Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Курортная жизнь. Часть 3

Мы сказали маме, что ненадолго сбегаем с тетей Людой до дома. Мама махнула рукой, нежась на солнце. Тетя Люда вся дорогу шла впереди, как бы сама по себе, словно не замечая нас, тащившихся сзади. Впрочем, мне нравилось рассматривать ее ягодицы в двух шагах впереди.

— Ну... — начала она, когда мы вошли в комнату — Что вы мне сказать хотели?

Под ее взглядом даже я чувствовал себя неуютно.

— Мам, а что такого? — начал Мишка. — Ну подумаешь, минет.

Я с таким началом разговора был категорически не согласен, но меня никто не спросил.

— Как это что такого?! Вы же брат с сестрой!

— Ну это же не секс!

— Все что с членом — секс!

— А как же онанизм?

— С членом и женщиной!

— А хоть бы и так? Это же наше дело! — завелся Мишка.

— Как это ваше!? — захлебнулась от возмущения тетя Люда. — А ну иди сюда! — замахнулась она.

Я был категорически против рукоприкладства и потому обхватил ее сзади, прижимая руки к бокам:

— Теть Люд, не надо!

— Пусти! — вырывалась она.

Мишка, отойдя на два шага, снова утратил зачатки наглости и прятал глаза. Я удерживал разбушевавшуюся тетю Люду, чувствуя пахом прижатые ко мне ягодицы. Они терлись об меня, задевая член, быстро твердеющий от этого. Вскоре я откровенно вжимался между ее ягодиц, только здорово мешали мои плавки и трусики ее купальника.

— Успокойтесь, теть Люд! — увещевал я.

— Не могу! Это ж надо такое сказать, а!?

Она снова потянулась к Мишке. Я наконец-то умудрился прижаться к ней так, что головка выскочила из-под резинки. Дальше плавки скатились вниз почти без моей помощи.

— Ну что вы тут устроили!? — старался я их образумить, удерживая тетю Люду — Хватит! Можете вы нормально разговаривать или нет?

— Можем. — тетя Люда вроде сбавила тон. — Руки мне отпусти.

— Не пущу, пока не буду уверен что вы успокоились!

— Ладно. Так что там дальше?

— Ну... — начал я, давая ей освободить руки, но продолжая удерживать за талию cцепив пальцы на животе. — теть Люд, может все же взглянем на это с другой стороны? Они уже взрослые. Секса хочется. Почему бы Ирке не сделать брату минет? Дело-то, по сути, пустяковое. А то ведь природу не обманешь — он пойдет на стороне искать, а там всякие попадаются... потом вензаболевания, неожиданная беременность, да и вообще... Явится такой — мам, я женюсь! Оно вам надо, в его-то возрасте?

— А по-другому он никак не мог? Только обязательно с сестрой?

— Не только. — дернул черт за язык Мишку. — Еще с Риткой.

— Чего-о-о? Еще и с Риткой!?

Забыв, что я ее держу, она рванулась к нему, но у нее вышло только нагнуться вперед, вытянув руки к сыну. Мишка почти успел отпрыгнуть, но тетя Люда сумела вцепиться в плавки. Его член вывалился наружу, но ее это не остановило. А вот мой при этом уткнулся в промежность нагнувшейся женщины. Да еще так удачно — слегка нажав, я почувствовал как головка, растягивая ее трусики, углубляется между губок. Правда, совсем уж вглубь трусы меня не пустили. Я, забыв об осторожности, вертелся, надеясь членом как-нибудь сдвинуть их, пока тетя Люда с сыном переругивались. Головка скользила по бедру, задевала за толстый краешек трусов между ног, и в какой-то момент мне казалось, что этот краешек сдвигается, но... Она так увлеклась, что не замечала моих усилий и я, измучившись, подумывал рискнуть и на мгновение убрать одну руку от ее живота чтобы отодвинуть мешающие трусы.

Тетя Люда тянулась к Мишке, вырываясь из моих рук, я не отпускал. После каждой попытки, качнувшись назад, она вновь и вновь прижималась промежностью к головке. Неужели не замечает? — думал я. Она еще раз предприняла решительную попытку добраться до сына, попытавшись шагнуть вперед и дернуть его за плавки. От резкого движения неожиданно для меня самого мои попытки увенчались успехом — край натянувшихся трусов, подталкиваемый членом, таки соскользнул с одной губки. Головка коснулась волосков и оказалась совсем близко от ничем не защищенного входа. Мишка шарахнулся назад, споткнувшись о стоящую сзади кровать и упал, взмахнув ногами. Плавки соскользнули по ним, оставшись у тети Люды в руках, а сама она, лишившись Мишкиного сопротивления, откачнулась назад. И неожиданно для нас обоих заполучила во влагалище твердый половой орган на всю его длину. Вскрикнув и рванувшись вперед в безуспешной попытке слезть с него упала на колени, увлекая меня за собой.

Мишка в недоумении разглядывал нас. Он пока ничего не понял.

— Отпусти меня! — потребовала тетя Люда.

— Только если успокоитесь. — выставил я условие и качнул бедрами.

— Я спокойна. — сквозь зубы произнесла она, чувствуя вагиной шевелящийся внутри нее член.

— И Мишку бить не будете? — я немного увеличил амплитуду движений.

— Не буду! Отпусти!

Я выдержал пятисекундную паузу, успев сделать три фрикции:

— Тогда сначала разберитесь между собой. Вы ж не договорили.

— Я согласна!

— С чем? Что минет — это не так уж и страшно? — мой орган еще два раза проследовал туда и обратно.

— Да!

Член ходил в увлажнившемся влагалище, я прижимался к большим мягким ягодицам и прекращать не собирался:

— А минет с сестрой?

— Черт с ними, пусть! Федь, вытащи немедленно!

— А с сыном?

— Что-о-о?

Она дернулась, почти соскочив, заставив меня грубым толчком вернуть член обратно. Мишка давно все понял и сидел молча, положив руки на плечи матери.

— А что? Если минет с сестрой это нормально, то, наверное, тогда и с матерью тоже?

— Фе-е-едь... Ну не надо, а? Отпусти...

Мишка подвинулся вперед. Его орган оказался у тети Люды перед носом.

— Давайте попробуем, теть Люд! — я трахал ее уже нормальными длинными толчками.

Мишка приподнял ей голову, поднеся член к губам:

— Давай, мам! Ирка же делала! Ну что тебе стоит?

Несколько долгих секунд я гадал: возьмет — не возьмет...

Мишкин орган скрылся во рту матери. Я выждал немного, глядя как покачивается ее голова и наконец позволил себе выйти из нее на секунду чтобы стянуть мешающие трусы. На покрытых черными волосками губках блестела влага. Член снова провалился в тетю Люду. Я заметил, что ее тело сделало движение ему навстречу. Когда она начала постанывать и откровенно насаживаться на меня мы с Мишкой поменялись. Ее губы просто мастерски ласкали мой член, вызывая желание затолкать его как можно глубже. Я бы так и сделал, если бы не ее рука, охватившая ствол у корня и ограничивающая проникновение. Тем не менее Мишка еще лихорадочно трахал мать, заставляя колыхаться белые ягодицы а я уже наполнил ей рот. В этот момент ее накрыло оргазмом и все что она не успела проглотить потекло мне на мошонку.

— Ну, довольны? — тетя Люда встала, когда и Мишка насытился.

— Ага, мам. Ты супер!

— Еще бы. И что мне теперь с вами делать? Сразу поубивать?

Несмотря на ее попытки сделать грозное лицо пугаться мы и не думали. Ну как можно боятся женщины со следами спермы на лице, спущенными до колен трусами и снова спермой, перемазавшей волосы на лобке и стекающей по бедрам.

— Поубивай, мам. Но перед этим у нас будет последнее желание. Угадай, какое?

— Чего тут гадать-то? Разве что кто спереди а кто сзади?

— Мам, но ведь тебе это понравилось! Мы же видели! Да?

— Ну еще бы! Вы же старались! — съязвила тетя Люда. — Ладно, валите на пляж. Я подмоюсь и тоже приду.

Странно, но мама не стала выяснять где мы так долго были. Тем более мы сразу залезли в воду. Она тоже к нам присоединилась, приняв участие во всеобщем веселье. В суматохе я нагло лапал ее за все выступающие места и между ног, не на виду конечно, а в воде. Мама смеялась, отбивалась, но в конце концов прогнала меня. Тетя Люда вернулась уже с отцами. Я так понял, что разминулись мы с ними совсем на чуть-чуть, минут на пятнадцать-двадцать. Хороши бы мы были, если бы дядя Сережа застал нас за траханьем его жены. Но все обошлось. .. и настроение оставалось отличным. Особенно у Мишки.

Вернувшись и пообедав, а так же отдохнув от палящего солнца, мы снова всей компанией оказались у воды. Я отметил про себя, что сегодня почему-то весь день не видно ни Игоря, ни Олега. Странно. Ритка подплыла ко мне:

— Федь... а давай во-о-он туда сплаваем. — она указала вдоль берега, туда, где кончался пляж.

— Нафига? Мы в ту сторону поверху ходили — ничего интересного.

— Нет, я вплавь хочу.

— Не, Рит, мне лениво.

— Пап! — обратилась она к оказавшемуся рядом отцу. — Давай туда сплаваем? И ты, мам?

Мама отказалась сразу, сославшись на то, что плавает плохо для таких дистанций. Хотя я подумал, что ей просто лень. А отец согласился.

— Федь, ну давай с нами! — пристала Ритка, добавив вполголоса — Я кое-что попробовать хочу.

Это меня, конечно, заинтриговало и я согласился. Втроем мы догребли до конца пляжа, но Ритка подгоняла нас дальше, пока пляж с оставшимися на нем людьми не скрылся за выступом берега.

— Здесь остановимся. — выбрала она место.

Я не видел здесь ничего примечательного, что могло бы ее привлечь. Та же жухлая травка, немного песка у самой воды. Ритка раскинулась на берегу:

— Уф-ф-ф... устала...

Я тоже запыхался. Только батя выглядел молодцом. Он вообще у нас спортивного вида.

— Тренироваться надо чаще! — ответил он ей, но тоже развалился рядом.

Отдохнув, Ритка вскочила, сделала было два шага к морю, но повернулась:

— А знаете что? А давайте голышом купаться! Тут же нет никого!

— Как никого? А мы? — опешил отец.

— А что вы? Ты меня голой что ль не видел в детстве?

— А ты меня?

— Переживу. Пап, я взрослая уже. Что я, по-твоему, не знаю что у тебя и Федьки в плавках? Ну давайте, а?

Пока батя думал что ответить, Ритка скинула лифчик, тряхнув сиськами, следом трусы и кинулась в воду, сверкнув незагорелыми ягодицами.

— Что скажешь, Федь? — отец посмотрел на меня.

— — Да и правда, черт с ней, давай попробуем.

Я стянул плавки и бултыхнулся следом за Риткой. Отец раздумывал дольше, но в конце концов тоже разделся и прикрыв ладонью пах вошел в воду.

Мы с Риткой набросились на него, стараясь опрокинуть. Получалось наоборот — падали мы. Над водой мелькали Риткины груди, а иногда и мой член оказывался у всех на виду. Только батя стоял как скала, отбивая наши атаки.

— Так нечестно! — завопила Ритка. — Здесь дно скользкое! Пошли на берег, там мы тебя точно завалим!

— А пошли! — отец тоже увлекся, позабыв про свою наготу.

На берегу мы вновь навалились на него. Тут нам действительно было проще — скорость перемещения выше. И видели мы друг друга лучше, чем сквозь воду и поднятые нами брызги. что помогало координировать усилия. Однако лучше было видно и Риткино тело, со всеми его округлостями и пушком на лобке. Иногда, когда она падала, ее ноги взлетали кверху и тогда мелькала щель между ног. Само собой, в битве под руку попадались различные части тела, иногда довольно интимные. Результат сказался очень скоро — мой член увеличился в размерах, хотя еще не торчал нагло. У бати случилось примерно то же — напоминающий шланг орган заметно напрягся и потемнел, наливаясь кровью. Может именно это его и отвлекло, наконец позволив нам завалить отца на траву.

Ритка плюхнулась ему на живот:

— Ага! Попался! Я говорила что мы победим! — подпрыгивала она.

Я символически держал его руки за головой, не давая спихнуть победительницу.

— Ну все, все, сдаюсь! Слезай!

Ритка не слушала, подскакивая и смещаясь к его ногам. Я увидел, как под ней показалась прижатая к его животу головка члена, толстенная, тупоконечная, почти фиолетового цвета. Неудивительно, Ритка же с раздвинутыми ногами скачет прямо перед его глазами. Тут у любого встанет.

Она больше не прыгала, а ерзала вперед-назад и терлась промежностью об отцовский член. Батя пребывал в растерянности: прижатая к стволу девичья промежность, несомненно, была приятна, но с другой стороны, промежность эта принадлежала его дочери. Ритка закатила глаза от блаженства, я уже думал, что сейчас она кончит и слезет, но ошибся. Она приподнялась, поставила отцовский член вертикально и стала на него садиться. Орган, как я разглядел, в самом деле, как она и говорила, был длинный, толстый и жилистый. До Риткиного описания «толщиной в руку» он, конечно, не дотягивал, а был просто хорошего среднего размера или чуть больше.

— Рита... — простонал отец.

И замолчал. Видно, не смог больше спорить с ощущениями от узкого девичьего влагалища. Ритка опускалась, сосредоточившись и закусив губу. Отцовская дубина была для нее великовата. Толстая головка медленно входила в нее, растянув ставшие тонкими губки правильной окружностью. Мы с отцом не могли отвести глаз от этого места. Ритка медленно съезжала по бугристому стволу, со стоном стараясь принять в себя все. Это продолжилось, наверное, минуту. Ближе к концу она несколько раз останавливалась, переводя дыхание, терла клитор и продолжала.

— Все... — выдохнула она, усевшись отцу на бедра. — Пап, какой же он у тебя здоровенный! Я уже думала не поместится.

— Доча, а ты себе там ничего не порвешь? — обеспокоенно спросил он.

— Нормально, пап. А тебе нравится? Ты как больше любишь, узеньких, как я, или попросторней, как у мамы?

— Я вас обоих люблю! — он повалил ее на себя и поцеловал.

Ритка присосалась к его губам. Отцовы бедра непроизвольно вздрагивали и от этого ее тело, плотно насаженное на член, двигалось. Нацеловавшись, отец сграбастал ее груди, погладил живот, бедра и попробовал чуть приподнять дочь. Член немного вышел из нее, заставив Ритку задрожать. Мелкая дрожь не прекращалась, пока он снимал ее со своей дубины. И снова началась, когда он принялся надевать ее обратно.

— Хорошо-то как! — произнесла она, снова оказавшись натянута на отцовский член по яйца. — Пап, а сделай так еще раз?

Отец еще четыре раза так же медленно снял и надел на себя Ритку. Она кончила, как только в последний раз коснулась губками его паха. Он схватил ее за бедра и не поднимая, покачал на себе, чуть поворачивая вокруг члена. Ритка кончила еще раз. Отец, не снимая ее, встал на колени, а потом в полный рост, просунув руки Ритке под бедра и придерживая за ягодицы сделал несколько шагов. Наверное, при этом член в Ритке проворачивался и шевелился, потому что она попросила:

— Пап, еще...

Отец прошелся метров десять туда и обратно вдоль берега с надетой на член дочерью. Оргазм настиг Ритку когда они возвращались.

— Еще, пап... еще... я больше не могу... — Ритка лепетала, обнимая отца и старалась вертеть тазом.

— Хватит, доча, достаточно. Да и мне разрядка нужна.

Он опустил ее на траву, навис над ней, опираясь на руки и принялся нежно трахать, стараясь не причинить боль. Ритка вцепилась в него, невпопад подмахивая. Я смотрел как толстенный ствол отца ходит в ней, заставляя стонать от наслаждения, а может и от связанной с этим наслаждением боли в растянутом влагалище. Я подумал, что никогда мне теперь не видать тесной Риткиной вагины. После отца там наверняка все останется растянутым как у мамы. Впрочем, я тут же вспомнил, что и маму трахать весьма приятно. Конечно, если не сразу после отца.

— Дочь, мне в тебя можно или не надо?

— Пап, я очень хочу чтобы в меня, но пока нельзя.

Отец в последний раз вытянул из нее свой шланг, залив траву огромным количеством спермы.

— Федь... — посмотрел он на меня, сжавшего окаменевший ствол в руке и с трудом сдерживающего эту руку от привычных движений. — Ты же тоже хочешь? Рит, можно ему?

— Можно...

После отца член провалился в сестру как в яму. Влагалище я не чувствовал вообще. Батя, поняв мои затруднения, скрестил поднятые Риткины ноги. Так стало лучше, но все равно... Если бы не возбуждение, полученное пока я смотрел на них, трахать Ритку пришлось бы долго. А так я довольно быстро кончил, успев вовремя вынуть и залить ей живот.

Назад мы вернулись берегом. Сил плыть не осталось. Ритка держала отца за руку всю дорогу, отпустив только перед самым пляжем.

— Ну как там? — для приличия поинтересовалась мама.

— Ничего интересного. — ответил за всех отец. — Надо завтра чуть дальше проплыть, там вроде виднеется что-то.

Ритка, услышав это, заулыбалась. Я тоже понял, что они с отцом и завтра намерены трахаться. А вот как быть теперь мне с мамой? Тоже ее по берегу водить? Надо что-то придумать. Лучше всего, конечно, как-то легализовать наши отношения в семье. Тем более и отец теперь опробовал Ритку и намерен ее трахать и впредь.

Я попытался завести с мамой разговор об этом, не выкладывая сразу свои соображения, а стараясь услышать желаемое от нее самой, но все пошло не так.

— Федь, ну что мы можем сделать? Нам это придется держать в тайне от Ритки и отца. Я не против иногда с тобой... но только если обстоятельства позволят.

— А как ты думаешь, что отец скажет если узнает?

— Он не только скажет, он сделает. И тебе не понравится то, что он с нами сделает.

— Мам, а если ты узнаешь что он с Риткой... как мы с тобой?

Вот тут мама задумалась. После того чем она занималась со мной лицемерно возмутиться у нее не вышло.

— Ну-у... — сказала она — Ритка взрослая уже... Если ей нравится, то наверное пусть... Хотя как-то это...

— Ей нравится. — подтвердил я.

— Что!? — мама с ужасом посмотрела на меня, доказав насколько теоретические рассуждения отличаются от практической реакции — Ты хочешь сказать...

— Ага, мам. Именно так.

— Как!? Когда!?

— Да вот — я прикинул время — Часа два назад. Ну когда мы уплыли вон туда.

— И ты там был!?

— Был. Мам, да не переживай ты так! Ритка сама хотела.

— А... ты стоял и смотрел?

— Куда ж я денусь? Ритка на него набросилась — не убегать же мне?

— Охо-хо... Федь, а она только с отцом, или... ?

— Со мной тоже... после него.

— Ох, что творится-то... — растерянно вздохнула она. — Сначала мы с тобой, потом дочь с отцом, а после еще и ты с ней...

Я не стал поправлять, что я с ней не только «после», но и «до» и не только я. Мама захотела немедленно поговорить с дочерью. Я ее еле упросил повременить, пока сам не введу Ритку в курс дела. А то, внезапно обнаружив что мама все знает, может и сознание потерять. К тому же надо было ее предупредить чтобы молчала о наших вечерних прогулках. Про оргии с участием соседей родителям пока знать не стоило.

Ритка, и вправду, чуть не упала даже от меня узнав что маме все известно. Мне пришлось долго успокаивать ее, объясняя что мама не собирается ее убивать и просто хочет обсудить с ней нашу дальнейшую жизнь. Заодно мне пришлось признаться, что я с мамой тоже трахался. Этот момент сестру очень заинтересовал. Я бы сказал — шокировал. Она выпытала у меня почти все, попеняв за то, что не разбудил ее и не взяв с собой посмотреть на них с Олегом:

— Вот я тебя позвала сегодня, когда с отцом!

Сообразив теперь, что маме тоже есть что предъявить в ответ на возможные упреки, она смело отправилась к ней на беседу.

Я не пошел, наблюдая за ними издали. Они довольно долго что-то обсуждали. Я с облегчением отметил, что, вроде бы, обошлось без возмущений и упреков.

— О чем вы там? — поинтересовался я у вернувшейся Ритки.

— Да так, о жизни... Она в основном о том, что никто об этом знать не должен. Ну и наши, женские штучки всякие — чтобы предохранялась там, когда вернемся обязательно к гинекологу сходить надо...

— Ну а главное-то? Как нам теперь?

— С отцом она сама поговорить обещала. Не сейчас! — остановила она меня, вертящего головой в поисках отца. — Ночью. Они, наверное, опять трахаться будут, вот сразу после она ему и выложит. Когда он будет добрый и расслабленный. Вот как-то так.

— Ну и ладно. — я был доволен, что самому объясняться с батей не придется. Оно, конечно, особенно ругать меня за маму он теперь не должен, но пусть уж лучше она сама.

Вечером снова, как ни в чем не бывало, нарисовались Игорь с Олегом. Мама встретила Олега холодно, не простив ему пока то, что он подставил ее мне. Олег порывался все объяснить, но батя был рядом и поговорить наедине у них не было никакой возможности. Мама, кстати, и не рвалась его выслушать.

Мишку с Иркой гулять тетя Люда не пустила. Не так чтобы прямо запретив, а придумав какие-то дела, требующие их участия. Пришлось нам идти вчетвером. Ритка всю дорогу поглядывала на нас, понимая что без Ирки ей придется трахаться за двоих. Так и вышло. В первом же подходящем месте ее мгновенно раздели, разложили на траве и Олег нетерпеливо сунул в нее член. На его лице появилось некоторое удивление:

— Рит, вы весь день что ли с Федькой трахались? Как-то у тебя все широко там... а вчера еле влезал?

Ясно, что про отца с его дубиной она не сказала.

— Не отвлекайся! — потребовала Ритка, уже настроившись на получение удовольствия. — Бери что дают! Ребята ждут — она подбородком указала на нас — И я жду.

Олега, собственно, подгонять было не надо. Он уже дергал тазом, толкая член в закатывающую глаза Ритку. Воздух заполнили ее вздохи, закончившиеся оргазмом. А с отцом у нее покруче было — невольно сравнил я, ложась на нее после Олега.

Риткино влагалище и в самом деле оставалось все еще заметно растянутым после отца. А с учетом того, что трахаться они намеревались регулярно, сузиться до прежних размеров ему было не суждено никогда. Зато теперь можно было не беспокоится, трахая Ритку грубо и размашисто. А если задрать ей ноги к груди, то можно было почувствовать как головку упирается внутри, отчего Ритка дергалась и вскрикивала. Но в общем ей нравилось. Подтверждением тому был ее очередной оргазм. После меня ею занялся Игорь. Ритка так и лежала, не особенно обращая внимание на сменяющихся парней. Главное происходило у нее между ног. Несмотря на то, что мы, не занятые в непосредственно процессе, сидели с обеих сторон и непрерывно трогали ее тело, оглаживая грудь, шею, бедра, лицо, он приоткрывала глаза только когда очередной член покидал ее. И снова закрывала, когда следующий заполнял вагину.

Игорь трахал ее дольше всех. Я, глядя на них, подумывал, не пойти ли нам по второму разу, но пожалел Ритку. Это ж получится как шесть мужчин подряд, многовато наверное. Олег тоже не стал, даже если у него и были такие мысли. Когда Игорь слез мы помогли Ритке встать и повели отмываться. Потом одели.

— Рит, может тебе трудно с тремя сразу? — на всякий случай спросил я, хотя узнавать это надо было до, а не после. — Может, надо тебе было отдохнуть дать?

— Да ну! — не согласилась она. — Наоборот, так лучше, чтобы непрерывно. написано для fotobab.ru Вы же каждый недолго, а для меня получается как раз сколько надо. Можно даже еще одного, я бы выдержала.

— Успокойся, Федь. — согласился с ней Игорь. — Мы однажды одну всемером трахали — и ничего. Причем трое по два раза.

— Ого! — Ритке стало интересно. — Расскажи!

— Да как обычно. — Игорь сел рядом с ней. — Приехала на море тетка, без мужа. В смысле муж был, но дома остался, а она с подругой приехала. Ну нашла себе тут какого-то такого же хахаля. Но тетке было немного за тридцать, а ему под пятьдесят. Короче, я так понял, трахал он ее мало и плохо. А тут, перед самым ее отъездом мы подвернулись. Познакомились, то-се... Она вроде к Сереге липнет — был тут у нас такой. Договорились они вечером погулять. Серега вообще-то трахать ее не собирался — она старше намного, да и не красавица. Поэтому вечером позвал нас с собой.

— А она чего на это?

— Конечно, это ей не понравилось. Несколько раз пыталась Серегу сманить прогуляться вдвоем, но он не согласился. Так вот, пошли мы по берегу всей толпой. Сели где никого нет, у нас еще вино с собой было. Скоро тетка эта уже к Сереге жмется и целоваться лезет. А мы, остальные шестеро, делаем вид что ничего не замечаем. Умора! Сереге это надоело, он ее прямо спрашивает — чего ты от меня хочешь? А она и ляпни — хочу чтобы ты меня трахнул. Он говорит — я так не могу, мы ж все вместе пришли, а трахаться только мы стобой будем? Вот если ты всем дашь...

Игорь замолчал. Вместо него продолжил Олег:

— Я думаю, Серега это специально сказал, чтобы отстала. Нас все-таки семеро было. А она посмотрела на нас, прикинула что-то... и говорит — я согласна. И раздеваться начинает. В общем, пришлось Сереге ее первому трахнуть, прямо тут же, при нас. Ну а потом уж и мы. Во все дыры. Ох, как она орала!

Слово снова перешло к Игорю:

— Она, кстати, как потом выяснилось, в зад до этого ни разу не трахалась. Но мы-то не разбирались — думали раз тетка опытная и моралью не отягощена, значит и там тоже пробовала. И еще удивлялись, чего она так орет, когда Витька ей туда засадил.

— Да, тетке было что дома вспомнить — резюмировал я.

— Точно. Мы ее когда домой вели, она еле ноги переставляла. Но довольна была до макушки. За весь отпуск натрахалась. Жалко, уехала через день.

— Рит, а ты-то ноги переставлять в состоянии? — я взглянул на часы и поднялся. — Пошли, пора уже.

Распрощавшись с друзьями, мы выполнили обязательные ежевечерние процедуры и улеглись. Я вспомнил, как Мишка завистливо смотрел на меня, а Ирка на Ритку. У них же теперь принудительное воздержание хрен знает докуда. А у нас и на ночь намечается что-то. Если, конечно, все сложится удачно. Мама с отцом лежали тихо, и сколько я не прислушивался к их дыханию, так и не смог определить спят они или нет. Чем дальше, тем больше я склонялся к мысли что все-таки спят. Ну что ж, нет так нет. Значит не сегодня. Просто придется подождать еще день. Я повернулся на бок и закрыл глаза.

Через минуту после этого от родительской кровати послышался шорох. А я, как назло, уже лежал отвернувшись и не имея возможности увидеть что там происходит. Может это кто-то один встал просто попить или в туалет? Тихо закрылась дверь. Я пока не шевелился, не зная оба они вышли или нет. Потом сообразил, что даже если кто-то остался, то все равно я своим шевелением ничего не изменю, потому что тогда у них все равно ничего не планируется. Я перевернулся на спину и в этот момент из-за стенки послышалось знакомое поскрипывание.

— Рит, спишь?

— Неа.

— Слышишь?

— Да. Сейчас она ему скажет.

— Ага.

Мы замолчали. Скрип усиливался. А потом вдруг что-то грохнуло, упав, и наступила тишина.

— Стол что ли развалился? — предположил я, помня что конструкция было довольно хлипкой.

— Не, тогда шуму больше было бы. — Ритка уже была в курсе как и на чем мама трахается в прихожей. — И тихо стало. Непонятно.

Мы прислушивались, но ничего уловить не смогли.

— На улицу вышли? — предположила Ритка.

— Да хватит тебе гадать. Потом у них спросишь, если интересно.

Мама с отцом вернулись минут через двадцать. Ритка к этому времени успела выдать кучу версий того чем они занимаются. Отец лег к себе, а мама подошла к нам:

— Спите?

— Неа!

— Я так и знала. В общем, мы с отцом поговорили... Рит, если хочешь — иди к нему, он тебя ждет... ну ты поняла зачем. А ты, Федь, двигайся, я к тебе.

Ритка, по пути скинув ночнушку, в два прыжка оказалась у отца. Послышался звук поцелуя. Нам с мамой было тесно рядом на узкой кровати. Она легла сверху, придавив меня своей тяжестью. Зато целуя ее, я мог беспрепятственно мять ягодицы, а если потянуться и немного раздвинуть их, то можно было коснуться нижнего края влагалища. Мама привстала, сняв мешающую ночнушку. Полные груди расплющились об меня. Она чуть приподняла зад, шевельнула им и легко наделась на приподнявшийся член, жарко выдохнув мне в ухо. Я лежал, прижатый к кровати, чувствуя ее настойчивый язык во рту и влагалище, скользящее по члену.

Со стороны отца с Риткой донеслось ее сдавленное «А-а-а-а-о-о-о... папка, не бойся... А-а-а-а-а-а-а». Отец начал натягивать Ритку на свою дубину — понял я.

Мама трахала меня сама, не давая пошевелиться. Ее влагалище устроило бешеную пляску на моем члене, и только один раз оргазм заставил ее замереть. Но и при этом у неподвижно лежащей и тяжело дышащей мамы внутри все сжималось, выдаивая меня.

Ритка не замолкала с того момента как оказалась надета на отцовский член. Иногда тише, иногда громче, но каждый ее выдох порождал звук. Мама, вначале сдерживающая себя, тоже последовала примеру дочери. Комнату заполнили два женских голоса, один явно молодой, второй постарше — глуше и ниже. Мама, устав все делать сама, слезла и стала перед Риткиной кроватью, низко нагнувшись и опираясь на нее руками. Я все понял и пристроился сзади. Теперь пришлось стараться самому, гоняя член в хлюпающем влагалище. Между делом я пытался поймать ее болтающиеся груди, но они, намного больше чем моя рука, выскальзывали из пальцев.

Нашу изменившуюся позицию заметил отец:

— Дочь, пойдем на них посмотрим? — предложил он Ритке.

— Только не вынима-а-а-ай.

Они приблизились. Ритка, как тогда на пляже, висела надетая на член, обнимая отца за шею. Внизу, под худенькими ягодицами свисала здоровенная мошонка. Он с любопытством глядел как я вбиваю в маму член. Ритка нетерпеливо ерзала на нем. Он под ягодицы приподнимал ее и тогда снизу был виден выходящий из страшно растянутой Риткиной дырочки толстый ствол. Потом он убирал руки и Ритка со стоном медленно съезжала вниз, снова насаживаясь на кол.

Маме тоже захотелось на них посмотреть. Она взобралась на Риткину кровать, а я так же занял место сзади. Теперь место соединения Ритки с отцом оказалось прямо у нее перед носом. Мама испуганно охнула, когда отец в очередной раз приподнял Ритку и она воочию увидела на что стала похожа узенькая раньше дырочка дочери. Я тоже смотрел туда же, но и про маму не забыл. Член торчал горизонтально и я, схватившись за мамины бедра и не отрывая взгляда от Риткиной промежности, привычно толкнул его вперед. Она почему-то дернулась сильнее обычного, словно от боли.

— Федя-а-а-а-а! — услышал я — Что ты де-е-е-е-елаешь?

Я уже успел сделать несколько толчков и тоже понял что что-то не то. Посмотрел вниз — мой член торчал из ее заднего прохода. Вместо того чтобы вытащить, я, наоборот, засунул его до конца и прижался к мягким ягодицам. Мама толкнула меня в живот, заставив выйти из ануса наполовину, но я дернул ее бедра на себя, снова оказавшись в глубине ее попы. Она вскрикнула и опять оттолкнула меня. Я снова загнал член в попу, ощутив что сперма покидает меня. Мама тоже это поняла и больше не отталкивала, дождавшись пока я закончил дергаться и аккуратно извлек член из заднего прохода.

Отец к этому времени положил стонущую Ритку на мою кровать и трахал не останавливаясь. Ритка выла, вцепившись в него, а он раз за разом плавно вводил в нее член. В Ритку кончать было нельзя. Отец, видя что мы закончили, жестом подозвал маму. Она стала рядом с ними, наклонившись. Батя последний раз сунул член в Ритку, вынул и оказавшись сзади мамы ворвался в нее. Я аж рот раскрыл, глядя как здоровенная штука легко нырнула в маму. Она только негромко охнула. Отец сделал несколько движений и удовлетворенно выдохнул.

— Мне чуть-чуть осталось... — пожаловалась мама.

Батя снова принялся ее трахать. Сперма сочилась из маминого влагалища, выдавливаемая входящим в него поршнем, стекая по ее ногам, но мама успела кончить раньше, чем член отца окончательно сдулся.

Как только все немного отдышались, мне сразу же досталось от мамы за ее попу. Как я ни оправдывался что это получилось случайно, она мне не поверила. К счастью, размер моего члена был все-таки чуть меньше среднестатистического, плюс обилие смазки из влагалища, плюс мамино возбуждение, притупившее боль... да и трахал я ее туда всего ничего — ну может секунд пятнадцать. Хотя черт его знает, тогда мне было не до подсчетов. В общем, по большому счету маме не понравилась только резкая боль в момент проникновения. Отец же посмеивался. говоря что так ей и надо, потому что ему, сколько он ни просил, она всегда в этом отказывала. Теперь вот хоть сын за отца отомстит. Мама резонно возражала, что после его монстра попу придется зашивать. Тут влезла Ритка, лежащая рядом с отцом и поглаживающая его шланг:

— Пап, не переживай, ну ее! Я тебе в попу дам.

— Рит, ты что задумала!? — подскочила мама. — Я тебе запрещаю! Ты представляешь, какая у тебя там дыра после него будет? А тебе еще замуж выходить!

— А мы осторожно... И вообще, вон тетя Люда в попу трахается, а у дяди Сережи если и меньше чем у папы, то ненамного.

— Оп-па... — мама сначала даже слов не нашла. — А ты откуда знаешь про Людкину попу и Сережкин член?

— А мы видели! — сдала всех Ритка. — Они на берегу трахались, ну где мы с папкой в первый раз. Тетя Люда с Игорем. И он ее в попу. А она сказала, что хоть и позволяет туда, но не любит.

— Та-а-ак... С Игорем, значит... А про Сережку откуда знаешь?

— Ну... это я просто так думаю. Он же тоже взрослый мужчина, значит и размер у него соответствующий.

— Понятно. — Мама подумала и переспросила:

— А Людка, стало быть, с Игорем трахалась?

— Ага. — покивали мы. — А еще... мам, ты нас ругать не будешь?

После того, что мы устроили с родителями полчаса назад, скрывать что-то от них было незачем.

— Да теперь поздно ведь ругать? Рассказывайте, что вы там натворили?

— Ну... Мам... пап...

Сначала мы путались, но потом выложили родителям все. Начиная от того как трахались по вечерам вшестером и до того как трахали тетю Люду.

— Получается, только Сережка ни в чем таком не замешан?

Я еще раз перебрал события:

— Вроде да.

— Пап. — спросила Ритка — А ты хотел бы Ирку?

— Это ты к чему спрашиваешь?

— Ну, просто интересно. Она бы с тобой точно захотела.

— Рит, я не понял — ты мне Ирку трахнуть предлагаешь?

— Ну не то чтоб предлагаю... но посмотреть бы на это не отказалась.

— Слышь, мать? — обратился отец к маме — А ты что скажешь? Можно мне Ирку? И, до кучи, Людку?

— Да сколько хочешь... — мама потянулась — но я тогда с Мишкой, Сережкой, Игорем и Олегом. Идет?

— Э-э-э-э... у тебя больше получается.

— Так у меня и мест для них больше. Не то что у тебя — один-единственный. — рассмеялась мама.

— Ладно, посмотрим... — буркнул отец, чувствуя что где-то его обманули.

Мы расползлись по кроватям. Причем мама, невзирая на наши поползновения, легла с отцом сама, разогнав нас по своим местам.

Утром на пляже Мишка с Иркой настойчиво интересовались странными звуками, доносившимися из нашей половины ночью, подозрительно похожими на звуки секса. Мы сначала отпирались, потом пытались свалить все на родителей. Мишка же с Иркой утверждали, что никогда родители не будут трахаться в одной комнате с детьми так громко, к тому же они четко слышали два женских голоса. Ритка раскололась первой, признавшись что да, она тоже участвовала и второй голос был ее. На нас набросились с вопросами — как родители нам это разрешили и тут выплыло, что Ритка всю ночь трахалась с отцом а я, соответственно, с мамой. Это вообще вогнало их в шок. Ирка долго молчала, глядя на Ритку огромными круглыми глазами, а потом принялась расспрашивать как она умудрилась соблазнить отца. Я же поведал Мишке что мама вроде не прочь попробовать и с ним, и с его отцом. В обмен на Ирку и тетю Люду для моего.

— Ну с нами проблем не будет. — заключил Мишка. — с мамой скорее всего тоже. А вот отец...

Ритка успела рассказать Ирке всю историю соблазнения родителя. Ирка, наслушавшись, воспылала желанием тоже попробовать отцовского члена. В смысле своего, дяди Сережиного. Наш метод показался Ирке ненадежным. Она быстренько выдумала свой план, на мой взгляд тоже далекий от идеала, но раз хочет — пусть. После недолгого обсуждения мы пришли к согласию по основным пунктам и приступили к реализации. Я слегка разогнул на Иркином кольце один лепесток, держащий камень, а Мишка немного его заточил. После этого все влезли в воду, затеяв привычные игры. Родители тоже участвовали.

— Ой! — Ирка неосторожно взмахнула рукой, распоров отцу плавки спереди на левом бедре и его самого поцарапав.

— Ир, ну что ж ты так... — выйдя на берег, дядя Сережа укоризненно смотрел на нее, стягивая разорванные края. — Что там у тебя? Кольцо?

— Да не, кольцо как кольцо... — Ирка покрутила его на пальце. — Это не из-за него. Вот, смотри! — она натянула трусики и махнула рукой. — Ой!

Из разреза показались черные волоски лобка.

— И правда кольцо... — растерянно сказала она. — Пап, мне домой надо, переодеться.

— И мне.

Так как на пляж мы ходили сразу в плавках, даже накинуть сверху им было нечего. Они сжимали края разошедшейся ткани руками, но идти в таком виде... Мы с Мишкой и Риткой вызвались их проводить, чтобы загородить собой от любопытных взглядов. Мишка шагал первым, потом Ирка, мы с Риткой по бокам от нее, а дядя Сережа сзади.

В дом Ирка с отцом отправились одни.

— Ну, мы обратно! — крикнул им Мишка. — Переоденетесь — приходите!

Ясен хрен, на самом деле мы столпились в прихожей, с