Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Личная мотивация. Часть 2

Остаток дня я постоянно старалась быть в компании. Выходя с кафедры с девчонками, переодеваясь в спортивном комплексе, мягко растягиваясь на тренировке я пыталась отвлечься, но в душевой кабине я вновь физически ощутила прикосновения Артема. Пытаясь собрать остатки былой чести, упорно отгоняла наваждение, но подсознание услужливо возвращало меня в тот миг, когда он неистово целовал меня, прижимая к себе, и я чувствовала его мощный торс через тонкую ткань футболки... После тренировки сообразила, что забыла на кафедре его флешку: пришлось сказать девочкам, чтобы не ждали меня, и вернуться на работу еще раз.

Выйдя из института, я тоскливо оглянулась: темнота, а до маршрутки еще дойти нужно. Вадим меня никогда не встречал. Вздохнув, я двинулась в темноту в направлении остановки. Всего двести метров темноты, но мимо заводского общежития.

Ох, зря я думала, что приключения этого дня уже закончились! И сколько раз я читала, что при ограблении нужно отдать все, но уйти живой! Но когда из темноты вынырнуло «тело» и вцепилось в мою сумку, благоухая перегаром и матеря меня последними словами, я почему-то сумку не отпустила. Более того, принялась брыкаться и странно повизгивать, с таким отчаянием, будто в этой сумке была вся моя жизнь. В темноте блеснуло лезвие ножа, а я только и смогла зажмуриться от ужаса... и упала в куст, растущий у тротуара. Нож звякнул об асфальт, алкаш хрипел где-то рядом с ним. Мое подсознание раньше меня догадалось, что я уже в безопасности.

Я даже не слышала, как он появился. Да в той борьбе я реактивный самолет не услышала бы! Пытаясь подняться, хваталась за ветки, царапая руки...

— Осторожнее.

Аккуратно отодвинув колючки, Артем помог мне встать на ноги. Меня трясло, просто до озноба. Изо всех сил стараясь не разрыдаться, я вцепилась в отвоеванную сумку и попыталась глубоко дышать, чтобы успокоиться. Он просто обнял меня — всю меня — и от этого сразу стало легче.

— Вы не против, если я вас подвезу?

В висках бешено пульсировала кровь, ноги стали, как ватные, я все еще пыталась унять дрожь. Через секунду его рука уже крепко сжимала мою, он уводил меня куда-то в темноту, и, превозмогая головокружение, я послушно шла за ним. Мы двигались в сторону, противоположную от остановки, Артем нес мою сумку, а я плелась за ним, понимая, что для него от моего преподавательского авторитета не осталось камня на камне. А ведь я так тщательно его поддерживала, чтобы, не смотря на молодость, иметь репутацию хорошего педагога. Что я делаю?

Я никогда не обращала внимания на институтскую стоянку, остановка маршруток была по другую сторону. Обычно там стояли авто преподавателей. Но сейчас там расположился мотоцикл — огромный и очень красивый.

Ездить на мотоциклах мне тоже пока не приходилось — родители меня и на дискотеки не пускали, что уж говорить о таких развлечениях! Мои ощущения раздвоились: огромная часть меня сейчас хотела уехать с Артемом на край света, целоваться до потери сознания, чувствовать его руки на моём теле... но дома меня ждет Вадим, и эта мысль настолько давила меня, что я физически не могла ничего делать.

— Артем, зачем вы меня ждали?

— Я не хотел, чтобы вы поздно возвращались домой одна.

— Я замужем...

— И где ваш муж? — зло прервал он меня. — Вы всегда возвращаетесь одна, даже когда задерживаетесь допоздна! Я его ни разу не видел, провожая вас до остановки, до дома...

Он осекся, подал мне шлем, надел свой. Видя моё состояние, взял у меня из рук шлем и сам надел его на меня, затем помог мне сесть на мотоцикл. Осторожно обнимая его сзади (благо, он надел кожаную куртку, а не только футболку, как обычно), я пыталась переварить услышанное: он уже провожал меня раньше? Я же ни разу не замечала его, даже в институте! Да, мне приходилось иногда задерживаться допоздна — срочный отчет, или когда мы прошлой весной комиссию ждали — так почти ночевали на кафедре. У Вадима есть машина, но он всегда ждал меня дома, и даже не звонил, а я всегда добиралась успешно и без приключений... оказывается, Артем меня провожал.

Мотоцикл взревел, и мы поехали — нет, скорее полетели — по темной улице, вырвались на освещенное шоссе и влились в поток, обгоняя машины. Мне стало очень страшно, я вцепилась в куртку Артема изо всех сил, но в тот же момент почувствовала дикий прилив адреналина. Артем, почувствовав моё напряжение, немного снизил скорость, и я слегка расслабилась. От событий сегодняшнего дня мысли путались в голове. В какой-то момент я поняла, что мы уже проехали мой дом, и мчимся дальше. Это испугало меня, но моё подсознание вопреки всему обрадовалось тому факту, что я не возвращаюсь к Вадиму, а уезжаю с Артемом, вот только куда — не знаю.

Мотоцикл замер у темного подъезда. Артем помог мне стать на ноги, снял с меня шлем — и поцеловал, так же страстно и настойчиво, как и утром на кафедре. В этот раз я была уже почти готова к такому повороту событий, но коленки у меня все равно подкосились. Он не дал мне упасть, практически поднял и повел в сторону подъезда. Поднявшись по лестнице, открыл двери квартиры на втором этаже, завел меня в коридор. В этот момент я запаниковала, сообразив, что он студент, и, скорее всего, живет с родителями. Первым движением была практически попытка бегства, но он мягко удерживал мою руку, а второй рукой придерживал за талию.

— Артем, куда ты меня привез? — от переживаний я даже забыла, что со студентами всегда была на «вы».

— К себе, — и, будто подслушав мои мысли, — не бойся, мы одни.

Он обнял меня, и вдруг весь напрягся: — Черт, как давно я об этом мечтал! Когда ты два года назад стояла на линейке, маленькая, взволнованная, — я подумал, что ты новенькая студентка. Потом узнаю, что ты преподаватель, и самое ужасное — замужем! Помнишь библиотеку? Я два года ходил за тобой, наблюдал, следил, провожал... Я знаю твоего мужа, это не твой человек... Почему ты с ним?! Чем он тебя заслужил?!

Замерев в его объятиях, я думала, что с Вадимом никогда не испытывала ничего подобного. Он меня не завоевывал, зачем? Папа с мамой фактически отдали меня ему, и наша «выходная» семейная жизнь заключалась в походах по магазинам — в основном, за продуктами, и поездкам к родителям — моим и его. Даже на море не ездили — только пару раз в санаторий, Вадиму нужно было лечить спину. Я свыклась с мыслью, что я послушная, порядочная жена, как того всегда хотела мама, и никогда не думала, что вот так поздно вечером окажусь в чужой квартире, в объятиях другого парня, который на 18 лет моложе моего мужа.

Его руки стали настойчивее, я тихо охнула.

— Что случилось?

— Больно... Я поцарапалась, наверное...

Осторожно выпустив меня, он включил свет. Зеркальная дверь шкафа-купе отразила мой помято-поцарапанный вид.

— Вот черт! — он помог мне снять плащик, завел в комнату и усадил на диван. — Подожди секунду, сейчас принесу аптечку.

Я опустила взгляд, пытаясь собраться с мыслями.

— Ты преследуешь меня?

— Зачем так категорично? — он опустился на колени, промывая мои ссадины перекисью. — Не печет? Подуть?

— Подуй, — я немного расслабилась.

— Ты доказал, что меня давно знаешь, но я тебя не знаю. Ничего о тебе не знаю.

— Что ты хотела бы узнать? — убрав волосы, он обработал ссадину на шее. — Готов отвечать на любой Ваш вопрос, Алена Викторовна.

Пока я соображала, что делать дальше, Артем отложил аптечку, отошел к двери, снял куртку, по-хозяйски расположил её на вешалке и снова обернулся ко мне. В памяти всплыл образ Артема-студента с первой парты. Недавнее смущение сменилось уверенностью, он двигался с грацией хищника, небрежно играющего с жертвой. Вздрогнув от неожиданных ассоциаций, я спросила первое, что пришло в голову:

— Ты работаешь?

— Да, — он усмехнулся, — в свободное от преследования время.

— Ты знаком с моим мужем?

— Да. Полгода назад мои ребята ему сайт писали, и адаптировали корпоративную программу для него. Мне. ..


же нужен был повод с ним познакомиться, вот я его и придумал. До сих пор, кстати, плотно сотрудничаем.

— Твои ребята?

— Ну, я еще в колледже начинал писать, потом товарища подключил, второго... Теперь у меня восемь человек, планирую дальше расширять. Работаем по удаленке, очень удобно: мы не привязаны к одному месту. На наш город почти не работаем, в основном на столицу и за рубеж. Твой муж — необходимое исключение.

— Зачем ты поступал на управление персоналом, если занят программированием?

— Программированию в вузах учиться не обязательно, да я этим и мало уже занимаюсь, больше административными вопросами. Но высшее сейчас модно, — он улыбнулся. — Выбрал вуз практически наобум, на первом курсе страшно жалел... Потом появилась ты, потому и остался. А сейчас кое-что из учебы даже пригождается, когда адаптирую программы под предприятия. Но это тебе вряд ли интересно.

— Библиотека... что ты имел ввиду?

— Ты не помнишь? — в его тоне было такое неподдельное удивление.

И я вспомнила.

Ну конечно! В первую неделю моей работы преподавателем, два года назад, мне поручили отвести второкурсников в специализированную библиотеку. И все испортил высокий наглый студент, который всю дорогу ко мне цеплялся, хамил, разлагал дисциплину... После той экскурсии я чуть не уволилась.

— Это был ты... Да ты меня тогда до нервного срыва чуть не довел!

— А ты мне потом приснилась... В довершение ко всему. И не замечала меня, никак. А мне нужно было, чтобы заметила. Это уже переросло в какую-то одержимость... Длиною в два года.

— Ты многого достиг за эти два года.

— У меня была очень мощная личная мотивация, — он усмехнулся, — ты же не заметила бы меня, будь я и сейчас хилым безработным студентом.

— Что тебе известно обо мне?

Артем улыбнулся:

— Могу рассказать твою биографию практически с рождения. Школа, институт, аспирантура — в подробностях. Твои аккаунты в двух социальных сетях у меня в закладках. В полном доступе, — при этих словах мои глаза округлились — он читает мои диалоги? — Любишь сладкое. Не любишь сильных запахов. Предпочитаешь пастельные тона, — он обвел взглядом интерьер. — У тебя строгие родители, которых ты боишься разочаровать. — Он помолчал. — Я могу говорить о тебе очень долго...

— Твои родители... Они знают о твоем... увлечении... мною?

— Я свою жизнь ни с кем не обсуждаю. Хотя, отец, пожалуй, может догадываться... Но без конкретики. Маму сбила машина восемь лет назад. Обычно я предпочитаю не затрагивать эту тему.

— Извини, — мне стало не по себе.

— Все в порядке, я пообещал отвечать на все вопросы.

— У тебя большой опыт общения с девушками, — я таки решилась дать волю любопытству, скорее подтверждая факт, чем задавая вопрос. Артем неопределенно пожал плечами.

— Рядом с родительским домом общежития техникумов и института, там же их дискотеки. Я был высоким парнем, с четырнадцати лет регулярно там бывал. Девчонки, вырвавшись от родителей, почему-то стремятся к свободным отношениям... Тебе это правда интересно?

— Ну... — смутившись, я решила сменить тему. — Ты живешь с отцом?

Он явно развеселился.

— Ты думала, что я тебя привез в квартиру к отцу? Потрясающе!

— Я спросила что-то смешное?

Артем тут же стал серьезнее эротические истории sexytales, хотя в глазах все еще плясали искорки.

— До прошлого года жил с отцом, затем приобрел эту квартиру. — Артем провел рукой по моей щеке, поправляя выбившийся локон. Кожа под его пальцами запылала. Мысли рассыпались, и я забыла все вопросы, которые хотела задать.

— Что ты со мной делаешь?... — только и смогла я прошептать.

Он приподнялся, нагнулся надо мной и так же шепотом ответил, касаясь губами моих волос:

— Хочу сделать тебя счастливой. Я два года шел к встрече с тобой.

Шершавая щека коснулась моей щеки, губы скользнули по шее вниз. Я съежилась на диване и отстранилась, словно защищаясь, закрывшись от него руками. В голове фоном пульсировала мысль «Нельзя! Нельзя! Нельзя!»... Он остановился.

— Артем, — я впервые назвала его по имени, — нам нельзя быть вместе. Ты же понимаешь... должен понимать...

Отпустив меня, он сцепил пальцы.

— Если я тебе безразличен, я уйду. Исчезну навсегда из твоей жизни. Если ты ничего ко мне не чувствуешь, — низкий голос приобрел стальной оттенок, — скажи мне.

«Чувствую», — вслух я этого произнести не смогла.

Пауза затянулась. Медленно опустив руки, я подняла взгляд. Конечно, он все понял.

— Моя! — в его голосе звучало торжество. Неожиданно он сгреб меня в объятия и закружил по комнате. Откинувшись, я поймала наше отражение в зеркале и поразилась тому, каким счастьем лучится мой взгляд. Черт возьми, я же впервые в жизни влюбилась... да какая разница, что будет дальше? Я прижалась к Артему всем телом, и он вновь начал меня целовать, лаская мои волосы, шею, плечи...

Не прекращая ласк, он занес меня в спальню, бережно расстегивая пуговки на моей блузке, целуя каждый сантиметр обнаженной кожи, каждую царапину. Я стянула с него пресловутую футболку, и замерла, рассматривая его тело. Привыкнув к телу мужа, я не задумывалась о других мужчинах, тем более о парнях. Артем был до того красив, что я залюбовалась: хотелось погладить литые мускулы, огромные плечи и бицепсы... Я провела рукой по волоскам на его груди, коснулась кубиков пресса, почувствовав, как он замер... Адреналин сделал своё дело, наше возбуждение уже не имело границ. Сняв с меня блузку, он целовал мои плечи, обвел руками грудь, спускаясь всё ниже, и каждое прикосновение отдавалось горячей волной внизу живота. Обняв меня за талию, Артем опустился на колени и стянул мои узкие брючки — уверенными, но очень нежными движениями. Оставив меня только в нижнем белье, вновь подхватил на руки и понес на большую кровать, покрывая мелкими поцелуями мои губы, шею, ключицы. Я обвила его шею руками... ведь всего два дня назад я мечтала о нем, неужели это реальность?

Он бережно уложил меня на одеяло, взял мою ножку и провел по ней кончиками пальцев снизу вверх. Я застонала, подаваясь навстречу его ласкам. Нагнувшись надо мной, Артем целовал мой животик, то опускаясь ниже, то поднимаясь к груди, обжигая кожу горячим дыханием. Я даже не заметила, когда он успел снять джинсы, лишь почувствовала его напряженный, эрегированный член. Мысли улетучились. Никогда в жизни я так не хотела секса, но Артем не торопился, хоть было и заметно, что терпение дается ему с трудом. Сильными руками он ласкал мои плечи, спуская бретельку бюстгальтера. Нежно приподняв меня, он легко расстегнул его и снял, целуя мои груди и почти покусывая соски. Обвивая его ногами, я откинула голову назад и прогнулась ему навстречу, прижимаясь телом к обнаженному торсу.

Моё возбуждение достигло предела, дыхание стало тяжелым, я желала его до сумасшествия. Скользнув руками по моему телу, Артем освободил меня от последнего элемента одежды. Мягко и нежно, но уверенно, как будто делал это сотни раз, он развел мои ножки и покрыл поцелуями внутреннюю сторону бедер, после чего поднялся выше и начал ласкать языком мои половые губки, перемежая ласки поцелуями. Легко и мягко его язык проникал в меня, затем поднялся выше и начал, подразнивая, касаться клитора. Моё тело не выдержало этого напряжения, и меня впервые в жизни накрыл бурный оргазм. Я билась в конвульсиях в его руках, а он нежно меня целовал.

Я пришла в себя только через несколько минут. Ощущения были настолько потрясающими, что весь мир за пределами этой комнаты остался для меня где-то в другой жизни. Артем лежал рядом со мной, поглаживая мою грудь, успокаивая бешеное сердцебиение, но уже старался не касаться набухших сосков. Он взглянул мне в глаза, и, как будто откуда-то со стороны, я услышала его низкий голос:

— Как ты себя чувствуешь?

Выдохнув, я повернулась к нему, провела рукой. ..


по его груди, и он ответил мне долгим поцелуем. Он подарил мне ощущения, о которых я даже не догадывалась. Даже представляя Артема во время секса с мужем, я добилась лишь усиления возбуждения, но не оргазма. Целуясь, я притянула его к себе, и он приподнялся, замерев надо мной. Разведя ножки, я обвила его бедра, и он плавно вошел в меня. Ощущение наполненности привело меня в восторг. С каждым движением он входил все глубже, то жадно целуя мои губы, то рывками крепко прижимая меня к себе. Член Артема, пульсируя, двигался во мне все быстрее, и я почувствовала, что он теряет контроль: его движения стали напористее, руки обхватили моё тело, и он почти приподнимал меня над кроватью, перестав бороться со звериным желанием. Я подалась навстречу его телу, чувствуя, как возрастает напряжение, и в этот момент он глухо зарычал, прижав меня к себе так сильно, что стало трудно дышать... Взрыв его спермы внутри меня отдался волной блаженства, и, тихо ахнув, я снова забилась в оргазме в его руках.

Мы лежали, обнявшись, довольно долго, мне казалось — целую вечность, а может, и всего пару минут... Артем слегка отстранился, провел рукой по моей щеке, глядя мне в глаза и тихо произнес:

— Я тебя люблю...

В этот момент на меня накатилось осознание всего произошедшего. Я изменила мужу... Со своим студентом... Я лежу без одежды на чужой кровати, в чужой квартире, рядом с парнем, который моложе меня на три года, и которого я знаю полторы недели... От этих мыслей меня всю затрясло, и Артем это заметил. В следующее мгновение он укутал меня одеялом, обнял и поцеловал — очень легко и нежно. Я чуть не расплакалась, а он гладил мои волосы и тихо шептал:

— Все будет хорошо... Я тебя люблю... У нас все будет хорошо...

— Как у нас что-то может быть? — почти простонала я. — Это же невозможно! Муж узнает... и родители... и в институте тоже... Господи, да меня же выгонят с работы, и у тебя тоже будут проблемы... О чем я только думала, когда поехала сюда с тобой?

Артем очень серьезно смотрел мне в глаза:

— Ты жалеешь о том, что произошло?

Я молчала. Как я могла поехать с ним? Но как об этом возможно жалеть? Ничего подобного до него в моей жизни не было, и, наверное, уже и не будет. В памяти всплыл секс с Вадимом — просто исполнение супружеского долга. Неужели теперь всю мою жизнь я буду вспоминать этот единственный раз?

— Алена, я тебя люблю. Я все сделаю ради тебя, чтобы ты была счастлива.

И в этот момент зазвонил мой мобильный. Вадим.

— Не бери! — но я все равно вскочила, прямо в одеяле, и бросилась к сумке.

— Алька, ты дома? — в тишине комнаты шум в трубке звучал, как из другого мира.

— А ты где? — я изо всех сил старалась, чтобы он не расслышал следов истерики.

— Я уехал в столицу. Буду через пару дней, потом все расскажу, — голос у Вадима был весьма радостный. — Целую тебя.

Он повесил трубку, не дожидаясь моего ответа.

Подняв глаза, я встретила напряженный взгляд Артема.

— Прости, но все, что было между нами — огромная ошибка. Я не знаю, что будет дальше, но сейчас мне нужно, пока еще есть возможность, скрыть все это от Вадима... — я почти умоляла его.

— Алена, мне нужна ты, — спокойно прервал он меня. — И я не считаю произошедшее ошибкой.

Его уверенный тон приводил меня в бешенство.

— Что дальше? Пойдешь к Вадику? Расскажешь ему все? Или, может, сразу в институте дашь объявление? К чему мне еще готовиться?! — я почти плакала.

— Ты представляешь себе меня последней сволочью... — он сел на кровати и притянул меня к себе. — Не переживай, я уйду из института. В нем больше нет смысла.

— Господи, что я наделала...

— Все нормально. Все правильно. Ты моя, — он крепче обнял меня.

— Я обманула мужа!

Артем приподнял мой подбородок и заглянул в глаза. Что-то в его взгляде мне не понравилось. Он замешкался, будто раздумывая. Затем поцеловал мои губы, усадил меня на середину кровати, и, прихватив с собой свое белье, вышел из комнаты.

Вернулся он менее, чем через минуту — уже частично одетый, и с какими-то бумагами.

— Я не знаю, должен ли я тебе это показывать... У тебя и так сегодня стрессов много... Но ты не должна себя винить. Ты ему ничего не должна.

— Что это?

— Выписка с его счетов, в том числе карточных. Подробный список трат.

Перебирая листы, я смотрела на платежи. Ювелирка, которую мне не дарили, оплата процедур в СПА, рестораны, номера в отелях нашего города... вчерашней датой прошло бронирование комнаты в доме отдыха. На два дня.

— Я не верю... Не верю тебе... — это была скорее попытка убедить себя, — откуда это... откуда?

— Могу показать все то же в электронном виде — на счетах. Я не собирался этого делать, но ты не должна себя укорять. Он был у тебя единственный, ты у него — далеко не одна. Лена, Оля, Альбина...

— Алька... — как я раньше не поняла, откуда взялось дурацкое имя? Правильно, Альбина — его новая бухгалтерша...

Слез не осталось. Было странное ощущение пустоты.

— Что мне с этим делать?

— Не переживай, у меня есть план, и он тебе понравится. У нас все будет хорошо.

* * *

На следующий день мы уже были в Питере, где мы жили почти пять месяцев, пока адвокат оформил развод. Затем перебрались в Прагу.

Родители «простили» меня только спустя три года, приехав к нам на крестины внука.

Артем отрастил усы и бороду, я сменила гардероб на более молодежный, и вместо мотоцикла у нас теперь минивен. И договоренность, что муж не будет больше взламывать мои аккаунты в соцсетях.

Прошло уже семь лет. Пока все хорошо.