Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Удачный выходной

— Светик, это что то!!! — приложив руку на объёмистую грудь где — то в районе сердца, восхищалась тетя Марина — Это надо почувствовать!!! Я такого ни разу не видела, не то что там...

Вот уже минут десять, тетя Марина, лучшая подруга моей мамы, делилась с ней какой то необыкновенной новостью, пока мы втроем сидели на кухне. Женщины пили чай, вернее пытались его пить, так как разговор их был очень оживленный, я же, молча жевал гречневую кашу в прикуску с ароматно пахнущими сосисками, вслушиваясь в их разговор и пытаясь понять, что же такое необыкновенное они там обсуждают. Судя по всему, мое присутствие было нежелательным, так как мама то и дело знаками окорачивала вошедшую в раж тетю Марину, косясь на меня и мою тарелку, прикидывая, за какое время ее содержимое окажется у меня в желудке.

Не успев дожевать последнюю ложку, я тут же был выпровожен из кухни «смотреть мультики», которые, в силу своего достаточного, как я сам считал, возраста, уже не очень то любил. Такая конфиденциальность со стороны взрослых лишь разожгла мое и без того неуемное любопытство, ведь всем известно, что самые интересные вопросы всегда обсуждаются ими наедине. Так что мириться с такой вот возрастной дискриминацией я не собирался. В голове тут же возник и начал развиваться хитроумный шпионский план, который я тут же и привел в действие. Включив в зале телевизор, я потихоньку выскочил в заднюю дверь в доме, ведущую во двор. Затем тихонько, вдоль цоколя, прижимаясь к стене, я подобрался к распахнутому от летней жары окну кухни.

Аккуратно привстав, я острожненько заглянул в открытое окно. Тетя Мрина сидела ко мне спиной, а мама после моего ухода тут же подсела к ней поближе, и теперь сидела вполоборота к окну.

— Светик, я такого причиндала в жизни не видела!!! — восхищенно рассказывала тетя Марина — Воооот такой! До самых гланд меня пропахивал!!!

При этом руки она развела прямо как заправский рыбак, показывающий размер пойманной рыбы.

О каком «причиндале» идет речь и чем «пашут до самых гланд» я догадался сразу. В вопросах отношений полов я, как все мои сверстники, был уже весьма подкован. Тема беседы становилась интересной!

Тетя Марина в красках и пикантных подробностях рассказывала маме о проведенных выходных в обществе нашего нового соседа по даче — дагестанца дяди Арсена. Дядя Арсен — огромный плотный дядька лет 45, появился буквально ниоткуда — год назад он купил дачный участок, рядом с нашими. Быстрее чем за год возвел там довольно большой коттедж. Не успел только внутреннюю отделку закончить, так что появлялся он там редко, да и то по делам хозяйственным. Но тетю Марину заприметить видимо успел — они с мужем и сыном Максом — моим другом и ровесником частенько там отдыхали. Как собственно и мы. А не заметить тетю Марину было нельзя, а для «лица кавказской национальности» просто непростительно. В свои 35 выглядела она гораздо моложе, с симпатичным выразительным лицом и прекрасной спортивной фигурой. Тем более преподнести всю эту красоту она как никто умела.

К слову, мамка от нее ни в чем не отставала. Подружки — одногодки все делали вместе — ходили в тренажерный зал, бассейн. Мама усердствовала даже больше. В результате она всегда могла похвастаться отличной спортивной фигурой — крепкой попкой и стоячей упругой грудью. Белокурые локоны, большие голубые глаза, пухлые губки могли сшибить с ног не то что мужчину, но и наверное средних размеров бычка, а белоснежная улыбка добить «контрольным».

— Да, Мариш, подфартило тебе, ничего не скажешь! Интересно выходные проводишь! — с плохо скрываемой завистью в голосе проговорила маман.

— Это точно! — с самодовольной улыбкой кота, объевшегося сметаны, промурлыкала тетя Марина — Надо и вас познакомить!

— Ты что, шутишь? — тут же заупиралась мамка — Мне моя пизда пока дорога!

— Ой да ладно, Светик, и это ты мне будешь рассказывать!!! Ты же на весь институт первой шалавой слыла! — засмеялась тетя Марина.

— Ну что было то было... — как то слегка смущенно, но мечтательно заулыбалась маман — И вообще, кто старое помянет, тот у нас Кутузов!

Услышать такое о своей маме, мягко говоря, стало для меня шоком. Но для женщин разговор, похоже, был самым обыденным. Поплотнее прижавшись к стене дома возле окна, я весь превратился в слух.

— Хорошо еще твой Лешка в Питере учился, не докатилась до него твоя слава!!! — продолжала острить тетя Марина.

— Это точно, а то бы и не знала, кто замуж возьмет! — смеялась мама.

Смех утих, на секунду в разговоре повисла пауза и тут раздался жалобно — просящий мамкин голос:

— Блин, Марин, ну познакомь нас!

— Вот это другой разговор! — оживилась подруга — Узнаю старую боевую подругу! Хотя вам и знакомиться то особо и не надо! Он тебя давно приметил.

— В смысле? — удивленно переспросила маман.

— В самом что ни на есть прямом, Светик! — заверила ее Марина — Спрашивал, что за телочка такая аппетитная по соседству ошивается!

— Правда? — оживилась мама, слегка заерзав на стуле.

— А ты думала даром твоя реклама что ли прошла? Ходила все по даче, задницей голой крутила! — с улыбкой ответила тетя Марина — Или, скажешь, не было?

— Да не специально я! — начала отнекиваться родительница.

— Ой, да знаю я, Светик! Не специально! — подколола ее подруга.

К слову сказать, тетя Марина была абсолютно права. Мамка всегда очень усердно следила за своей фигурой, поэтому показать ей было что. Чем собственно, на даче она активно и занималась. Какое удовольствие было любоваться круглыми налитыми половинками аппетитной попки, абсолютно неприкрытой тонюсенькими веревочками купальника — бикини! Куда — куда, а на дачу я всегда ездил с удовольствием.

— Значит так, подруга, поговорить я с ним поговорю, но и ты времени не теряй! Отправляй своих мужичков на выходной куда хочешь, и готовься, «пропашут» тебе твой «огород» по самое не могу! А то небось уж заросло все! — подтрунивала тетя Марина.

— Сашку, кстати, могу я забрать, пусть с Максом сидит, скучать не будут! — предложила она.

— В свете открывающихся перспектив, скучать нам точно не придется!!! — тут же подумал я.

— Вот тебе его номер телефона, я скажу когда позвонить — продолжала пичкать маман информацией Марина — И не бойся все отлично будет, он мужик классный!

Мамка же только завороженно кивала головой, блуждая мечтательным взглядом где то далеко...

Видимо решив что на сегодня впечатлений с нее хватит, тетя Марина залпом осушила свою чашку чая и, чмокнув, так и не вышедшую из прострации маман, засобиралась домой.

— Ну все, подруга, давай! Будь на связи, я позвоню! — на прощание сказала она и вышла из кухни.

Собственно, торчать под окном уже не имело смысла, поэтому, услышав, как хлопнула за тетей Мариной входная дверь, я тут же тихонько ретировался в зал.

Весь оставшийся день мамка порхала по дому, пребывая в каком — то задумчиво — мечтательном настроении и я прекрасно понимал, о чем она сейчас думает. Приход с работы отца немного растормошил ее и вернул с небес на землю. Весь вечер она, как заведенная, плясала вокруг папки, расспрашивая о его делах, настроении, планах на выходные.

Отец же, в силу своей природной лени, и не собирался «портить себе выходной», намереваясь провести его перед телевизором, просматривая чемпионат мира по футболу. Мамкино веселое настроение тут же сошло на нет... Признаться честно, я тоже сильно расстроился. Пропустить такое шоу!!! Оно обязательно должно было состояться!

На помощь, как черный плащ, как всегда поспешила вездесущая тетя Марина. Получив от подруги тысячи жалоб на «нелегкую судьбу» замужней женщины, она решила взять устройство мамкиного отдыха в свои руки.

В середине недели отцу поступило чертовски заманчивое предложение от мужа тети Марины провести выходной на природе в компании друзей на рыбалке. Отдохнуть от суеты городских улиц и «тяжелого бремени» семейной жизни. Отец рыбалку обожал, а еще больше обожал он сопутствующие ей «атрибуты" — шумная веселая компания друзей, выпивка, задушевные разговоры возле ночного костра. В общем, романтик...

Мамка же, в своих действиях, руководствовалась чистым прагматизмом. Действовала бойко и активно. Горячо поддержала отца в его желании выбраться на природу, отпустила безо всяких заморочек, вопреки тому, как обычно это бывает. Впрочем, все же взяла с него обещание, что вести себя он будет хорошо, «налево» не ходить, и с женщинами не знакомиться.

Неделя пролетела быстро. Лето, каникулы, речка и куча свободного времени свое сделали. В субботу утром, в такую рань что еще не рассвело, папа подхватил собранные заранее удочки и мешки со всякой снедью и, запрыгнув в машину, укатил «на утреннюю зорьку» как называют такое время рыбаки.

Я проснулся намного позже. По кухне уже весело порхала мама, готовя какой то нехитрый завтрак. Собственно, вся готовка заключалась в заливке молоком овсяных хлопьев. Это показалось мне весьма странным, ведь мамка отлично готовила, всегда радовала нас необычными вкусными блюдами.

— Саш, сегодня у нас завтрак «спортивный», мне некогда! — как бы извиняясь, объяснила она, придвигая мне тарелку с хлопьями — У меня очень много дел!

Каких именно «дел» я прекрасно понимал, ухмыльнувшись про себя, но мамку понимающе приободрил:

— Ничего, мам, сегодня посидим на диете!

Мамка в ответ улыбнулась и принялась опустошать свою тарелку.

— Какие планы на сегодня? — как бы между делом, поинтересовалась она.

— Даже и не знаю... — решив ей подыграть, грустно ответил я — Все разъехались, и позвонить то некому!

— Так, не переживай! — тут же участливо включилась мама, — Я сейчас позвоню тете Марине, она тебя заберет, посидите с Максом, найдете чем заняться!

— Найдем, найдем! — подумал я про себя, злорадненько ухмыльнувшись.

В ответ же, только угукнул, с набитым ртом.

Маман же, тем временем, быстренько расправившись со своим нехитрым завтраком, упорхнула в ванную.

Долго шумела вода, видимо намывалась она обстоятельно. Потом битый час за дверью жужжал эпилятор. Потом снова вода. Вся это какофония звуков безумно заводила и будоражила мое воображение. Подумать только — мама сейчас старательно и тщательно готовит себя для встречи с любовником! Она тщательно моется, душистая ароматная пена покрывает каждый миллиметр, каждую заветную впадинку ее восхитительного тела. Скрупулёзно выбривает эпилятором и без того гладкие ноги, осматривает каждую складочку, боясь пропустить хоть волосок...

Наконец, звуки в ванной стихли, мамка вышла из ванной. И вышла не без фурора! Было видно что она торопилась, коротенький легкий халатик на ней был лишь слегка прихвачен тонким пояском. На бегу направляясь к зеркалу, она и не заметила как халат предательски распахнулся, открыв моему взору шикарное женское тело — высокую стоячую грудь, красивый мягкий животик с симпатичной ямкой пупка, а чуть ниже... Тут я даже себя ущипнул!

Интимными прическами мама никогда особо не заморачивалась — много раз подсматривая за ее переодеваниями и купаниями я неизменно наблюдал ровный аккуратный треугольник курчавых волосков, тщательно подровненный по сторонам. Так называемая «мочалочка" — как говорил в шутку отец в их интимных разговорах.

Сейчас на ее месте красовалась аккуратненькая ровная полосочка, проходящая по центру крутого лобка, губки писечки были начисто выбриты. Смотрелось просто восхитительно.

Маман сушила феном волосы, разглядывая себя в большое зеркало на трюмо, не особо заморачиваясь моим присутствием. Видимо мыслями она была уже далеко, и там, в этой дали, меня не было.

Я же, лежа в комнате на диване, с удовольствием разглядывал мамины прелести торчащие из под коротенького распахнутого халатика.

В комнате на столе запиликал телефон. Я тут же нырнул носом в книжку, взятую для конспирации, и очень вовремя, потому что фен моментально затих, а в комнату влетела мамка на ходу запахивая халат, заметив меня на диване.

Прочитав пришедшее смс, мама заулыбалась, что то замурлыкав себе под нос, и начала писать ответ, так и оставшись у стола, рукой поддерживая норовящий вновь распахнуться, халатик.

Обмен сообщениями с неизвестным абонентом затянулся, мамка начала отвечать уже на ходу, явно куда то собираясь. Когда приличная гора одежды из шкафа перекочевала ко мне на диван, мама, наконец, оторвалась от телефона, небрежно бросив его на стол, и, подхватив сразу весь ворох штанов юбок и кофт, удалилась в спальню.

Любопытство просто жгло меня огнем. Я тихонько подкрался к столу и, прислушиваясь к каждому звуку в доме, схватил мамин телефон.

Папка «Сообщения» к моему счастью, оказалась не пуста. Все таки плохой из маман «конспиратор».

Открыв «Входящие», я тут же пролистал рядок сообщений от неизвестного абонента, и открыл первое:

— «Привет Светик! Ну как там дела?»

В «Отправленных» был, соответственно, мамкин ответ:

— «Привет! Все отлично, отправила своего на рыбалку, как освобожусь, сразу к тебе!)))»

— «Умничка!)) Ты скоро? Я заждался!))»

— «Скоро, скоро! Что, жеребец, не терпится уже?)))»

— «Уже давно не терпится! Бросай все и приезжай!»

— «Ну Арсенчик, потерпи! Ты же меня красивую хочешь?)))»

— «Я тебя любую хочу!))»

— «Хорошо, хорошо, потерпи немножко! Только вот сына к Маринке отправлю, и сразу к тебе!)) Хочу тебя! Чмок!)))»

На этом их диалог закончился. Я аккуратно положил телефон на прежнее место и вновь прокрался к дивану, уютно устроившись на нем с книжкой.

Через минуту в комнату влетела уже одетая мамка. Причем одета она была как то не для свидания с мужчиной. Простенький сарафанчик, легкий макияж на скорую руку, и простенько уложенные волосы. Честно, я был удивлен — так долго подмывалась — намывалась, а тут на тебе — образ «деревенской простушки» какой то!

— Сашка, я в салон полетела, вернусь через пару часов, прическа там, маникюр — педикюр, дел в общем много! Ты тут не скучай, только не уходи никуда! Тетя Марина обещала за тобой заехать! Посидите с Максом сегодня, найдете чем заняться! — заинструктировала она меня — Кстати, телефон не звонил?

— Нет, не звонил никто! — заверил ее я, и тут же решил «подколоть», задав подковыристый вопрос — А что у нас праздник намечается? Гости придут?

— Да нет, почему ты так решил? — как то с заминкой ответила мама. Видно вопрос и правда поставил ее в ступор.

— Беготня с утра самого, теперь вот в салон собираешься! — продолжал давить я, язвительно про себя ухмыляясь.

— Ой, не говори ерунды! — взъерепенилась вдруг она — Вы с папой твоим эгоисты — только о себе и думаете! А мне нельзя уже и просто так в салон сходить, только по праздникам значит?

Тактику она выбрала верную — лучшая защита, как говориться — это нападение. Напирать дальше я не стал, что бы мамин настрой позитивный не сбить, да и вообще, уж больно решительно она в «оборону ушла», а какая она в гневе я хорошо знаю!

— Так, ну в общем я не скоро, сиди, жди тетю Марину! — уже на ходу, обуваясь, давала она последние наставления — Если без меня приедет, меня не ждите, едьте, понятно?

— Угу! — буркнул я в ответ, делая вид что поглощен чтением.

Время в одиночестве тянулось до исступления медленно. Я слонялся по квартире не зная чем себя занять. Тетя Марина так и не приехала, а сама мама появилась только часа через два.

— О, а ты еще дома? — удивленно спросила она прямо с порога — Маринка не приезжала что ли?

— Да нет пока! — отсутствующим и скучающим голосом ответил я, делая вид, что мне все это глубоко безразлично — Кстати, классная прическа!

Прическу в салоне маман сделали и действительно классную. Как то невероятно красиво уложили волосы, слегка подзавили локоны. Получилось супер! Поработали также над лицом — нанесли профессиональный яркий макияж, подчеркивая изящество его форм, и акцентируя внимание на красоте ее глаз. На руках красовались длинные, тщательно обработанные ногти, покрытые бледно розовым лаком с цветочным рисунком.

— Правда? Ничего? — как то взволнованно, совсем по — женски, спросила маман, вращаясь перед зеркалом.

— Да отлично просто! Ты красавица! — подбодрил я ее, впрочем, ничуть душой не покривив.

— Спасибо! — заулыбавшись, поблагодарила мама.

Через минут двадцать приехала запыхавшаяся тетя Марина.

— Ой, Светик, ты не представляешь какие на дорогах пробки! А жара то, жара! Как на сковородке! — в обычной своей манере затараторила она, едва появилась на пороге.

— Привет! — обрадованно поздоровалась мамка.

— Привет, привет, моя сладенькая! — традиционно чмокнув в ее щечку, ответила тетя Марина и тут же спохватилась, рукой осторожно обмахнув поцелованное место — Ты тут такую красоту навела, а я со своими слюнями лезу!

— Да ну брось! — смущенно заулыбалась маман. Но было видно что комплименты ей нравились.

— Светка, супер! — отступив на пару шагов и осматривая маму с головы до ног, нахваливала ее подруга — А ну — ка, покрутись!

Мама с удовольствием крутилась перед подругой, демонстрируя свою прическу, макияж и маникюр.

— Ой, ой и кому же это такая красота достанется? — шутливо восхищалась тетя Марина — Погоди, дай — ка угадаю!

И тут же осеклась, нарвавшись на строгий мамкин взгляд и злобное цыканье. Обе женщины тут же подозрительно скосились на меня, но я с самым безмятежным видом возлежал на диване все с той же «конспирационной» книжкой в руках.

— Пошли на кухню! — увлекла подругу за руку мама.

Этот приватный разговор «по душам» мог оказаться очень интересным, поэтому я по — змеиному соскользнул с дивана и на цыпочках подкрался к двери кухни. К счастью, дверь оказалась закрыта неплотно.

— Ну как у вас? — услышал я возбужденно — заговорщицкий шепот Марины.

— Отлично, Мариш! — так же тихо и радостно возвестила маман — Созванивалась с Арсеном, ждет меня на даче!

— Вот и умничка! А то упиралась сначала! Я же говорила мужик классный, все понимает!"Пропашет» тебе «борозду» разок и нет вопросов! Хотя наверное не разок и даже не два! — ухмыльнулась мамина подруга — С меня часа четыре не слазил! Я думала насквозь протрет!

— Ну и как, не протер? — засмеявшись спросила родительница.

— Да вроде нет! — задумчиво отозвалась тетя Марина — Но ноги дня два свести не могла!

Женщины одновременно сдавленно прыснули. Наконец, просмеявшись, мама, как можно серьезнее, спросила:

— Мариш, ну как я выгляжу? Правда, ничего? Понравлюсь такая?

— Ой, Светка! Молчи уж! — деланно — возмущенно ответила подружка — Ты сегодня вообще бомба, он тебя своим бревном на британский флаг порвет!!!

— Ой, ой, ой! Какие мы грозные и страшные! Нет такой пизды, в которую бы член не влез! Вот и моя не порвется! — засмеялась мамка. Вот не ожидал от нее такой пошлости!

— Ну, пизду — то, может, и не порвет, а вот за попу бы я опасалась! — уже серьезно предупредила тетя Марина — Она ведь у тебя не очень рабочая?

— А что, он еще и в попку брать будет? — неподдельно испугалась маман.

— Будет — будет! — ехидно заверила ее подруга — Так что приготовься на стенку лезть!

— Блинки, Мариш, а что делать то? — взволнованно спросила мама — В попу я его точно не приму, Лешка то мой, со скрипом протискивается, и то по праздникам, когда даю!

— Ну будет потом Лешка твой туда с яичками проваливаться! — пошло подколола ее тетя Марина — А вообще, подруга, скажу так — пропадешь ты без меня!

С этими словами Марина достала из своей сумочки небольшую белую баночку и протянула ее маме.

— Держи вот, смазка отличная! Как по маслу пойдет! Обезболивает к тому же!

Мама с благодарностью приняла ее подарок, с интересом рассматривая белую упаковку.

— Предохраняться как будешь? — по — деловому серьезно поинтересовалась подруга у отвлекшейся мамы.

— Аааа... Зайду по пути в аптеку за презиками... — как то отвлеченно отмахнулась маман, продолжая рассматривать коробочку.

— Ой дуреха!!! Нет, ну скажи, как тебя одну — то оставлять? Почуяла пизда член и сразу стала за голову думать! — сокрушалась тетя Марина — Да на такую елду ни одну резинку не натянешь!

Тетя Марина вновь нырнула в свою бездонную сумочку, и, покопавшись, выудила оттуда упаковку кругленьких желтых таблеток. Сама подошла к раковине и набрала стакан воды. Затем выдавила из пачки два желтеньких кругляшка и протянула маме вместе со стаканом.

— Пей! Это противозачаточные. В аптеке таких не купишь! Я специально из Германии привозила, когда со своим там была! — увещевала маму подруга — Как раз, пока за час доберешься, растворяться!

— Спасибо, Мариш! И правда, чтоб я без тебя делала! — горячо поблагодарила ее маман, запивая таблетки водой.

— Да вот ничего бы и не делала! — уже отойдя, по — доброму заверила ее Марина — Кисла бы дома целыми днями, пизду сушила!

— Это точно! — прыснув, подтвердила маман и обняла, чмокнув, подругу.

— Ну ладно, ладно, потом будешь благодарить! — расчуствованно произнесла тетя Марина — Собирайся давай, а то заждался твой жеребец уже! А я пойду Сашку заберу!

Срочно ретировавшись обратно в комнату я плюхнулся на диван и вновь спрятался за книжкой. В дверь легонько постучали и тут де в нее протиснулась голова тети Марины.

— Тук — тук! Не занят? — улыбнувшись спросила она.

— Здрасте, теть Марин! — поздоровался я, — Вот лежу читаю!

— Чтение — лучшее учение! — продекламировала мамина подруга — Но хватит дома киснуть, погода — то какая! Айда к нам, с Максом погуляете, на речку сходите, а то лежит тоже дома один и скучает!

— Я с удовольствием, теть Марин, если мамка отпустит!

— Да — да, Саш, едь конечно, что дома то сидеть? — словно дожидаясь моего ответа в двери показалась мама.

— Еще бы она отказала! — ухмыльнувшись про себя, подумал я.

Попрощавшись с мамой, мы вышли из прохладного подъезда в городскую жару, словно шагнули в теплое, обволакивающее все, облако.

Уже привычно погрузившись в новенькую «Тойоту» тети Марины мы с ветерком понеслись по городским улицам. Водила она лихо, скорее даже агрессивно, давая фору опытным мужчинам водителям. Так что уже через десять минут мы остановились у небольшого уютного коттеджа на окраине, где жила с мужем и сыном Максом мамина ближайшая подруга.

Выбравшись из машины я, обгоняя тетю Марину, побежал в дом. Своего друга Макса я нашел сидящим в зале перед огромным плазменным телевизором, уткнувшимся в какую то видеоигру. На ходу подав ему наш «тайный знак» рукой, понятный лишь нам двоим и означавший что то типа «тихо, и делай как я», увлек его в комнату.

Тетя Марина, зайдя в дом, быстренько переоделась, и, убедившись что мы с Максом друг друга нашли, занялась своими обычными делами.

На то, чтобы ввести Макса в курс дела, времени много не потребовалось. Он, также как и я, вовсю промышлял «домашним шпионажем», благо, мама его, тетя Марина, объектом для такового была самым что ни наесть привлекательным. Часто мы с ним, как коллеги и сотрудники, обменивались добытыми фотками наших непутевых родительниц в душе, туалете, спальне...

Так что от предложения посмотреть на такое «шоу» от моей маман, которой он, кстати, безмерно восхищался, он не мог.

— Пока план таков — нашептывал я своему приятелю заранее продуманную мной схему — Отпрашиваемся у твоей матери якобы на речку искупаться, а сами прыгаем на велики и дуем в дачный поселок. «Транспорт» спрячем у меня за дачей, в посадках, на нашей секретной полянке, ну а затем огородами на участок дяди Арсена. А там, уж как повезет!

— Подходит! — одобрил мою задумку Макс — Только фотик с собой возьму, вдруг удастся пару удачных снимков сделать!

— Хорошо, только все делаем быстро, может у нас времени то и не так много! — ответил я.

Дважды ему повторять не пришлось, Макс шустро забегал по комнате в поисках своего цифровика. Я уже укладывал его в маленькую наплечную сумочку, в которой мой друг хранил разные мелочи — от фонарика до ключей от дома, в то время как он сам уже отпрашивал нас у своей матери «на речку».

Возражать, как и предполагалось, тетя Марина не стала, у нее было полно своих дел, да и волноваться за нас тоже не приходилось — мы были уже вполне самостоятельными и взрослыми, по нашему мнению, мальчиками, заботиться и сюсюкаться с которыми, опять же, по нашему мнению, было уже неприлично.

Взяв в гараже велосипеды (мне достался старый, но все равно довольно приличный, на ходу, Максов), мы шустро выехали со двора и что есть мочи припустили в сторону дачного поселка, благо разделяла нас всего пара километров.

В поселке, несмотря на выходные, было довольно тихо. Стояла сильная жара, и основной поток отдыхающих просто, а тем более «отдыхающих» огородников, должен был прийтись на вечер. Тем не менее, едва въехав в пределы садового товарищества, мы тут же спешились, и окольными путями, избегая всяческих встреч с кем бы то ни было, начали пробираться в сторону нашего участка.

Заходить напрямик, с «парадного входа» было неразумно и очень опасно. Дача дяди Арсена находилась как раз напротив нашей, обзор отовсюду открывался отличный. Так что пришлось нам, сделав небольшой крюк, пробираться на соседнюю улицу, совсем пока не застроенную, заросшую большей частью буйной растительностью. Именно там и располагалась наша с Максом «секретная полянка», на которой мы проводили много времени, и о существовании которой, никто, кроме нас, не догадывался.

Велосипеды были аккуратно уложены под куст и тщательно замаскированы сломанными ветками. Впереди было самое сложное!

Низко пригнувшись, осторожно пробирались мы на заветный участок. Где короткими перебежками, где чуть ли не ползком. Трудно, но безумно увлекательно, тем более цель оправдывает средства. И вот, наконец, мы вжались в заднюю стену просторного особняка нашего соседа. Замерли, прислушиваясь. Спереди дома, из просторной открытой веранды доносились голоса и звонкий женский смех. Смех очень знакомый, мамкин. Значит, встреча все таки состоялась!

Буквально вжавшись в кирпич, мы тихонько покрались вдоль стены, позволив себе остановиться лишь у угла, закрывающего вид на веранду.

Голоса отсюда были слышны гораздо отчетливей, и стали легко узнаваемы. Какой — то слегка изменившийся, сладкий голос моей мамки и зычный громкий, сдобренный сильным кавказским акцентом, дяди Арсена.

Затаив дыхание, я с величайшей осторожностью высунулся из за угла.

Мама и дядя Арсен сидели на открытой веранде за красивым плетеным столиком метрах в пяти от нас. Сидели вполоборота, так что увидеть нас для них было довольно проблематично. Тем более они были так поглощены разговором, что, казалось, ничего вокруг не замечали.

Завидев, что все в порядке, и никто тревогу не поднимает, Макс тоже осмелел и тоже заглянул за угол.

Парочка сидела на невысоких плетеных стульях и мило ворковала, потягивая ярко красное вино из изящных хрустальных бокалов. Судя по количеству отпитого и лишь слегка объеденной грозди винограда, мама приехала совсем недавно. Но даже за этот короткий промежуток времени они успели заметно сблизиться. Огромная волосатая лапища дяди Арсена ненавязчиво поглаживала загорелое мамино бедро, впрочем, услужливо к этому подставленное самой обладательницей. Саму женщину такое положение дел ничуточки не смущало, наоборот, было заметно, что такое внимание со стороны мужчины ей приятно. Красивые глаза заволокло томной пеленой, носок левой ноги, сексуально закинутой на правую, игриво покачивался в такт движению руки мужчины.

Выглядела мама безумно сексуально. На свидание она одела свои любимые коротенькие белые шортики в обтяжку, которые очень выгодно подчеркивали округлость ее восхитительной попы и маленький голубой открытый топ, причем без лифчика — его отсутствие выдавали рельефно выступающие бусинки возбужденных сосков. Загорелые стройные ножки венчали голубенькие также, в тон топу, легкие босоножки на изящном тонком каблучке — шпильке.

Яркий макияж красиво подчеркивал слегка прищуренные в неге глаза, на щеках играл нежный румянец возбуждения.

Кавалер моей родительницы был одет просто, но со вкусом — в легкие парусиновые брюки и белую рубашку с коротким рукавом. Ворот был широко распахнут, открывая страшно мохнатую широченную мужскую грудь, на которой покоилась увесистая золотая цепь.

Вообще дядя Арсен был типичным представителем своего народа — страшно огромный, плотный и высокий дядька, слегка обременённый небольшим животиком и отсвечивающий традиционной залысиной. Руки, грудь, да и наверняка остальные части его тела, прикрытые одеждой, покрывали густые черные волосы. Но в целом он производил довольно приятное впечатление респектабельного, обходительного, немолодого мужчины. Маман рядом с ним выглядела совсем миниатюрной, как школьница — одинадцатиклассница.

Разговор складывался, мамка с интересом слушала своего собеседника, глядя ему прямо в глаза, то и дела срываясь на громкий веселый смех. Руки ее то и дело, как бы невзначай, ложились на лохматые запястья своего кавалера, нежно теребя и поглаживая их. Один факт тут же привлек мое внимание. На ее правой руке, среди другого золота, на безымянном пальце красовалось обручальное колечко. Значит, она даже и не пыталась скрыть факта своего замужества, сознательно давала знать о своем положении. Хотя, наверное, это было лишено смысла, ведь дядя Арсен, хоть и шапочно, был знаком с нашей семьей.

Вино в бокалах подошло к концу и Арсен, что то сказав маме, взял в руки бутылку и вновь наполнил их. Затем произнес что то вроде короткого тоста, мамка лишь согласно закивала, восторженно глядя на своего кавалера. Раздался тонкий звон соприкоснувшихся бокалов и их руки переплелись. Пили «на брудершафт». Сделав маленький глоточек, маман чуть приблизилась к мужчине, и глядя ему в глаза каким то завороженно — возбужденным взглядом, повернула свое лицо к его.

Дядя Арсен тут же приник к ее губам страстным поцелуем, мама так же сладко ему отвечала, закрыв от удовольствия глаза. Поцелуй затянулся, бокалы были отставлены в сторону, руки женщины страстно оглаживали могучие плечи любовника.

Скосив глаза вниз, я увидел, что огромная ладонь мужчины уже перекочевала на мамины шортики и теперь толстые пальцы нетерпеливо расстегивали пуговичку на них. Мамку это ни сколько не смущало, даже наоборот, она податливо раздвинула ножки и подалась своим крутым «передком» навстречу любовнику.

Скользнула вниз коротенькая ширинка мамкиных шортиков и ладонь дяди Арсена проворно погрузилась под маленькие белые трусики, выглядывающие теперь наружу. Мамка беспокойно заерзала на стуле, совершая какие — то вращательные движения попой, и, сладко застонав, еще крепче прижалась к мужчине. Бугор, образовавшийся в маминых шортах от пребывания там широкой пятерни любовника, то вздымался, то вновь оседал. Арсен умело и настойчиво массировал мамино влагалище, доставляя ей неземное наслаждение. Это было заметно по характерным движениям бедер, которые, то с силой сжимались, то расслабленно раздвигались, по нетерпеливо ерзавшей по стулу попке, по сбившемуся дыханию и сладким постанываниям.

Ее ладони уже сползли вниз по объемному крепкому телу и вовсю наглаживали солидных размеров бугор, выросший на брюках мужчины в области паха.

Через несколько минут таких вот взаимных ласк, дядя Арсен, наконец, оторвался от губ мамки, что то сказал, и, высунув из ее шортиков свою руку, с улыбкой поднес ее к лицу родительницы. Пальцы влажно поблескивали на солнечном свете, видимо, там внизу у мамы был настоящий потоп.

Мамка смущенно улыбнулась и, залившись краской, рассмеялась, кивая ему в ответ.

Мужчина тоже улыбнулся и еще ближе поднес свою руку к ее лицу, коснувшись влажной ладонью ее губ. Мама вдруг посерьезнела, и прикрыв в истоме глаза, сначала лизнула, а потом и вовсе засосала его пальцы, тщательно слизывая с них любовный сок.

Арсен одобрительно потрепал ее по щечке, взял за руку и потянул за сбой сторону двери. Мама забавно семенила рядом на своих высоченных шпильках, рукой придерживая спадающие шортики.

Тут уже ловить было нечего, пришлось менять дислокацию, выискивая наиболее удобное место для наблюдения.

Беглый осмотр окон первого этажа положительных результатов не дал. Парочка просто исчезла из вида. Неужели они ушли на второй этаж? Но по моим, хоть и не подтверждённым сведениям, окончательно доделан он не был, там до сих пор еще кипел ремонт. Но вдруг все — таки я не прав? Тогда плакали наши замыслы, летать, к сожалению, мы не умели. Но сегодня госпожа удача была на нашей стороне.

В дальнем крыле большого дома притаилось небольшое окошко, незамеченное нами. Слишком неброское оно было на фоне огромных панорамных витрин. Надежда, как известно, умирает последний, и это и был наш также последний шанс. Если не здесь, то пиши пропало...

Не успели мы подобраться поближе к заветному окну, как оно с шумом распахнулось и оттуда показалась белокурая мамкина макушка. Мы едва успели нырнуть обратно за угол, буквально влепившись в стену.

— Арсенчик, давай окно откроем, а то духота невозможная! — ясно услышали мы голос моей маман. Слышимость в дальнем углу двора была отличная, не то что на веранде.

— Открывай, Свэтик! — услышали мы знакомый акцент дяди Арсена, — Только нэ говори потом что сюда всэ сосэди на твои крики сбэжались!

— Ой да ладно, какие соседи, тут тишь да гладь сейчас, все в городе! — небрежно отмахнулась мама — Да и вообще, пусть завидуют, какой мне мужчина достался, правда ведь, Котик?

— Всэ, иди сюда, кошэчка! Сэйчас будэм тэбэ под хвостик заправлять! — громко загоготав, ответил он.

В оконном проеме вихрем золотым вихрем взметнулась густая копна волос — мамка на каблуках развернулась в комнату, к своему ухажеру.

— Ммммм... а ты не боишься? У кошечки острые коготки! — игриво мурлыкая, произнесла маман. Голос ее сбился, возбуждение переливалось через край.

Ответа не последовало, в комнате раздались громкие тяжелые шаги и через мгновение из окна показались две огромные мохнатые лапищи, обвившие тонкую женскую спинку. Дядя Арсен так навалился на мамку, что они оба чуть не вывались из окна. Мама весело взвизгнула и тоже обняв, прижалась к мужчине, пытаясь удержаться. Их переплетенные тела покачивались из стороны в сторону, маман, улыбаясь, смотрела прямо в глаза своему любовнику. Их губы одновременно потянулись к друг другу и через мгновение они слились в страстном горячем поцелуе. Сквозь громкое влажное причмокивание, раздавались томные мамины стоны, тельце ее то и дело дергалось и проседало в мощных объятьях мужчины, видимо, Арсен вновь добрался до ее горящих складочек.

Наконец, с трудом оторвавшись от ласкающих ее губ, маман, страстным, полным огня голосом зашептала своему любовнику:

— Ну, приступим? Я не могу больше! Хочу тебя!

— Что, нэ тэрпится? — со смешком ответил он — Эээ, знаю я, как вы, дэвки, большие елдаки любитэ! Ладно, тащи свою аппэтитную попку на кровать, сэйчас я ее дэлать буду!

Золотая макушка в окне согласно кивнула и исчезла из вида. Через мгновение женская рука положила на подоконник сначала маленькие белые шортики, а затем и беленькие трусики. Раздался звонкий цокот каблучков по лакированному паркету и скрипнули кроватные пружины.

— Иди сюда! — позвала мама своего любовника нежным голосом — Я хочу посмотреть на него!

Теперь позиция у окна была свободна. Затаив дыхание, мы с Максом на цыпочках стали пробираться к новому наблюдательному посту.

Как всегда, первым заглянуть в комнату решился я. Комнатка оказалась довольно маленькой, но уютной. Здесь была небольшая кровать, журнальный столик, с фруктами и вином, небольшие тумбочки по углам. Мама сидела на кровати, широко раздвинув свои загорелые ножки, а между ними стоял дядя Арсен, глядя на нее сверху вниз. Ее наманикюренные пальчики проворно колдовали над ширинкой мужчины. Наконец, справившись с нехитрой застежкой, мамка потянула его штаты вместе с трусами вниз. То, что выскочило оттуда ей навстречу, повергло в шок не только ее. Огромный член, размерами напоминавший батон докторской колбасы, плавно раскачивался прямо перед ее большими, как блюдца глазами, едва не задевая нос. Бордово — фиолетовая головка словно шляпка гриба нависала над мощным стволом.

В комнате повисла тишина, прервавшаяся восхищенным женским вздохом:

— Хуяссе... Какой большой мальчик!

— Нравится, Свэтик? — с ухмылкой спросил дядя Арсен.

— Не знаю! А ты точно им уже кого то трахал, ну в смысле женщин? — залепетала околесицу мамка, не спуская удивленно распахнутых глаз с мужского достоинства. Достоинства, с огромной я бы сказал, буквы.

— Еще как трахал, Свэтик, и всэм хорошо было! — Заливаясь громким хохотом, ответил Арсен — И тэбе хорошо будэт!

Мама неуверенно положила руку на основание толстого ствола, пытаясь обхватить его своей маленькой ладошкой. Обхватить его полностью ей так и не удалось. Осторожно, словно боясь, что член вырастет еще больше, она скользнула рукой по стволу вниз, оттягивая кожицу от крупной головки.

— Губками, Свэтик, губками! — подсказал завороженной зрелищем мамке Арсен.

— Угу... — как то невнятно ответила она, все еще не сводя широко раскрытых глаз с огромного мужского прибора.

Затем она вдруг собралась, взяла себя в руки, и прикрыв глаза, поцеловала своими нежными губами бордовую «шляпку» головки. Затем пошире открыла ротик и осторожно обняла губами навершие. Голова ее чуть подалась вперед, нежное колечко ее пухлых губ, растягиваясь, с трудом пропускало внутрь рта возбужденную мужскую плоть. Едва засосав огромную шляпку головки, маман остановилась, смешно тараща снизу вверх круглые от удивления глаза на Арсена. Ротик ее был растянут до предела.

Обхватив ладошкой мощный ствол у основания, мамка, напрягшись, «снялась» с распиравшего его рот члена.

— Нет, Арсенчик, прости, не могу я такой сосать! — откашлявшись, промямлила мама — Он мне в рот не помещается!

— Ну как это не помэщается? — деланно возмутился мужчина — У твоэй подруги Марины только так помэщался!

— Нашел с кем сравнивать! — ухмыльнулась в ответ мама — Она ж по два члена не глядя заглатывает!

При этих словах глаза Макса значительно округлились.

— Ну вот и брала бы примэр с подруги! — посоветовал ей Арсен.

— А я, по твоему, здесь что делаю? — рассмеявшись, ответила родительница.

— Умничка, Свэтик, тогда нэ отвлэкайся! — потрепав мамку по густой «холке», похвалил

мужчина.

— Ну Зай, давай я лучше его ручками поставлю, а потом между сисек погоняешь? — с

надеждой и мольбой заныла мама.

— Свэточка, твой сладэнький говорливый ротик должэн быть занят сэйчас другим дэлом! —

Арсен оставался непреклонен.

— Блин, какой ты все таки противный! — деланно обиделась мамка, но ладошками принялась усердно разминать вздыбленную мужскую плоть.

Широко раскрытые губки охотно обхватили блестящую от ее же слюны головку, и сладко зачмокали на мужском естестве.

Дядя Арсен откинул голову назад, закатив к небу глаза, и ласково поглаживал снующую на члене мамкину макушку.

— Умничка, Свэтик, умничка! — нахваливал он любовницу.

Умелыми стараниями маман, член быстро принял боевую стойку «смирно» и теперь победоносно возвышался к потолку синевато красной грибовидной головкой.

— Ну, как, Зай, тебе понравилось? — похотливо улыбаясь поинтересовалась мамка.

— Это было что то, Киска! — восторженно отозвался Арсен — Ты прирождэнная сосальщица!

— Мурррр... спасибо! — игриво отозвалась она — Может и ты меня порадуешь?

С этими словами она откинулась на спину и призывно раздвинула ножки.

— Ну что ж, сама напросилась! — громко вскрикнул он, и борцовским прыжком бросился на колени. Руками он обхватил бедра женщины и резко рванул их на себя, так, что миниатюрная фигурка мамки подпрыгнула на диване, очутившись на его краю. От неожиданности мама громко взвизгнула и тут же заливисто рассмеялась, брякнув уже обосновавшуюся в ее промежности голову мужчины маленькой диванной подушечкой.

— А эсли будэшь драться, я буду кусаться! — нарочито серьезно пригрозил дядя Арсен.

Его широкий, небритый вокруг рот, припал к гладенькой, словно девчоночьей, щелочке любовницы и звучно засосал ее в себя. Игривое настроение мамы тут же начало сменяться сладкой истомой страсти, отражающейся на ее красивом лице. Густая копна волос цвета золота разметалась по подушке, руки страстно теребили лысоватую голову мужчины, сильнее прижимая ее к промежности. Натружено сопел и влажно причмокивал дядя Арсен, трудясь над перевозбужденной маминой киской, с губ женщины срывались протяжные сладкие стоны удовольствия и благодарности.

— Так, Зая, т... ааак... — в перерывах между стонами, не своим голосом выдавливала из себя женщина — Еще! Еще!

Хорошенько размяв и так вовсю текущее влагалище, Арсен перешел к новой технике. Вставив указательный палец правой руки между призывно приоткрывшимися мокрыми губками, он вновь засосал в себя мамину писю и резко и сильно стал мотать головой из стороны в сторону, разбрызгивая вокруг не прекращающую течь обильную смазку. Палец его сновал во влагалище с той же бешеной скоростью. Мамка вдруг выгнулась дугой, протяжно застонала, руками обхватив спинку дивана. На мгновение она застыла в этой необычной позе, после чего с громким вскриком сорвалась, конвульсивно согнувшись, и тело ее задергалось в сладких судорогах оргазма. Отпихнув руками раскрасневшееся лицо мужчины от своей киски, мамка завалилась на бок, обхватив ладонями горящую промежность. Животик женщины продолжал конвульсивно сокращаться, унося женщину в сладкие вершины наслаждения.

Так продолжалось около минуты. Дядя Арсен сидел на полу, обхватив колени своими могучими ручищами и с улыбкой наслаждался неистовой оргазменной феерией своей молодой любовницы. Наконец, мама затихла, и приоткрыла крепко зажмуренные глаза. С ресниц по щекам слезами удовольствия побежали черные капельки туши.

— Арсенчик, это было что то... — с трудом вы давила из

охрипшего горла маман.

— Аааа, дэвочка, понравилось? — со смехом спросил польщенный мужчина.

— Еще бы!!! — приподнимаясь на диване и вытирая растекающуюся тушь, с улыбкой ответила мама.

— Будэт тэбе, Свэтик и эще!! — многозначительно пообещал Арсен — Твой, то навэрное так нэ дэлает?

— Ха! Мой... — усмехнулась в ответ маман — Он и не знает, наверное, что так делать можно! Насасываешь — насасываешь ему каждый раз... А он... — и махнула рукой.

— Вот видэшь, Свэтик, как я для тэбя стараюсь! — возгордившись, похвастался он.

— Спасибо тебе, Зай! — искренне поблагодарила его моя родительница — И я для тебя постараюсь! — подмигнув мужчине, добавила она — только дай мне минутку носик припудрить, а то растеклась вся! И охладиться чуток!

С этими словами она упорхнула из комнаты, бросив на ходу:

— Не скучай, Котик! Я скоро!

Как по команде, не сговариваясь, мы с Максом перебазировались к соседнему окну, ведущему в зал. По комнате в сторону ванной уже дефилировала полностью голая мамка, мерно постукивая по паркету тонкими каблучками. Зрелище абсолютно голой, развратной, возбужденной женщины, моей мамы, свободно разгуливающей по дому любовника, необыкновенно волновал и завораживал.

Аппетитная круглая попка, изящно вильнув на повороте, скрылась за дверью ванной. Только скинутые на входе босоножки напоминали о ее присутствии. С минуту шумела включенная вода, затем дверь открылась, и оттуда выскочила на ходу вытирающаяся большим махровым полотенцем, такая же голая, как и была маман. На цыпочках, чтобы сильно не замочить паркетный пол, она пробежала к дивану и взяла свою сумочку. Наскоро вытершись полотенцем, оставила его тут же и, прихватив косметичку, направилась к большущему зеркалу висящему на стене. В ход тут же пошли тысячи ухищрений дорогой косметики. Аккуратно розовым блеском она подвела сочные губы, сделав их влажно блестящими и притягательными, яркой черной тушью подвела густые ресницы и нанесла синеватые блестящие тени. Все это делалось тщательно, любовно. Было видно, как сильно хочет она произвести впечатление на своего любовника. Когда, Наконец, образ был завершен, женщина еще раз придирчиво окинула взглядом свое хорошенькое отражение, и, с улыбкой ему подмигнув, легкими касаниями рук поправила прическу. Уже направившись было к заветной двери спальни, она вдруг осеклась на полушаге и вновь побежала к ванной, за забытыми там босоножками. Только упаковав в них свои изящные ножки, мама, наконец, уверенным шагом направилась в объятья к своему «мавру».

— Тук — тук — тук! — входя в дверь постучала она по ней кулачком — Не помешаю?

— Нэт — нэт! Ну развэ можно? — затараторил заждавшийся Арсен.

— А кто это тут нас заждался? — игриво улыбаясь нагнулась мама к не потерявшему своей упругости мужскому органу — Кто это хочет ко мне в теплую писечку? Ну?

С этитми словами она уселась на диван рядом с Арсеном и прильнула к нему всем телом, нежно обняв за плечи. Губы их слились в жадном, ненасытном поцелуе, в процессе которого мужчина начал подминать под себя хрупкое женское тельце. Оказавшись сверху, раздвинув собой стройные мамкины ноги, Арсен оторвался от ее губ и опустил глаза вниз, где в напряженном ожидании завис нетерпеливо торчащий член, над призывно приоткрытыми лепестками женского влагалища.

— Ну тэпэрь, егоза, никуда нэ дэнишься! — страстно прорычал он.

— Никуда, Котик! — заверила его мамка, пожирая его плотоядным взглядом.

Направив правой рукой огромную, грибообразную головку ко входу во влагалище, мужчина чуть повел бедрами и могучая плоть мягко расплющила размякшие губки.

— Пэрвый раз будэт туго! — предупредил он.

Маман лишь сосредоточено кивнула, всем своим нутром приготовившись принимать в себя его огромную дубинку.

Арсен поудобнее перехватил в своих могучих ручищах мамины бедра и медленно начал вдавливать свой огромный кол в женщину, навалившись на нее всем своим весом и подтягивая ее к себе руками. Медленно и очень неохотно губки вагины раскрывались, принимая в себя округлое навершие широкой головки.

Болезненная гримаска исказила мамкино лицо, кулачки отчаянно мяли диванное покрывало. Миллиметр за миллиметром утопал толстый стержень между широко раздвинутых женских ног.

— Погоди, миленький, дай привыкнуть! — болезненно прошептала мамка, уперевшись ручками в широкую мужскую грудь.

— Расслабься, Свэтик, нэ зажимайся! — подбадривал ее любовник — Осталось нэмножко! Дыши глубжэ, и он пойдэт! Давай вмэсте дышать!

— Давай! — неуверенно согласилась родительница.

— Раз — и вдох! Два — и выдох! Ну! — приговаривал дядя Арсен, вновь возобновив давление члена на промежность женщины.

Вслед за мужчиной мама старательно сделала глубокий вдох, а по его сигналу резко и глубоко выдохнула. В этот момент Арсен резко качнул бедрами и крупная головка проскочила внутрь маминого тела.

— ОЙ! А ты уже там? — удивленно и обрадованно спросила маман.

— Да, Свэтик, уже там! Эще нэмного осталось! Дальше нэ больно будэт, дальшэ будэт приятно! — заверил он ее.

Посильнее надавив мужчина плавно и до конца ввел свой немаленький орган в женское влагалище.

Подождав с минуту когда нежные стеночки женских внутренностей достаточно расправятся и растянуться под напором его члена, Арсен наклонил голову к маминому лицу и страстно засосал ее губы. Женщина ответила на поцелуй не менее страстно, обвивая длинными стройными ногами литую спину кавказца.

— Ну все, поехали! — еле оторвавшись от любовника, прошептала мамка — Только сначала не гони!

Дядя Арсен медленно приподнял таз и объемистый ствол медленно начал выползать из влагалища, вытягивая обратно завернутые внутрь малые губки.

Мама сдавленно охнула, но тут же подбодрила любовника:

— Так... так... ты все делаешь правильно... не быстро... И не вынимай пока весь!

Выйдя где то наполовину, могучий орган двинулся в обратный путь. Входил он уже куда легче, не причиняя принимающей его женщине особого дискомфорта.

Через пару минут осторожных и плавных фрикций член уже уверенно сновал по всей своей длине в податливом женском лоне. Темп нарастал, каждое движение теперь сопровождалось натруженным скрипом диванных пружин и сладостными женскими вздохами. Острые коготки маникюра страстно царапали мохнатую необъятную спину любовника, отчего распаленный мужчина с удвоенной энергией продолжал долбить могучим членом извивающееся под ним тело. С каждым заходом вглубь малые губки мамкиной киски с громким хлюпом исчезали в ее недрах вместе с толстым стволом и вновь выворачивались наизнанку на выходе.

Через пару минут такой активной бомбардировки мамкиного влагалища, Дядя Арсен прохрипел:

— Куда?

Маман поняла его с полуслова. Хотя это угадывалось и по участившемуся громкому дыханию, и по ускорившимся движениям бедер мужчины.

— Ку... куда хочешь... ммм... милый! — задыхаясь от душащих ее сладостных стонов, пролепетала развратница.

Буквально через мгновение Арсен резко выдернул из своей партнерши дымящийся орган и резво полез на нее. Догадавшись, куда собрался излиться мужчина, мамка поудобнее поднырнула под любовника, давая ему возможность усесться у нее на груди. Отточенным, по военному — четким движением она прикрыла глаза и широко открыла рот. Видимо, сказывался богатый опыт институтских лет. И чутье ее не подвело — в тот же миг из крепко зажатой в кулаке головки, брызнула густая белесая струйка, прочертив носик, верхнюю губку, услужливо подставленный язычок и подбородок женщины. От неожиданности мамка мотнула головой в сторону и следующий «заряд» залил ей левый глаз и щеку. Следующую же струйку родительница ловко поймала в подставленный для нее ротик. Пару раз дернув могучей рукой, дядя Арсен «сдоил» последние капельки на плотоядно улыбающуюся мордашку партнерши и тяжело отвалился на спинку дивана.

Маман все еще пребывала в сладкой прострации от безумного секс — марафона, устроенного ей любовником, и томно нежилась на диване, не отрывая прикрытых в неге глаз, и что то сыто мурлыкая себе под нос. Пальчиком она аккуратно собирала перламутровые капельки и потеки со своего лица и улыбаясь отправляла их себе в рот.

— А ты ничего, вкусненький! — наконец, приоткрыв не залепленный спермой глаз, похвалила она.

— И за прямое попадание в глаз тебе очков десять! — смеясь, добавила она — Щипит теперь! А в целом, ты был совсем не плох, Котик!

— Подожди, Кошэчка, это была только разминка! — хохотнув, ответил ей любовник.

— Правда? И чем же, ты марафонец, хочешь меня еще порадовать? — в том же игриво — похотливом тоне интересовалась она. Платочком она тем временем старательно вытирала испачканный глаз.

— Ооо!!! У нас Свэтик, впэреди большая развлэкатеэльная программа! — заверил маман Арсен.

— Ну тогда, Зай, иди ко мне под бочок, и давай сюда свою эстафетную палочку! — Ласково поманила его мама — Будем в ней боевой дух поднимать!

Арсен с готовностью передвинулся на диване, вновь забравшись на удобно расположившуюся под ним партнершу, и поднес свой пока мягко обвисший орган к ее лицу. Мамка уже уверенно и без боязни обхватила ладошкой висящую «колбасу» у основания и не задумываясь отправила ее себе в рот. Умелые ласки чувствительной головки нежными губами и активный массаж ладошками ствола делали свое дело. Под аккомпанемент сладких причмокиваний мужской орган окреп и поднял набухающую головку.

— Ну вот, маленький, — ласково ворковала с членом любовника мама — Хорошо у меня в ротике? А как моя писечка — то по тебе соскучилась!

Со стороны было очень забавно наблюдать как обнаженная, красивая женщина разговаривает с мужским пенисом, словно с маленьким ребенком.

Вскоре Арсен взял инициативу в свои руки. Под умелыми ласками могучий член быстро окреп, и теперь его обладатель просто наглым образом трахал в рот свою пассию.

Напор был силен, судя по тому, как тяжело дыша, маман сплюнула на себе на подбородок солидную порцию слюней, когда массивная головка, наконец, покинула ее рот.

Теперь кавказец водил огромным, блестящим от слюны органом по упругим круглым грудям любовницы. Горячая влажная плоть обжигала и без того раскаленные полушария, доводя возбуждение женщины до точки кипения.

— Ну давай, Котик, натяни меня! — страстно прошептала она — Ты ведь хочешь этого, правда? Мамка неистово вращала бедрами, пытаясь поймать жаждущим влагалищем его бойца. Не став долго искушать изголодавшуюся самку, кавказец переместился ниже и вновь начал пристраивать свой агрегат к истекающей соком норке. Родительница тут же активно заерзала попкой, поудобнее укладываясь под могучим телом и ловко закинула стройные ножки ему на плечи.

В разработанное и хорошо смазанное влагалище член вошел как нож в мягкое масло. Не было ни натруженных хрипов, и стонов боли. Только мягкое сочное хлюпанье и сладострастный женский вздох. Не было нужды и в аккуратном введении. Арсен сразу взял хороший темп, покрепче навалился на ноги любовницы и с упоением начал гонять своего объемистого красавца в восхитительно нежных женских недрах. Поза, выбранная мамкой позволяла мужчине проникать максимально глубоко, плотно массируя крепкой головкой заповедные закоулки влагалища. Все это, в купе с активной стимуляцией чувствительного, возбужденного клитора, доводило женщину до исступления. Она рычала, как тигрица, голова неистово металась по подушке, разбрасывая в стороны золотые локоны. Ладошки, крепко сжатые в кулачки отчаянно мяли простынь. Тела любовников покрывались блестящим потом. За количеством ее оргазмов трудно было уследить, казалось, это был один затяжной оргазм. Дико скрипели диванные пружины, неприлично громко хлюпала сочащаяся женская вагина, мутным пятном заливая простыни под разгорячившимися любовниками. Казалось этой незабываемой какофонии звуков любви не будет конца.

— А... Арс... Арсенчик, милленький, поо... п... подожди! — вдруг услышал я сквозь стоны жалобный голос родительницы.

— Что случилось? — недовольным голосом поинтересовался дядя Арсен. Он только — только набрал приличный темп, желая окончательно «доконать» этим свою партнершу.

— Зай... Дай мне остыть! — жалобно заныла маман — У меня весь клитор горит!

— Ну и что? — не понял Арсен.

— Как что! Я даже докоснуться до него не могу! Не то что твоей дубиной тереть! Я уж и забыла давно что такое кончить нормально, а тут такая долбежка!

— И что дэлать тэперь? — нетерпеливо спросил мужчина.

— Что дэлать, что дэлать! — передразнила его мамка — Заголять и бегать! Мне, думаешь, самой не хочется?!

— Есть холодненькое что нибудь? — поинтересовалась она.

— Нуууу... — замялся Арсен — Может в холодильнике что?

— Ладно, домохозяин! — махнула мама на него рукой — пойду сама что нибудь поищу!

Вернулась она через пару минут, забавно вышагивая по комнате с зажатой между ног бутылкой шампанского. Бутылка была обернута мокрым полотенцем.

— Шампанское в номер заказывали? — шутливо спросила мамка.

— Заказывали, заказывали! — в той же манере ответил ей Арсен — Заноситэ!

— Ой, как же хорошо то! — возвестила мама, плюхаясь на диван рядом с любовником — Холодненькое! Скоро буду готова!

— Свэтик, а давай я тэбя в попку попробую! — предложил дядя Арсен.

Опасливо смерив взглядом не опавшую еще «колбасу», маман засопротивлялась:

— Потом, Зай, в попку попробуешь! А то и туда бутылку вставлять придется!

И чтобы побыстрее уйти от скользкой темы сказала:

— Я готова почти! Дери как угодно, только не спереди, ок?

— Ну ложись тогда на животик! — похлопал он по дивану возле себя — Таких попастых и надо сзади брать!

— Спасибки за комплимент! — повиляв названной частью тела, маман улеглась на диван.

Арсен молодцевато, одним прыжком оседлал свою пассию подмяв ее под себя и, рукой раздвинув аппетитные булочки заправил член в непривычно холодное, но все такое же скользкое влагалище. Мужчина «взял с места в карьер», раздались громкие хлопки его живота об упругие полушария восхитительной мамкиной попки, и комната вновь наполнилась приглушенными женскими стонами. Новая поза пришлась по вкусу обоим — Дядя Арсен азартно вколачивал изящное тельце в диван, а маман, сотрясаемая мощными толчками сзади, громко стонала, закусив зубами подушку. Руки ее никак не находили себе места, судрждно обхватывая то подлокотник дивана, то многострадальную подушку.

Вновь громко захлюпало — мама была опять на грани оргазма и влагалище щедро оросило «трущиеся поверхности» новым обильным приливом сока. В мягкой и скользкой каше растраханной вагины член ходил ходуном. Почувствовав судорожные сокращения горячих стеночек вокруг своего бойца, мужчина ускорил темп, просто вбивая свою любовницу в мягкую плоть кровати, и, дав ей разразиться очередным долгожданным оргазмом, перестал сдерживаться сам. Засадив своего скакуна поглубже в уютную норку, он с рыком начал накачивать горячее лоно не менее горячей спермой. Женщина под ним затихла, изредка вздрагивая от сотрясающих ее тело оргазменных судорог, покорно принимая в себя бойкие струйки, заполнявшие все ее внутренности.

Грузно повалившись на распростертое под ним тело, Арсен сгреб его огромными ручащими и прижал к себе. Мама, расслабленно улыбаясь, попыталась развернуться к нему лицом, но не смогла и с места сдвинуть тяжелую тушу самца, лежащего на ней. К тому же сзади она все еще была надежно «зафиксирована» его членом.

— Тайм — аут, Котик! — словно в прострации, не прекращая томно улыбаться, промурлыкала маман — Ты меня укатал! Вытаскивай из меня своего малыша и я душ!

Арсен нехотя отвалился от такого притягательного и соблазнительного женского тела и его уже начавший терять упругость орган, мягко выполз из сочащегося влагалища, потянув за собой горячую белесую струйку.

Мамка, выбравшись, наконец, из медвежьих объятий любовника, осторожно поднялась с любовного ложа, ладошкой старательно прикрывая текущую щелочку.

— Сколько ж ты в меня накачал? — шутливо отчитывая мужчину смеялась мамка — Из меня как из ведра течет!

Арсен, развалившись на диване с видом сытого кота, самодовольно ухмылялся.

— Зай, я подмываться, пока из меня тут лужа не натекла, и снова к тебе! — смешно ковыляя к двери с зажатой между ног ладошкой, промурлыкала маман — Я скоро!

— Бэги, Свэтик! — напутствовал ее с дивана дядя Арсен — Я сэйчас тоже подойду!

Вновь перебазировавшись к широкому окну зала, мы с Максом осторожно приникли к подоконнику. Мама уже была у дверей душа и скидывала с ног босоножки. Через мгновение она исчезла за ней. Минут пять мы слушали звуки льющейся воды, сожалея, что не можем видеть сквозь стены, как вдруг дверь спальни распахнулась и оттуда выплыла мохнатая кряжистая фигура кавказца. Это произошло так быстро, что мы молниеносно отскочили от окна и буквально вжались в кирпичную стену.

А дядя Арсен, ничего не подозревая, не спеша прошлепал сначала на кухню, вернувшись оттуда с бутылкой шампанского и крупной гроздью винограда, а затем без стука вошел в ванную.

Звуки воды плавно стихли, раздались невнятные приглушенные голоса. Разобрать о чем они говорят было невозможно — мешали стены и плотно закрытая дверь. Хлопнуло шампанское — послышался восторженный женский визг и громкий мужской смех. Затем опять громко визжала, смеясь, мама и что — то кричала. Видимо, Арсен, как следует встряхнув бутылку, начал окатывать из нее уворачивающуюся мамку. Затем все стихло и вновь полилась вода, а под ее аккомпанемент отчетливо стали слышны приглушенные женские стоны и негромкие шлепки соприкасающихся мокрых тел. Минут 15 мы с другом наслаждались этой романтической какофонией звуков, затем мама вскрикнула громче обычного и все стихло. Выключили воду, вновь раздались приглушенные разговоры, смех. И вот наконец дверь ванной распахнулась, и оттуда появилась сначала завернутая в короткое полотенчико стройная мамкина фигурка, а потом и массивная, словно глыба, туша ее любовника. Выглядели оба накупанными и посвежевшими. У дверей парочка остановилась, мама закинула тонкие ручки на могучие плечи любовника и притянула своим губам. С минуту они страстно целовались, а широкие ладони мужчины тем временем, забравшись под коротенькое полотенце разминали округлые булочки мамкиной попки.

Нехотя оторвавшись от страстно засасывающих ее губ, маман ласково прошептала:

— Ну иди, Зай, я сейчас приду к тебе, только подготовлю кое что, а ты пока подготовь нашу постельку!

— И что жэ такоэ ты мнэ приготовишь? — продолжая активно лапать упругие половинки, проворковал Арсен.

— Увидишь! — с улыбкой заверила его мамка — Но уверена, тебе очень понравиться!

— Ну — ну! — доверительно промычал мужчина, на прощание звонко впечатав свою пятерню в круглую попку женщины.

— И не подглядывай! — давала последние наставления своему любовнику маман, скидывая с себя ненужное полотенце.

Как только дверь спальни захлопнулась за мужчиной, мамка устремилась к своей сумочке, все еще сиротливо лежащей на журнальном столике и, покопавшись, извлекла оттуда мобильник.

Уютно устроившись на мягком диванчике, подсунув под себя одну ногу, маман нашла в списке нужный номер и в ожидании ответа свободной рукой теребила спавший на грудь непослушный локон.

— Алло, Маришка? — заулыбавшись, оживилась она, когда абонент на другом конце соизволил взять трубку.

— Да... да,... У него!

— Ты еще спрашиваешь!!! Ооогромный!!!

— Уже пару часов кувыркаемся! И сейчас опять пойду! Мариша, это просто улет!

— Ну ладно тебе, Лапа, ты на прошлых выходных ведь отрывалась! За мной должок! Как там мой — то кстати? Не звонил?

— А Сашка? Ааа... Ну пусть купаются! Я тоже только что из душа!

— Да, вместе...

— Ну как как? Супер!

Тут она вдруг перешла на шепот и прикрыв трубку ладонью, заговорщицки обернулась на дверь.

— Я хочу ему в попу дать!

— Ну и сама хочу, и он просит...

— Я боюсь! Ты его «колбасу" — то видела?!

— И ничего!... Он меня пополам порвет!

— Да что ты все про пизду! Пизда она для этого и предназначена!

— Ладно... Да решилась уже! Ты подскажи, как получше то будет!

— Ага... Смазка... Побольше... Так... Угу...

— Угу... Угу... Ему тоже смазать?...

— Спасибо, Мариш! Что бы я без тебя...

— Уф, ну спасибо, то есть к черту!

— Звони через пол часика, послушаешь, чем мы занимаемся! Как успехи спросишь!... Ага...

— Ну пошла, а то заждался наш жеребец!... ага... Ну все, чмоки!

Чему то задумчиво улыбнувшись, мама отложила телефон и хлопнув себя по коленкам, подпрыгнула с дивана. Легко пританцовывая, и мурлыча под нос какой то веселый мотивчик, маман опять нырнула необьятные глубины своей сумочки и извлекла оттуда круглую белую баночку, которую вручила ей тетя Марина. Повертев ее перед глазами, она, что то сосредоточено прочла на ее боку и направилась к зеркалу.

Поставив баночку на небольшое трюмо рядом она открутила белую крышечку и осторожно зачерпнула средним пальцем немного ее содержимого. На вид оно напоминало студенистый полупрозрачный крем. Развернувшись спиной к высокому настенному зеркалу, мамка слегка наклонилась вперед, оттопырила попку и свободной рукой раздвинула округлые половинки, приоткрывая притаившуюся в жаркой ложбинке между ними аккуратную розовую звездочку. Развернувшись в пол оборота, женщина смотрела на свое отражение. Мазнув самый ее центр смазкой, мама осторожно и неспешно начала размазывать густую студенистую массу вокруг. Тщательно размазав первую порцию, она зачерпнула пальцем еще крема и также размеренно и усердно начала втирать его в самую серединку розовой звездочки, которая с каждым движением все охотнее проминалась под настойчивым массажем. Раз от раза, пальчик буквально самым кончиком начал проваливаться в расслабляющуюся дырочку. В очередной раз, зачерпнув обильную порцию крема, мамка осторожно положила палец на все еще сжатую дырочку и легко надавила. Практически не сопротивляясь, хорошо смазанное расслабленное колечко легко пропустило его внутрь. Теперь он был там желанным гостем. Раз за разом все новые щедрые сгустки смазки отправлялись в темные горячие недра, тщательно смазывая и покрывая тоненькой маслянистой и невероятно скользкой оболочкой каждый уголок заветной дырочки.

Когда, наконец, подготовка была закончена, глубокая ложбинка между красивыми кругленькими полушариями аппетитно блестела от обилия смазки, а маленькая (пока что!) дырочка в ее середине, призывно приоткрылась. Мамка удовлетворенно кивнула своему отражению, и вытерев перемазанную руку полотенчиком, взялась подводить макияж.

Свежая «боевая окраска» и изящные босоножки на каблуке, занявшие свое законное место на стройных загорелых ногах — и вроде все готово.

Прихватив с собой баночку со смазкой и мобильник, мама, наконец, отправилась в спальню. Замерев на мгновение перед дверью, она выдохнула, будто перед стопкой водки, и взяв волю в кулачок, вошла в комнату.

Надо ли говорить, что мы с Максом оказались у окон спальни чуть ли раньше ее!

— Заждался, Зайка? — хитро улыбаясь, выглянула она из — за двери.

Арсен развалился на диване, положив одну руку под свою лысоватую голову, другой поглаживая, находящийся в полувялом состоянии член.

— Я думал, ты там уснула! — деланно возмутился он — Ну сколько можно ждать?

— Ну, Зай, не сердись на меня! Я готовила тебе сюрприз!

— Да? И какой жэ? — чуть смягчился Арсен.

— Увидишь! — лукаво улыбнувшись, ответила мамка — Кстати, звонила Маринка, интересовалась чем мы с тобой занимаемся!

— И чэм жэ? — вопросительно поднял бровь мужчина.

— Мммм... Развратничаем! — мурлыкнула мамка, наклонившись, чтобы чмокнуть своего кавалера — Обещала попозже позвонить, хочет сама убедиться!

Смазку и мобильник она все это время держала за спиной, а нагнувшись, быстренько спрятала из под диван.

— Ну ну! — согласно буркнул Арсен, увлекая любовницу в свои широкие объятья.

— Нет — нет, Зайчик! — заупиралась вдруг маман — А как же сюрприз?

— Так давай эго сюда! — нетерпеливо потребовал дядя Арсен.

— Ээээ, нет! Так дело не пойдет! — бросив взгляд на вяло повисшую колбасятину члена, назидательно распорядилась мама — Какой уж там сюрприз, когда не все участники готовы!

— Лежи! — не терпящим возражений тоном медсестры, приказала родительница, начавшему было подниматься мужчине.

Сама она опустилась на колени перед лежащим на диване любовником, облокотилась рукой на его волосатые ноги и положила на нее голову. Другой рукой она начала нежно поглаживать и разминать вялое пока что мужское достоинство.

— Ну что, маленький, соскучился по маме? Опять хочешь маме в ротик? Сейчас, сейчас... а потом опять пойдем ко мне в теплую уютную норку! Правда? — меня уже начала забавлять эта ее манера разговаривать с членами.

Ласково чмокнув сизовато — красную верхушку исполинского органа, маман вобрала, насколько смогла, в рот его головку, и сладко причмокивая, заработала губами. (Специально для. оrg — BestWeapon.ru) Руки старательно гладили мощное основание, а белокурая макушка в заданном ритме то поднималась, то опускалась на пахом мужчины. Такая профессиональная и качественная обработка не могла не подействовать, и очень скоро могучий орган принял положенную ему боевую стойку.

— Ну вот! Так — то лучше! — последний раз пробежав по уздечке члена шустрым язычком, одобрила мамка.

— Ну а теперь... — тут она ладошками отбила на волосатом бедре кавказца торжественную барабанную дробь — Долгожданный сюрприз!!!

Дядя Арсен в предвкушении заерзал на диване, поудобнее на нем устраиваясь.

Томно и страстно глядя в глаза своему любовнику, мама грациозно понялась с колен, и отойдя от дивана на шаг, повернулась к нему спиной. Красивым четким движением с цоканьем каблучка, она отставила чуть в сторону правую ногу, и обернувшись, вновь обожгла мужчину взглядом хищницы. Изящно прогнув спинку, маман начала медленно наклонять туловище вперед, не сгибая прямых, как струна, стройных ног. Руки ее при этом плавно скользили по бедрам к коленям. Аппетитная округлая попочка все сильнее оттопыривалась в сторону пожирающего ее взглядом Арсена.

Замерев в этой соблазнительной позе мама опять бросила из за плеча горящий взгляд, и похотливо облизнув губы спросила:

— Нравиться?

Обалдевший любовник только закивал головой как китайский болванчик.

Упругие круглые половинки плавно вильнули из стороны в сторону и на них с хлопком опустились мамины ладони. Медленно, растягивая удовольствие, она начала разводить аппетитные булочки в стороны, открывая голодному мужскому взгляду лоснящуюся от обильной смазки ложбинку между ними и маленькую розовую дырочку в центре.

Дядя Арсен испустил восхищенный вздох, глядя на это великолепие.

— Зая, я подготовила свою попочку для тебя! — сладко промурлыкала мама выжигая любовника испепеляющим страстным взором — Ты ведь будешь с ней ласковым?

— Конэчно, конэчно! — засуетился, задыхаясь от восторга, кавказец — Иди сюда моя кошэчка!

Эффектно развернувшись, женщина как то по — кошачьи изящно и грациозно скользнула на диван в объятия своего мужчины. Арсену не терпелось. Схватив любовницу за талию, мужчина одним рывком развернул ее вожделенной частью тела к себе и поставил рачком. И тут же начал громоздиться, пристраиваясь к ней сзади.

— Оп оп оп, Зайчик! Не так быстро! — с трудом вырвавшись из его могучих объятий, остудила мама — Сначала давай хорошенько смажем твоего малыша!

Рука ее скользнула под диван, и нашарив там баночку с смазкой, она вытащила ее на свет. Отлетела в сторону ненужная крышечка, женская ладонь щедро зачерпнула студенистую мутноватую массу, и обхватив головку мужского агрегата, принялась тщательно ее втирать и размазывать. Смазки мама не жалела, справедливо полагая что «Машу вазелином не испортишь», тем более что «портить» сейчас будут не какую ни будь эфемерную «Машу», а именно ее, реальную, конкретную попку. Поэтому когда она закончила, могучий орган чуть ли не с яйцами был покрыт солидным добротным слоем лубриканта.

— Вот теперь можно! — удовлетворенно сказала она, рассматривая лоснящееся от смазки чудо природы.

Она сама встала в позу, по шире развела колени, и хорошенько прогнувшись, облокотилась на локти. Призывно вильнув оттопыренной попкой маман повернула голову к Арсену:

— Ну что, ковбой, запрыгивай! Я запряжена!

— И, Зай, будь, пожалуйста, поаккуратнее! — добавила она.

— Угу! — только и буркнул пышущий жаром нетерпения самец.

Он уже привстал над услужливо подставленной попкой и теперь обхватив скользкий негнущийся ствол, направлял его к заветной дырочке. Кончик головки коснулся раздвинутых половинок и мамка боязливо замерла, спрятав лицо в подложенной подушке.

Первый приступ оказался неудачным, широкая, почти плоская головка никак не находила нужной «слабины» в женской плоти, скользя вдоль ложбинки как по накатанной колее. Упрямый орган никак не хотел лезть в неподдающуюся пока дырочку. Дядя Арсен громко сопел, бормотал ругательства на своем родном языке, но ничего не помогало. Пять минут бесплодных попыток закончились тем, что мужчина, попав наконец в нужную точку, навалился на несчастную мамку всем телом, силясь протолкнуть вздыбленный дымящийся орган вглубь женского нутра. Естественно, хрупкая женщина не смогла удержать на себе вес огромного медведеподобного мужика. Шлепнувшись на живот, она распласталась на диване, увлекая за собой бранящегося на всех языках любовника. Определенно, для первого проникновения давить на попку надо было очень сильно, только вот хрупкое девичье тельце не могло конкурировать с грузной могучей тушей огромного кавказца. Смены поз тоже не дали положительного результата. Арсенов «малыш» упрямо не хотел лезть в неподатливую дырочку.

Как ни странно, выход из положения нашла сообразительна мама, хотя, казалось, и была меньше всех в этом заинтересована.

— Погоди... — сказала она вылезая из — под взгромоздившегося в очередной раз на нее любовника — Так у нас ничего не получиться! Сейчас...

С этими словами она слезла с дивана и быстренько освободила низенький журнальный столик, стоящий возле дивана от вина и фруктов.

— Помоги — ка! — обратилась она к недоуменно наблюдавшему за ее манипуляциями мужчине — Сейчас вот...

Вдвоем они передвинули его, уперев дальний узкий его край в диван, чтобы «стоял намертво», как выразилась изобретательница.

Затем она подошла к другому его концу, и, опустившись на колени, грудью и животом легла на столешницу. Столик оказался нужной высоты, колени женщины твердо стояли на полу, край столешницы приходился как раз на паховую область родительницы, являясь для нее крепкой, надежной опорой.

— Объясняю, — назидательным голосом профессора наук заумничала маман — Сейчас я хорошенько упираюсь в этот столик, а ты, Зай, заходишь сзади. И можешь жать там сколько твоей душе угодно, потому что моей капризульке уже деваться некуда! Хочешь — не хочешь, а член будет проникать в попку!

— Умичка, Свэтик, умничка!!! — обрадованно затараторил входящий в раж Арсен, потрепав хитрюгу по голове — Вот за что тэбя люблю, так это за свэтлую голову и классную задницу! Вах!

— Ну, между прочим, у меня немало и других достоинств! — как бы между прочим заметила маман.

— Да, Свэтик, да! — уже на ходу приговаривал скачущий рысью к вожделенным округлостям кавказец.

Поплотнее прижав бедра к краю столешницы маман замерла, покорно ожидая, когда распалившийся любовник попадет, наконец, туда, куда нужно.

Плавно скользнув по многострадальной ложбинке дядя Арсен приставил грибовидную головку к сжавшемуся от страх отверстию и надавил. Член привычно расплющился о неподдающуюся плоть, но мужчина, крепко обхватил своего бойца у самого основания, и, приподнявшись на ногах, навалился на него всем своим могучим весом.

Мамка протяжно завыла и судорожно сжала руками края столешницы. Судя по проясняющемуся от напряжения лицу Арсена, процесс пошел!

— АЙ!!! — громко вскрикнула мамка и всем телом дернулась под мужчиной. В этот момент огромная круглая головка мощного члена все же проскочила в узенькое анальное отверстие. Раздался восторженный победоносный возглас самца, овладевшего неприступной самкой.

— Пппо... пп... пподождии, милллый! — взмолилась маман, стучая отчаяно ладошкой по ноге любовника — Только не двигайся! Дай привыкнуть!

— Дыши, Свэтик! Глубоко дыши! — напутствовал ее дядя Арсен, упокаивающее поглаживая по голове и спине — Ты у мэня умничка!

Мама сосредоточенно сопела и осторожно вращала попкой, стараясь поудобнее расположить в себе этого монстра.

Наконец, она глубоко вдохнула и скомандовала:

— Давай, только очень медленно!

Нетерпеливо дожидающегося кавказца не надо было просить дважды. Он тут же обхватил бедра партнерши своими лапищами и осторожно начал подавать таз вперед, помогая себе руками. Член медленно но, но верно продвигался вглубь женского естества, по мере того как распрямлялись и расправлялись внутренние стеночки маминой попки. Наконец, увесистые мохнатые яички, качнувшись, шлепнули по писечке женщины, возвестив о том, что любовник вошел в нее до конца.

Обратный путь не занял много времени, а новое погружение прошло куда более легче первого. Через восемь — десять плавных осторожных фрицкций, маман свыклась с присутствием в ее заднепроходном отверстии постороннего члена и начала легонько ему подмахивать, дав понять трахающему ее Арсену, что можно «прибавить оборотов». Темп возрос, мужчина все активнее долбил тугую дырочку своей партнерши, и сквозь вымученные стоны все чаще стали проскакивать сладостные вздохи удовольствия. Дядя Арсен уже спокойно полностью вынимал из мамки своего бойца, а затем легко и непринужденно заправлял его обратно.

В очередной раз, когда из горячих темных недр на белый свет вновь показалась крупная блестящая головка, мамка отстранилась от держащего ее за бедра любовника и, повернув к нему личико попросила:

— Зая, давай переместимся на кроватку! Здесь не удобно, и я уже устала!

— Конэчно, Свэтик, пошли в постэльку! — засуетился ее кавалер.

Маман грациозно поднялась с колен, и соблазнительно виляя бедрами направилась к дивану. Уже стоя возле него, она обернулась к спешащему сзади любовнику и поманила его пальчиком:

— Как ты хочешь, Котик?

— Хочу видэть и трогать твою прэлестную попочку, Киска! — обняв ее за плечи проворковал он — Становись рачком!

— Ну хорошо, проказник! — улыбнувшись, она потерлась названной частью тела о торчащий колом вздыбленный член партнера.

Она изящно опустилась на колени, и пошире расставив ножки, прогнула спинку насколько смогла. Округлая попка при этом аппетитно оттопырилась. Арсен тут же быстро пристроился сзади и без труда заправил свой дрын в уже разработанную и растянутую дырочку. Вновь в нарастающем темпе натружено заскрипел диван, ритмично задергалась, сотрясаемая мощными толчками изящная женская фигурка. Видимо, процесс захватил не только мужчину. Мамка старательно и активно работала попкой, посылая ее навстречу любовнику. Получалось у них довольно синхронно, о чем свидетельствовали звонкие хлопки бьющихся друг об друга тел. В сладостном экстазе мама то рывком вскидывала голову вверх, обдавая себя и любовника каскадом золотых локонов, то вновь буквально падала на вытянутые вперед руки. Сладострастные стоны порой переходили в звериный голодный рык. Дядя Арсен иногда полностью вынимал член из маминой попы, и широко раздвинув ладонями ее половинки любовался на округлую зияющую дыру, в которую превратилась маленькая сморщенная звездочка девственной некогда попочки.

Увлекшиеся страстным процессом любовники не сразу расслышали мелодичную трель мобильного телефона, катающегося на вибрации по полу рядом с диваном.

— Ппп... подожди, Зай! — задыхаясь, начала вырываться из крепких объятий маман — Телефон... Вдруг муж...

Свесившись на половину с дивана, моя родительница поймала неслушающейся рукой шкодливый телефон, норовящий убежать и быстро поднесла его к лицу, всматриваясь в экран. Обеспокоенное выражение быстро сменилось улыбкой и у нее из груди вырвался громкий вздох облегчения.

— Маринка!... Блин, дура! — сообщила она затихшему и замершему Арсену — Так ведь и инфаркт хватить может!

Мужчина заметно расслабился и вновь потянул в свои объятья, не упиравшуюся, впрочем, партнершу. Прижавшись к обнимающему ее мощному телу, она нажала кнопку соединения:

— Лапа, привет еще раз! — в обычной своей манере засюсюкала она.

— Мы — отлично! Правда, Котик?

— Ага... Да... — и оторвавшись от трубки она повернулась к любовнику — Зая, тебе привет!

Арсен кивнул и жестом попросил дать ему трубку.

— Лапа, с тобой Арсенчик поговорить хочет! Даю ему трубочку!

Прижав телефон к уху так, что он полностью скрылся в широкой лапе, Арсен громко, в своей манере загомонил:

— Мариночка, сладкая, здравствуй! Спасибо тэбэ за подругу — она у тэбя прэлесть! Вы обэ у мэня прэлесть! Жду тэбя в гости! Обэих жду!

Мамка забрала у него телефон:

— Ты не хочешь послушать, чем мы сейчас занимаемся? — с этими словами она сама встала в позу и жестами показала Арсену пристраиваться сзади.

— Я сейчас стою раком, а его член в моей попке!... Он все таки вставил мне!!!... Это улет!

— Оставайся на связи, я сейчас громкую связь включу!

Парочка старалась вовсю, стараясь передать слушательнице всю бурю чувств и эмоций, обуревавших их. Это была незабываемая какофония. Дядя Арсен, пыхтя, как паровоз, со скоростью и напором отбойного молотка долбил несчастную попку своей партнерши, выбивая из нее громкие стоны и визги. Диван просто ходил ходуном, чуть ли не подпрыгивая на месте. То и дело раздавались сладкие женские вскрики:

— Оооо, даааааа!!! Еще! Еще! Глубже!!!... Порви меня!!!

Изо всех сил, в последний раз мужчина до упора всадил своего жеребца в женские глубины, и так же резко его оттуда выдернув с рычанием начал заливать спину и попку любовницы спермой. Мамка обессиленно рухнула на диван, даже не пытаясь отстраниться от поливающих ее сверху струек. Отстрелявшись, Арсен завалился на спинку дивана и отдышался. Он был красный как помидор.

— Лапа, ты еще здесь? — немного придя в себя, маман взяла телефон — Ну как тебе?

— Ага, суперски кончила!... ага...

— А как же! Залил вон всю с ног до головы!... ага...

— Что, звонил?... И?... Сколько времени??? Три уже??? Да ладно! Что то мы закувыркались! Ладно, еду! Чмоки!

С этими словами она бросила трубку и оглянулась на часы. Стрелка их приближалась к цифре три.

— Оооо, Зая, что то мы с тобой увлеклись! Мне пора бежать! Так что я душ!

С этими словами она бодро подскочила с дивана и выбежала из комнаты. Плескалась она минут десять.

— Арсенчик, помоги мне собраться! — на ходу вытирая мокрые волосы полотенцем, озадачила она любовника, едва появившись в спальне — и вызови такси!

— Угу! — блаженно буркнул вольготно развалившийся на диване Арсен. В этот момент он напоминал сытого довольного кота, объевшегося сметаны.

— Ну какой ты все же противный! — глядя на полную его безучастность отчитала мужчину маман — Ты мои трусики не видел?

— Вот эти? — покрутил он перед ней маленький белый комочек ткани.

— Ага, давай их сюда! — на ходу подбирая разбросанную одежду протянула руку мама.

— Нэ дам! — безапелляционно заявил ей Арсен — Это мой трофэй! На память!

— Вот какой же ты все таки противный, Зая! Противнючий просто! — со смехом поругала его мама — Ну, ладно, забирай! Раз трофей и на память!

— И много у тебя таких трофеев, как бы между делом, натягивая на круглую попу коротенькие шортики, поинтересовалась мамка.

— Достаточно! — заверил он ее — Нэ бэспокойся, там и Маринины лэжат!

— Аааа... Ну тогда ладно — уважительно протянула родительница — Раз Маринкины лежат... Покажешь как нибудь свою коллекцию?

— Приходи в гости, покажу! Я тэбэ, Киса, всэгда рад! — Добродушно ответил кавказец — Подруг приводи, коллекцию пополнять надо!

— Да уж, за тобой не заржавеет! — рассмеялась она — Ладно, пошли проводишь, коллекционер, сейчас такси подъедет!

— Эх, нэ хочу тэбя отпускать, Свэтка! — со вздохом отозвался он поднимаясь со своего ложа — классная ты баба!

— Ну Зай, я и сама уходить не хочу, но что поделаешь, время уже! — разочарованно надув губки, заканючила маман — Но мы же не в последний раз видимся, правда?

— Правда, Свэтик! Это я тэбэ гарантирую! — заверил он ее и, приобняв за талию вывел из спальни.

Прощание у дверей не обошлось без страстных поцелуев, «съеденной» помады и тесных объятий. Только на третий призывный гудок таксиста мамка смогла вырваться из крепких мужских рук.

— Все, Зай, я побежала! Спасибо тебе, давно я так не отдыхала! — на ходу тараторила она, и, уже с порога, послав любовнику воздушный поцелуй, пообещала:

— Я позвоню!

Хлопнула дверь, и машина, натужено рявкнув мотором, отъехала от дома.

Ловить здесь больше было нечего. Соблюдая величайшую осторожность мы возвращались назад прежним маршрутом. Сколько тщательно разработанных и продуманных операций проваливались именно на заключительном этапе, когда герои расслаблялись и из за этого допускали какую ни будь оплошность! Так что расслабляться нельзя ни на секунду! Но не мне вам это рассказывать — фильмы все смотрят.

Наконец, оказавшись в безопасности на нашей «секретной» полянке, мы откопали замаскированные велики и уютно устроились в мягкой высокой траве, просматривая сделанные на Максовом «цифровике» ценнейшие снимки и короткие видеофрагменты. Поверьте, там было на что посмотреть!!!

Через пару часов, мы, как ни в чем не бывало, прикатили назад к Максу, где тетя Марина накормила нас вкуснейшим ужином. Выходной определенно получился «уДачным»!!!

Жду отзывов и предложений. Ищу грамотных, обладающих хорошим вкусом и стилем письма соавторов для совместного написания рассказов и общения.