Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Человек не от мира сего. Часть 1

Ну, вот приехали! Теперь я в психушке. Ну, набил лицо одному хмырю. А нефиг было тащиться за мной три остановки. Расспросы, вопросы... Диагноз: «Мания преследования». А что? Здесь, в общем-то, не очень плохо. Жрачка только не очень и контингент особенный. Каждый о чём-то своём, наболевшем. Правда, классических Наполеонов не встречал, но есть один деятель, возомнивший себя невесть кем. Типа он великий, а все должны исполнять его желания. Когда ко мне подъехал, спросил его: «А ты кто такой?». Затруднился ответить. Пришлось пообещать, что изобью, как собаку, если не отстанет. Слился родимый.

С детства я рос угрюмым ребёнком. Но уже тогда знал, что в будущем предо мной маячит великое предназначение. Какое? А хрен его знает. Будущее покажет. Знали, вероятно, это и все спецслужбы Мира. Поэтому за мной был установлен неусыпный догляд. Сначала я этого не замечал, но потом стал более внимательно к этому относится, и многие несуразности стали мне понятны. Я стал примечать постоянную слежку за своей персоной. Судите сами, какого чёрта за мной аж семь остановок тащилась на небольшом расстоянии пышнотелая блондинка с двумя неподъёмными кошёлками? Когда транспорт каждые три минуты ходит. Со мной понятно: Я люблю прогуливаться до дома, размышляя о жизни бренной. А она? Спорт для похудания у неё такой?

Я стал замечать, что стоило поднять трубку телефона, в нём раздавался тихий щелчок. И так было всегда. В школе и в институте учителя и преподаватели всегда косо посматривали на меня. Ученики и сокурсники постоянно чурались и считали не от мира сего. Однако это имело положительную сторону. Я хорошо учился. У меня была масса свободного времени, кое я использовал на обучение и самообразование. После окончания ВУЗа, меня пригласили работать в престижную фирму. Чем они там занимались — мне было неведомо. Но зарплата для начинающего программиста была вполне приличная. Я даже отвлёкся от того, что за мной ведётся постоянная слежка, и всецело с головой окунулся в работу. Часто приходилось задерживаться на час — два после работы, чтобы дождаться завершения работы программы. Начальству это нравилось, они всячески поощряли меня. Настала пора отпусков. Мне было выделено аж 45 дней. Чтобы провести время с пользой, решил заняться ремонтом квартиры.

Руки у меня растут из того места. Поэтому ремонтом занялся сам. Сначала закупил стройматериал и инструменты. Потом начал обнажать потолок, стены и пол. Во всех местах под обоями, линолеумом и в осветительных коробках мною были обнаружены жучки. Это были радио микрофоны размером и по виду напоминающие горошину. Видео камеры вместо объектива, имеющие мизерное отверстие, похожие на камушки. Но меня-то не проведёшь! Я сразу догадался об их истинном предназначении.


Слежка за мной усилилась. Теперь, куда бы я ни направлялся, за мной обязательно кто-то тащился на небольшом расстоянии. Иногда они сменялись. Кто-то сворачивал в переулок, а оттуда выходил другой и продолжал преследование. Откуда я это узнавал? Нет, я не оглядывался. Заказал в одной фирме специальные очки с обычными стеклами, но с зеркалами по краям. Мне всё было прекрасно видно, что творится сзади.

Однажды я не выдержал и, круто развернувшись, набросился на парня с кулаками, преследовавшего меня на протяжении пяти остановок... В милиции, не знаю почему, я выложил всю правду. Вместо того, чтобы сходить со мной ко мне в квартиру и произвести тщательный обыск на предмет обнаружения жучков, они спровадили меня в дурдом, где я нахожусь уже вторую неделю.

Разговаривать с лечащим врачом я наотрез отказался, поставив ему условия. Начну разговор, если он посетит мою квартиру на предмет поиска жучков. А в доказательство, что он там был, пусть принесёт три упаковки моего любимого зефира в шоколаде, покоящегося у меня в холодильнике. Через три дня, он согласился. Я объяснил ему, что запасной ключ, находится в камере хранения вокзала.

Дмитрий, лечащий психиатр странного пациента, всё же решился посетить квартиру этого парня. Мужчина на первый взгляд не казался психически больным, однако его рассказы о преследовании, записанные в милицейском протоколе, сильно колебали предварительные выводы.

В квартире только что был произведён ремонт. Ещё не выветрились запахи краски и клеев. Дмитрий, имея первоначальный план, просто забрать зефир из холодильника, внезапно изменил решение. В коридоре стоял телефон из прошлой эпохи, прошлого тысячелетия. Его массивная карболитовая трубка при поднятии противно зашипела. Раздался тихий щелчок. Врач открутил крышки, скрывающие наушник и микрофон. Под обоими приборами лежали небольшие горошины размером с бусинку. Аккуратно переложив их в пластиковый пузырёк из-под но-шпы, врач занялся дальнейшими исследованиями. В кладовке оказалась масса инструментов, аккуратно рассортированная по кармашкам и ящичкам.

Через два часа в пузырьке покоилось три камушка с дырочками, извлечёнными из вентиляционного отверстия ванны, комнатной люстры и зеркала в прихожей. Горошин набралось, наверное, с десяток. Забрав зефир из холодильника, Дмитрий отправился прямиком к бывшему школьному товарищу, в прошлом серьёзно увлекающегося радиоэлектроникой. Ничего не объясняя, откуда у него эти предметы, он попросил друга, попытаться определить, что это такое.

Через час наступала его смена, он направился в больницу. Отдав пациенту зефир, врач рассказал о своих находках, в заключении сказал, что ожидает доклада от специалиста и надеется, что после этого они смогут побеседовать.

Друг позвонил на следующий день. Он был очень взволнован:

— Откуда ты это взял? Это шпионские штучки! «Горошины» — сверхмощные микрофонные передатчики, в тысячи раз превышающие известные. Причём работают на сверх высокой частоте. Чтобы её уловить, пришлось сконструировать прибор.

— А «камушки»?

— Думаю, видеокамеры. Причём они излучают мощнейший свет в инфракрасном диапазоне, не видимый человеческим глазом! Повторяю вопрос: «Где ты их взял?». Эта технология непохожа на земную. Слишком огромные мощности в таких малых объёмах.

— Пока я сказать тебе этого не могу.

— И что мне с ними делать?

— Продолжай исследовать дальше...

— — 2--

Утром у врача с пациентом состоялся долгожданный разговор. Илья, так звали «больного», рассказал всё, начиная с самого детства. Рос он без отца и матери. Его до 9 класса воспитывала бабушка. Почему он был таким нелюдимым? Вероятно, сказывалась болезнь, которая прогрессировала. Все его рассказы о постоянно преследовавших людях вполне укладывались в схему вяло протекающей болезни. Однако наличие камушков и горошин заставляло задумываться об обратном.

— Ну и что Ваш знакомый? — поинтересовался Илья. — Узнал ещё что-нибудь?

— К сожалению, нет, — ответил Дмитрий. — Он позвонил мне ночью. Был сильно взволнован. Сообщил, что все приборы перестали работать. И стали рассыпаться в песок, стоило к ним дотронуться.

— Ну, это понятно, — усмехнулся пациент. — Они же там не ведут круглосуточное наблюдение. Как решили пересмотреть записи, увидели другого человека в другой обстановке, решили уничтожить улики.

— Возможно, вы, правы, но нам от этого не легче, теперь у нас нет никаких доказательств...

— То есть, выписать вы меня не сможете?

— Нет, конечно! Вы совершили хулиганское нападение на человека. Дело, можно сказать, подсудное. Придётся вам тут побыть месяца три, а то и больше, — Дмитрий скривился в улыбке. — Лекарств пока вам назначать ни каких не буду, только витамины. Постарайтесь вести себя подобающим образом, иначе я ни смогу вас прикрывать и далее.

***

Судьба сыграла со мной злую шутку и, кто знает, что лучше: отбывать неизвестный срок в психушке или в тюрьме? В тюрьме-то известный. Ну, дали бы год, два условно, а может, и вовсе замяли дело и отпустили...

Серые дни потекли размерено. С психами я не. ..


общался. Раз, два в неделю доктор приглашал меня к себе на беседы. Несколько раз допускал к компьютеру. Но ни Яндекс, ни Гугл не знали таких горошин и камушков, что лишний раз подтверждало, что они не от Мира сего. Несколько раз меня посещал мой работодатель. Приносил продукты и пообещал, что надавит рычаги, и меня скоро выпишут. Действительно, через три месяца меня выписали, но с обязательным условием приходить периодически в больницу.

Оказавшись на воле, первым делом пошёл на работу. Моё место было занято, но начальник пообещал всё устроить, а пока попросил догулять отпуск. Как только, что-то прояснится, сразу позвонит. Не очень-то я ему верил. Впрочем, он и так много для меня сделал.

Несколько раз в неделю проверял квартиру на предмет наличия жучков. Слежки, вроде, за мной не было, но это ничего ни значило. Теперь я уже ждал каких-то действий от своих преследователей. Раз они были полностью раскрыты.

И они начали действовать! Я переходил улицу в положенном месте на зелёный. Внезапно всё изменилось. Я стоял посреди пустынного поля передо мной возвышался небольшой холм. Сделав по инерции два шага, остановился. Это была не Земля. Я был в этом уверен! Запах. Воздух был чист и свеж, но запах. Он был другим. Мне приходилось посещать другие места нашей Родины, бывал и заграницей. Когда сходишь с трапа самолёта, сразу чувствуешь другой запах. Запах другого места. Но тут было по-другому. И притяжение. Оно немного отличалось от привычного.

Внезапно какой-то шум отвлёк меня от размышлений. Поднялся на холм. Предо мной, внизу извивалась дорога, по которой двигалась машина. Она-то и создавала шум. Быстро спустившись, я огляделся. Далеко в конце дороги маячил невиданный город, состоявший из высотных зданий. Шум приближающей машины заставил меня оглянуться. Подняв руку и махая ею, я предположил, что сей знак, понятен на всех просторах Галактики. Машина остановилась. Она не была похожа ни на один земной аналог. Верхняя часть дверцы отъехала в сторону, демонстрируя лицо женщины. Позади неё сидел водитель, молчаливый спутник, смотря вдаль.

— Ты кто такой? — поинтересовалась девица.

Фарс состоял в том, что я прекрасно понимал её, будучи уверенный, что говорит она не на земном языке.

— Подвезёте до города? — отвечая вопросом на вопрос, ответил я.

Внезапно дверь открылась, женщина вышла из машины. Она была высокая. Нет гигантша. Я едва доставал ей до пояса.

— Нет, вы посмотрите на него? — обратилась она к водителю, — он вовсе не карлик. Всё пропорционально!

Водитель мельком взглянул на меня, но ничего не сказал.

— Ладно, садись, — сказала женщина, пропуская меня вперёд на заднее сиденье, уселась рядом.

Машина тронулась. Женщина, вновь внимательно оглядев меня, сказала:

— И одежда у тебя странная. Откуда ты?

— С Земли, — не найдя ничего лучшего, ответил я.

— А где это? — вновь спросила она.

— На периферии Галактики в созвездии Млечный Путь, — продолжил резать правду матку. — А это место где?

— Ну, ты юморист, — расхохоталась моя спутница, — космический путешественник! И даже не знаешь, куда тебя занесло. Кстати, а где твой космический корабль?

— Его нет...

Мы подъезжали к городу. Здания поражали своей высотой. У основания, более широкого они сужались к верху. Последние этажи терялись далеко в небе. Машина стала затормаживать, превратившись в летательный аппарат, с огромной скоростью полетела вперёд. Изображения на передних стёклах водителя изменились. Стали видны пунктирные трассы для полётов. По одной из них мы и летели.

— Ты расплачиваться собираешься? Где тебя высадить? — поинтересовалась моя спутница.

Продемонстрировав наличность бумажника, я приготовился ждать, что она скажет.

— Что это? — поинтересовалась женщина.

— Деньги...

— Да?! — смешливая девчонка вновь расхохоталась. — Ладно, заплачу за тебя. Так, где тебя высадить?

— Мне всё равно. Я здесь впервые...

— Тогда я приглашаю тебя к себе в гости, космический путешественник.

Она вставила карточку в отверстие, вероятно рассчитываясь с таксистом. Машина плавно опустилась на небольшую площадку перед входом в её квартиру.

Мне не удалось хорошенько рассмотреть её жилище. Внутри нас ждали мужчина и женщина в земных одеждах. Правда, их рост, был таким же, как и у моей новой знакомой. Она едва произнесла фразу: «Вы кто такие? И что делаете в моём...», и замерла на полуслове. Выражение её лица как бы замёрзло.

— С прибытием, Илья, — сказала женщина на чистом русском языке с необычными не земными нотками.

— Что с ней? — показывая на свою спутницу, поинтересовался я.

— С ней всё будет нормально. Как только мы уйдём, она очнётся, но не будет помнить ничего с момента встречи с тобой до текущего момента.

— Таксист тоже, — сказал мужчина, — не удивляйся. Так надо. Никто недолжен знать о твоём прибытие. Иначе твоя жизнь будет подвергнута опасности, — жёстко докончил он.

— Ничего не понимаю? Кто вы? Зачем я здесь? И мой рост? Что с ним не так? — стал засыпать их вопросами.

— Не всё сразу. Для этого есть место и время. Идём с нами. Там тебе всё объяснят.

Пришлось подчиниться. Не оставаться же мне в незнакомом месте без копейки в кармане. На выходе оказался лифт. С бешеной скоростью мы спустились в подземный гараж. Там нас ожидал кар. Внутри стёкла были непрозрачны. Куда мы летели, потом ехали и вновь летели я не видел. Местом конечного назначения оказался подземный гараж какого-то дома. Поднявшись на лифте на какой-то этаж, я был препровождён в какую-то комнату, оказавшуюся местом для очередного экспоната, коим я и являлся.

Вскоре пришла Коллекционер. Она коллекционировала людей. Там где она жила это было запрещено законом. Думаю, в Галактике — это везде запрещено законом. Поэтому она выбрала для своей коллекции именно это планету. Впрочем, ей ничего не стоило использовать в этом же качестве любую другую, даже Землю. Её богатства были несметными. Она покупала всё что хотела. Все её желания исполнялись незамедлительно, какими бы идиотскими они не были. Беря на работу, она составляла договор так, что любая серьёзная ошибка каралась смертью. И она без труда находила себе работников. Сумма месячной зарплаты равнялась вроде Земной президентской.


— Вселенная безгранична, я ищу планеты, на которых живут гуманоиды, идеально похожие на мою расу, а потом привожу сюда наиболее понравившийся мне экземпляр. В моей коллекции 58 разнополых созданий. Ты будешь 59-м. Вскоре я найду тебе подружку и буду наблюдать, как вы совокупляетесь. Меня очень интересует, будет ли у вас потомство. Почему-то до сих пор это было невозможно.

— Почему вы выбрали именно меня? — поинтересовался экспонат, — к тому же мой рост вовсе не соответствует критериям идеальности.

— Ты мне понравился больше всех. А за ошибку, произошедшую с твоим ростом, виновные уже понесли наказание. Их замороженные останки бороздят космос близь их родных планет. Я плачу за работу много, очень много, — прекрасное лицо инопланетной коллекционерки исказилось в приступе злобы, — и не прощаю ошибки. Всё будет исправлено: тебе вернут твой действительный рост. А пока наслаждайся райской жизнью. Я очень пекусь о своей коллекции. Но помни! Лучше меня не злить! Если ты мне разонравишься, я наколю тебя на булавку, как ваши земные коллекционеры бабочек!

Закончив свою речь, владелица коллекции удалилась, а я остался со своими невесёлыми мыслями.

Интересно, что чувствует бабочка, если она разумна, попав в коллекцию? Кажется, я знал...

— — 3--

Рай... У каждого, наверное, своё представление о Рае. Но если верить разнообразным историям жителей разнообразных Миров, все они сводятся к ничегонеделанию. Гуляниям по райским кущам, облакам, музицированию, танцам. Пища там растёт на деревьях, вода протекает. ..


в реках. Вечное блаженство. Ад, в противопоставление Раю, гораздо более подробно и красочнее описан. Я был в Раю? Наверное. А как это ещё можно было назвать? Моя обитель состояла из пяти комнат.

Столовая. Там стоял кухонный агрегат не земного производства. Наличие огромного стереоэкрана и имитатора запахов предполагало приготовление любого блюда, известного на Земле. Абсолютно любого! Подаваемого в любой посуде. Хоть из чистого золота, усыпанного драгоценного каменьями с приборами из любого материала. Гурманы могли развлекаться с утра до вечера, ублажая себя разнообразными яствами.


Гардероб. Или как там его назвать? Комната, вместо стен имевшая стереоэкраны. Одежды там не было. Но можно было выбрать любую из представленной видео коллекции или создать свою с помощью интерактивных помощников. Рай для модников и модниц, любителей переодеваться.

В спальне тоже всё менялось по мановению «волшебной палочки». От интерьера до формы и содержания спального ложа. Тоже самое было с гостиной, не говоря уже о ванной. А где же райские кущи? На крыше дома твоего. Площадка размером с футбольное поле была засажена растениями, привезёнными из 59 Миров. А может они были выращены искусственно? Птицы, насекомые поражали взгляд и слух изобилием звуков и красок.

Но главное — экспонаты. Живые люди прогуливались по райскому саду. Сходились в группки, вели степенные беседы, просто прогуливались в задумчивом одиночестве. Все говорили на своих языках. Но казалось, что на одном: всё было понятно. В первую же неделю я перезнакомился со многими. Мне давно вернули мой рост. Я многое узнал об этой планете, находящейся вовсе не в нашей галактике, а чёрти на каком огромном расстоянии от неё. На языке жителей одной из стран, где находилась коллекция, её имя звучало, как: «Планета», а Солнце: «Звезда».

Коллекционер имела имя примерно звучавшее, как Даностор. Обращаться к ней можно было не иначе, как Великая или Моя повелительница, прибавляя имя. Фарс заключался в том, что Я на самом деле мной не был. Настоявший Я по-прежнему проживал на Земле и занимался своими делами. Ни сном, ни духом не ведая о моём существовании. Я был его копией, идеально исполненным клоном. Дублем, содержащим точно такие же молекулы и атомы и ещё что-то, более мелкое, расположенное в такой же последовательности.

Предназначение «камушков», как оказалось, было более обширным. Они не только передавали видеоизображение, но и молекулярную карту человека. Воссозданный здесь с небольшими дополнениями, выражающимися в понимании всех языков и ещё чего-то, всё же я был человеком. Тем самым Я, который остался на Земле. Как это должно выглядеть с точки зрения наличия души? Не знаю. Но межгалактический закон не считал нас клонами, дублями и уж тем более не Богонеугодными созданиями. Он считал нас людьми, человеками. И мы подпадали под соответствие всех юридических законов.

Даностор была преступницей и прекрасно это осознавала. Она была уверена, что её коллекцию не найдут. Так и было. Полиция её Мира и ещё нескольких планет давно мечтали засадить её за «решётку» пожизненно. За ней числилась огромная вереница преступлений, за любое из которых её можно было, смело упрятать на долгие годы. Коллекционер была богата, страшно богата. Она покупала всех и вся. Поэтому ей всё сходило с рук.

А как же Рай? Как же Рай извечная мечта человечества многих планет. Даностор давала его своим «бабочкам». Веди, только себя хорошо и купайся в полном блаженстве. Вечно. Ну, наверное, пока не умрёшь естественной смертью. От болезней тебя быстро вылечат. Зато над вами довлел информационный голод: ни книг, ни фильмов. Музыка и новости отсутствовали в Эдеме. Вероятно, Коллекционер считала их излишествами для своих экспонатов.

Да полноте! Через три месяца Рай если и не казался мне Адом, то только по причине ежедневных двухчасовых прогулок и пространных разговоров с новыми друзьями. Как бы это не казалось странным, я стал совсем другим. Я стал общительным. А может, я был таким всегда? Просто мания преследования не давала мне покоя? Ведь я был по-настоящему болен. За мной следили всего полгода, а не всю жизнь. Совпадение, вот что это такое.

Мне неизвестен срок продолжительности жизни людей с планеты Коллекционера. Но Райская тюрьма существовала уже более 14 лет. Даностор выглядела достаточно молодой. Лет на пять моложе меня. Большинство пленников коллекции были примерно такого же возраста, как и я — лет 25. Были и постарше. Одной парочке — по 35. Нескольким — около или чуть за 30. В былые времена в коллекции было до 100 «бабочек» и даже более. Они группировались в противостояния и устраивали бунты. Были и такие, которые решались на побег, но их быстро ловили. Всех провинившихся казнили на глазах коллекции, дабы неповадно было, в назидание. Наказаний за любые провинности не существовало. Даностор признавала только одно наказание — смерть. Она любила говорить: «Да, я знаю, этого не повториться: я накажу тебя и этого никогда больше не повториться!»

Люди в колонии, преимущественно жили парами. Не считалось дурным тоном меняться между парами. Категорически запрещалось многожёнство и многомужество. Уличённые в оргиях, могли быть тут же наказаны. Частая смена партнёров, тоже была наказуемая. Это, по мнению Королевы, считалось нравственностью и периодически насаждалось «кнутом». Ведь «пряников» было предостаточно.

Мои неуверенные потуги сблизиться с какой ни будь из женщин были обречены на провал. Я не мог понять, почему. Одна из них сжалилась надо мной и объяснила, что накажут не меня, а её. Я нахожусь в статусе ожидания самки, которую должен оплодотворить. Мечта о получении потомства от разнопланетных существ были идеей фикс Коллекционера. Не вдаваясь в подробности о соответствии хромосом, она скрещивала двух последних прибывших. Для неё это была игра, лотерея. По прошествии медового месяца парочке разрешалось и даже поощрялось меняться.

Поиски планеты с человеческими существами затягивались. Тогда Даностор совершила поступок, не укладывающийся даже в её извращённую мораль. Она добавила в свою коллекцию экспонат со своей планеты. Женщина отличалась необыкновенной красотой и божественным строением тела. В детстве я зачитывался фантастикой. В одном из одноимённых романов Алексея Толстого я был очарован рисунками Аэлиты. Алита, так звали мою будущую избранницу, как бы являлась живым воплощением грёз моего детства.


Не стоит думать, что все жители Рая были похожи на землян. Да, они были похожи на человеков, но в каждом из них были свои особенности, значительно отличавшие их от других. Нет, они не имели уродливых отклонений. Коллекционер собирала красивых людей по своему образу и подобию. Я никогда не считал себя красавчиком, что двигало Даностор выбрать именно меня среди миллиардов людей, мне неизвестно. Почему все жители Эдема были практически одного роста, стоило лишь догадываться. Предполагаю, что их рост просто подгонялся к среднему. И шокирующей красотой они не отличались. Впрочем, большинство женщин были достаточно милы, и я с радостью разделил бы с любой любовное ложе.

Но не теперь, когда появилась Алита. Мы несколько раз имели с ней продолжительные беседы о своих прошлых жизнях. Алита быстро успокоилась, осознав, чем на самом деле является её похищение. В первые наши встречи в саду, она приходила в разнообразных, порою экзотических нарядах. Её милая головка, зачастую была украшена такой невиданной причёской, что я был просто шокирован. Однажды она явилась в несуразной шляпе размером с зонт. Это было очень неудобно для меня. Я не мог приблизиться к ней, боясь не задеть головной убор.

Не прошло и недели, как первые впечатления от свалившегося, кажущегося богатства прошли. И Моя будущая избранница стала являться на наши каждодневные. ..


свидания хоть и в постоянно меняющихся нарядах, причёсках и макияже, но не таких экзотичных. Через две недели она заговорщицки шепнула мне:

— Илья, когда ты пригласишь меня к себе в гости?

Не скажу, что я был девственником в прошлой жизни. Но так как моя нелюдимость не позволяла мне сходиться с женщинами, я их покупал. Давно свыкнувшись с мыслью, что семейной жизни мне не видать, как своих ушей без зеркала, я так исправлял эту человеческую потребность. Вероятно, сексуальным гигантом я не был, потребность возникала раз в две недели, а то и в месяц. Как вести себя с женщинами, я не знал, и практического опыта у меня не было. Однако во мне была уверенность, что первый шаг должен сделать мужчина. Вероятно, поэтому вопрос Алиты, был неожиданным для меня. Я был несколько шокирован и не знал, что ответить.

Выждав некоторое время, девушка мягко улыбнулась, не обращая внимание на моё замешательство, взяв меня за руку, утвердительно спросила:

— Тогда я приглашаю тебя к себе! Пойдём?

Время прогулки подходило к концу, мы, прошествовав мимо охранников, спустились в Эдем и рука об руку прошли в жилище однопланетницы Коллекционера. Спальня была похожа на сказку из «Тысяча и одной ночи». Низкая кровать, обрамлённая красиво отделанным балдахином, освещалась внутри мягким светом неярких источников. Пол был устлан разноцветными коврами со сценами охоты на диких зверей далёкого прошлого планеты Таншун — родины Алиты и Даностор. Стены и потолок были расписаны картинами известных художников Мира моей будущей любовницы. Изображения были любовными сценами, поражающие своей красотой и эротичностью.

Вернулась Алита. В её руках был низенький столик, уставленный разнообразными таншунскимии и земными яствами. Девушка осторожно поставила его на ковер и расположившись подле скрестила ноги по-турецки. Я так не умел, но вспомнив старинные картины расположился по другую сторону полулёжа. На сей раз, на ней была полупрозрачная накидка, обёрнутая на голое тело


Она совершенно не скрывала, для чего я был приглашён сюда. Честно признаться, я не был готов к такому стремительному повороту событий. Но постарался взять себя в руки.

Разлив земное вино, мне даже удалось не дрогнувшим голосом произнести:

— За нас с тобой.

— За нас, — как эхо произнесла Алита и подарила мне такую улыбку, от которой сердце куда-то провалилось, и его шум почему-то застучал в ушах.

— — 4--

Вынужденный отпуск давно закончился. Начальник, кажется, не собирался брать меня на работу. Прошло почти полгода с момента, как я оказался в психушке. Надзор с меня сняли. Никто меня больше не преследовал. Я перестал заниматься поисками подслушивающей и подглядывающей аппаратуры. Ремонт сильно ударил по моим накоплениям. Деньги ещё были, но я решил установить для себя сторожащий режим экономии. Ходил в основном пешком, эротические рассказы отказался от покупки новой одежды, питался не дорогими продуктами. Разовые приработки немного спасали текущее положение, но я искал постоянную работу.

Находил. Меня, вроде, брали, но на следующий день отказывались. Вероятно, тому виной была моя хулиганская выходка и последующее трёхмесячное пребывание в психушке. Откуда работодатели узнавали об этом — мне не ведомо. Возможно, существовал какой-то «чёрный список». Совершенно отчаявшись, я позвонил Дмитрию и договорился о встрече. Поведав ему свою печальную историю, попросил помощи. Врач, вероятно, предположил, что я испытываю серьёзные финансовые трудности, попытался мне всучить деньги. Я категорически отказался, мотивируя это тем, что пока ещё есть. Мне нужна работа. Я готов был на любую, но хоть чуть-чуть по специальности.

Дмитрий сделал звонок другу, тому самому, который занимался камешками и горошинами. Эдуард, так звали друга, пообещал, что-нибудь придумать. Через три дня я приступил к работе... уборщика и курьера. По-простому — мальчиком на побегушках. В мои обязанности, кроме всего прочего, входила доставка пиццы, хот-догов и кофе из забегаловки напротив. Эдуард сказал, что так надо. Главное — внедриться, а потом он попросит начальство, чтобы меня перевели на работу по специальности. Больше месяца я занимался неблагодарным трудом, но мои прошлые «заслуги» не позволяли ускорить моё продвижение по служебной лестнице.

Была зима. Приближались новогодние праздники. Привыкший прогуливаться пешком, по обыкновению шёл с работы домой. Путь составлял примерно пять автобусных остановок. Внезапно я почувствовал то проклятое чувство. Чувство слежки. Я достал очки из заплечной сумки и стал внимательно разглядывать преследователя. Это была женщина. В короткой шубке с большим воротником, который она прижимала рукой к лицу, она следовала в 20 шагах позади меня. Её глаза были скрыты за огромными затемненными очками. Прямо шпионка из бульварного детектива.

Решив с ней поиграть, я поменял направление своего движения. Стал сворачивать в переулки, срезал путь через сильно заснеженный скверик. Переходил на другую сторону улицы, Поворачивал обратно. Преследовательница исчезала, но вскоре появлялась вновь, то выныривая из переулка, то выходя из подъехавшей машины. Несколько раз она меняла одежду. Неизменными оставались только платок и очки, скрывающие её глаза. Я уже совершенно не сомневался в своей вменяемости.

Войдя в подъезд своего дома, я притаился на первом этаже. Раздался звук открываемой двери. Шпионка не только знала дорогу, но и код электронного замка подъездной двери. Вероятно, у неё был и ключ от моей квартиры. Она остановилась возле лифта и прислушалась. Я вышел из укрытия и задал единственный вопрос, который не давал мне покоя:

— Кто вы и почему преследуете меня?!

Женщина улыбнулась одной из своих обворожительных улыбок и сняв очки произнесла:

— Илья, меня зовут Алита. Нам нужно о многом поговорить. Да я преследовала вас, но это было, скорее, лишь для того, чтобы убедиться, что за вами не идёт ещё кто-то.

Её глаза! Теперь понятно, почему она скрывала их за огромными стёклами очков. Они были огромны. Не по-человечески огромны! Как у Аэлиты. Мгновенно вспомнилась иллюстрация к одноимённому роману Алексея Толстого. Но это не было уродством. Она была прекрасна, фантастически прекрасна. Я просто позабыл обо всём на свете и влюбился в неё без памяти. Наверное, это и было то чувство, ни разу мною не испытанное до селе, «любовь с первого взгляда».

Молчание затягивалось. Алита вновь заговорила:

— Мы так и будем стоять здесь, и играть в молчанку? Скажите же что-нибудь?

— Я... я немного растерян. Всё так неожиданно... — произнося эти слова, я давил кнопку лифта, — Вы должны понять меня...

— Понимаю, я знаю о Вас всё и даже намного больше!

Наконец лифт подъехал, и мы прошествовали ко мне в квартиру. Там я предложил инопланетянке — а в том, что она не с Земли, я не сомневался — разделить со мной нехитрый ужин. Она с благодарностью согласилась.

— А вы уверены, что земная пища вам не повредит? — внезапно спросил я.

Женщина, ничуть не удивившись, ответила:

— Я здесь уже неделю и пробовала. К тому же меня тщательно готовили к этой миссии.

— Вы прекрасно говорите по-русски! Совершенно без акцента!

— Вовсе нет. Я говорю на своём языке.

— Почему же я всё слышу по-русски?

— Это долго объяснять. Поговорим о другом.

Алита рассказала мне о моём двойнике, который вместе с другой Алитой томится в застенках Коллекционера. Она не знала точно, где находится эта планета. Её задача была разыскать её с моей помощью и помочь сбежать нашим дублям.

— А я-то тебе зачем, — не понял оригинал, — какой от меня прок? Шпионским наукам я не обучен. И притом, почему я должен помогать своему клону?

— Ты ошибаешься. Нет никаких клонов и дублей. Вы оба оригиналы. И совершенно. ..


идентичны по атомному строению. Если брать нулевую точку отсчёта от времени создания, ни одна Галактическая экспертиза не сможет дать заключения, кто оригинал, а кто копия.

— Как же так? Ведь это он был создан по моему образу и подобию. Я остался на Земле, а его украли в коллекцию.

— Могло быть наоборот. А могло быть ещё проще. Даностор могла и не создавать дубля, просто украсть тебя, как она это делала раньше. Первый десяток «бабочек», был просто украден ей из первых планет. Но люди исчезают, их ищут. Не все планеты вроде Земли изолированы от Галактического сообщества. Это в какой-то мере противоречит её этике и извращённой морали. К тому же правительства планет стали обращаться в галактическую полицию. А её не нужен лишний шум.

— Алита, скажи честно, кто ты? Ты полицейская, призванная вывести Даностор на чистую воду?

— Вроде того. Я не простой агент. Из межгалактической полиции. Нами достаточно хорошо была изучена преступница, мы знаем все её повадки, мечты и чаяния. Её шаги более-менее прогнозируемы и предсказуемы. Нам неизвестно, где она прячет свою коллекцию, но зато мы хорошо осведомлены, о районе её дальнейших поисков. Естественно, наша организация сильно мешала её искателям. В то же время на Таншуне было задействовано около 4000 тысяч женщин-агентов Галактики. Выбор пал на меня.

— Всё-таки мне непонятна моя роль в этом деле, — сказал я.

— Илья, поговорим об этом позже. Мне нужно принять душ, и я очень устала и хочу спать. Ты ведь не выгонишь девушку на мороз?

— Нет, конечно, — смутился безнадёжно влюблённый, вновь сраженный наповал обвораживающей и обезоруживающей улыбкой инопланетянки, — только вот небольшая проблема, — замялся я, у меня всего одна кровать, точнее — диван.

— Мы не поместимся на нём вдвоём? — поинтересовалась красавица.

— Поместимся! Даже ещё место останется...

— Скажу тебе по секрету. Сейчас в это же самое время, сли не брать во внимание парадоксы пространственновременного континима, другой Илья занимается с другой Алитой любовью.

Я был просто ошарашен, она так запросто говорила об этом.

— Ну? Скажи что-нибудь? Не корчи из себя девственника. Будто не понимаешь о чём речь?

Я достал халат, полотенце и передал их девушке и сказал что-нибудь:

— Не забудь позвать потереть тебе спинку...

— — 5--

Алита закрыла глаза. Я осторожно раскутывал её тело от газовой ткани, сопровождая каждое своё движение поцелуем. Под левой лопаткой девушки было пять симпатичных родинок, как будто пять олимпийских колец. Я стал их осторожно целовать.

— Ой, щекотно! — рассмеялась моя принцесса.

***

Алита чуть согнула спину. Я осторожно водил по ней намыленной губкой. Под левой лопаткой у неё были родинки пять штук. Они были расположены, словно олимпийские кольца. Осторожно смыв шампунь, я прикоснулся губами к первой из них. Девушка немного напряглась и чуть выпрямилась.

Моя рука поддерживала её за животик, а губы целовали родинки.

— Ай! Щекотно, же, — расхохоталась моя любовь, — ну всё, всё! Иди уже! Не здесь же!

***

Резко развернувшись, она закрыла глаза и чуть приоткрыла рот. Я, чему-то улыбаясь, осторожно коснулся её щеки и шеи. Потом поцеловал её прелестное ушко и прошептал: «Хочу тебя! Сил нет!». Девушка осторожно просунула руку к моим ногам и чуть улыбаясь, прошептала: «Точно, хочешь!». Наши губы слились в страстных поцелуях.


***

Я быстро достал новые простыни и ещё одну подушку, начал стелить постель.

— У тебя есть свечи? — спросила вошедшая девушка.

— Да, в верхнем ящике шкафа, — ответил я.

Я невольно залюбовался ладной фигуркой Алиты. Её волосы были обмотаны полотенцем на манер восточных красавиц. От халата она отказалась, обернувшись ещё одним полотенцем, под которым, угадывались её прелести. Полотенце было коротким, едва скрывало то, что чуть выше ног. Я сильно возбудился. Моя любовь быстро остудила мой пыл:

— Кажется, теперь твоя очередь?

***

Я целовал её не переставая, кружа вокруг её тела. Она тихо постанывала. Внезапно, освободившись от любовного плена, моя королева заставила меня улечься на спину на Таншунский ковёр и со словами: «Кажется, теперь моя очередь?». Стала покрывать моё тело поцелуями, как это делал я минуту назад.

***

Минут через десять моя любовь вошла в ванную. На ней ничего не было.

— Повернись! Не подглядывай!

Хорошенько потерев мне спину, тут же умчалась...

В комнате творилось, что-то невообразимое. Свет был погашен. Его заменяли мириады малюсеньких свечей. Девица постаралась на славу изрезала все свечи. Но это было просто прекрасно!

Я попытался залезть к ней под одеяло, но чертовка смеясь, тут же его откинула. Передо мной открылась божественная красота. Я никак не мог налюбоваться. Она закрыла глаза и чуть приоткрыла губы. Я, чему-то улыбаясь, осторожно коснулся её щеки и шеи. Потом поцеловал её прелестное ушко и прошептал: «Хочу тебя! Сил нет!». Девушка осторожно просунула руку к моим ногам и чуть улыбаясь, прошептала: «Точно, хочешь!». Наши губы слились в страстных поцелуях. Я стал целовать её вез