Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Mass Effect. «Нормандия». День перемирия

— Эй, шкипер. Выпить не желаете? По особому случаю.

Шепард оторвался от списка оружия, которое он составлял для корабельного адъютанта и поднял усталый взгляд. Эшли Уильямс, сержант Альянса, опытный солдат, напарница капитана и, по совместительству, просто красивая двадцатипятилетняя девушка, стояла рядом, держа в каждой руке по высокому, наполненному коричневой жидкостью бокалу. Чисто автоматически капитан протянул руку и один из бокалов перешел к нему. Судя по запаху — ром.

— А что за случай? — несколько озадачено спросил Шепард.

— Сегодня День перемирия, окончания войны Первого Контакта. В моей семье его всегда отмечают. Поскольку я единственная Уильямс на борту, решила спросить вас.

Капитан лишь хмыкнул.

— Вряд ли я самый главный патриот на борту корабля.

Девушка улыбнулась.

— Может, и нет. Может, я просто хочу выпить с вами. Об этом вы не думали?

Последний раз, когда Шепард пил с девушкой, та чуть не потеряла сознание от двух нахлынувших на нее оргазмов, так что теперь уже губы капитана растянулись в улыбке. Воспоминание его секса с Эмили Вонг было еще слишком ярким, чтобы капитан мог не думать о нем. К тому же, с момента встречи с журналисткой в отеле прошло всего четыре дня, за которые капитан и его «Нормандия» переместились почти что на другую часть галактики. Сейчас они были на подлете к Феросу — планете, с колонией на которой была потеряна связь, и на которой была замечена активность гетов. А раз геты всюду следуют за Сареном, то Шепард был просто обязан проверить, не связан ли беглый спектр со всем этим. До выхода на орбиту планеты оставалось еще около трех часов, которые Джон планировал провести, полностью погрузившись в свои обязанности: составить список необходимого оружия, проверить боеприпасы и гранаты, а также заказать несколько новых модификаций для скафандров боевой группы. Но, когда к вам подходит симпатичная молодая девушка и преглашает выпить, дела немедленно отходят на второй план.

— Только не говорите, что не знаете про мою семью. Мое начальство всегда это выясняло. В моем личном деле этого нет?

Девушка присела на край оружейного стола, сделала глоток из бокала и облизнула губы, явно наслаждаясь вкусом алкогольного напитка. Губы... Сказать по правде, всякий раз, когда Шепард смотрел на Эшли, его взгляд всегда останавливался на ее губах. Чувственных, пухленьких губках, таких необыкновенно сексуальных. Из головы сразу пропадали все логичные и рациональные мысли, и Джону приходилось брать себя в руки, чтобы не думать о том, какое неимоверное наслаждение он бы получил, если бы эти губки обхватили его вставший член. Вот и сейчас его пошлые размышления привели к тому, что его брюки стали ему очень малы в области паха. Впрочем, нельзя сказать, что Шепард очень стеснялся своего возбуждения. Скорее наоборот. И когда взгляд Эшли упал на излишне выделявшийся бугор на его штанах, Джон не испытал ни капли смущения. Однако реакция сержанта была несколько не такой, какую ожидал спектр.

— Вас так возбуждают разговоры о военных, шкипер? — спросила Эшли, чем повергла капитана впросак. Он ожидал, что девушка хотя бы смутится, или наоборот, поспешит уйти, но Уильямс подобная ситуация, кажется, забавляла. Вот только непонятно, ром ли тому причиной, или нет. В любом случае, необходимо было брать ситуацию в свои руки — не хватало еще, чтобы сержант подумала, что Шепард не знает, как себя вести.

— Скорее меня возбуждает ваш рот, Уильямс. И неважно, какие именно слова из него вылетают.

Глаза девушки удивленно распахнулись — подобного откровения от капитана она не ожидала. Однако никаких негативных эмоций на лице красотки не появилось — она, наоборот, лишь глотнула рома и хихикнула. Кажется, алкоголь дал ей в голову слишком быстро.

— Попахивает нарушением субординации, шкипер, не находите?

«Не нахожу», — подумал Шепард, хотя девушка, без сомнения, была права. Неуставные отношения между служащими Альянса были запрещены, и даже приказы коммандера судна не могли нарушать воинский кодекс.

— Ты ему расскажи о нарушении субординации.

Рука Шепарда довольно грубо перехватила свободную руку Эшли, после чего капитан абсолютно бесцеремонно положил ее на свой член. Однако даже такое беспардонное действие заставило Эшли лишь засмеяться.

— Капитан, это смешно. Мы в трюме, тут полно людей.

Действительно, буквально в паре десятки метров, правда, спиной к Эшли и Джону, стоял Рекс, да и у адъютанта, занимающегося снабжением и располагавшегося в другой части трюма, кажется, находилась пара человек. Впрочем, ни на что серьезное Шепард и не рассчитывал — ему просто хотелось стереть с лица Уильямс эту пьяненькую улыбочку.

— И что? Слабо, Уильямс? Смущаешься, словно маленькая девочка.

— Вывести меня из себя у вас не получится, капитан, — качнула головой девушка, допив оставшийся в бокале ром. Шепард же свой поставил на стол, так и не попробовав.

— Вывести из себя? Об этом речи нет. Просто раз уж ты стала причиной... Этого...

Застежка расстегивалась простым движением руки. Штаны немедленно сползли до колен, после чего из трусов появился наполовину вставший орган капитана. Тут уж даже алкоголь, говоривший в Эшли, отошел на задний план.

— Шепард! — воскликнула она, правда негромко, явно опасаясь, что Рекс и другие служащие Альянса обернуться и увидят их.

— Раз уж ты стала причиной этого, — повторил Шепард, снова кладя руку Эшли, которую та было одернула, на свой член. — То тебе с этим и разбираться.

— Прямо здесь?! — возмущенно зашептала Эшли. — Не знаю, за кого ты меня принимаешь, капитан, но делать этого я не буду.

— Не сомневаюсь, — отозвался Шепард. После чего довольно грубо ухватил девушку за другую руку и оттащил за стоящий неподалеку ящик. Тот был почти в человеческий рост высотой и скрывал обоих от посторонних взоров.

— И что? — требовательно спросила Эшли. — Ты действительно думаешь меня заставить отсосать тебе?

— А ты этого не хочешь? — Шепард понимал всю абсурдность, бессмысленность, опасность, да и просто-напросто идиотизм, присущий этой затее, но отступать даже в таких тупиковых ситуациях он не привык. рассказы эротические Вместо того, чтобы сдаться, спектр лишь похотливо усмехнулся, глядя Эшли прямо в ее горящие гневом глаза. У него была тысяча причин не делать того, о чем он задумал, и лишь одна — делать: рука Уильямс начала осторожно поглаживать член капитана. Девушка, видимо, еще сама не осознавала того, что делает, и только когда член Шепарда, который и в полу-вставшем состоянии был велик, окреп окончательно, Уильямс поняла, к чему все это идет.

— Ого... — глаза девушки опустились вниз, увидели результат труда своей руки и расширились от изумления.

— Это что еще за дубина? — совершенно не стесняясь в выражениях, произнесла Эшли. Огромный орган капитана с трудом помещался в ее руке, которой та по-прежнему совершала поглаживающие движения вверх-вниз.

— Вот видишь, что ты делаешь? — тяжело дыша, произнес Шепард. — Разве можно поступать так со старшим по званию?

Глаза девушки с трудом оторвались от созерцания агрегата Джона. Однако вместо ярости и гнева, которые ожидал увидеть в них капитан, Шепард встретился лишь с тем же самым похотливым огоньком, который четыре дня назад имел удовольствие наблюдать в глазах журналистки Эмили Вонг. Это означало главное — падение той незримой преграды, фундаментом для которой служили уставы, правила, нормы и приличия, на которые в этот момент Эшли наплевала. Она довольно резво вдруг опустилась на колени, поставила на пол пустой бокал, в котором ранее был ром и, глядя снизу-вверх капитану прямо в глаза и будто тем самым насмехаясь над ним, обхватила своими очаровательными пухлыми губами его член.

— Мать твою... — капитан ожидал, что это будут несравнимые ощущения, но не ожидал, что Эшли сразу примется за дело с таким энтузиазмом. Будто. .. сломав ту самую моральную преграду, девушка решила, что не собирается терять ни мгновения из того ограниченного времени, что ей выпало, чтобы насладиться огромным членом. Ее губы скользили по стволу вверх и вниз, активно смачивая член Шепарда слюной. Она стекала на яйца Джона, которые Уильямс ласкала обеими руками. С каждым движением ее головы, в губах Эшли исчезала все большая часть члена. Вскоре Джон почувствовал, что пульсирующая головка его органа упирается в горло девушки, но та не останавливается и с каждым движением заглатывает член Шепарда все глубже. Наконец, она отстранилась и снова взглянула на капитана. Глаза ее были наполнены слезами, с нижней губы тянулась к головке члена длинная полоска слюны, а плечи тяжело вздымались и опускались в такт сбившемуся дыханию.

— Хочу на тебя взглянуть, — заявил Шепард. Рука его потянулась к застежке униформы Эшли, но та шлепнула его по руке и начала снимать форменную рубашку сама. После рубашки на металлический пол упал и лифчик. Это заняло всего несколько секунд, но они определенно того стоили — грудь Эшли была очень красивой, сексуально-округлой, с маленькими темно-коричневыми сосочками, которые хотелось взять в рот и поласкать языком.



Шепард было хотел поднять девушку на ноги, чтобы впиться губами в ее грудь, однако в это время Эшли снова заглотила его член, причем намного глубже, чем это делал кто бы то ни было до нее. В ее рту исчезло сантиметров двадцать органа капитана, отчего Джон прислонился спиной к ящику, закрыл глаза и прошептал:

— Да, детка...

Уильямс даже не думала останавливаться на достигнутом — она подалась назад, дабы вздохнуть воздуха, и снова насадилась горлом на сладкое орудие Шепарда. Раздался характерный гортанный звук и в то же мгновение — голос одного из служащих, причем довольно близко.

— Сержант Уильямс, вы тут?

Вряд ли служащий заглянул бы за ящик, но Эшли вдруг резко оторвалась от члена Шепарда и потянулась к одежде. Капитан попытался перехватить руки девушки, но та удивительно грубо отпихнула капитана.

— Да, секунду, — отозвалась она, стараясь быстро надеть рубашку. — Сейчас.

— Мы что же, на этом закончим? — опешил Шепард, так и стоя за ящиком с эрегированным тридцатисантиметровым членом. Выглядел он сейчас крайне глупо, что сам же прекрасно понимал. Однако смириться с тем, что сладостное чувство может улетучится так неожиданно, было трудно. Однако, по видимому, это действительно был конец — Эшли толкнула капитана в грудь, приложила к своим губам, которыми секундами ранее обхватывала член Джона, палец, и, оправив прическу, вышла из-за ящика, оставив возбужденного Шепарда одного.

— Да, рядовой? — послышался голос девушки.

— Сержант, тут пришел список усовершенствований патронов, что вы заказывали. Некоторые припасы мы достать не успеем, так что...

— Я перепишу список, спасибо, рядовой.

Послышались удаляющиеся шаги служащего, а затем Эшли вернулась назад. Однако уже с первого взгляда на нее, Шепард понял: продолжения сегодня ждать не светит.

— Видишь, о чем я говорила? — яростно прошептала Эшли. Ее кулак несильно впечатался в грудь Шепарду.

— Просто надо найти более подходящее место, — пытаясь убрать свое достоинство в штаны, произнес капитан. — Как насчет моей каюты... ?

— Нет, Шепард, — Эшли скрестила руки на груди, после чего заметила все еще лежащий на полу лифчик, надеть который она не успела, и подняла его.

— Меня нельзя пригласить к себе потрахаться, словно азарийскую девку. Хочешь легкого секса — иди к Т'Сони. Она давно положила на тебя глаз.

После этого Эшли удалилась, оставив капитана наедине со своими мыслями. Однако они были не так интересны, как те, что сейчас роились в голове Рекса. Наемник-кроган стоял в другом углу трюма и с интересом наблюдал за тем, как прячет в карман свой лифчик Уильямс, а после и затем, как из-за ящика выходит Шепард и направляется к лифту.

— Ну что ж, Уильямс, — тихо произнес Рекс, обращаясь лишь к самому себе. — Говорят, ты не особо любишь инопланетян... Но посмотрим, сможешь ли ты отказать настоящему члену...