Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Курортная жизнь. Часть 4

Мама с Риткой долго прихорашивались, выбирали белье и причесывались.

— Хватит вам! — посмеивался отец. — Все равно эти тряпки с вас сразу сдернут!

Аргумент на мой взгляд был разумным, но действия не возымел. Ну разве что женщины не стали наряжаться в вечерние платья. Подозреваю, просто потому что не догадались их взять с собой.

— Пошли? — наконец спросила Ритка.

— Пошли. — мама бросила последний взгляд в зеркало.

Выглядели обе, конечно... Я бы наверняка набросился на них, если бы не ждал тетю Люду с Иркой, надеясь что они тоже сейчас занимаются собой.

Они моих ожиданий не обманули. Более того, они даже накрасились! Обе дамы вплыли в комнату в сопровождении Игоря и остановились посередине, поворачиваясь и давая рассмотреть себя со всех сторон. Ирка в белой футболке на пару размеров меньше чем нужно и ультракороткой юбочке, из-под которой выглядывали трусики. Тетя Люда в длинном платье, выгодно облегающем выпуклости.

— Ну, как мы вам? — самодовольно спросила Ирка.

— У-у-у-у! — слов у меня не нашлось.

Батя поймал ее за руку, подтягивая к себе.

— Нет-нет! — вырвалась она. — Пока только смотреть!

Медленно извиваясь, она стянула с себя футболку. Эх, жалко музыки нет! — пожалел я. Лифчика на ней за ненадобностью не было. Потом так же сползла на пол юбчонка. Маленькие белые трусики надолго задержались на ней. Ирка, вертясь, несколько раз приспускала их, показывая то лобок, то ягодицы, но, взглянув на нас и издевательски улыбаясь, неизменно возвращала обратно. Батя таки не выдержал и дотянулся до нее, подтащил к себе и усадил на колени.

Тетя Люда уже расстегивала пуговицы на платье, открывая красивый кружевной лифчик. Ближе к низу движения ее замедлились. Платье распахнулось и свалилось с плеч. Она повернулась, продемонстрировав нам стринги, скрывшиеся между объемных ягодиц. Они и спереди закрывали самый минимум, я все время ожидал, что от ее неосторожного движения губки покажутся с боков узкой полоски ткани. У Ирки что ль трусы одолжила? Батя вздохнул, продолжая сжимать в ладонях груди млеющей Ирки. Я тоже едва не слюни пускал.

Сбоку к тете Люде шагнул полностью раздетый Игорь, про которого я подзабыл. Она присела, ловя губами его покачивающийся член. Мы смотрели на этот минет посреди комнаты и я чувствовал что скоро не выдержу. Отец рядом приподнял Ирку и сдвинув трусы сажал торчащий вверх кол. Из-за стены донеслись мамины охи-ахи. Там, наверное, давно уже перешли к делу. Рядом застонала Ирка.

Игорь потянул тетю Люду на кровать, укладывая рядом со мной. Пока он снимал с нее трусики я завладел ртом, наконец поместив изнывающий орган между теплых губ. Вздрогнувшее тети Людино тело и качнувшаяся кровать дали понять, что и Игорь вошел в нее. Ирка рядом охала на члене отца, наполняя комнату звуками и за себя, и за мать. Батя ненадолго снял ее с себя, освободил от трусиков и повалив на спину накинулся сверху, с одного удара насадив по яйца. Ирка взвизгнула от такого напора. Я подумал, что это должно быть слышно у соседей. Мы же их слышим, теперь и маму и Ритку. А у нас только одну Ирку — непорядок.

Я освободил тете Люде рот. Вот, теперь нормально, обеих слышно. Игорь, увидев что я остался не при деле, тоже остановился. Тетю Люду поставили на четвереньки и я ткнулся в нее сзади, в спешке едва не промазав. Подготовленное Игорем влагалище приняло меня, нежно сжав член. Он сам проскользнул под нее снизу, коснувшись головкой занятого мною входа. Как только мой член вышел из нее, Игорь поймал его, прижимая к своему. Что он хочет? — не понял я, чувствуя как вздрагивает его орган. Игорь, сжимая в руке два члена, направил их в тетю Люду одновременно.

Она забеспокоилась, когда поняла что ее растягивает нечто огромное.

— Что вы там задумали!?

— Все нормально, Люд, все нормально... — бормотал Игорь, положив руки ей на бедра и толкая вниз.

— Не-е-е-ет! — взвыла она, когда влагалище растянулось до предела.

— Сейчас, Люд, еще немножко... — Игорь не останавливался.

Я тоже старался. Два члена входили с большим трудом, особенно когда тетя Люда пробовала вывернуться и слезть с них. Но входят же! — с восторгом думал я, продвигаясь вглубь.

— Расслабься, Людочка! — уговаривал ее Игорь.

Протиснувшись до конца, мы двинулись обратно. Я понял, что в такой тесноте можно двигаться только синхронно с Игорем и медленно, иначе мы ей что-нибудь порвем. Тетя Люда сдалась, распластавшись у него на груди и тихонько подвывая.

Долго ее трахать так мы не смогли. Очень уж медленно и неудобно. К ее облегчению, во влагалище остался только Игорь. Я же, проведя членом между ягодиц, нажал, когда головка поравнялась с анусом и без проблем преодолев тесный сфинктер оказался в ее попе. Тетя Люда, даже чувствуя входящий в зад орган, не произнесла свое обычное: «я туда не люблю», а наоборот, подалась назад, помогая мне. Наверное, побоялась что иначе мы опять выдумаем что-нибудь этакое.

Отец, кончив в Ирку, некоторое время наблюдал как мы трахаем тетю Люду в оба отверстия, а затем, для полноты картины, сунул член ей в рот. Ирка сидела в стороне, с интересом глядя как ее мать одновременно удовлетворяет троих. Я кончил первым, чувствуя как снизу, через тонкую перегородку, член Игоря трется о мой. Не вытаскивая, подождал его и только потом извлек из заднего прохода опавший орган.

— Готовься, Ир — плюхнулся я рядом с ней. — Сейчас отдохнем и с тобой так же поступим.

— Я туда еще никогда... — на всякий случай сообщила она, хотя вроде не очень мне поверила.

— Да ну? — рядом, тяжело дыша, свалилась тетя Люда. — Ир, я думала ты уже все попробовала.

— Не, где уж мне до матери!

— Издеваешься? Вот щас сама тебя держать буду, пока они... Да ладно, ладно, шучу...

За стенкой тоже наступила тишина. Тоже, наверное, отдыхают. — думал я. Игорь вышел в прихожую, вернувшись с большой кружкой:

— Пить хотите?

— Конечно! — к нему потянулось несколько рук.

В кружке оказалось вино. Терпкое, слегка кисловатое — именно то что нужно.

— А как вы думаете, что там за стенкой сейчас происходит? — спросил отец.

— Ревнуешь? — усмехнулась тетя Люда.

— Не, просто интересно. У нас ребята оказались вон какие выдумщики! А там?

— За такие выдумки знаешь что бывает? — она грозно посмотрела на нас с Игорем. — Надо бы сказать что я вам это еще припомню, но — вот беда! — я завтра уеду. Так что ваш проступок останется безнаказанным. К сожалению.

— Да ладно тебе, Люд! — заступился за нас отец. — Что там страшного? У меня одного толще чем у них вместе.

— Вот не надо мне рассказывать! Это же не в тебя пихают. Мне лучше знать.

Слушая их, я положил руку на бедро лежащей рядом Ирке, повел по нему вверх и добрался до мокрой промежности. Она дернулась от прикосновения к клитору. Пошевеливая пальцем, я отвлекся на тетю Люду. Она, бесстыдно раздвинув ноги, смотрела как отец примеряется пока еще не очень твердым членом к ее отверстию. Батя водил головкой по щели сверху до низу, не входя внутрь. Тете Люде это нравилось, судя по ее выгнувшемуся навстречу ему телу. Отец положил член вдоль губок, прижал его лобком и принялся тереться о промежность. Это понравилось ей еще больше. Рядом с дрожью в голосе вздохнула Ирка.

Отец отстранился от тети Люды, показав уже готовый к бою член и плавно втолкнул его в нее. Вид неотвратимо скрывающейся внутри женщины дубины был настолько возбуждающим, что я сам не заметил, как Ирка оказалась на боку спиной ко мне, а я в ней. Игорь незамедлительно сунул ей в рот. Воздух снова наполнился женскими стонами и тяжелым мужским дыханием. Мне было немного неудобно, член дотягивался нужного места с трудом и входил только на треть. Я вспомнил, что есть отверстие поближе. Конечно, с Иркиных слов она туда еще ни разу, но надо же когда-то начинать. Например сейчас, пока она в предоргазменном состоянии не очень контролирует окружающую действительность.

Между. .. ягодиц у нее натекло достаточно смазки, так что я смело нажал головкой на анус. Не ожидавший атаки сфинктер легко поддался, пропуская член в девственное отверстие. Ирка задергалась в оргазме, озадачив меня. Неужели на нее так подействовали манипуляции с анусом? Он показался мне невероятно тесным, наверное, Ирка и впрямь сюда никогда не трахалась, но я, хоть и медленно, заполнил его членом, чувствуя как у нее вздрагивает все внутри. На Ирку накатил еще один оргазм. Дождавшись пока она утихнет, я перешел к осторожным фрикциям в ее заднем проходе, ощущая восторг уже от того, что трахаю ее в попу. А главное, Ирка, изогнувшись, охотно ее мне подставляла.

Игорь оставил в покое ее рот и лег перед ней. Я почувствовал как она напряглась, а затем вдоль моего члена, отделенная тонкой перегородкой, медленно проскользила его головка.

— Ох-х-х... выдохнула насаженная на два члена Ирка. — Мальчики... Что вы со мной делаете...

Мальчики, сосредоточенно сопя, трахали ее в две дырочки. Ирка высоко подняла ногу, облегчая нам доступ. Батя, переворачивая тетю Люду раком, посмотрел на нас и неразборчиво пробормотал что-то одобрительное.

В этот раз трахались мы долго. Я и Игорь несколько раз менялись местами, сажали Ирку сверху, разворачивая в разные стороны и даже пробовали трахать ее стоя, подвешенную на наших членах. Ей нравилось. Это было явно заметно. Но все когда-нибудь кончается. Слив сперму, мы еще минут пятнадцать наблюдали как отец всячески использует тетю Люду, не спрашивая согласия переворачивает ее и снова насаживает на член. Наконец и они успокоились.

— Еще будем? — спросила Ирка, немного отдохнув.

— Я пока не могу. — ответил отец. — Старею наверное.

— Я тоже. — Игорь все еще тяжело дышал.

— Федь, а ты? — присоединилась к дочери тетя Люда — Ты самый молодой, а в молодости силы быстро восстанавливаются?

— Не, теть Люд, не настолько быстро.

Все замолчали. После продолжительной паузы отец сказал:

— Интересно, как там наши? Что-то их тоже не слышно.

— Так же наверное. — хмыкнула тетя Люда. — Сходить что ли посмотреть?

— Нечего шляться! — возразил отец. — Договорились же на всю ночь и чтобы друг другу не мешать.

— Не буду, не буду... Мужики, вы еще не готовы? — снова поинтересовалась тетя Люда.

— Нет еще.

— Охо-хо, тяжела наша женская доля... Вот как на вас надеяться? Все сама, сама...

Она сунула ладошку между ног и лениво ей пошевелила:

— Ир, а ты тоже еще хочешь?

— Конечно!

Тетя Люда легла рядом с дочерью:

— Ир, хочешь я тебе приятное сделаю?

— Как это?

— А вот так!

Тети Людина рука легла дочери на лобок. Палец скользнул между губок.

— Ма-а-ам?

— Ножки пошире сделай... — велела тетя Люда — Да, вот так...

Сама она нашарила Иркину руку и сунула себе между бедер:

— А ты мне так же...

Я открыв рот глядел на ласкающих друг друга мать и дочь. Тетя Люда успевала массировать Иркины груди, прислушиваясь к ее сбивающемуся дыханию, а потом прижалась к ее губам своими. Их поцелуй был определенно не такой, какой должен быть у матери с дочерью. Долгий, глубокий и явно развратный. Ирка двигала тазом навстречу материнской руке, а тетя Люда, встав на колени, терлась промежностью о бедро дочери. В конце концов они оказались в позиции 69. Тети Людина голова склонилась Ирке между ног, а бедра разъехались в стороны и ее промежность опустилась дочери на лицо.

Секс между женщинами я видел впервые. Игорь и отец, похоже, тоже. Это зрелище подействовало на нас самым волшебным образом. Я, не надеявшийся на эрекцию по крайней мере в ближайшие часа три, вдруг обнаружил у себя отличный стояк. Да что я, даже батя, как он выразился «старый уже», и тот поглаживал свою дубину. Игорь не выдержал и забравшись на кровать сунул член в тетю Люду. Его движения заставили ее приподнять голову от промежности дочери и ей в губы уткнулся член отца.

Ну наконец-то! — успела сказать она до того, как толстый ствол заткнул ей рот.

Ирка выбралась из-под них и оседлала меня. Было видно, что стараниями матери до оргазма ей оставалось совсем немного. Остальное добавил мой член и она с громким стоном повалилась мне на грудь. Я же только начал и хотел продолжения. Ирка была уложена мной на живот, я лег сверху и головка, раздвинув ягодицы, провалилась в знакомую попку. Рядом громко вскрикивала тетя Люда. Ее снова трахали в оба нижних отверстия.

Я потерял чувство времени. Мы менялись, составляя различные комбинации. То мы с отцом вдвоем трахали повизгивающую Ирку, то втроем тетю Люду. Кажется, Ирку тоже пробовали втроем... или только собирались... не помню. Точно было, что мы с Игорем снова натянули тетю Люду влагалищем на два члена и она против этого не возражала. Может, конечно, потому, что в это время ее рот был заткнут органом отца. Когда все закончилось, осталось только чувство восторга от того, что каждый делал то, что хотел, с тем, с кем хотел и так, как хотел. И всем это нравилось.

После этого о продолжении речи не шло. Все были выжаты досуха. Спать остались у нас. Тетя Люда с отцом на большой кровати и я, как самый мелкий, там же. Игорь и Ирка на наших с Риткой местах. Никто, конечно, одеваться не стал. Я так и заснул, прижавшись вялым членом к теплым тети Людиным ягодицам. И в голову при этом не пришло ни единой эротической мысли.

Утром нас разбудил предусмотрительно заведенный отцом будильник. Иначе наверняка кое-кто проспал бы и автобус, и поезд. Тетя Люда при звонке подскочила, точно и в самом деле проспала, но поглядев на часы успокоилась. Они с Иркой, не потрудившись надеть белье, накинули то, что было, сверху и отбыли к себе, предварительно всех перецеловав. Через пять минут вернулись наши. При первом взгляде на них стало понятно что им ночью тоже досталось. Обе еле переставляющие ноги, все в засохшей сперме, но с довольными улыбками, они растянулись на кровати.

— Ну как? — пристали мы к ним.

— О-о-о! — других слов у Ритки не нашлось.

А мама вообще только хитро улыбалась.

— Рассказывайте уже! — потребовал я.

— Не-а!

Мама пояснила:

— Мы сейчас с Людкой встретились и решили — ничего вам об этой ночи не говорить. Ни мы вам, ни они своим. Так интереснее. Но было круто, это я вам точно говорю. Я не думала, что на такое способна. И про Ритку не думала.

— Э-э-э... а мы-то так не договаривались! — возмутился батя. — Мы знать хотим! Особенно после этого твоего «я не думала»!

— А вот фиг! Мы же вас не спрашиваем!

Тут меня осенило, что поскольку у них там участвовали две стороны, одна из которых так же сейчас допытывается подробностей, то не все еще потеряно:

— Пап, да отстань ты от них. Я Мишку расспрошу.

— О, точно! А я Серегу! Вот! — посмотрел он на маму — Все равно мы все узнаем!

Маму это не сильно смутило:

— Ага, щас... Мишку он спросит... Мишка сегодня уезжает, а до того за ним Людка с Иркой присмотрят. И ты тоже — посмотрела она на Игоря — На Олега не рассчитывай.

— Это почему?

— Он тебе сам скажет.

Заинтригованный Игорь оделся и пошел искать друга.

Получилось так, как и сказала мама. Несмотря на все мои ухищрения, поговорить с Мишкой наедине не получилось. Рядом всегда оказывался кто-нибудь из женщин и выразительно смотрел на нас. Приходилось замолкать и ждать следующего подходящего момента, который так и не наступил. Игорь с Олегом — вот удивительно! — тоже на эту тему как воды в рот набрали. Мало того, они ни в какую не хотели признаваться что именно заставляет их молчать. Я аж обиделся. Козлы. Проводив соседей до автобуса, подумал, что тайна уехала вместе с ними. Оставалась надежда на Ритку — может проболтается когда-нибудь. Но и она пока только загадочно улыбалась, не давая даже намеков.

На пляже без половины компании мне показалось скучно. А еще я заметил — после прошедшей бурной ночи не тянуло трахаться! В предыдущие дни я был готов по первому зову в любой момент, а сейчас — нет. Кое-как провалявшись под солнцем до вечера, вернулся вместе со всеми домой, и входя в калитку внезапно понял, что и тут меня не ждет ничего интересного. Мишка с Иркой-то уехали! Без них вечерние прогулки потеряли интерес. Поболтать не с кем, а Ритку трахать я и дома могу. К тому же Игорь с Олегом опять исчезли... В общем, скукота.

Перед сном, переодеваясь, мама с сестрой копались посреди комнаты. Я лежал кверху пузом, решая как жить дальше. Отвлек меня батин возглас:

— Ого! Поди-ка сюда!

Заинтересовавшись, я обернулся. Отец что-то рассматривал у мамы между ног.

— Федь, иди глянь! — позвал он.

Я подошел. Сразу бросилось в глаза, что с мамой там что-то не так. В следующую секунду я осознал, что вся ее промежность гладко выбрита. Ни следа от пушистых зарослей не осталось. Ритка расставила ноги, продемонстрировав то же самое. Но если у худой Ритки это смотрелось более-менее нормально, то голая мамина промежность между пухлых ляжек взрослой женщины, с толстенькими гладкими губками и выпуклым животиком сверху, выглядела совсем... ммм... нешаблонно.

— Это вы ночью? — спросил отец. — Зачем?

— А это не мы!

— А кто?

— Так... нашлось кому. Перед вторым разом. Связали и побрили, а потом... ну неважно. Здорово, правда?

— Да уж... — покачал головой батя. — Связали, говоришь? Ну-ну.

В расспросы по этому поводу он вдаваться не стал. Я тоже был уверен что мы ничего бы не добились. Но маленькая часть прошлой ночи нам все же приоткрылась.

— Такой я тебя не видел. — продолжал батя, водя пальцем по гладким губкам. — Можно сказать, я тебя в этом месте не узнаю. Как будто другая женщина. которою я еще не... но сейчас мы это исправим.

Он сбросил трусы, потянув маму на себя. Она хихикала, стараясь отклонится назад, чтобы до последнего дать ему возможность смотреть на голый лобок. Меня к кровати потащила Ритка. Лежа на ней, я некоторое время наощупь изучал непривычно гладкое междуножие сестры, и только с первыми мамиными вздохами не выдержал и сунул член между скользких губок. Ритка обняла меня ногами и часто задышала, подкидывая бедра навстречу. Удивительно, но ее влагалище после прошедшей ночи осталось относительно узким, вопреки моим ожиданиям. А вот Риткино поведение изменилось — казалось, в ней проснулись дремлющие ранее нимфоманские наклонности. Через пять минут я уже не понимал кто здесь кого трахает. Она оказалась сверху, прижимая меня к постели и резко насаживаясь на член, еще и успевая в нижнем положении вращать бедрами. Естественно, меня при такой скачке не хватило надолго, но и она вроде бы тоже осталась довольна.

Утро не принесло ничего нового. Появившийся на пляже Олег, почему-то без друга, снова молчал, на интересующий меня вопрос отделываясь общими фразами. Единственный вопрос, на который я получил внятный ответ — «где Игорь?».

— Уехал. Я разве не говорил?

— Как уехал? Вроде ж не собирался? И попрощаться не зашел!

— Да он сам не ожидал. Собирался завтра-послезавтра, а тут знакомые на машине подвернулись. Ну он и рванул, чтобы в автобусах и электричках не толкаться. А вы на пляже были, попрощаться он просто не успел.

Ну вот, еще одним из компании стало меньше... Десять, блин, негритят... — грустно подумал я, глядя как Олег крутится возле мамы с легко угадываемыми намерениями, но она ему, похоже, отказала. Так ему надо — решил я — Может же женщина просто не хотеть. Да и вообще... Тоже мне, секреты тут развели.

Вернувшись обедать, мы обнаружили что соседняя комната опять занята. На этот раз парнем с девушкой, возрастом где-то между двадцатью и тридцатью. Чуть позже выяснилось, что это молодожены и у них типа медовый месяц. Эх, а я-то надеялся, что опять будет семья вроде нашей! Хотя, конечно, то, как сложилось у нас с соседями — это просто уникальное везение. А с этими, конечно... Ладно хоть не пенсионеры... тогда вообще бы было... А тут хоть посмотреть есть на что — девушка, Маша, хоть и была совсем невысокого роста, чуть ли не ниже меня, обладала вполне модельной фигурой. Такая уменьшенная звезда подиума. К сожалению, формы, и без того у моделей не очень, мягко говоря, выпуклые, тоже были уменьшенные. Грудь под футболкой вообще едва заметна — меньше чем у Ритки. И ягодицы плоские, почти незаметно переходящие в бедра. Зато супруг, Сашка, несмотря на тоже невысокий рост, явно следил за собой, регулярно посещая спортзал. Все эти бицепсы, трицепсы и прочее... даже сиськи, пожалуй, больше чем у жены. Но вообще, вроде бы, ребята нормальные в смысле общения. Олег оценивающе поглядывал на Машу, а я, перехватив этот взгляд, сразу вспомнил, что они с Игорем говорили по поводу таких вот молодоженов. Дохлое это дело, Олежек, смотри — не смотри, а ничего тебе не светит.

На пляж мы уже шли все вместе. Сашка впереди, играя мышцами, мы сзади.

— Слышь, Федь... — дернула меня Ритка, немного отстав. — А как ты думаешь, у него там, между ног, тоже все такое накачанное?

— Хрен его знает. Что-то я не слышал, чтобы там накачать можно было.

Меня больше занимало другое. Это ж теперь, когда они за стеной, через которую все слышно, мы и потрахаться толком не сможем? И мама и Ритка иногда очень громко себя ведут. Мы соседей, конечно, тоже будем слышать регулярно, но им-то можно. А нам как потом объяснять, почему из комнаты где живут родители с детьми по ночам слышны женские стоны, да еще на два голоса? Я поделился мыслями с Риткой.

— Да... — ответила она — Надо что-то придумать.

— Будем вам рты кляпом затыкать. — пошутил я.

— Не, мне так не понравилось. Дышать тяжело.

Оп-па...

— Это когда это тебе не понравилось?

— Ну... — Ритка поняла что проболталась. — Было дело. Неважно.

Сказано это было таким тоном, что я и не пытался расспрашивать дальше. Тем более нетрудно было догадаться когда и где это было.

Пляжное времяпрепровождение снова оказалось скучным. Сашка с Машей это не Мишка с Иркой. И разница в возрасте все же великовата, и интересуются больше друг другом. Мы с Риткой поспорили, как скоро они отправятся в знакомое нам место за пределами пляжа. Ритка жаждала посмотреть, что же там у Сашки между ног, а я просто был не прочь взглянуть на голую Машу. Впрочем, ее купальник и так немного скрывал. Два маленьких треугольничка на груди, которых, однако, хватало чтобы прикрыть то что должно, и подобные им трусики тоже из двух мелких треугольничков — спереди и сзади. Ни я, ни Ритка в споре не победили — трахаться они так и не пошли. Может, не знают пока, где тут для этого подходящее место? — думал я — Как бы это им подсказать...

Вечером был традиционный пир по поводу вселения новых жильцов. Опять я остро ощущал как не хватает Мишки. Молодоженов удалось разделить — Сашка с батей говорили о чем-то своем, мужском, мама с Риткой расспрашивали Машу. Мне было неинтересно ни там, ни там.

— Как она тебе? — спросил сидящий рядом Олег.

— А что? Вы ж с Игорем говорили, что с такими связываться смысла нет?

— Но помечтать-то я могу?

— Ага, мечтатель нашелся...

— Да ладно тебе. — пихнул он меня. — Попытаться-то можно?

— А не боишься, что она про твои попытки Сашке расскажет? А уж что он с тобой сделает... — я представил эту картину и вздрогнул.

— Боюсь. — совершенно серьезно ответил Олег. — Поэтому надо его отвлечь... ну и самого тоже... э-э-э... совратить.

— Ну-ну... Ты, что ли, совращать будешь?

— Ну-у-у... Я Ритку попросить хотел. — признался он. — Я же видел как она на него на пляже поглядывала. И он на нее, кстати, тоже.

— Он!?

— Ну да. Ты не заметил?

— Нет...

— Было-было. — Олег похлопал меня по плечу. — Если бы не это, я бы ничего не затевал.

Тут я с ним немного не согласился:

— Да брось ты, мало ли что там. Ну посмотрел на Ритку... Смотреть-то не возбраняется никому. А большего ему, может, и не надо. Посмотреть — еще ничего не значит.

— Федь, а вот ты, когда на Машку смотрел, что, ни разу не думал что хорошо бы ее трахнуть?

— Думал, ну и что? Он-то, в отличие от меня, женатый. Ему и дома секса хватает.

— Ну Фе-е-едь... Ты ж вроде не дурак. Тебе дома тоже хватает. Причем у тебя вдвое больше хватает, а ты все равно про Машку думал.

— Да не... тут любимая жена... верность и все такое. Ритка от меня этого не требует.

— Скажи еще, что если бы требовала, ты бы на других не смотрел?

Я промолчал. Как-то легко он разбивает все мои возражения. К тому же я сам чувствовал, что он где-то прав. Олег продолжил:

— Если мужик так разглядывает других женщин, значит он готов с ними трахаться. Иногда он сам этого не понимает и никаких шагов для этого не предпринимает, еще и гордится своей стойкостью. Но если такая возможность сама подвернется и ему это ничем не грозит... Особенно при определенной настойчивости со стороны женщины... А уж если она ему хоть чуть-чуть нравится... Федь, поверь опытному человеку.

Я поверил, хотя у меня в глубине души и возились какие-то не до конца оформившиеся сомнения. Но на словах прикопаться было не к чему.

— Ну ладно. — согласился я — А с Машкой что? Ты ж не для Сашки все это затеваешь?

— С этим сложнее. — признался он. — Но что-нибудь придумаем.

Как только мы улеглись спать, из-за стенки донеслись звуки, свидетельствующие об исправном исполнении Сашкой и Машей супружеских обязанностей. Причем одинаково громко слышно было обоих. Затихли, правда, быстро. От родительской кровати минут через пятнадцать послышалась возня.

— Услышат же! — беспокоилась мама.

— Хрен с ними, я их слушал, теперь и они пусть слушают!

— Нет, они же знают что мы с детьми!

— Тогда мы тихо будем!

— Я не могу тихо! И не хочу!

Батя ненадолго успокоился. Но вскоре выдал еще одну идею:

— А пойдем прогуляемся? До моря и обратно?

— Придется... — зашуршала, вставая, мама.

— А меня возьмете? — подал голос я.

— Пойдем уж... раз не спишь... Ритка тоже с нами? Рит? Ты спишь?

Сестра молча посапывала. Похоже, в самом деле заснула. Надо же, а я-то думал, тоже лежит мается, как и я.

— Спит она. — ответил я шепотом. — Разбудить?

— Ну пусть спит, не трогай.

На улице не было ни души. На пляже тоже. Мы остановились в самом центре и мама долго вглядывалась тени по краям — не прячется ли там кто-то, пока отец не сказал:

— Да кто здесь в это время будет? Ночь давно, спят все! Знаете что? А давайте прямо здесь!

— Может, все-таки отойдем? Ну хотя бы вон туда? — возразила она, но отец уже вытряхивал ее из сарафана, надетого на голое тело.

Голая мама, на коленях обсасывающая член не менее голого отца посреди знакомого пляжа, почти в том же месте где мы загорали днем, смотрелась неправдоподобно. Особенно в слабом свете молодой луны. Все было похоже на сон. Плывущие по небу облака временами загораживали луну, и тогда наступала темень, в которой на черном фоне моря были видны только светлые фигуры родителей. Мама держалась за бедра отца, двигая головой и тяжелая грудь покачивалась в такт движениям. Отец водил руками по ее голове, взлохмачивая волосы. Тишину нарушал только негромкий шум накатывающих волн и мамино причмокивание. Засмотревшись, я чуть не забыл за чем пришел.

Она выпустила член и развернулась к отцу задом. Я очнулся, наконец поднеся свой орган к ее губам. Мама только успела открыть рот, как мощный толчок вонзившегося в ее тело отца швырнул ее вперед. Ее губы сомкнулись на члене почти у лобка. Еще никто не брал у меня так глубоко. Ощущение было настолько непередаваемым, что я прижал ее голову к себе и не отпускал, чувствуя как язык мечется, пытаясь меня вытолкнуть.

Батя продолжал трахать маму сильными, но редкими толчками, я, отпустив ее, наслаждался губами, когда со стороны деревни показались две темные фигуры. Вот же черт! Кого тут по ночам носит!? — я не знал что делать. Мама с отцом, оказавшись к ним спиной, их не видели. У меня же моментально схлынуло все возбуждение, хорошо хоть эрекция осталась. Фигуры приблизились, пока не замечая нас в удачно наступившей темноте. Метров с двадцати стало понятно, что это какая-то парочка решила погулять ночью. И тут луна засияла во всей красе. Разглядев что происходит, они остановились, переговариваясь. Я не различал с такого расстояния лиц и очень надеялся, что они тоже нас не опознают. Хотя какого черта? — нам с ними не жить. Может я их первый и последний раз вижу. Пусть смотрят. Я снова натянул мамину голову до упора.

Парочка посовещалась и принялась раздеваться. Совсем, догола. Светлые тела было отлично видно. А раздевшись, оба двинулись к нам. При ближайшем рассмотрении это оказались смутно-смутно знакомые женщина и мужчина лет тридцати с небольшим. Вроде бы я их мельком видел на пляже, но не уверен. Батя, заметив их когда они подошли вплотную, взглянул на них и ухом не повел, разве что принялся демонстративно, на публику, полностью вытаскивать член так же вставлять обратно... А вот мама вся забеспокоилась, стараясь рассмотреть кто к нам пожаловал, но член во рту не давал ей повернуть голову. Пара, посмотрев на нас, окончательно приняла решение. Женщина стала на четвереньки рядом с мамой, выпятив зад, а мужчина сделал мне недвусмысленный приглашающий жест, становясь сзади нее на колени рядом с отцом.

Я не стал отказываться, откинул закрывающие лицо длинные светлые волосы и сунул член в распахнувшийся рот. Сначала неглубоко, но с каждым разом она всасывала его все сильнее. Головка ощутимо упиралась в нёбо, но покачиваясь от толчков мужика, тетка, выпустив почти весь ствол изо рта, в следующий раз еще немного приближалась губами к лобку. Член, по ощущениям, доставал уже до горла, плотно упираясь головкой. Мужик что-то сказал отцу, сопроводив это замысловатым жестом. Батя кивнул и они поменялись местами. Мама качнулась от вошедшего в нее члена незнакомого мужика. Отец же сильным толчком насадил на кол его подругу. Мой член снова уперся в глубине ее рта, едва не согнувшись. Ее тело потряс следующий отцовский толчок.

Куда у нее только все помещается? — гадал я, раз за разом натягивая ее голову на член. Головка плотно упиралась в глубине рта, но половой орган, на пике возбуждения, максимально увеличившийся, помещался весь. Ее губы не просто касались лобка, а прижимались к нему, горячий язык касался мошонки, но тетка, судя по всему, не испытывала при этом никаких затруднений. Я, вцепившись в длинные волосы, трахал ее рот, вжимаясь лобком в губы и вглядываясь ее в покрасневшее, с похотью в глазах лицо.

Мама под напором мужика кончила, громко, не сдерживаясь. Мужик вроде бы тоже, хотя я не был в этом уверен. Оставив ее, он тронул отца за плечо. Коротко переговорив, батя лег на спину. Мужик поманил меня к себе. С сожалением вытянув из глубин женского рта член, я перебрался к нему. Женщина, обнаружив что ее никто не трахает, огляделась и взобралась на отца. Мужик проследил, как батин орган скрывается в ней и недвусмысленно глядя на меня растянул ее ягодицы, потирая анус. Снаружи сжавшееся отверстие выглядело неприступным, но член вошел ей в зад на удивление легко. Похоже, этим входом пользовались регулярно. Женщина сладостно взвыла, когда оба члена в ее отверстиях пришли в движение. Мои руки с наслаждением мяли виляющие рыхлые ягодицы. Женщина постанывала и подмахивала нам.

Мужик же тем временем снова занялся мамой. Уложив ее на спину так, чтобы видеть как мы трахаем его подругу, он высоко закинул ее ноги, заставив коснуться коленями груди и толкнул член в нее. Я разглядел мамины губки, немного раскрывшиеся вокруг входа, но орган мужика проник в нее чуть ниже. Тоже в попу! — понял я, наблюдая как он осторожно входит в ее прямую кишку. Мама шумно дышала, я видел как колышется ее живот и временами мне казалось, что это его изнутри растягивает член трахающего ее в зад мужика.

Тетка подо мной забилась в оргазме, да так что сжавшийся анус вытолкнул меня из нее. Увидев это, мужик снова поманил меня к себе. Он шепнул что-то маме на ухо. Она кивнула, присела на корточки над растянувшимся мужиком и села на член. Попой! Затем откинулась и я занял влагалище, ставшее узким, почти как у Ритки. Вместе мы трахали маму недолго — мужик наконец кончил. Я же честно довел ее до оргазма, лишь потом позволив себе то же самое. Батя в это время, глядя на нас, поставил партнершу раком и несмотря на ее крики драл в задний проход. Впрочем, и это тетке, вроде, нравилось. А уж батя вообще пребывал на седьмом небе.

— Вы кто? — задал вопрос отец после того как все закончилось.

— Какая разница? — ответила женщина, натягивая кружевные трусики. — Мы все равно сегодня уезжаем.

— Да, за нами машина через два часа приедет. — подтвердил мужик, бросив взгляд на часы. — Вот решили прогуляться на прощание. А получилось заодно и... здорово получилось, мне понравилось.

— И мне. — сказала женщина. — Спасибо. Вы часто здесь так развлекаетесь?

— Первый раз. А что?

— Да так... Жалко что раньше не встретились.

Они ушли, оставив нас одних. Батя задумчиво посмотрел им вслед и произнес:

— Мда... Совершенно без комплексов люди. А ты бы так смогла? — обратился он к маме.

— С незнакомцем? Так я и смогла. Как будто ты не видел? Или ты имеешь в виду вот так подойти к трахающимся незнакомым людям и поучаствовать в их оргии?

— Да, именно это.

— Нет, до такого я еще не дошла. Хотя как знать, как знать? Теперь может и смогла бы.

Она оделась:

— Ладно, пошли домой. Я спать хочу.

— Саш... — отозвал отец его утром. — Ты в курсе из чего тут стены?

— Нет, а что?

— Доска. Одна. Вот такая. — он показал пальцами полсантиметра. — Слышимость представляешь какая?

Сашка сразу все понял и покраснел. Густо-густо.

— Простите... мы не подумали...

— Да ничего страшного, Саш. Мы люди взрослые, все понимаем, только порадовались за вас. Я вообще к тому, чтобы ты сразу знал и потом не удивлялся когда это обнаружишь. Можете и дальше не стесняться, просто имей в виду.

— Хорошо.

Сашка вернулся к жене и принялся шептать ей на ухо. Маша тоже моментально покраснела, переводя взгляд с отца на меня. Я украдкой улыбнулся ей и показал большой палец. Она покраснела еще больше.

День шел как обычно. Я снова смотрел на Машу и вспоминал вчерашний разговор с Олегом. А ведь и в самом деле, регулярно ловлю себя на мысли что не прочь ее трахнуть! И Сашка иногда на Ритку посматривает. Правда, никакого сексуального интереса я в его взглядах не заметил. Он и на маму так же смотрит. Или я чего-то не понимаю в его взглядах? Тогда получается, он маму тоже трахнуть не против? А что, она очень даже... Пусть я не беспристрастен, но вполне могу себе представить, что она может заинтересовать молодого парня. Или я ошибаюсь и он на них смотрит просто потому что смотрит? В любом случае — решил я — есть ли у него какие-то желания или нет, насчет Ритки и мамы они одинаковые.

— Федь... — подплыл ко мне Сашка. — А нас правда так громко слышно было?

Видно ему этот вопрос не давал покоя с утра. Тоже, наверное, думает теперь как им дальше тут жить и трахаться.

— Как на соседней кровати. — честно ответил я.

— Твою ж мать! Я и не подумал! — зло стукнул он кулаком по воде, подняв тучу брызг. — Федь, а твои — он мотнул головой в сторону родителей — Они как к этому отнеслись?

— Да забей. Что тут такого? Как будто они сами не трахаются.

— Откуда ты знаешь?

— Они в прихожую выходят. И потише стараются. Но все равно слышно. — сдал я маму с отцом.

— Понятно. А сестра твоя что про нас говорит?

— Ничего. Забей, говорю. Обычное естественное дело. Кого ты этим удивить хочешь? Или ты думаешь что если бы мы вас не слышали, не догадались бы что вы трахаетесь?

— Тоже верно. Но все-таки... а, ладно! Федь, а развлекаетесь вы как?

— Ну-у-у... никак. Гуляли по вечерам, пока вместо вас тут пацан с сестрой жили. А теперь и не знаю.

— То есть делать тут нечего?

— Нечего.

— Эх, говорил я Машке — в город ехать надо!

Машу в это время Олег учил нырять, вежливо подталкивая и поддерживая в нужные моменты. Забава была довольно простая — схватить за ноги и вытолкнуть из воды вверх. При удаче взлетевший успевал перевернуться и взмахнув ногами войти в воду головой. Мелкая Маша была легкой и Олегу не составляло труда выталкивать ее на достаточную высоту. Сашка хмуро поглядывал в ту сторону, но сдерживался.

— Сань, не нервничай. — не выдержал я — Пусть их. Олег и Ритку этому учил, и меня. Хочешь, пойдем так же Ритку побросаем?

Ритка согласила сразу. Не знаю, Олег с ней успел поговорить или она по собственной инициативе, но как только мы с Сашкой попытались поднять ее повыше, она неуклюже замахала руками и рухнула на него, обхватив руками и ногами. Всего на несколько секунд, но я видел, что в эти секунды она плотно прижималась к нему, в том числе промежностью к Сашкиным плавкам. Плавки после этого, к слову, заметно оттопырились. Смущенный Сашка зыркнул в сторон