Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Детектив. Дело 3: Неожиданный поворот

Наконец сегодня настал тот знаменательный день, которого я ждал 2 месяца. Билеты на самый крутой боксерский бой за последнее время, мы с Вовчиком купили сразу же, как только был открыт предзаказ. Сегодня вечером в поединке должны были встретиться Федор Тюриков и Алекс Смит. Но, к сожалению, до вечера еще было далеко, поэтому скрипя зубами, я поплелся на работу, надеясь, что в рабочем ритме время пролетит незаметнее.

— Доброе утро, — улыбаясь, поприветствовал меня мой помощник Юрий. Боже, что это был за парень... Высокий темноволосый зеленоглазый красавец с волевым подбородком, в студенчестве занимался плаванием, а сейчас постоянный посетитель тренажерного зала. Одет всегда в строгую рубашку и черные брюки. Я давно на него засматриваюсь. Как то, он пролил на себя сок, и стал спешно переодеваться. Как же сексуально он выглядел без рубашки. Рельефные мускулы, стальной пресс кубиками, крупные соски на безволосой груди. Мой член сразу же встал в боевую позицию от увиденного... Но увы, Юра встречался с девушкой. Это конечно меня мало бы остановило в любой другой ситуации, но он был слишком хороший помощник, чтобы его терять. Благо, дырок мне и без него хватало.

— И тебе доброе, — ответил я, скользнув взглядом по его могучей груди обтянутой синей рубашкой, и отправился в свой кабинет. Через час мне нужно было встретиться с клиентом в другой части города, поэтому я быстро сел за компьютер, и начал составлять отчет о проделанной работе. Минут через 10 свет у меня в кабинете начал предательски мигать, подозревая неладное, я быстро распечатал свой опус, и как только последняя страница выскочила из принтера, свет погас окончательно, вместе с ним выключился и комп. Терпеть не могу, когда такое случается. Раздраженно кинув Юре, чтобы вызвал нашего электрика, я отправился на встречу. Отсутствие электричества меня так расстроило, что я впопыхах забыл свой портфель. (sexytales) Проклиная все и вся, пришлось возвращаться через полгорода. Дверь офиса на удивление оказалась закрыта. «Какого черта? Где Юру носит?» — подумал я, открыв ее ключом и заходя в приемную. Услышав возню у себя в кабинете, я тихонько подошел к проему, и заглянув внутрь. Ёшкин свет. Картина, представленная перед моими глазами, была очень завораживающая. Мой красавец помощник стоял со спущенными штанами на полу раком, а в его недоступную для меня упругую спортивную задницу его шпилил электрик. Наш гребанный старый электрик, которого все звали попросту — Петрович. Ему было около 55, облысевшая голова, густые усы, пивное пузо, дряблая задница. И «это» — ебет нашего красавчика... Причем ебет это мягко сказано, я бы даже сказал дерет, так как Юра радостно подмахивал ему задницей. Петрович держал его за густые волосы и насаживал на свой поршень молодую задницу, избивая его своими яйцами. Почему избивая? Да потому что я издалека видел эти огромные шары. Они раскачивались в такт движениям, и деловито шлепали моего помощника. Затем трахающиеся перешли к моему столу, Юра лег на спину и развел ноги в стороны, а Петрович не заставив себя долго ждать, с одного маху вогнал в разработанный Юрин анус свой елдак, и сексуальные утехи продолжились. Наконец я смог рассмотреть Юрин член. Достаточно большой с небольшими аккуратными яйцами он дергался в такт движениям Петровича и сочился от смазки...

Я бы с удовольствие посмотрел на эту картину подольше, но я уже и так опаздывал, поэтому захватил из приемной свою сумку, я осторожно вышел. Напоследок я услышал не то всхлип, не то вздох Юры, видимо Петрович починил его «розетки».

Картина в моем офисе возбудила меня на весь день. Пробегав по делам оставшуюся часть дня, я наконец-то вышел в направлении ринга. Мы с Вовкой договорились встретиться в 8 у входа. Я неспешно шел по улице, решив сократить путь, свернул на ближайшую заброшенную стройку — пройдя ее насквозь можно было сократить мой путь минимум на полчаса. Когда я проходил мимо недостроенного здания из-за угла вышли два парня лет 20 гоповатой наружности. Один был невысокого роста, но достаточно крепкий, лицо было все в веснушках, а рыжие волосы были убраны под модную в определённых кругах черную кепку-жиганку. Он деловито держал руки в карманах спортивных штанов типа Адидас, скорее их китайской версии, а в зубах его тлела недокуренная сигарета. Второй был немного выше, но гораздо более худощавый. Темные волосы прикрывала кепка козырьком назад, а одет он был в серую толстовку, и свободные коричневые брюки.

— Закурить есть? — обратился ко мне Рыжий.

— Не курю, — ответил я, и попытался их обойти. Мой ответ их не устроил. Веснушка улыбнулся, оскалив зубы, губами перехватив сигарету в другой угол рта и сказал: — Ну тогда мы сами поищем в твоих карманах, что у тебя есть.

Я отклонился назад чтобы принять боевую стойку и приготовиться к драке, но на мое счастье за их спинами как великан материализовался Вовка. Заломив обоим руки за спину, и крикнув мне помогай, мы повалили их на землю и связали за спинами руки, чем под руку попалось. Признаться, я давно хотел трахнуть кого-нибудь подобного. Кричать на огромной пустой стройке было бы бесполезно, поэтому мы безнаказанно могли провести уроки воспитания среди молодежи. Рядом валялись старые доски, которые образовывали своеобразную сидюльку. Перевалив через импровизированные скамейку кверху задницей сначала одного, потом второго мы с Вовчиком разыграли кому какой достанется на цу-е-фа. Мне достался Веснушка. Подойдя к нему сзади я спустил с него спортивные штаны. Мне открылась замечательная розовая попка без единого волоска, нащупав дырочку я стал потихоньку запихивать туда пальцы и разминать ее. Вовка даром времени не терял, он не стал любезничать со своим, и, стащив со своего брюки, попросту загнал «Толстовке» свой немаленький хуй до упора. На удивление, тот даже не пикнул. «О как, — удивленно воскликнул Вовчик, — а дырка то у него рабочая». Надо было видеть с какими ошалевшими глазами на своего товарища посмотрел мой Рыжик, в его взгляде читалось одновременно неверие и разочарование. Я же в это время, хорошенько растянув дырку своего, начал потихоньку запихивать свою 22 х сантиметровую елду. Проталкиваясь через сопротивление его тугого очка, я, держа его за задницу, стал двигаться, насаживая Веснушку все больше и больше на своего дружка. От моего первого толчка у него аж его пацанская кепка свалилась. Рыжик постанывал, когда я начал его ебать убыстряя темп все больше и больше. Этот крутой парень, который только что держал в зубах сигарету и выглядел самодовольным и безнаказанным, сейчас насаживался на мой член как дешевая шлюха, слушая барабанную дробь моих яиц по своей молодой и до недавнего времени девственной заднице. А рядом его дружек уже не сдерживаясь, кричал под Вовкой: «Да, еще, глубже, еще... Давай... ааа». Мой же только стонал, и было непонятно — от боли, или уже от наслаждения. И честно, мне было все равно. Я осуществил свою давнюю мысль, и сейчас натрахивал свою жертву с огромным удовлетворенным удовольствием. Его дырка после нашей с ним встречи не будет уже такой тугой. Мой хуй бодро двигался внутри Рыжика, и с каждым толчком я пытался запихнуть его как можно глубже. Когда мои яйца касались его попы он дергался вперед и стон переходил в писк. Наконец кончив, я отпустил задницу своего, и отошел. В это же время ебать своего закончил Вовка. Толстовка сам опустился на колени и начал обрабатывать хуй Вовки, слизывая остатки спермы. Я решил к ним присоединиться, потому что мой, так и остался лежать поперек лавки с обконченной задницей. Толстовка действительно был не новичок в этом деле. Он спокойно вбирал себе в рот оба наших члена, вылизывал яйца, шлепал себя по лицу хуями. Хорошо, что Вовка заблаговременно развязал ему руки, если бы знали какой он знаток, связывать его вообще бы не стали. Наконец наши елдаки запульсировали, и второй поток спермы ударил парню в рот.

Закончив наше развлечение я развязал Веснушку, а Вовка провел с ними беседу о вреде вымогания. .. денег у беззащитных людей. Они оба понимающе покивали, и потирая раздолбанные задницы убрались в свои края. А мы отправились дальше.

Подойдя к зданию, где должен был начаться бой, я стал рассматривать афишу. С нее на меня сурово глядели 2 бойца. Один — Федор был просто машиной для убийств. Короткий ежик волос, узкие глаза, видно что нос был не единожды

сломан, широкий подбородок и скулы придавали лицу оскал бультерьера. Тело создавало впечатление локомотива. Волосатая грудь на фото была напряжена, пресс кубиками так и играл от света софитов на съемке, боевая стойка и боксерские перчатки на руках словно говорили: ты написал завещание?! Огонь, а не мужик. Алекс тоже не уступал своему сопернику, то же мощное тело, но лицо поцелее и выглядит более ухоженным что ли, и в целом создает более дружелюбное впечатление, если у Федора действительно был оскал, то у Алекса легкая полуулыбка, показывающая как ни странно идеально белые, а главное целые зубы.

Наконец мы расселились на трибунах. Рефери дал гонг и бой начался. Федор очень умело уворачивался от атак Алекса, и все делали ставки. Конечно и я поставил на «нашего». В 12ом раунде должно было решиться все, так как соперники шли ноздря в ноздрю, нанося удары одинаково точно. На перерыве Федор занял табурет в своем углу ринга. К нему подошел его тренер и начал разминать ему плечи. Несложно поверить, что Федор учился у этого человека, хоть учитель был и старше, с Федором их объединял внешний вид: такая же гора мышц, и такое же, суровое разбитое много раз в прошлом, лицо. Он начал шептать что-то Федору на ухо. Федя кивнул, откинул полотенце в сторону, которое тут же было подхвачено мальчишкой снабженцем, и принял боевую стойку. Финальный раунд начался. Алекс начал свою атаку. Удар... еще удар... Вдруг Федор пропустил несложный выпад и... упал. Все были в шоке. Рефери отчитал до 10, и признал победившим Алекса. Финальный раунд длился секунд 15... Расстроиться как следует, мы не успели, поскольку на ринг вдруг выбежал молодой высокий светловолосый парень. Его глаза бешено блестели, волосы, подстриженные коротким ежиком, издалека казались иголками, торчащими из головы. Он махал руками и что-то кричал. Когда стало относительно тихо и камеры переместились на него, он торжественно заявил, что в сумке Алекса Смита обнаружили запрещенные препараты, поэтому результаты боя не могут считаться действительными...

Что тут началось, крики, улюлюканье, маты со всех сторон. Алекс спешно ушел с ринга, следом проковылял и Федор.

— Пошли, — Вовка потянул меня за руку.

— Куда? — Удивился я, — бой же уже закончился.

— Я знаю Алекса, мы с ним вместе участвовали в соревнованиях 3 года назад. Он прекрасно подготовлен и ему нет нужды ставить крест на своей карьере ради стандартного боя.

В гримерку Алекса было не пробиться, поскольку вокруг двери как Церберы дежурили журналисты, а вход им преграждали два боксера из окружения Алекса. Но Вовка быстро своим полицейским удостоверением обеспечил нам пропуск вовнутрь. Алекс сидел с грустным видом на диване, и цедил сок из двухлитровой пачки.

— Привет Алекс, — подошел к нему Вовка.

— Привет, ты видел этот позор? — грустно вздохнул он.

— Расскажи, как это могло произойти? Я не верю, что ты мог пойти на такое, ты же столько трудился, — слова посыпались из Вовки как из рога изобилия. Видно было что он очень переживает за боксера.

— Меня подставили, я перед боем сдавал анализы, и они чистые, я никогда не пользовался ничем подобным, а теперь пресса раздует шумиху, и из-за скандала меня выкинут из боксерской среды. У нас это быстро, пока идет внутреннее разбирательство, меня отстранят от боев, а за это время на мое место придет толпа новичков, молодых и с чистой репутацией, — он снова горестно вздохнул. — Я не могу официально проводить расследование без заявления, поданного в установленном порядке, но он может, — Вовка кивнув в мою сторону, — А я ему как смогу помогу. Мы докажем твое честное имя, — Он ободряюще похлопал Алекса по плечу. А мне не оставалось ничего, как согласно кивнуть.

Ну что ж, расследование, так расследование. Начнем с Федора, а затем с его тренера. Федя наверняка сидел в своей гримерке и зализывал раны после поражения. У его комнатки как ни странно вообще никого не было, репортеры осаждали Алекса, и дверь была слегка приоткрыта. Я заглянул внутрь, Федор сидел спиной к двери, но в зеркале отчетливо виделось что он, широко расставив ноги, надрачивал свой хуище. Кто говорит, что у качков маленький, тот просто прячет свои комплексы за этими словами. С размером у спортсмена все оказалось как надо. Его хуй стоял как палка, которую он старательно полировал. В зеркале отражался весь процесс того, как он крепко ухватившись за свой хер водил рукой сначала вверх до самой головки, потом вниз до основания крупных яиц. От этой картины я возбудился, и начал через джинсы гладить свой набухающий член. За этим делом, неслышно подойдя со спины, меня и застал тренер Федора.

— А ты что тут вынюхиваешь? — грозно грянул мне в ухо он. Ввалив меня в комнату, они поставили меня на колени перед собой. Отогнув резинку боксерских трусов Федора и спортивных штанов его тренера на меня смотрели два огромных члена. Причем член Тренера оказался немного, но больше, чем у Феди. Они одновременно начали вталкивать мне в глотку своих монстров. Я конечно не новичок в этом деле, но они были слишком большие. Поняв, что два за раз, я взять не смогу, тренер занялся моей задницей. Стянув с меня джинсы с трусами и разработав мою дырочку, он неожиданно аккуратно начал вставлять в меня свой хуй. В это время Федор уже вовсю долбил меня в рот. Двусторонне проникновение доставляло мне массу удовольствия. Тем более такие мужчины мало кого оставят равнодушными. Как ни странно, тренер Федора при всей своей напущенной строгости ебал меня нежно, он входил и выходил раз за разом пытаясь доставить мне удовольствие. Его трах напомнил мне сцену из Винни Пуха, где ослик говорит про горшочек с медом и лопнувший шарик: входит и замечательно выходит... Я бы улыбнулся от этих мыслей, если бы не Федор. Он долбил мой рот жестко, пытаясь запихнуть мне весь свой хер в горло, рвотные позывы я сдерживал только благодаря годам практики, я уже даже не пытался сосать, а просто открыл рот пошире, чтобы не дай бог не зацепить его хуй зубами, а то и искалечит ведь. Его мошонка как маятник шлепала меня, а ее длины хватало, чтобы она ударялась о шею. Не знаю сколько это продолжалось, наверное минут 20, но вот наконец тугая струя спермы ударили мне в нёбо, а сзади последний рывок тренера привел его в финишу, заполнив мой анус спермой. Они кончили... Разговаривать со мной они принципиально не стали, а просто выставили за дверь, прямо со спущенными штанами, и спермой на лице. На пол они кинули бумажку с автографом Федора. «Я обычно не даю автографов, но ты заслужил,» — хмыкнул он. «Ну ппц», — подумал я. Наскоро приведя себя в порядок в туалете, я снова встретился с Вовчиком.

— Ну как успехи? — спросил он у меня, — допросил Федора и тренера?

— Эмм, ну как тебе сказать, — замялся я, — скорее они меня допросили.

Решив, что утро вечера мудренее, мы отправились по домам. В 8 утра следующего дня, Вовчик стоял у меня в кабинете перед столом.

— Ну что? Есть идеи? — спросил я.

— Я пробил адрес того журналиста, который вчера на сцену выбежал. Живет он правда в глухомани, за 250 км от города, я бы сам к нему поехал, но через час заступаю на суточное дежурство.

— Я съезжу, одолжишь свою машину? — спросил я. Получив одобрительный кивок, я взял у Вовчика ключи от его Короллы, и закончив дела, отправился в деревню к свидетелю. Выехав в 12 дня, через городские пробки на трассу, я попал только часов в 5 вечера. Уже темнело, поэтому на дороге практически не было машин, и я решил ускориться. Тойота резко летела навстречу ветру. Стрелка спидометра уперлась в 160. Вдруг откуда ни возьмись на хвосте у меня повис полицейский мотоцикл, через рупор он приказал мне остановиться. — Блин, вот вляпался, — подумал я, — Только сел за руль и уже права отдавать. Гаишник подошел к машине. Я опустил стекло чтобы начать плакаться, но он меня опередил.

— Опять нарушаем, Владимир Леонидович? Непорядок, придется оплатить штраф.

Я и слова сказать не успел, а он недолго думая, расстегнул ширинку и ввалил (по другому не сказать) свое хозяйство мне в открытое окно. Честно я немного обалдел. Уже стемнело и низость тойоты не позволяла менту рассмотреть водителя. Его член был небольшим, в стоячем состоянии сантиметров 14, и я, подумав, что ничего ужасного в этом нет, взял его в рот. Почувствовав солоноватый вкус во рту, я засунул руки ему в брюки сзади, и нащупав задницу стал насаживаться ртом на его писюльку. Ему это определенно понравилось. Он подмахивал мне изо всех сил, стараясь вогнать свой хуй как можно глубже мне в горло. Дискомфорта это мне доставляло, поэтому я решил оставить ему право командовать парадом. Со стороны картина была презабавнейшая. Стоит машина и ее в окно трахает мент в форменной одежде. Через пару минут все было кончено. Довольный мент ушел обратно к своему мотоциклу, а я стирая сперму с губ, в непонятках отправился дальше.

Уже под вечер я добрался до нужного мне деревянного дома. На крыльце сидела пожилая дама.

— Я ищу Константина, он дома? — максимальной доброжелательно обратился я к ней.

— Костька-то? Он уже давно здесь нос не кажет, — доверительно сообщила она мне, — он все в городе, они как с братом уехали, так и не приезжают меня старуху навещать, я только знаю где старший Митька работает, в городе на стройке прорабом.

Поблагодарив ее за информацию я поинтересовался где у них можно переночевать, так как время было уже позднее. Она любезно предложила погостить у нее, в обмен на мой рассказ о жизни в городе. Болтаю я много, поэтому это не составило мне труда. Утром, поблагодарив хозяйку, я поехал домой. На обратном пути уже рассветало. Впереди стоял тот же мотоцикл, и увидев знакомую машину гибддшник выпрямился, и хотел было мне помахать, но увидев за рулем незнакомого парня остолбенел. Я улыбнулся, и помахав ему, надавил на газ.

Приехав на стройку я увидел его. Прораба о котором мне говорили... Его звали Дима. На вид ему было около 30 лет. Его лицо с трехдневной щетиной, было серьезным и сосредоточенным, глаза внимательно следили за процессом погрузки из под сдвинутых густых бровей, темные волосы густой копной спадали на глаза, а громкий властный голос заставлял слушаться любых его приказов. Он был одет в легкую куртку и потертые джинсы. Вскоре я смог рассмотреть эти джинсы поближе вместе с их содержимым, когда мы уединились в строительном бараке. А там было на что посмотреть. Искривлённый член сантиметров 20 выглядывал из расстёгнутых джинсов, забавно покачивался из стороны в сторону, ожидая своего часа. Было заметно что яйца просто ломились от переизбытка спермы внутри. Они напоминали 2 мешочка с самым ценным в мире наполнением. И конечно же, во что бы то ни стало я обязан был получить главный приз. Заглатывая его ствол я внимательно смотрел за Диминым лицом, он смотрел мне прямо в глаза, рот расплылся в пахабной усмешке. От его взгляда становилось не по себе, про таких как он говорят: тяжелый взгляд. Но я решил не пасовать и тоже уставился не мигая в его глаза. Так мы и пялились друг на друга. Единственное отличие было в том, что у меня во рту был его хуй. Наконец гляделки ему надоели, и он зажмурившись кончил мне в рот. Все, что он скопил для меня за последнее время выстрелило мне в глотку со скоростью пробки от шампанского. Я пытался все проглотить, но поток спермы не останавливался, Дима все кончал и кончал, сперма полилась у меня изо рта, потекла по подбородку и стала капать на рубашку и джинсы.

Но это был не конец. Он поднял меня с колен, развернул задом и облокотил на стол, где рабочие обычно обедали. Затем приспустил с меня джинсы с трусами, оголив мою задницу, начал вылизывать мою дырочку своим шершавым язычком. Он работал им достаточно умело, сначала вращательными движениями, затем проникая внутрь. Он прекратил так же резко как и начал. Приставив к моей дырке свой агрегат он начал вставлять свой хер мне внутрь. Плавно дойдя до момента, когда его яйца ударились о мою задницу, он остановился, позволив привыкнуть к доселе невиданным для меня ощущениям, и начал плавно его вынимать. Кривизна его члена доставила поистине необычные ощущения, он словно гарпуном цеплял стенки моего анала, и каждое прикосновение его головки внутри отдавалось словно электрическим зарядом в моей попе. Затем прораб начал меня ебать во всю силу. Дима вгонял мне своего красавца на протяжение получаса не сбавляя темп, словно сваи вколачивал в мерзлую землю. Его напор был воистину чудовищен. Я закатывал глаза и стонал подмахивая ему жопой. В пассивной роли я обычно достаточно сдержанный на чувства, но здесь их просто не было сил сдерживать. Своими сильными мозолистыми руками он схватил меня за булки и развел их в стороны еще больше. Видимо ему нравилось наблюдать как его хер входит в узенькую дырочку другого парня. Я стонал, а может даже и кричал, не помню, перед глазами все слилось воедино, я думал только об одном, как мой зад раздирает изнутри горячий хуй строителя. Наконец все было кончено. Димина хватка ослабла, член пульсировал где — то в глубине меня. Я нехотя сполз с его елдака, и мы наконец-то смогли нормально поговорить...

Дима сказал, что Костю можно найти в спортбаре на Смирновской, где он подрабатывает барменом по вечерам. Конечно после работы я отправился туда. Там было достаточно многолюдно, все столики были заняты, на огромных плазменных экранах транслировался футбол, хоккей, и даже теннис, на любой вкус как говорится. За стойкой действительно стоял тот парень с ринга и разливал коктейли по стаканам. Причем барная стойка была расположена довольно необычно. Она полностью окружал Костика, и ему не нужно было перемещаться из одного угла в другой. Он просто протягивал руку и брал необходимые для коктейлей ингредиенты. Он ловко размешивал пойло и раздавал посетителям/официантам, которые то и дело подбегали к стойке.

Поскольку остальные места были заняты, я уселся за барной стойкой. Начался какой-то важный футбольный матч, и все плавно переместились за столики и внимательно устремили свои взоры на экраны, барная стойка потихоньку пустела, в конце концов остался только я.

— Что вам налить? — обратился ко мне Костя.

— Для начала давай коньячка, — улыбнувшись, ответил ему я. После первого бокала последовал второй и третий, бармен ловко подливал мне выпивку, и мы непринужденно болтали о всякой ерунде. Постепенно я захмелел. Мне давненько не давала покоя одна мысль, и я решил воплотить ее в реальность прямо сейчас, и я начал действовать.

— Ты так ловко управляешься с этими шейкерами, можно я тоже попробую? — слегка заплетающимся языком спросил я. Не дождавшись его согласия я обогнул стойку и оказался рядом с Костей. Меня не интересовал процесс приготовления коктейлей, поэтому я предварительно убедившись, то все заняты просмотром спорта, быстро залез под прилавок и расстегнув черные штаны Костика. Он даже ойкнуть не успел. Член у него оказался поменьше чем у брата, но такой же притягательный. Вобрав его в рот я начал посасывать его как мороженное. Сначала он не хотел вставать, видимо сказывалась стрессовая ситуация, поскольку если бы кто-нибудь перекинулся через стойку, то увидел бы сосущего меня. Но постепенно хер начал наливаться и в конце концов предстал во всей красе. Костик осторожно начал совершать поступательные движения навстречу мне. Над моей головой раздавался стук бокалов о стойку, постоянно подбегали официанты и подходили посетители, знали бы они что в это самое время, под стойкой у них под ногами бармену отсасывал здоровый парень. Надо отдать должное Косте, он все это время вел себя достаточно невозмутимо. Единственный раз он чуть не выдал нас в кульминационном моменте, когда кончал мне в рот. Поскольку даже вылезать из под стола была проблематично, тем более со спермой на губах, я постарался вобрать все семя в себя, и проглотить без остатка. Когда все было кончено я облизнул губы, осторожно застегнул брюки Костика и выбрался наружу.

— Подожди меня после работы, мне 20 минут осталось, — прошептал он мне на ухо. Я на это и рассчитывал.

Через полчаса мы пошли к Костику домой. Он снимал маленькую квартирку в старой хрущевке рядом с баром. Зайдя в крохотную комнату и включив свет, я увидел скромную обстановку: потертое старое кресло, небольшая кровать, стол, и шкаф для одежды. Вот в принципе и вся обстановка. Но все было достаточно чистенько и аккуратно.

— Может выпьем? У меня есть запасы, стащил из бара, — улыбнувшись сказал он. Я согласно кивнул головой. Пили мы бесконтрольно много. В конце я уже слабо соображал, да и он тоже. Я сидел в старом кресле и допивал не знаю какой по счету бокал коньяка, а Костик опустился на колени передо мной и расстегнул мою ширинку. Даже подвыпившими глазами я уяснил для себя, что содержимое моих штанов повергло его в шок.

— Вот это булава, — восхищенно воскликнул он. Он осторожно взял мой хуй в рот и начал сосать. Рот у него был явно не рабочий, поэтому у него плохо получалось, да и алкоголь сделал свое дело, но он старался. Я гладил его по светлым коротким волосам. Даже не смотря на его неумелость его действия приносили мне наслаждение. Костик сосал очень аккуратно, словно боясь поранить мой член, он вылизывал его от макушки до основания, облизывал корень круговыми движениями и покусывал мои яички. Затем он попробовал заглотить мой член целиком, но не справился и закашлялся.

— Ну-ну, нельзя впихнуть не впихиваемое, фильмов насмотрелся что ли? — Я ласково шлепнул членом его по губам. Затем я резко повалил его на кресло, и спустив его штаны без подготовки вошел в его задний проход. Он дергался подо мной в такт моим движениям. Я чувствовал, что его дырка слишком мала и не разработана для моих габаритов, но я не мог остановиться. Я ебал его как в последний раз наслаждаясь его упругой подтянутой задницей, которая еще в баре, когда была обтянута черными брюками манила меня. Я перевернул его на спину и снова вставил свой разгоряченный хуй ему в зад. Я настолько страстно его желал, что трахал не раздеваясь. Штанина висела на его ноге и покачивалась в такт моим движениям. Затем мы переместились на кровать, где наконец-то раздевшись, он сел верхом на меня, и уже сам начал скакать на мне как сумашедший. За всю мою жизнь этот секс был для меня самым лучшим, Костик так старался сделать мне приятно, что даже не смотря на то, что мой хуй раздирал его изнутри, он продолжал насаживаться на него. Я чувствовал его желание, страсть кипела во мне как вулкан. Я перевернул его на живот и прижав к кровати начал долбить его дырку еще быстрее, откуда у меня столько сил то взялось. Кровать скрипела и казалось она развалится от нашего секс марафона, но пока она держалась...

Утром я проснулся первым, голова раскалывалась на части, глаза как пеленой застилало. Я хотел повернуться в бок, но мне помешал Костик, который забавно уткнулся носом мне в плечо и тихонько посапывал. Я не знаю, что со мной произошло в эту ночь, но мне не хотелось будить его, ночью мне с ним было хорошо и спокойно. Я постарался осторожно встать с кровати чтобы его не разбудить. Пройдя по комнате я нашел свои боксеры на столе, и натянул их. От моей возни Костик проснулся.

— Ты уже уходишь? — Сонно спросил он.

— Да, мне наверное уже пора, — спешно собирая вещи, ответил я. Я старался не смотреть на него, чтобы не встретиться взглядом. Мне было как-то неловко, что для меня в общем то несвойственно.

— Мы еще увидимся?

Я молча кивнул, и ушел. Целый день Костик не выходил у меня из головы, обычно такого со мной не происходило, мало того, я начисто забыл о цели своего визита к Косте и не узнал ничего, что могло бы помочь Алексу. Я поставил личные интересы выше профессиональных. Старею наверное... Но знаете что? Сейчас мне было наплевать на работу. Я целый день думал о нем. С такими мыслями в рабочем ритме я пробегал весь день. Вернувшись в офис часам к 4м и безразлично взглянув на помощника, я прошмыгнул к себе в кабинет. Минут через 10 постучал Юра и сказал, что ко мне пришли. Посторонившись он пропустил Костю.

— Привет, — немного смущенно он топтался на пороге. — Ты у меня бумажник утром забыл, внутри была твоя визитка с адресом, и я решил привезти его.

— Спасибо, — сказал я. Лицо Костика было серьезным, и я понял, что он хочет мне что-то сказать.

— Скажи... — замешкался он, — наша встреча никак не связана с тем, что я сейчас освещаю в прессе по поводу последнего бокса между Федором и Алексом, ты работаешь в детективном агентстве, и... я подумал... что это может быть связано с нашей встречей... Он остановился и взглянул на меня. Его чистые наивные глаза смотрели мне прямо в душу. Мое молчание всегда можно трактовать по-разному, но в этот момент мне действительно нечего было сказать. Он это понял.

— Ясно, ты меня просто использовал, а я подумал... — на его глаза навернулись слезы. — Ты мог просто предъявить удостоверение, и не спать со мной, я и так тебе бы все рассказал, мне скрывать нечего, — слова слетали с его губ с бешеной скоростью. Его могучие плечи содрогались от злости и отчаяния. Я не мог этого терпеть и подошел к нему и обнял. Он напряг мускулы чтобы оттолкнуть меня, но не стал этого делать. Он замолчал, и снова как утром уткнулся носом мне в плечо. Так мы и простояли минут 10. Он успокоился, и мы наконец смогли спокойно поговорить.

— Я учусь на журфаке в университете, а подрабатываю в баре, чтобы оплатить обучение там, — начал он свой рассказ. — Я уже заканчиваю 5ый курс, а какого-нибудь громкого дела или интересного события которое можно осветить все не приходило, а в нашем небольшом городе тяжело найти работу. В один из дней в почтовом ящике я нашел письмо в котором лежала записка. «Если хочешь получить свой горячий сюжет приди на бой в пятницу в 6, и жди у гримерки Алекса Смита» — гласила она. Я знал, что это все подозрительно, но мне отчаянно нужен был сюжет. Поэтому в назначенное время я отправился на арену. Еще было слишком рано, а у меня там работает знакомый, который меня спокойно пропустил внутрь. Я осмотрел сцену. За рингом была небольшая комната, где хранилась всякая утварь, нужная для боя и требующая срочной замены во время бокса. В ней я обнаружил Алекса и рефери. Они страстно целовались. Затем судья развернул Алекса задом, оперев на стол и спустил боксерские трусы. Под ними оказался бондаж. Строение бондажа имеет интересную структуру, член надежно защищен от ударов, а задницу прикрывает всего лишь пара резинок. Очень удобно. Рефери не долго думая всадил Алексу член по самые яйца. Алекс насаживался на агрегат судьи все сильнее и сильнее...

Опомнившись, я побежал к гримерку к Алексу, так как засмотревшись на это, я чуть не упустил время встречи. Подойдя к гримерке я увидел в дверном косяке новую записку: «зайди внутрь, и получи свою сенсацию». Дверь на удивление оказалась открыта. Внутри маленькой комнаты стояло трюмо с зеркалом, небольшой диван и все. На диване стояла спортивная сумка в которой я и нашел допинг. Вот так все и было. Я не придумал ничего лучше как объявить это после боя перед камерами.

Алекса проверили, в крови не обнаружено никаких препаратов, но скандал определенно не сыграл на руку его карьере, теперь-то я понимаю, что меня просто использовали, нашли лошка, который не проверив данные, с радостью кинулся в капкан. И подставил человека. Статью я так и не написал, — закончил Костик свой рассказ.

— У тебя остались эти записки? — спросил я.

— Я подозревал, что ты спросишь, поэтому взял их с собой.

Из кармана пиджака Костик достал два сложенных листа бумаги. На них ровным убористым почерком было написано 2 фразы, о которых говорил Костя. Где-то я уже видел подобное. Эти буквы... Четкие линии, сильный нажим, компактные буквы... автограф!!! Я подскочил так резко, что Костик свалился с дивана. Я судорожно подбежал к своей куртке, и начал шарить по карманам. Вот он. На бумажке, извлеченной мною, тем же почерком было написано: «С наилучшими пожеланиями, Федор Тюриков»...

По моим обезумевшим глазам Костик понял что я наткнулся на мысль, которая позволит все разрешить. Я набрал номер Вовки. — Привет, слушай у меня сподвижки есть в деле, ты где? Сейчас буду, никуда не уходите.

— Идем! — Обратился я к Костику, — сейчас ты получишь свой сюжет. Он засиял как медный пятак, и кинулся вслед за мной. Прейдя в тренажерный зал, я увидел как Вовка и Алекс спаррингуются. Надо признать Вовчик ни в чем не уступал профессиональному спортсмену. Завидев меня они остановились. Алекс неодобрительно уставился на Костика. От его колючего взгляда тот съёжился. Вовка так же неодобрительно смотрел на нас. — Ты зачем его притащил? — обратился ко мне он. И тогда я все им рассказал, сложить два и два у мента получилось мгновенно. Переодевшись в форму, он отправился к Федору, ну и я вслед за ним, оставив Костика наедине с Алексом, чтобы они попытались найти общий язык.

Федю мы нашли в его гримерке. Предъявив удостоверение, Вовка припер его к стенке, показал записки, и предложил честно сознаться во всем, или же он пригрозил развить эту тему в ближайших новостях. В глазах бойца мелькнул страх, скандал и так попортил ему много крови, а если всплывет еще и это, то можно ставить крест на этой карьере.

— Я получил небольшую травму незадолго до боя, — начал он. — С ней я не смог бы победить. На меня поставили слишком много важных людей, и как после этого я мог сняться с соревнований? Тогда у меня в голове и закралась мысль. Что если даже я все таки проиграю, то результаты боя могут отменить, если Алекса уличат в нечестной игре, а я смогу получить второй шанс когда приду в норму. При этом никто не потеряет свои ставки, и они просто перенесутся на следующую игру. Я нашел одного парня-журналиста через десятые руки, и подкинул ему нужные подсказки. А записка... С компьютером я не в ладах, поэтому написал как есть, даже не подумав что меня можно поймать на подписи, — закончил он.

После разбора полетов и по прошествии недели, события стали выстраиваться в справедливую цепочку. Федора отстранили от соревнований на год. Он потерял гораздо больше, чем мог бы приобрести. Алекс не стал подавать на него в суд за клевету. Посчитав, что противник и так наказан. Костик написал свою статью, которую опубликовали на первой полосе нашего еженедельника. Что редкость и большая честь для студента журфака. Он хвастался мне, что ему просто посыпались предложения о работе.

Увлекшись этим расследованием, я потихоньку забросил все остальные, поэтому вернувшись в офис, меня ждала кипа скопившихся дел. В приемной Юры опять не было. Раньше я как-то не замечал его отсутствия. Но теперь я знал, где он может находиться.

Добравшись до чердака, где находилась кондейка электрика, я осторожно проскользнул внутрь. Я не ошибся, Юра был там. Он стоял на коленях, и сосал член Петровича. Да и как сосал: руками он держал того за ягодицы и просто захлебывался агрегатом во рту. Вылизывал седые яйца, играл язычком с головкой, работал словно поршень насаживаясь на кол старика. Никогда бы не подумал, что такой красавчик будет шлюхой электрика. Я видел, как Петрович улыбался, и что — то приговаривал, а я Юра кивал. Наконец долбежка рта прекратилась, и Петрович обильно кончил на красавца Юру, забрызгав спермой все его лицо. Раньше я присоединился бы к ним, и мы вдвоем с Петровичем выебали бы Юру во все дырки, но с недавнего времени мне стало это неинтересно. Я громко постучал в дверь, и не спешил заходить внутрь. Через пару минут после возни послышалось сдавленное: «Входите». Я открыл дверь. Юра стоял красный как рак, а Петрович напротив выглядел достаточно раскованно.

— Юра, ты мне нужен сейчас, идем, — обратился я к нему. Он кивнул и побежал вслед за мной.

Загрузив его работой по самые булки, я наконец-то смог отправиться туда, куда желал весь день. Пройдя вдоль аллеи, я вышел к спортбару. На крыльце меня уже ждал Костя.

— Макс, ты чего так долго, — широко улыбнулся он мне, — я уже заждался.

— Прости, дела задержали, — ответил я ему, и поцеловал. Смотря в его счастливые глаза я понял, что я люблю его. И никогда не хочу расставаться. Видимо, придется менять методы расследования...
Источник: fotobab.r