Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Грустная история. Часть 3 и 4

Часть 3.


Выходные прошли словно в тумане: я лежал дома и жалел себя. От горьких слез я переходил к самой дикой ярости. Правда, даже в эти моменты слиться на ребят я не осмеливался, и мой гнев обрушивался на всех остальных: на бросившую меня здесь маму, на мое проклятое тело, выкинувшее такую забавную для других и ужасную для меня шутку, на доктора, выдавшего мне какую-то бесполезную муру вместо лекарства. В истерике запустил баночкой с капсулами в стену, но уже через минуту ползал по полу, собирая их обратно.

Попка болела. Иногда так и подмывало отправиться если не в больницу, то хотя бы просто в аптеку, с просьбой посоветовать какое-нибудь средство, облегчающее мучения. Наверняка оно есть, ведь я далеко не первый мальчик на свете, которого грубо выебли более сильные и более уверенные в себе старшие товарищи. Можно пойти не в ближайшую, а уехать на другой конец города. Но стоило мне представить как я, краснеющий, бледнеющий и мямлящий, буду объяснять продавцу (или продавщице) суть своей проблемы, как всякое желание куда-то идти исчезало. Все же воспоминания о своем сне и залитых спермой трусиках я гнал от себя, запрещая даже мельком думать об этом.

Но вот неотвратимый, как все беды мира, наступил понедельник, и я снова отправился в место обитания своих демонов: колледж.

На меня по-прежнему не обращали особого внимания, что даже несколько удивило. Почему-то ожидал что все от мала до велика волшебным образом узнают о том, что меня оттрахали лишь взглянув на мое бледное, испуганное лицо. Но нет, жизнь шла своим чередом, и ей, никакого дела не было до распечатанной попы ученика Саши Су*****ва.

— Привет, Сашуля, как делишки? Попка не болит? — должно быть, моя мордашка в этот миг выражала абсолютный ужас, и потому неслышно подошедший ко мне сзади Семен довольно оскалился, — Да не ссы ты так, все пучком. До пятницы можешь не напрягаться, мы же не звери. Будешь на облегченном режиме: отсосал у нас с ребятами после занятий, и до следующего дня свободен. Сосать будешь там же, где первый раз. До встречи.

Его рука ухватила меня за попу и крепко сжала. Всеми силами сдерживаю стон. Семен разворачивается и уходит, уверенно рассекая толпу учеников. Некоторые девушки провожают его заинтересованными взглядами: высокий, сильный, уверенный в себе... Кажется я не о том думаю.

Стряхнув с себя странное наваждение, буквально бегу в аудиторию. Странное дело, когда с нетерпением ждешь конца занятий, время идет мучительно медленно, но стоит пожелать обратного, чтобы встреча с моими мучителями произошла как можно позже, как часы устремляются в перед с бешеной скоростью. И вот раздается звонок с последнего занятия, и галдящая толпа одногруппников устремляется к выходу. Тяну время как могу, но оно буквально неумолимо...

Туалет встречает меня непривычной для таких мест чистотой (все же у нас хороший колледж), и пустотой. Парней еще нет. Но стоило устроиться на подоконнике, как в коридоре раздаются знакомые голоса. Первым заходит Руслан:

— Он уже здесь, закрывай.

Дверь захлопывается. Гриша и Семен присоединяются к своему вождю.

— Саша, а ты чего еще не на коленях? — в голосе Руслана искреннее удивление, — Или снова будешь стонать и плакать, мол «я не такая, а жду трамвая»?

Уже опускаясь на колени, отрицательно качаю головой.

— А жаль, — Семен, определенно, разочарован, — У меня от твоего поскуливания аж хуй дымился.

Ребята почти синхронно спускают штаны вместе с трусами, и передо мной оказываются три уже наливающихся силой члена.

— Приступай, Сашенька.

Робко поднимаю глаза:

— А... а у кого первого?

— Сама выбери с кого начать, а вообще — соси все три по очереди, — ребята переглядываются. Тут явно что то не чисто.

Пододвигаюсь к Руслану и нежно провожу языком по яйцам. Он ободряюще кивает. Несколько раз целую мошонку, после чего, медленно, не упуская ни миллиметра члена, начинаю подниматься к головке. Руслан начинает дышать чаще, а его руки уверенно завладевают моей головой и насаживают ротиком на хуй. Снова уверенные и размашистые движения, то с чмоканием извлекающие член из моего рта, то засаживающие обратно с такой неторопливой мощью, что головка буквально въезжает в горло, а носик упирается в жесткие волосы паха. Мошонка хлопает меня по подбородку.

— Ну вот, я же говорил,... — продолжая насиловать мой ротик, Руслан обращается к своим друзьям, —. .. что он на мой хуй запал. Что и требовалось доказать.

Он отпускает мою голову и я торопливо отстраняюсь, пытаясь отдышаться. Но не судьба в распахнутый ротик буквально сразу же въезжает член Семена. Наверное, это он поспорил с Русланом, потому что в его действиях больше ярости, чем похоти: парень буквально вколачивает в меня свой хуй, заставляя отчаянно дергаться в попытках выскользнуть из его цепких рук. Иногда он делает короткие перерывы, чтобы насладиться видом моего испачканного смазкой и слюнями личика.

«Надо как-то это изменить, иначе он мне что-нибудь там повредит... Вроде бы, он хочет быть как Руслан,... завидует ему... « — вовремя очередного перерыва жалобно и умоляюще смотрю в глаза Семена и высунув язычок, начинаю ласкать его мошонку. Вроде бы меня не пытаются насадить обратно на член? Значит все правильно, продолжим. Веду язычком вдоль ствола, несколько облизываю головку, вызывая довольный вздох, после чего начинаю погружать хуй в свой ротик, принимая его все глубже. Вот снова о мой подбородок шлепает чужая мошонка, горло саднит, но все это вдруг становится совсем не важным. Я словно нахожу какой-то особый ритм, затягивающий и подчиняющий. Член в моем ротике начинает пульсировать, выстреливая спермой. Еще пол минуты, и Семен с удовлетворенным вздохом отстраняется от меня. Все еще не вышедший из своеобразного транса, тянусь следом, стараясь снова взять его в ротик. Над моей головой раздается дружный смех.

— Ладно, Сема, по ходу тут ничья: нашей Сашеньке любой хуй как леденец, лишь бы в ротик входил.

Меня захлестывает стыд, я лаже не могу найти в себе решимости просто поднять глаза: я только что не просто сосал чей-то член — мне это нравилось. Причем особенно нравилось то, что этим я доставляю удовольствие моим насильникам, моим мучителям, моим ребятам. Нравилось чувствовать их полную власть надо мной. Как такое возможно? Наверное это какой то гипноз...

Я поднимаю покрасневшее лицо и робко тянусь губами к члену Руслана. С усмешкой он позволяет мне взять его в ротик. Не знаю, что происходит, словно это не я, а кто-то совсем другой с причмокиванием отсасывает у моего первого мужчины, старясь опробовать все подсмотренные в порнофильмах способы доставить удовольствие. А вот он довольно жмурится, когда сперма Руслана заливает мне личико, а на моих слегка опухших губах — счастливая улыбка.

Гриша стоит в стороне, подрачивая хуй, и мне кажется, он слегка обижен невниманием.

На коленях подползаю к нему и с трепетом поглаживаю руками его монстра. Какой же он все таки толстый, но это не помешает мне отблагодарить первого мужчину, спросившего, готов ли я принять член в свою попку, прежде чем засадить. Пусть его и не волновал мой ответ, но остальные даже из вежливости не спросили...

Мигом вспоминаю, что ему может понравиться и под удивленными взглядами ребят торопливо скидываю с себя свитер и футболку, обнажая грудки. Впервые за все время, я жалею что они не стали еще больше — тогда я смог бы доставить еще больше удовольствия.

— Сашуля, ты лапочка, — Гриша с удовольствием смотрит, как я тщательно облизав хуй, сжимаю его между своих грудок.

Он ходит между ними, словно поршень, то и дело упираясь мне в губки, и тогда я пускаю в ход язычок. Со мной самим происходит что-то странное: по телу разливается волна такого наслаждения, что я невольно начинаю постанывать. А когда мои руки, сжимающие сисечки сменяют могучие ладони, начинаю буквально таять. Темп все ускоряется, Гриша начинает довольно порыкивать, и его рычание заглушает мои стоны.... Внезапно он делаешь шах назад и начинает буквально покрывать меня спермой. Кажется, она везде: во рту, на губах, на груди, в переплетении волос. Я довольно улыбаюсь. Сумасшествие? Ну и черт с ним. В мои трусики тоже пропитаны спермой, уже моей — когда именно я кончил, и сколько раз — не могу вспомнить. Да это и не важно. Важно лишь то, что мои ребята довольны.

— Ну ты, Сашуля, жжешь, — в голосе Руслана слышится что-то похожее на восхищение, — Что, так понравилось хуи сосать?

Все еще стоя на коленях, поднимаю глаза и преданно глядя на моих ребят снизу вверх, честно говорю:

— Очень!

Ребята лыбятся:

— Очень-очень?

Краснею, но все же признаюсь:

— Аж сам кончил. Все трусики в спермиках.

— А ты у нас жаркая шлюшка — вафлюшка. Не против завтра начать пораньше? Тут же, прямо на большой перемене?

Отсосать у них прямо посреди занятий, в здании набитом учениками? Когда нас могут увидеть в любой момент? Я краснею еще больше, но продолжаю смотреть прямо на ребят:

— Отсосу когда и где захотите.

— Вот и молодчина. А теперь приводи себя в порядок — и свободна.

Придя домой, первым делом иду в душ, но по пути натыкаюсь взглядом на злополучные лекарства. Вчера собрав их с пола после истерики, я поставил их как раз сюда, на видное место, чтобы не забыть принять. Но забыл, и сегодня — не принимал тоже. Вытряхиваю себе на ладонь пару капсул и долго смотрю на них. После чего иду на кухню и решительно отправляю все до одной в мусор.

Во вторник я встретился с ребятами в том же туалете прямо во время перемены и отсосал им. Правда, в перемену мы не уложились: пришлось мне пропустить одно занятие. К счастью, у парней была «пустая» пара, так что они никуда не торопились. Не спеша они передавали мой ротик от одного к другому, растягивая удовольствие. Я же все лучше чувствовал что и как надо делать, и что именно нравится каждому из ребят.

На следующем уроке я ловил на себе странные взгляды одноклассников, и покрутившись перед зеркалом на перемене, заметил немного спермы, запутавшейся в волосах и ускользнувшей от моего внимания. Впрочем, вряд ли сплетникам нужно было лишнее подтверждение: одного факта, что трое парней заперлись в туалете на целый урок с «мальчиком с сиськами» достаточно, чтобы сделать очень точное предположение.

Среда и четверг прошли как обычно, запомнившись лишь волшебным времяпровождением после уроков в обществе ребят и их могучих хуев. Что мне казалось все более удивительным, на мою попочку действительно никто не покусился. Лапали конечно, не без этого, но попыток снова выебать не делали, довольствуясь ротиком. К четвергу, когда неприятные ощущения в попе почти полностью исчезли, стало даже немного обидно. В пятницу утром меня снова перехватил Семен:

— Сегодня сразу после уроков отправляешься на ту хату, где мы тебя первый раз отчпокали. Будем продолжать играть в доктора и... вообще, — он мечтательно улыбается, — Будет весело.

Продолжение следует.

Грустная история. Часть 4.

Я нажал кнопку звонка. Вскоре дверь распахнулась и прямо передо мной оказалась невероятно красивая девушка. Невысокая, миниатюрная, она была облачена в легкий халатик из розового шелка. Густые рыжие волосы до плеч отливали медью, с прекрасного, словно у сказочной эльфийки, лица на меня взирали огромные синие глаза.

Я замер, не в силах вымолвить ни слова: красота девушки и то, что мы оказались так близко друг от друга, завораживало. Казалось, скажи хоть слово, просто шевельнись — и она исчезнет, рассеется как мираж.

«Я перепутал этаж» — единственная разумная мысль наконец-то пробилась мне в голову, — «Или даже подъезд. Прошлый раз я плохо запомнил дорогу. Это небесное создание вряд ли даже знает моих мучителей. Сейчас попрощаюсь и уйду. Вот только вспомню как дышать...»

— Ты, наверное, Саша, — голос у девушки оказался под стать внешности, чистый и звонкий, как колокольчик. Она улыбнулась мне, и ухватив за рукав, затащила в прихожую.

— Ребята уже заждались, проходи скорей.

Все еще пребывая в трансе, я шагнул за ней.

— Ленок, кто там заявился? — из глубины квартиры раздался голос Руслана, — Никак наша Саша — потеряша?

— Ну, — девушка оценивающе оглядела меня, и в ее глазах заплясали озорные чертики, — Невысокий, стройный, симпатичный, с очаровательными губками... ваш мальчик?

— Надо проверить, — в коридор, улыбаясь, вышел Семен, — если еще и сосет как на флейте играет, то точно наш.

Мое лицо мгновенно залила краска, захотелось провалиться под землю, ну или просто умереть. Так стыдно мне не было даже в тот день, когда член Руслана впервые вошел в мой ротик.

Красавица мелодично рассмеялась:

— Ладно, Сема, не смущай малыша.

— Значит так, Сашуля, — Руслан тоже подошел к нам и приобнял девушку, — Знакомься, это Леночка. Леночка, это — наша Сашуля. Уверен, вы подружитесь.

Его рука опустилась и начала гладить попку Лены прямо через халатик. рассказы о сексе Лена в ответ склонила голову на его плече и мурлыкнула, словно кошечка.

— А теперь, Сашок, брысь в ванную, и будете знакомиться поближе.

Душ я принимал в полном душевном смятении. Едва я смирился с тем, что приходится сексуально удовлетворять сразу трех мужчин, так теперь мне придется брать в рот подставлять попу под хуи в присутствии самой красивой девчонки, которую я когда-либо видел. Это было уже выше моих сил. Что она обо мне подумает?

Когда вошел в комнату, ребята как раз закончили раздеваться, а Лена, все еще в своем халатике, с улыбкой наблюдала за их начинающими подниматься членами. Услышав шаги, она обернулась.

Меня снова захлестнула горячая волна стыда: на фоне могучих агрегатов ребят, мой хуек не просто не смотрелся — он выглядел жалкой пародией на мужское естество. А мои грудки, лишенные прикрытия безразмерного свитера, наоборот, словно прибавили в объеме. Я быстро уставился в пол, не желая видеть презрения в прекрасных глазах.

— Дааа,... — Лена подошла ко мне и стала так близко, что я ощутил ее запах, запах чисто вымытого тела и легкий аромат незнакомых духов, — Я думала, что вы преувеличиваете... Офигеть.

— Ага, — Гриша причмокнул, — Просто супер. Если бы не хуй, так и вовсе была бы мечта. Но и так для разнообразия не плохо — жопа у него просто сказочная, да и сиськи почти как у тебя. А уж сосет...

Я продолжал сверлить взглядом пол, мечтая, что вот сейчас я прожгу в нем дыру и провалюсь прямо в преисподнюю. Но тут перед моими глазами появись две изящные ладошки и легли на мои грудки. Сначала сжали их, но не больно, а нежно словно проверяя упругость, а потом — начали поглаживать, лаская. Ошеломленный, я поднял голову и встретился взглядом с Леной. В ее глазах по прежнему плясали бесенята.

— Ну, формой сисечки как у меня, — язычок аккуратно облизнул идеальной формы губки, — А размер самую капельку поменьше.

Ее ловкие пальчики начали играться с моими сосками:

—. .. и такая чувствительная, как у настоящей девочки.

Одна ладошка оставив в покое мою грудь, спустилась ниже, прямо на членик. Нежно погладила маленькую, безволосую мошонку. Я, не удержавшись, застонал. Все на свете отдал бы за то, чтобы она продолжила... но Лена уже обошла меня по кругу, остановившись сзади. Теперь ее ладошки гладили мои ягодицы. Я глубоко дышал, в голове метались мысли. Меня ласкает красивая девушка, ожившая мечта любого подростка. Сколько я грезил о таком. Вот только делает она это на глазах трех возбужденных бугаев, собирающихся трахнуть и ее, и меня. Это было просто ужасно и нестерпимо стыдно... и до боли приятно. Пальчик Лены скользнул между моими булочками и проник внутрь. Я снова не смог сдержать стон.

— А вы его точно уже ебали? У него попочка такая маленькая, такая упругая, как у целочки — к первому пальчику присоединился второй, и они начали плавно то поникать глубже в меня, то почти выходить. Я невольно выгнулся навстречу движениям ласкающей меня руки.

— Ебали, еще как ебали, — Семен усмехается, — Вон, даже Гришаня отметился своим конем. Прав Руслан: не очко, а золото. Ты же нам в попку только по праздникам даешь, вот и нашли тебе подружку.

— Мальчики, вы прелесть, — Лена почти мурлычет. Она вытаскивает пальчики из моей попки и снова начинает гладить мои ягодицы, — Это здорово! Давно мечтала о сестричке! Ведь правда мы похожи?

Она поворачивает меня к висящему на стене зеркалу и становится рядом, скидывая халатик.

Она сложена совершенно: упругие грудки, действительно очень похожие на мои, плавный изгиб бедер, стройные ножки. Лобок выбрит начисто, и я вижу ее «девочку», похожую на аккуратную щелку с двумя розовыми лепесточками. Кажется, никогда в жизни я не видел ничего более красивого. Заметив, куда я пялюсь, Лена со смехом берет меня за подбородок, и заставляет взглянуть в зеркало.

Да, будь я девушкой, мы бы действительно могли бы быть сестрами: Лена — старшей, я младшей. Ей лет девятнадцать — двадцать, но она стройная и миниатюрная. Смотря на свое отражение рядом с ней, я невольно поражаюсь, насколько изменилась моя фигура: если раньше я мог врать себе, что изменения незначительны, то сейчас зеркало особенно правдиво — только маленький членик отличает меня от девушки. И если быть честным, могу ли я винить парней за то, что они сделали, застав меня в мужском туалете?

— Да, вы в натуре как две сеструхи, — Гриша, подрачивая член, подходит, и начинает лапать попеременно то меня, испуганно сжавшегося при воспоминании о раздирающем попку поршне, то похихикивающую и игриво бьющую его по рукам девушку.

— Всегда мечтал сразу с двумя, и чтобы именно сестры были.

— Ну что девочки наши, познакомились поближе, теперь давайте поработайте в паре, — Руслан усаживается на диван, — Ленок сосет мне, Сашок — Семе, а ты, Гриша, пока оператором поработай.

Опускаюсь на колени и провожу языком по члену Семена. Он любит, когда минет начинается вот так, с неторопливого движения язычка по яичкам, а потом дальше, по стволу. Аккуратно слизнуть выступившую капельку смазки. Теперь язычком вокруг головки. Семен начинает дышать чаще, его ладони обхватывают мою голову и начинают насаживать на вздыбленный член. Глубже, еще глубже — хуй начинает проникать в горло, яйца хлопают о подбородок, носик упирается в жесткие паховые волосы. Теперь главное поймать ритм, и тогда тошнота отступит, а дышать станет легче. Разумом этого не сделать — только отдаться инстинктам и пожелать от всей души доставить удовольствие своему ебарю, своему мужчине.

Пытаюсь хоть краем глаза увидеть, что делает Лена. Впрочем, чмокающие звуки подсказывают — то же, что и я. Семен слегка меняет позу, и я теперь могу подробней рассмотреть как девушка умело ласкает член Руслана, то заглатывая его полностью, то легкими, изящными движениями язычка лаская крупные яйца. «Точно, Руслан это любит... Значит они не в первый раз... « Лена замечает мой взгляд и подмигивает. Ее рука тянется, и начинает ободряюще поглаживать мое плечо.

— Класс. Теперь пошли в кроватку, — Руслан отрывает Лену от своего хуя и легко подхватывает на руки. Семен просто тащит меня к постели и бросает на нее лицом вниз. Лена уже лежит в такой же позе, только с другой стороны. Наши головы оказываются рядом. Поворачиваю голову и оказываюсь буквально в сантиметрах от затуманенных желанием девичьих глаз. Мы так близко, что почти соприкасаемся губами.

— Аааах, — в стоне Лены наслаждение смешано болью. Сочувствую, сам помню, как разрывал мою попку огромный член Руслана, а ее «девочка» такая красивая, такая изящная.

Руслан трахает девушку как в своем обычном стиле: мощно, уверенно, не особенно заботясь о чужих ощущениях, но ей похоже нравится. Стоны делаются все громче, заполняют комнату возбуждающей музыкой.

Засмотревшись, забываю, что и сам тут не в качестве наблюдателя Об этом мне напоминает член Семена, грубо врывающийся в меня сзади. Моя попка уже не девственна, но до привыкания к таким могучим инструментам, как у ребят еще долго. Жалобно вскрикиваю от боли, из глаз брызгают слезы. Семен громко шлепает меня по попке и, сразу взяв быстрый темп, начинает буквально накачивать. Теперь и мои стоны сливаются со стонами Лены. У нас даже голоса похожи.

Сквозь застилающие глаза слезы совсем близко вижу ободряющую улыбку девушки. И вдруг она высовывает язычок и начинает слизывать бегущие по моим щекам слезинки. От этого внезапного действа меня буквально накрывает волна наслаждения. Я тоже тянусь к ней и слизываю с ее раскрасневшегося личика остатки смазки, наверное оставленные там хуем Руслана во время минета. Мне кажется, или ее стоны стали еще более громкими? Наши губы встречаются, и мы целуемся, по настоящему, глубоко проникая язычками в ротик друг друга.

Ух ты, не могу поверить — я целуюсь с удивительной, красивейшей девушкой. И не важно, что в попке у меня сейчас орудует чужой хуй, а девушка с наслаждением отдается насильнику, лишившему меня девственности. Сейчас я искренне, до слез благодарен ребятам за все, ведь не будь той нашей случайной встречи, и я бы никогда не увидел Лену.

Наслаждение становится буквально нестерпимым, жаркими волнами расходясь от раздираемой членом попки по всему телу. Боль тоже не исчезает, но будто сливается с удовольствием, делаясь даже приятной, словно острая приправа в изысканном блюде. Невольно понимаю, что теперь не только Семен всаживает в меня свой орган, но и я сам устремляюсь ему на встречу, насаживаясь на член как можно глубже. Где-то там, над нами посмеиваются и обмениваются комментариями наши ебари, но я даже не могу разобрать слов — для меня весь мир сузился до двух вещей: волшебного лица девушки рядом с моим, и члена заполняющего мою попку.

Лена проводит язычком по моей верхней губе, снимая капельку пота, и мы снова целуемся. Мир будто взрывается и, улетая куда-то, слышу чей-то, возможно даже свой собственный, крик наслаждения.

Наверное, я ненадолго потерял сознание, потому что когда мир снова собрался из осколков, в моей попе уже не было чужого хуя, а перед глазами — Лены. Ее голос раздавался где-то в стороне.

— Ребята, это просто улет — сто лет так не кончала. Просто волшееееебно.

— Да, это был просто пиздец! Наша Сашуля просто с тормозов слетела! — это уже Семен, — Сама на мой хуй насаживалась. И кончила к тому же, вон, до сих пор в улете. Я аж офигел — то визги-писки были, то, блядь, как в отборном немецком порно...

— Да, какое, нахуй, немецкое, — в голосе Гриши звучит неприкрытая гордость, — Вот посмотрите потом, что я снял, и поймете, что немцы у нас просто сосут.

Понемногу прихожу в себя и понимаю, что лежу на лужице собственной спермы. Я действительно кончил, причем кончил под мужиком, от траха в зад. Но почему то нет ни стыда, ни сожалений. Даже боль в оттраханной попке стала какой-то... приятной.

— Ладно, мальчики, я в ванную, подмоюсь, — голос Лены переливается, словно серебряные колокольчики, — Не скучайте без меня.

— А зачем тебе в ванную, — судя по голосу Руслан что-то задумал, — Сашуля, ты как там, снова с нами? Или еще по астралу гуляешь?

Поднимаюсь с кровати и смущенно улыбаюсь ребятам:

— Уже здесь, спасибо что спросили.

Смеются все четверо — и ребята, и Лена:

— Сашенька, ты всегда такой вежливый? — Лене действительно интересно, но Руслан ее перебивает.

— Саша, я тут немного напачкал, — он указывает на девушку, точнее между ее ножек. Нежная розочка Лениной пизденки теперь скорее похожа на полностью раскрывшийся цветок, из которого медленно сочится беловатая жидкость.

— Поработаешь язычком, поможешь девушке прибраться?

Лена, на удивление, выглядит смущенной и даже слегка виноватой, ее взгляд встречается с моим, словно спрашивая: «Ты не обиделся?»

Радостно улыбаюсь:

— С удовольствием.

Девушка устраивается прямо на ковре, оперившись спиной на кровать и широко разведя ножки. Становлюсь на четвереньки и склоняюсь к ее «девочке». Руслан кончил от души: сперма все еще сочится, и я провожу язычком между половых губок, словно пробуя ее на вкус. Лена возбужденно вздыхает, и начинает поглаживать своими изящными ладошками мою голову, словно поощряя послушного ребенка хорошо усвоившего домашнее задание. От ее киски исходит одуряющий аромат спермы, свежего пота и еще чего-то незнакомого, но невероятно манящего. Нежно, но все быстрее и настойчивее начинаю вылизывать все, до чего могу дотянуться: мой язычок не пропускает ни миллиметра испачканных бедер, задерживается между волшебно упругих ягодичек, куда успели стечь несколько капелек спермы, но вновь и вновь возвращается к самому сокровенному. Девушка уже не вздыхает, а стонет все плотнее вжимая мое лицо в свою киску.

Вдруг сзади в мою оттопыренную, открытую для любого покушения попку начинает проникать что-то огромное. «Хуй Гриши» — я выгнулся сильнее, облегчая проникновение, — «Такой толстый только у него». Мне снова больно, но на этот раз боль не оглушает, а лишь подстегивает: я с еще большим азартом начинаю вылизывать киску. Крепкие ладони сжимают мою попочку, мои стоны и стоны Лены, похотливое причмокивание и мерные шлепки заполняют комнату. Я снова начинаю куда-то уплывать, но всеми силами удерживаюсь на грани: я не должен сейчас отключиться! Ведь я доставляю наслаждение самой красивой в мире девочке. Стоны Леночки сливаются в один, полный наслаждения крик, ее стройные, но удивительно сильные берда сжимают мою голову, а руки — прижимают к киске. Я не могу дышать, член в попе все ускоряется, словно пробуя пойти сквозь меня и, через мой ротик, войти в пизденку кричащей в экстазе Лены. Но это все не важно: я продолжаю работать язычком. И лишь когда тело девушки блаженно расслабляется, меня самого накрывает мощнейший оргазм.

Кричу от наслаждения, чувствуя как выплескивается сперма из моего членика, и как сокращается попка, еще туже обхватывая член Гриши. От этого он тоже начинает с наслаждением кончать, продолжая натягивать меня на член, как безвольную куклу, потому что сил у меня уже нет, и я не падаю лишь благодаря его рукам и «фиксирующему стержню». Но вот он с удовлетворенным вздохом выходит из меня, и я в полном изнеможении падаю прямо на ковер.

В себя меня приводит нежный поцелуй в губы. Открываю глаза и вижу над собой лицо Лены в ареоле волос, сияющих словно расплавленная медь.

— Спасибо, — она говорит это едва слышно, только для меня одного, и снова наклоняется, но на этот раз не целует, а проводит игривым язычком по моим щекам и подбородку, испачканным в ее выделениях.

— Мммм, а ты вкусненький...

«Нет, это ты вкусная, как... как нектар редкого цветка». Не знаю, сказал ли я это в слух, но Лена вдруг смущается, и хихикнув отводит взгляд. Ее ладошка проводит по ковру, И я с удивлением вижу, что она аккуратно собирает мою сперму. Ее немного, но Лена очень старательна. Собранное она подносит ко рту и начинает слизывать, словно пьющая молоко кошечка. Заворожено наблюдаю. Откуда-то издалека доносятся голоса ребят: видимо, они вышли на балкон покурить и обменяться впечатлениями. Мы почти что одни в этой комнате, и оттого момент особенно волшебный.

— Точно, вкусненький, — улыбается. На ее губах и подбородке остались следы моей кончи. Тянусь к ней, и Лена с звонким смехом, наклоняется навстречу. Наш поцелуй длится целую вечность, я чувствую вкус собственной спермы на ее губах и языке. Но вот она отстраняется.

— Скажи, ты где живешь?

Диктую адрес и телефон. Может, и не стоит этого делать, но мне сейчас плевать на все последствия. Лена повторяет пару раз, запоминая, после чего снова улыбается.

— Сашенька, ты просто волшебное создание, — изящные ладошки слегка поглаживают мои грудки, — Уверен, мы с тобой еще не раз увидимся. А сейчас — бегом в душ и домой. И не спорь! — добавила она строго, увидев что я открыл рот для возражений.

— С ребятами я сама все улажу. Правда, Русланчик?

— Чего? — вернувшийся с перекура парень был в отличном настроении.

— Отпустите Сашеньку домой, ему наверняка еще уроки учить надо.

— Ну... — Руслан делает вид, что задумался, при этом внимательно наблюдает за пальчиком, которым девушка якобы в задумчивости водит по наиболее соблазнительным изгибам своего тела, — Уроки — это святое. Опять же, домашнее задание сегодня наша Сашенька сдала на пять с плюсом. Ладно — на сегодня свободен.

Я поднимаюсь с пола и буквально плетусь в ванную. Странно. Кажется, только вчера я вот также шел «подмываться», заплаканный и оттраханый, пытаясь поменьше беспокоить утратившую анальную девственность попочку. Но сегодня я буквально плетусь, потому то не хочу уходить! Понимаю, что Лена пытается так позаботится обо мне, но все равно грустно. Быстро ополаскиваюсь, и натягиваю одежду. Заглядываю в комнату:

— До свидания.

Ребята, лениво переговариваясь, развалились на диване. Леночка на коленях увлеченно облизывает мошонку Руслана, одновременно умудряясь руками надрачивать члены его друзьям.

— Ага... Пока... Жопу береги... — ребята расслаблены и довольны жизнью.

Лена, на время прекращая ласкать язычком хуй, оборачивается. На ее мордашке ласковая улыбка:

— До свидания, Сашенька. До скорой встречи.

Продолжение следует.