Ходили слухи, что им весьма нравилось их занятие. В отличие от других восточных женщин эти две девушки не были кривоногими. Черт, он ненавидел кривоногих.

Должен быть какой-то закон что ли, — думал он про себя. Он не получил от них особого удовольствия, как надеялся. Отчасти потому, что они быстро сдались. Но тогда он обнаружил другую правду о себе. Он не особенно хотел физически причинить своим женщинам боль, но он наслаждался их выражением лица, когда после долгой борьбы, они впервые понимали, что являются его собственностью, и никогда не будут снова свободны. Этот вид сломанной воли в их глазах; полная покорность, о которой просто кричала их поза, — всё это стоило всей остальной ерунды, что он вкладывал в них. Он вспомнил и другие два случая, когда он схватил двух невест в день их свадьбы. Чтобы избежать негативного освещения в СМИ местная полиция быстро отрапортовала, что невесты перенервничали и струхнули, сбежав со свадьбы. Обе были красивыми женщинами, одна была из Бразилии, другая австралийкой. Он всё еще с наслаждением вспоминал их полные ужаса лица от осознания, что ОН будет первым, кто снимет их свадебные наряды и разделит с ними ложе в их первую брачную ночь вместо их мужей. Была в этом какая-то восхитительная ирония, когда он медленно снимал их подвязки, прежде чем приобщить к их новой жизни в рабстве. Обеим он внушил, что они должны одевать в основном свадебные наряды.

Это была его небольшая попытка поюморить. Ему потребовались четыре недели, чтобы обучить бразильскую сучку, а австралийку он держал почти два месяца, но она была особым случаем. Сейчас в Карибском море активизировалась сексуальная торговля, а он был её основной частью. За последние восемнадцать месяцев он завладел рыжеволосой девушкой с Ирландии и смачной брюнеткой из Франции. Но сейчас «Принципал» запросил молодую, горячую светловолосую североамериканку, и Виктория подошла под его последний заказ. Когда туристки исчезали, если все сделано правильно, поиски продолжались не больше нескольких недель. Затем волнение утихает. Так что этот бизнес действительно был довольно-таки выгоден. Он знал, что будущее у Виктории довольно мрачно. После обучения и доставки, если она будет ублажать своего нового владельца, он будет держать её при себе, хотя бы в обозримом будущем, ну или пока её красота не увянет. Красота женщин, используемых для удовольствия, быстро увядает, когда её начинают трахать день ото дня. Особенно, если комбинировать это с постоянными наказаниями. Если она перестанет удовлетворять своего владельца, через пару лет он продаст её в какой-нибудь бордель в Южной или Центральной Америке.

Как только её продадут, сутенер тут же подсадит её на героин или крэк, запрёт в какой-нибудь комнате и будет продавать её зад. Все хотят трахать смазливых светловолосых американочек, так что отбоя от клиентов не будет. Возможно, её будут перепродавать от одного сутенера к другому, и через пару лет от её красоты ничего не останется, и ей придется, чтобы выжить, отсасывать где-нибудь в переулках. Ни одна из девушек, которых он поставил за годы своей деятельности, опустившись до этой стадии, не хотела бы вернуться домой. Мотор завелся, и лодка медленно отправилась в путь. Набрав скорость до пятнадцати узлов, она шла более десяти часов. Когда команда, наконец, добралась до пункта назначения, они бросили якорь с малозаселенной стороны небольшого острова. Они уже были почти в трехстах километрах от того места, где захватили Викторию. И тамошняя полиция лишь сейчас начинает беспокоиться о возникшей проблеме. Яхта бросила якорь, носом глядя в сторону берега, так что никто не мог что-либо видеть, что происходит на корме. При необходимости моторная шлюпка могла отправиться пополнить провиант в маленьком магазинчике на острове. Виктория еще затемно ненадолго приходила в себя. Во рту все пересохло, а голова раскалывалась. Ей показалось, что она в каком-то гамаке. Но ритмичное покачивание её убаюкало, и она снова уснула.