Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Айболит для Сфинкса

Для тех, кто еще со мной незнаком, представлюсь — Вик, мне 18 лет. С началом нового учебного года я перешел на второй курс института, но остался все таким же неимоверно застенчивым и тщедушным, каким был на первом курсе.

Четыре месяца назад на аллее городского парка, куда я пришел практиковаться в катании на роликовых коньках, судьба в буквальном смысле столкнула меня с Лео, студентом-третьекурсником медицинского университета и первоклассным роллером. Если честно, в первую минуту нашего знакомства я искренне подумал, что он собирается меня убить. До этой судьбоносной встречи я ни разу не общался с неформалами вроде него. Никто из моего привычного окружения не носит килт, не ходит с тоннелями в ушах и проколотой бровью. И ни у кого на голове не красуется грива Сфинкса из дредов и кос. Да и вообще, если бы еще полгода назад кто-нибудь сказал мне, что я буду встречаться с парнем, я бы искренне счел его сумасшедшим. Не знаю как, но этот высоченный загорелый роллер с телом бога и неизменной клыкастой улыбкой Чеширского Кота, прочно занял место в моей жизни.

Лео — полная противоположность мне: открытый, энергичный, сильный, целеустремленный и очень страстный. Практически постоянно пребывая в движении, он делает то, о чем я могу только мечтать. Возможно, что именно поэтому Лео и стал для меня особенным.

Но сейчас не об этом. Случилось так, что этот жизнелюбивый сгусток неиссякаемой энергии оказался заточенным в гипс. Лео сломал ногу! Самым удручающим для него стал тот факт, что травму он получил не на роллердроме, а навернувшись с лестницы в стенах альма-матер, благодаря уборщице, расплескавшей на ступеньках воду.

Не имея возможности давать полноценный выход скопившейся энергии, мой приятель, развлекал себя, как только мог. Не трудно догадаться, кто регулярно становился жертвой выплесков его нездорового энтузиазма.

Я приходил к нему ежедневно после занятий в институте: приносил книги, ходил за продуктами, готовил — помогал, как мог. Нет, конечно, его навещали друзья и одногруппники. После их визитов гипс Лео оказался расписан граффити и странными мотивами под хохлому. Потом, когда моя маленькая племяшка тоже напросилась проведать больного друга — он ведь учил ее на роликах кататься — к граффити и хохломе добавились портрет принцессы-феи и зеленый единорог...

В один из дней, когда я прибирал в шкаф его вещи, мне на глаза попался медицинских халат — размер был явно маловат для моего приятеля.

— Откуда это? — спросил я.

— А, — отозвался Лео с разложенного дивана, — от соседа остался, он еще зимой в другой город перевелся по семейным обстоятельствам. — Оценивающе смерив меня взглядом, Лео хмыкнул: — А размерчик-то, кажись, твой будет. Ну-ка, надень!

— Зачем? — насторожился я.

— Да не бойся ты, — прыснул Лео, — просто хочу на тебя в белом халате посмотреть — жалко, что ли?

Я снял халат с вешалки и одел на себя. Классические брюки, рубашка и галстук в тон, сверху белый медицинский халат. Судя по тому, как широко Лео осклабился, результат его порадовал.

— А тебе идет, — весело сказал он, — только маленькой детали не хватает. Иди сюда. — Я подошел к нему. Дотянувшись до верхнего ящика письменного стола, Лео торжественно выудил из него то, что моя племяшка Нюта называет не иначе как «слушалка». — Без этой штуки в медицине никуда! — веселящийся Лео повесил стетофонендоскоп мне на шею и не без удовольствия оглядел с головы до ног: — Класс! То, что доктор прописал! Дай сфоткаю!

— Делать нечего! — попытался воспротивиться я, но он уже успел щелкнуть мою недовольную светлость на камеру айфона.

— Ха! Смотри, какой строгий получился! — довольный Лео продемонстрировал мне получившийся снимок.

— Удали! — потребовал я, хотя надо сказать, что в этот момент покривил душой — кадр мне понравился.

— Еще чего! — хохотнул Лео, пряча айфон в ящик стола; прекрасно знает, что я туда не полезу.

— Ну и фиг с тобой, — я постарался принять как можно более равнодушный вид, — думаешь, я ни разу за свою жизнь в «больничку» не играл?

— Готов поспорить, что ты всегда был в роли пациента! — поддел меня довольно лыбящийся Лео и по большей части оказался прав: играя с сестрой в детстве, я действительно всегда был в роли больного и меня вечно «оперировали», отрезая то ногу, то руку. Эта участь неизменно доводила меня до слезоразлива и приводила к прекращению игры.

— Да ничего подобного! — вспыхнул я, почему-то покраснев до ушей. — Когда мы с Нютой играли в «больничку», я был медсестрой и помогал во время операции пришивать хвост игрушечной лошадке!

— У, какой у нас богатый опыт! — от души покатился со смеху Лео, заставляя меня залиться краской уже до корней волос. Отсмеявшись и смахнув слезинку, он посмотрел на меня и заговорщическим тоном произнес: — Слушай, у тебя сейчас есть реальный шанс продвинуться в этом деле по «карьерной лестнице».

— Что? О чем ты? — не понял я.

— Все просто, — пояснил он, — приходящая медсестра, что делает мне уколы, сегодня прийти не сможет. Хочу, чтобы ты взял на себя эту почетную миссию, раз уж ты у нас сегодня «доктор».

— Я?!! — от неожиданности я присел на край дивана и возразил. — Но я никогда не делал уколов!

— Ну, все мы когда-то никогда чего-то не делали! — усмехнулся Лео. — Тут ничего сложного, я научу. — Он объяснил мне, куда и как нужно колоть. Надев перчатки и следуя его инструкциям, я вскрыл ампулу и набрал шприц. Лео проследил, чтобы я не забыл избавиться от воздуха. Смочив спиртом ватный тампон, я взял шприц и подошел к сидящему на диване приятелю. Он ухмыльнулся:

— Что, руки дрожат от нетерпения?

Руки у меня и впрямь тряслись:

— Дурак, — буркнул я, — я, может, волнуюсь, чтобы тебе больно не сделать.

— Не сделаешь, — мурлыкнул Лео, — ты ведь у нас добрый доктор...

— Давай уже сюда свою задницу! — нервно рявкнул я, в очередной раз бурея от его подначек.

— Ладно, ладно! — Лео примирительно поднял руки, но по глазам было видно, что он изо всех сил сдерживается, чтобы снова не заржать. Он начал осторожно укладываться на диване. Наконец устроившись на животе, Лео приспустил шорты, наполовину оголив крепкие ягодицы. Я невольно залюбовался его открывшейся загорелой поясницей и сексуальными ямочками у крестца. Оглянувшись на меня, Лео тотчас не удержался от следующей шпильки: — Доктор, Вы такой горячий, пожалуйста, сделайте это нежно...

— Заткнись, пожалуйста, — угрожающе процедил я, принимаясь старательно натирать спиртом «операционное поле». Потом, зажмурив один глаз и задержав дыхание, прицелился и вогнал иглу в мышцу. Осторожно введя лекарство, я вынул иглу и еще раз тщательно продезинфицировал место укола спиртом.

— Ух ты, да у тебя прямо талант! — похвалил меня Лео, натягивая шорты. — Рука легкая, не то что у этой приходящей тетки!..

— Отстань, — выдохнул я, выбрасывая шприц в корзину для бумаг и стягивая перчатки. Сейчас, уже после содеянного, мои руки тряслись от пережитого волнения с удвоенной силой.

Лео снова полулежа устроился на диване и потянул меня за полу халата. Я осторожно присел рядом.

— Поздравляю с боевым крещением! — широко склабясь, сказал он. — Теперь я точно знаю, что моя задница в надежных руках! — Я только отмахнулся, закатив глаза, — что без толку спорить? — Кстати, — Лео внезапно сменил тему, — ты когда-нибудь слушал сердце через эту штуку? — Я посмотрел на висящий у меня на шее медицинский прибор и отрицательно мотнул головой. — Тогда чего сидим, кого ждем? — поинтересовался он и тотчас начал подзуживать: — Давай, давай, не стесняйся! Когда еще шанс представиться? — судя по чертикам в глазах, моя неуверенность его только раззадоривала: — Смелее, дужки в ушки — и вперед, слушать музыку сердца!

Вставив оливы стетофонендоскопа в уши, я осторожно взялся за головку с мембраной. Лео нарочито медленно задрал на себе майку, обнажая сногсшибательный рельефный торс. Наблюдая за его действиями,. .. я невольно почувствовал укол зависти — такого тела у меня не будет никогда, конституцией не вышел. Немного помедлив, я прикоснулся головкой прибора к его груди.

Звук меня поразил, я реально заслушался. Гулкие удары его сердца отдавались у меня в ушах, заставляя моё собственное сердце подхватывать ритм и биться в такт. Поймав мой галстук и притянув к себе, Лео посмотрел мне прямо в глаза и спросил:

— Хочешь узнать, как я на самом деле к тебе отношусь? — Я невольно сглотнул и тотчас вспыхнул под его пронизывающим взглядом. Одной рукой он прижал мою руку с головкой прибора к своей груди, а другой еще ближе притянул к себе, намотав мой галстук на кулак, и поцеловал. У меня аж дыхание перехватило! Волны жара разливались по телу одна за другой, когда язык Лео, проскользнув мне рот, ластился к моему языку. Поймав его губами, он стал настойчиво посасывать, отчего «там» у меня все моментально встало колом; было такое чувство, будто вся моя кровь мгновенно вскипела и обжигающим потоком хлынула вниз, к паху. Через мембрану прибора я слышал, как учащается его пульс: удары становились тем сильнее, чем дольше и изощреннее сплетались наши языки в чувственной ласке: — Слышите, как ухает, доктор? — мурлыкнул Лео, прервав поцелуй. — И как Вам только не совестно? Довели пациента до тахикардии, теперь придется лечить...

Лео обхватил меня за талию и потянул к себе на диван, вынуждая встать над ним. У меня сбилось дыхание, кружилась голова, я чувствовал, что буквально плавлюсь от его прикосновений. Я не сопротивлялся, когда он расстегивал мой ремень и стаскивал с меня брюки вместе с бельем. Мой напряженный член вовсю сочился смазкой:

— Смотрю, доктор для меня микстуру припас? — ухмыльнулся Лео. Взяв в руку мой изнывающий ствол и открыв головку, он, не отрываясь, провел языком от основания до уздечки, слизывая капли. Потом взял головку в рот. Влажный, горячий, пульсирующий плен его губ и жадный язык, бесстыже вьющийся вокруг моей возбужденной плоти — это все о чем я мог думать и на чем сфокусировались мои обострившиеся ощущения.

Теряя силы, я уперся в спинку дивана. Обхватив рукой за бедра, Лео стал ритмично раскачивать меня, загоняя мой уже каменеющий член все глубже себе горло. Параллельно второй рукой он дразнил меня сзади. В итоге, я попеременно, то ухал в его горячую глотку, то глубоко насаживался на его пальцы, умело растягивающие узкое колечко входа и подогревающие меня изнутри. Послушный его воле и натиску я взлетал и падал, чувствуя, что еще немного, и он проглотит меня целиком. Мое тело уже не ныло, оно звенело от переполнявшего его напряжения. Ощутив, как последняя волна начинает откат для своего финального разбега, я дернулся в его объятьях, пытаясь отстраниться. Он мгновенно пресек мою попытку бегства, мощным рывком притягивая к себе, горячее дыхание обожгло живот. В следующий миг мое тело сокрушил удар чувственной стихии, и Лео принял его вместе со мной, до последней капли.

Когда буря, наконец, улеглась, он ослабил хватку и выпустил меня, обессиленный я опустился ему на живот.

— Как ты можешь это глотать? — покраснев как маков цвет, возмутился я. — Оно же горькое, наверное...

— С чего бы? — ухмыльнулся Лео. — Сперма горчит у тех, кто литрами кофе глушит, и прочие вещи с горьким вкусом потребляет. Это уже давно известный и доказанный факт. А в сладкоежке вроде тебя, который от йогуртов тащится, горечи взяться попросту неоткуда.

Его выходка страшно смущала и не укладывалась у меня в голове. И, похоже, мой обескураженный вид, только раззадорил Лео. Едва я смог восстановить дыхание, он снова пошел в наступление: расстегнув на мне рубашку снизу до самого ворота, он распахнул ее и, притянув меня двумя руками, принялся языком и легкими укусами дразнить мои соски. Я снова моментально вспыхнул.

— Доктор такой отзывчивый, — мурлыкнул Лео. От его взгляда и хищной чувственной улыбки мне стало не по себе. — Иметь с Вами дело — одно удовольствие.

— Перестань, ты меня смущаешь, — взмолился я, чувствуя, что снова стремительно возбуждаюсь, — неужели не наигрался?

— Не дождетесь, — хмыкнул он. — Я ведь был таким послушным, выпил всё лекарство... Неужели доктор планировал отделаться просто раздачей микстуры? А как же курс физиотерапии?... — Взглянув ему в глаза, я понял, что пропал.

Снова открыв ящик стола, Лео достал презервативы, маленький тюбик лубриканта и торжественно вручил все это добро мне. «У него стратегические заначки по всей квартире припрятаны?!» — Видя, как я снова мгновенно заливаюсь краской, он не удержался от беззлобной подначки:

— А что, разве доктор не знает, что процедуры подразумевают некоторую подготовку? Или Вы надеялись, что пациент все сам за Вас сделает? — сказав это, он притянул меня за шею и властно впился в мой рот так, что я не сдержался и застонал от внезапно накатившей волны жара. Лео ослабил хватку и отпустил меня. — Ну же, доктор, — чувственно мурлыкнул он, — облегчите уже мою участь, пока я инфаркт не схлопотал... — Взяв у меня презерватив, он аккуратно зубами надорвал упаковку и протянул мне. Полыхая ушами, я неуклюже стащил с него шорты и трусы. При виде его гордо стоящего достоинства, мои руки вспотели и затряслись как у школьницы. Как ни странно, на этот раз, Лео обошелся без комментариев.

Только с третьей попытки, с помощью непосредственного владельца, мне удалось надеть на член презерватив. Лео наблюдал, как я открываю лубрикант и, выдавив приличное количество геля, размазываю по его стволу. Он подставил мне руку, я выдавил также порцию ему на ладонь. Снова поймав за галстук, он привлек меня для поцелуя. Пока его язык ублажал мой рот, ладонь с лубрикантом занялась смазкой «калитки». Потом, не прерывая поцелуя, он взял меня за бедра и аккуратно, но уверенно, насадил на свое копье. Охнув, я прижался к Лео.

— Помоги мне, — его голос стал хриплым, руки на моих бедрах мягко, но настойчиво понуждали к движению; я подчинился. Впервые оказавшись в роли «наездника», я двигался осторожно, прислушиваясь к своим ощущениям. Лео наблюдал за мной: взгляд его янтарных глаз с расширенными от возбуждения зрачками приводил меня в трепет и заставлял заливаться румянцем.

— Пожалуйста, не смотри так, — наконец попросил я, старательно отводя глаза, — мне неловко...

— А ты закрой глаза, — улыбнулся он, — и лучше слушай. — Дужки стетофонендоскопа снова вернулись мне в уши, гулкие удары его сердца заполнили мой слух. Постепенно этот ритм заполнил меня целиком, теперь я двигался подгоняемый лучшей в мире музыкой.

Пульс Лео становился все чаще, его сердце ухало все сильнее. Пригнув меня к себе, он уперся здоровой ногой в диван, начав штурм заветной вершины. Ритмично и сильно поддавая бедрами, Лео насаживал меня до упора, мощно утюжа окаменевшим членом мои ноющие стенки. Сейчас из-за гипса на ноге его древко било несколько вкось, однако неизменно разило меня наповал, тараня точно в цель. Подхваченный скачкой я несся вперед, чувствуя как под его толчками, просыпается уже знакомая мощь. Поняв, что я уже близок, Лео схватил меня поперек, с рыком начав бить так часто, как только мог, пока я не завопил под этим градом, забившись в сладком чувственном коллапсе. Моя сперма плескалась на его рельефный живот. (Специально для fotobab.ru) Пропустив меня вперед, он тотчас последовал за мной, охнув и содрогнувшись всем телом...

Немного придя в себя, я сполз с Лео и, пошатываясь, отправился в ванную, не забыв прихватить по дороге одежду. Неторопливо принял душ, привел себя в порядок; одевшись, сунул галстук в карман. Вернувшись в комнату, обнаружил его, рассматривающим что-то на айфоне. Рядом с корзиной для бумаг валялась скомканная влажная салфетка. Проследив мой взгляд, Лео поморщился:

— С последней промахнулся.

Я подобрал салфетку и отправил в корзину. Потом присел на край дивана:

— Нога не болит?

— Не-а, — Лео посмотрел на меня и широко осклабился; на экране его айфона в качестве заставки красовалась моя фотка в белом халате. — Как может что-то болеть, когда такой милый доктор назначает терапию лаской и страстью? — веселился он.

— При переломах ног это как правило не срабатывает! — возражающее фыркнул я.

Протянув руку, Лео цапнул меня за ремень и затащил к себе на диван. Едва я оказался с ним нос к носу, «пациент» мурлыкнул в мое зардевшееся ухо:

— Средство безотказное, доктор, просто увеличьте дозу...