Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Фантазии на тему секса. Часть 4

Мила проснулась, когда почувствовала, как открылась дверь. Это за ней пришел сопровождающий, с которым они отправились в уже знакомый кабинет. После необходимых процедур девчонок посадили в какой-то комнате, куда чуть позже зашел управляющий.

— Привет, девочки-целочки. Мы тут посовещались и решили разделить всех на 2 потока. В первом потоке пойдут те, кто почему-то набрал слишком мало заявок, во второй — все остальные. Я сейчас назову номера 1 потока, названные номера встают и подходят к двери: 12, 34, 21, 11, 27, 16, 14, 18. Второй поток посмотрит на это действо с экрана здесь.

Вызванные девочки прижимались к стене возле двери, закрывая руками все интимные места, было заметно, что они боялись. Управляющий двинулся к двери и пригласил эту группу за собой. Несмело они двинулись за ним. Их привели в зал, посреди которого стояли какие-то сооружения, представлявшие собой буквы «х» с укороченной нижней частью. порно рассказы Сопровождающие забрали своих девушек и подвели к этим сооружениям.

Все происходящее Мила наблюдала по телевизору. Девчонок разложили на это подобие столов и закрепили, минут через 15 зал наполнился большим количеством мужчин, которые ходили вокруг девушек, иногда дотрагиваясь до груди, рта, промежности. Какой-то клиент с упоением фотографировал девчоночьи щелки, переходя от одного тела к другому. Некоторые, выбрав девушку, останавливались между ее ног и ласкали клитор, поглаживая ее дырочки.

Мила смотрела на это и испытывала двойственные чувства: с одной стороны, ей нравилось, что нельзя сбежать, что взгляды мужчин прикованы к телам, с другой — было страшно, так как состояние полной открытости и невозможности закрыться было неприятным, да еще боязнь неизвестности. Она, конечно, знала, откуда берутся дети, но об отношениях мужчины и женщины не принято было говорить в их семье. А в школе... Она была домоседкой, поэтому к своим 18 годам даже не целовалась. Анализируя свои ощущения на практике по минету, она твердо могла сказать, что ей это не противно.

Пока Мила занималась самоанализом, в зале начались торги: появился знакомый уже Миле управляющий. Сами торги были неинтересными, так как назывались номера, суммы и звучала голос управляющего:

— Продано!

В этот момент камера стала показывать лица девушек крупным планом. Мила обратила внимание, что у кого-то в глазах страх, у кого-то безразличие, у кого-то ожидание с ноткой обреченности и как-то стала вдруг жалеть себя.

Она закрыла глаза, чтобы отключиться от происходящего на экране и подумала, что, кажется, лучше бы не знать, как это происходит. Откинувшись на спинку кресла, в котором она сидела, незаметно уснула и проснулась только когда кто-то из девчонок потрепал ее по плечу.

Они встали и их повели по коридору. Зал, в который они вошли, был явно другим, так как здесь не было тех сооружений, а вдоль стены находились кровати, которые друг от друга отделены были перегородками. Милкин сопровождающий подвел ее к третьей по счету кровати и уложил ее на кровать. Руки ее закрепили сверху головы, а ноги растянули почти на шпагат. Сопровождающий принес какие-то баночки, положил на стул рядом с кроватью. Взяв крема из баночки, он смазал ее анальное отверстие и попытался ввести палец. Колечко анального отверстия упорно сжималось, не желая пропускать внутрь. Не стараясь ввести палец, он с легким нажимом продолжать давить на дырочку. Миле не нравилось это ощущение предмета возле анальной дырочки, который пытается туда войти. Она со всех сил сжимала мышцы, но в какой-то момент мышцы самопроизвольно разжались и палец спокойно вошел в попку. Было абсолютно не больно, оставалось ощущение инородного предмете в ее попе, который круговыми движениями сновал в ее попе. Постепенно стихло чувство инородности пальца. Мужчина, практически вытащив палец, присоединил к нему еще один и осторожно ввел в попку. Теперь в ее попе было два пальца, которые то расходились как ножницы, то сходились вместе. В ответ на действия неугомонных пальчиков, колечко ануса расслаблялось. Вскоре в ее попу вошли три пальца щепоткой и она не чувствовала боли. К ее кровати подошли трое мужчин. Один сел на кровать, наклонившись к груди, стал языком ласкать ее сисечку, втягивая в рот сосок, во рту языком обводил контуры соска и выпускал. Миле понравилось, она с нарастающим удовольствием наблюдала за игрой мужчины с ее соском. Про пальцы в попе она вообще забыла. Тут один из мужчин произнес:

— Их уже практиковали в минете?

— Да, — ответил сопровождающий, — она справилась первой.

— Молодец, — сказал спрашивающий. — Открой ротик, солнышко.

Мила послушно открыла рот, а мужчина продолжил:

— Сейчас делай ротиком то, что делала с членом на практике. — и вставил в рот Миле палец.

Мила послушно всосала палец в рот, обвела язычком его вокруг, затем движениями языка стала гладить палец вдоль, прикусила легко кончик пальца и снова сделала сосущее движение. Палец изо рта был вытащен, его владелец наклонился над девушкой, целуя ее в губы, которые сминались нетерпеливым ртом, затем в игру вступил язык. Мила быстро поняла эту игру и их языки вступили в схватку. Когда язык захватчика ударял по языку Милы, она в ответ просовывала свой под него и уже там загибала язычок, который проходил по внутренней стороне захватчика. Затем она перешла в наступление, просунув свой язык в рот мужчины и танец языков уже продолжился в его рту. Ей понравился поцелуй, она надеялась его продолжить, но владелец встал и начал раздеваться. Тут она обратила внимание на других мужчин, которые находились здесь. Они уже были обнажены и смотрели на Милу, распростертую перед ними.

— Хороша девочка, — заметил один.

— Ее я даже бы в жены взял, — сказал другой.

— В чем же дело, узнаем, сколько стоит, возьмем на год, — раздался голос целовавшего ее мужчины, — только жалко будет отдавать на обязательные уроки. Она обратила внимание на то, что мужчина, который целовал ее, был старше других, но все они были похожи.

— Братья, — подумала Мила. Она подняла голову вверх и увидела, что у входа столпились заинтересованные мужчины, количеством более десятка. Она быстро опустила голову, надеясь, что если она не будет видеть зрителей, то сможет о них забыть.

В это время предполагаемые братья негромко разговаривали, прислушавшись, Мила поняла, что они решают, кто будет первым.

— Алекс, я думаю, что тебе, как старшему стоит первому, — заметил тот, который говорил про жену. Алекс, тот мужчина, который ее целовал, сказал:

— А я думаю, что ты, так как тебе хочется взять ее в жены, ну а мне достанется попа.

— В курсе, как тебе нравится эта часть женского тела, — засмеялся третий, молчавший до этого. — А мне, как последышу, можно использовать обе. — договаривая эти слова, он забрался на кровать, придвинулся к груди Милы. Он поцеловал сосок, немного задевая его языком и повернувшись к братьям, которые тоже уже были на кровати, сказал:

— Мне нравится ее отклик на легкую ласку.

— Рома, попробуй ее ласковый ротик, — ответил Алекс.

— Потом, — отмахнулся от предложения Роман и снова поцеловал сосок. Он его покусывал, облизывал языком. У Милы внизу живота появилось чувство какого-то томления, а вторая грудь просто требовала, чтобы с ней тоже сотворили подобное.

Увлеченная наблюдением за ртом Романа, она вдруг ощутила, как к ее промежности приникли губы третьего мужчины. Руками он развел большие губки и провел языком по малым. Его язык неторопливо поднимался и опускался по ним, затем задевал, как бы нечаянно, клитор. Язык дотрагивался до него, как бы дразня, немного усиливая нажим, а потом убегал ниже, к входу в ее девственную щелку. Он круговыми движениями в ту и другую сторону кружил вокруг дырочки, затем вдруг снова вернулся к клитору. Мила не могла понять, что это такое с ней происходит, так как сознание упорно не хотело рассуждать, а тело требовало чего-то большего.... Неосознанным движением она открыла рот, высунула язычок, быстрым, нервным движением облизала губы и застонала.

Алекс, до этого наблюдавший за разворачивавшейся перед его глазами картиной, придвинулся ближе и перекинув ногу через голову девушки, вставил свой член ей в рот. Взяв голову Милы в руки, он нанизывал ее рот на свой член. Мила потерялась в ощущениях: член во рту, руки на груди и язык в ее щелке. Она уже не представляла всех этих мужчин отдельно, это был единый организм, благодаря которому внутри бушевал шторм. Движение члена во рту совпадало со стоном девушки, дыхание участилось. Следующим ощущением было чувство пропажи — исчез язык, а вместо него появилось что-то более крупное. Оно дотронулось до клитора и вдруг резко вошло в нее. В этот момент шторм достиг своего апогея, взорвавшись в девушке и боль от первого проникновения сразу пропала, исчезнув в буре новых ощущений. Член завоевателя двигался в девушке, а мышцы влагалища нежно сжимали член. Когда она почувствовала, как член ускорил свои движения и напрягся, то ее настиг второй оргазм. С каким-то сожалением она ощущала, как член покидает ее, и в попытке его удержать, она напрягала мышцы. Мужчина, выйдя из девушки, тяжело опустился на кровать.

— Наша девочка — горячая штучка, отметил Роман, не прекращая ласк груди девушки. Алекс же, уже сидевший, опершись на спинку кровати, поднялся, достал салфетки и обтер промежность девушки. Затем отвязал руки и ноги девушки, развернул ее на бок и лег сзади, обнимая ее и что-то неразборчивое шепча на ушко. Мила нежилась в этом объятии, успокаиваясь после такого бурного начала своей сексуальной жизни.

— Может, ты ляжешь с другой стороны, — подал голос Роман, — а я буду готовить ее попку. Алекс переместился через девушку, оказавшись к ней лицом. Он снова ее целовал, его язык не спеша проникал в ее рот и через какое-то время опять почувствовал отклик девушки.

Мила ощутила, как ее ногу подняли и опустили на бедро Алекса. К попе прикоснулись пальцы, смазывая колечко ануса гелем, погладили ободок вокруг отверстия и затем без труда один палец вошел в анус. Палец поворачивался направо и налево, не двигаясь поступательно. Это движение отдавалось во влагалище, сладко сжимая его мышцы. Второй палец, присоединившийся к находившемуся в попе, также вошел без боли. У Милы появилось желание поглубже ощутить эти неугомонные пальцы и двинула попой, глубже насаживаясь на них. Рука Алекса опустилась вниз и стала поглаживать клитор. Мила почувствовала, что снова возвращается то томление, которое она испытала совсем недавно, и негромко застонала, продолжая поцелуй с Алексом.

— Меняемся? — спросил Роман Алекса.

Тот без слов приподнялся, переместился к ногам девушки, а Роман лег на кровать. Алекс приподнял девушку и сказал:

— Встань на колени между ног Романа. Мила послушно встала, перед ее глазами оказался член Романа. Алекс, между тем, раздвинул ноги девушки и принялся целовать ее попу. Милу смущало то, что он делает, но возможности избежать этого не было. Роман наклонил голову девушки к своему члену и Мила открыла рот, впуская туда его достоинство. Она вспоминала урок, воспроизводя действия, которые показывали им девушки.

Тем временем язык Алекса кружил вокруг отверстия ануса, который в ответ немного сжимался. Вскоре язык сменили пальцы, которые стали входить поочередно в анус. Тело Милы напряглось, что сразу почувствовал Алекс, дотронулся до ее клитора мизинцем, не выходя другими пальцами из попы. Мила никак не могла сосредоточиться: ей нравилось делать приятное члену Романа, но рука Алекса заставляла думать только о своем желании. Появившаяся смазка дала знать Алексу о возбуждении девушки, но свои действия он не прекратил, продолжая ласкать клитор.

Роман, чувствуя, что сейчас разрядится, вытащил член изо рта девушки и пододвинувшись вниз, под девушку, увлекся ее грудью, которая висела перед ним. Ее покачивание, напряженные и возбужденные соски представляли очень сексуальную картинку. Дотянувшись ртом до соска, он втянул его в рот, слегка прикусил зубами, а напряженным языком проводил по самому кончику.

Возбуждение, разлившееся по всему телу Милы, заставляло выгибать спину, оттягивая попку, куда стал входить член. Мила напряглась, но член не двигался. Успокоенный организм снова расслабил мышцы, а член в это время еще продвинулся в глубь тела Милы. Борьба Милкиного тела и члена Алекса еще продолжалась какое-то время, но когда член вошел полностью, то Милу настигло чувство абсолютной наполненности. Алекс, давая возможность привыкнуть к этому состоянию, не двигался, тело смирилось с членом в анусе и расслабило мышцы. Алекс шевельнулся, член немного вышел из попы, затем еще одно движение и член уже двигается в попе. Мила сравнивала ощущения от членов в попе и ее женской дырочке и член в попе, вернее, чувства, которые он вызывал, ей нравились больше. Алекс, не прекращая движений, снова дотронулся до ее клитора, погладил его, чем заслужил вздох от Милы.

Роман в это время, не прекращая игры с ее сосками, наблюдал за лицом девушки, на котором проступила такая явная похоть. Он еще немного опустился под Милу, сомкнув ноги, почувствовал членом ногу девушки. Рука Алекса опустилась на его член, и приставила в ее щелке, другая рука, надавив на попу, заставила опуститься на член Романа. Легкое жжение, ощущавшееся от первого вторжения, почти сразу прошло, и Мила ясно ощутила оба члена. Они двигались в ней и тонкая перегородка между влагалищем и анусом практически не ощущалась. Когда ее желание достигло пика, она содрогнулась между этих мужских тел, которые, как истинные джентльмены, пропускали даму вперед, а затем, практически одновременно, излились в нее. Когда троица распалась, со стороны зрителей раздались аплодисменты. Они и привели в чувство Милу, которая только сейчас услышала и стоны и крики, которые раздавались в зале. Она лежала с чувством полного удовлетворения и такой усталостью, что, казалось, даже руку не смогла бы приподнять. Пережитый оргазм сводил колени, его отголоски заставляли дрожать конечности, а улыбка удовлетворенной женщины приковывала к лицу Милы мужские взгляды.