Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Шаг вперед

Прелюдия

Аромат белой лилии медленно заполнял комнату. Четыре бутона — четыре этапа встречи. Сессия? Разве это можно назвать таким холодным, ни к чему не обязывающим словом? Нет... Это была встреча! Долгожданная, настоящая, без спешки, размеренная, долгая, но такая короткая.

Когда в ней появилось это желание раствориться в Нем, принять Его всего в себя, вокруг себя, слышать Его дыхание, ощущать Его желания, доставлять Ему удовольствие, действовать, когда надо, и молчать, когда не просят говорить? Когда она успела погрязнуть в этом желании? Ведь прошло так мало времени. И она еще ничего не умела, не знала, как и зачем. Когда она успела понять, что именно ЭТО ей нужно?

Ответов не было. Да они и не нужны. Один ответ нужен — она этого хочет. Всей душой, всем сердцем, каждой клеточкой тела. Какое стоп-слово, когда ей оно не нужно. Сейчас не нужно... Нужно только одно — быть рядом, у ног Хозяина. Прикасаться к Нему, ощущать, как ледяное Его сердце излучает тепло в ответ на тепло ее рук.

Контроль? Да уж, контроль над собой, своими чувствами и ощущениями она потеряла давно. Растворяясь в Его голосе по телефону, в Его внимании, в Его безжалостности и доброте. В Его желаниях... Боясь пошевелиться, когда Он задремал, отдыхая. Хозяин... ее Хозяин. Она знала уже наверняка, что станет, кем угодно для Него и сделает все, что угодно Ему, все, что Он захочет...

Случилось это в пятницу.

Этап первый. Встреча

Автобус подъезжал к остановке, когда брякнул телефон: «Я на месте». Открытая дверь, Лариса в машине, ее встретило холодное — мне нужно поговорить. Она устроилась в машине, закурить без разрешения не смела. Но она чувствовала Хозяина и знала, его дела важнее, просто спокойно ждала. Пока ехали до квартиры, говорили мало. О времени, о расчетах... Лариса приехала на полчаса раньше назначенного времени, но и Хозяин решил свои дела раньше, и их появление на месте встречи удивительно совпало...

— Просто мне казалось, что сегодня выходной и интервал между автобусами 20 минут, вот и вышла раньше, с запасом.

— А я раньше закончил свои дела, поэтому успел к твоему приезду. Странно, но и у меня такое чувство — будто сегодня выходной.

Вибрации совпали! Это обещало многое.

Квартира... она у его ног. Оценил платье. Покупала для него — внешне строгое, официальное, но замок впереди имел секрет — он был двойным, раскрывался и снизу, и сверху.

— А вот интересно, если тебя вывести в свет в этом платье, но замок снизу раскрыть наполовину?

Она знала, что в этом случае платье не скроет ее самые сокровенные места! Улыбнулась...

— Вы будете рядом?

— Конечно

— Тогда, как Вам будет угодно!

Дальше как всегда — массаж ног, языком и руками, глубокий минет, слишком глубокий, до слез, до рвотных позывов... Выдержала, тушь на глазах размазана, улыбка на лице. Хозяин ласково вытер слезы с глаз.

— Настоящая шлюха своего Хозяина? — Лариса улыбалась, глядя ему в глаза.

— Да, девочка, именно так! Займись кофе...

Пока закипал чайник, а Лариса доставала кружки, Хозяин подошел и обнял ее.

— Я так соскучился по тебе, девочка.

Сильные руки приподняли ее и усадили на угол кухонного гарнитура. Его член такой большой, но желанный упирался в нее. Лариса пыталась найти равновесие, уперлась ногой в столешницу. Он вошел в нее без прелюдий и ласк. Она текла давно...

— Что ж ты так дрожишь, моя девочка?

— Я хочу...

— Не сметь... не сметь кончать без команды.

Чайник начал шуметь и закипел, но они оба были так далеко отсюда. Показав свою власть, Хозяин отпустил ее, снял со столешницы, поддержал, чтобы не рухнула на пол.

Кофе она подала на лоджию. Хозяин устроился на тумбочке, закурил, она у его ног. Ей вместо сигареты полагался член Хозяина. С каким же удовольствием она ласкала его языком, сосала, плотно обхватывая губами, все ниже и ниже наклоняя голову, чтобы заглотнуть его полностью до самых яичек. Она старалась, но на этот раз ее старания были добровольными и неспешными. Она сама растворялась в этом удовольствии.

— Отдохни, девочка.

Она чувствовала его расслабленное состояние, его расположение к ней. Вот она — самая большая награда за ожидание.

Этап второй. Массаж

За то время, пока они не виделись, у Ларисы было задание — научиться делать массаж. Расслабляющий и эротический. Она, как послушная школьница, прилежно училась. Но практики не было. Пока она практиковалась только на своем диване. Теперь же ей предстояло сдать экзамен. Она волновалась и нервничала, а если не понравиться, а если она что-то сделает не так?

Хозяин лег на кровать.

— Можешь начинать.

Лариса достала крем и согрела его в руках, начала с кончиков пальцев ног. Интересно, как через пару минут она сама погрузилась в это ощущение. Глаза Хозяина были закрыты, а она будто сливалась с ним в единое целое. Она чувствовала пальцами, как его напряженные мышцы становятся мягче, как расслабляется все тело. (Специально для. оrg — BestWeapon.ru) Поднимаясь вверх по ногам, она пальцами аккуратно массировала его яички, член. Затем ушла выше, дошла до плеч. Руки ее порхали, словно бабочки, едва касаясь его тела, и в тоже время разминали и согревали каждую клеточку. Хозяин... милый, родной...

— Сядь сверху

Лариса приподнялась на коленях и аккуратно опустилась на член, он пульсировал внутри нее, еще немного и она плотно обхватила его мышцами влагалища. Нет, она не скакала, не двигалась, просто сжимала и разжимала мышцы, чтобы ласково доставить ему удовольствие.

Когда-то в древности так обучали наложниц султанов. Сдавая экзамен, они должны были сесть на член, на голову им ставили кувшин с водой и они должны были довести мужчину до оргазма только мышцами влагалища, не двигаясь телом. Сейчас Лариса сдавала именно такой экзамен и воображала на своей голове тот самый кувшин с водой.

— Ты, кажется, делала массаж, ну так продолжай.

Одновременно лаская внутри себя его член, Лариса гладила и разминала мышцы его рук, шеи. Наклонилась вперед, дошла до мочек ушей, нежно массируя их пальцами, языком.

— Да, девочка, каждый миллиметр моего тела, каждую клеточку...

Насладившись ее стараниями, Хозяин снял ее с себя и перевернулся на живот. Пришла очередь спины. Она видела и чувствовала, как ему это нравится.

Она справилась, она сдала экзамен.

Этап третий. Бандаж и порка

Двадцать метров белой веревки легли на стол. Хозяин развернул Ларису спиной

к себе и свел ей за спиной локти.

— Хорошо, ложись.

Сначала лодыжки. Каждый новый виток ровно ложился к предыдущему витку. В плотно сжатых ногах пульсировала кровь. Лариса наблюдала за этим, и ее это снова заводило. Потом такой же кокон на икрах, затем бедра. Сквозь плотно сжатые ноги Хозяин вставил в нее вибратор и, перебрав кнопочки на пульте, выбрал нужный режим.

— Это чтобы тебе не скучно было.

Развернул на живот и стянул за спиной руки за запястья, туго, очень туго. Теперь двигаться было невозможно. Снова развернул, усадил и принес новый моток веревки. Теперь была очередь груди. Несколько витков под грудью, несколько над, контрольный виток между, через шею и снова вокруг груди. Капроновая веревка, протягиваемая через петлю, скользила по телу. Таких ощущений Лариса никогда не испытывала. Хозяин заметил ее реакцию и нарочито медленно тянул веревку, давая ей в полной мере ощутить, попробовать на вкус эти новые ощущения, периодически переключая режим вибратора в ее мокрой от похоти и желания пизденке... И наконец последний штрих — конец веревки от шеи протянут сквозь узлы на запястьях за спиной и соединен с обмоткой на бедрах. На глаза легла повязка. Мир вокруг исчез. Она лежала на животе с завязанными глазами и ждала. Эта неизвестность натягивала каждую струну в ее теле, в ее душе. Рука Хозяина на затылке: «Как ты себя чувствуешь, девочка?» Она замешкалась с ответом, подбирая слова, звонкая пощечина: «Я тебя спрашиваю?» — «Как муха в паутине», — выдавила она. Любое движение причиняло боль, туго затянутые веревки впивались в тело. «Как ты думаешь, маленькая, я вспомню, откуда надо начинать все это распутывать?»

Хозяин вышел из комнаты. Мысли бродили в голове, никак не складывались в единое целое. Ее одолел страх. Страх неведомого, невидимого, страх беспомощности, но она знала, что ничего плохого не случится, она доверяла. Доверяла свою жизнь, свое тело, свое сознание Ему, Хозяину. Но она знала, что будет дальше...

Первое прикосновение ремня было и ожидаемым, и неожиданным. Она вздрогнула, но промолчала. Еще удар, еще и еще. Теперь он порол ее уже от души. Лариса старалась как-то подстроиться, как-то расслабиться, но боль брала свое, она закричала. «Кричи, девочка, кричи, здесь тебя все равно никто не услышит».

Ей дали минуту передохнуть, но только для того, чтобы все начать сначала. Но теперь это уже была плеть. Удары ложились один за другим, без счета, без перерывов. Неудобное положение тела, стянутого веревками, которые причиняли дополнительную боль, завязанные глаза — все это обостряло ощущения. Хотела ли она это остановить? Да, наверное, может быть, НЕТ!

Минутный перерыв. Руки Хозяина на ее щеке, такие теплые, ласковые, его губы на шее: «Как ты, девочка?» Она всхлипнула и расслабилась. Ответа он не дождался. Экзекуция продолжилась. Снова свист плетки в воздухе, снова удар, еще и еще. Она выла в голос, тело сотрясалось в конвульсиях. Чего? Боли, желания? Она не знала...

Хозяин грубо и жестко взял ее за волосы и приподнял голову вверх и назад: «Чего больше — желания или боли?» Этот вопрос совсем загнал ее в тупик. Она не знала, как ответить правильно... «Желания», — промямлила в ответ и получила новую порцию ударов. Ладони, стянутые веревками на уровне попы, попадая под удары, горели огнем. В какой-то момент Лариса ухватила концы плетки пальцами и тут же судорожно их разжала. Две вещи, к которым она не имела права прикасаться руками — ошейник и плетка... Это правило она помнила хорошо. Но ее движение не осталось незамеченным. Нет, Он ничего не сказал, просто следующие удары сыпались один за другим, не давая расслабиться, как-то подготовиться. Лариса выла, ее сотрясала дрожь, слезы впитывались в повязку, но хотела ли она остановиться? Нет... Она знала только одно — Хозяин не причинит ей вреда, он заботиться о ней. Пусть так, пусть через боль, значит, так надо...

Все имеет начало и конец. Хозяин прикоснулся к ее ладоням и понял как они холодны, несмотря не то, что горели огнем от ударов... Порка закончилась. Быстро и ровно веревки сняты с тела: «Да, девочка, связывать тебя надо осторожно... « Она была благодарна в этот момент.

А дальше был секс. Грубый, жесткий, без слов и нежности. Хозяин имел свою шлюшку, как ему вздумается. Ее ноги на его плечах, член в попке, ей уже не больно, порка страшнее, она хочет, ждет его развязки. Он трахает ее неистово. А она кончает и кончает, с разрешения, точнее, по приказу. Хозяину нравится, как она кончает, и он наслаждался этим. Обессиленные оба, они рухнули на постель. Лариса языком привела в порядок член Хозяина, вымыла его старательно и ласково, чтобы не причинить неудобства. И уютно устроилась на его плече.

Этап четвертый. Разбор полетов

Они пили кофе на лоджии и курили. Лариса, как всегда, в ногах у Хозяина. Ей так было уютнее и проще.

— Вот никогда не пишу сценариев. Пороть тебя сегодня в мои планы не входило. Но я-то контролирую ситуацию, а вот твое состояние вызывает вопросы. Можешь ли ты вспомнить стоп-слово? Я не уверен, что в таком состоянии можешь.

— Не знаю... Но мне оно было не нужно... Вроде, может быть...

— Что за лепет?

— А почему мне надо вспоминать стоп-слово? Я не понимаю, объясните.

— Ты всегда должна его помнить!

— Но мне не хотелось...

— Девочка моя...

И снова эти ласковые, безжалостные, родные, жесткие, теплые, тяжелые руки. И снова поднимается желание.

Она хочет быть рядом всегда, хочет их ощущать, чувствовать, через боль, через удовольствие. Хочет растопить это ледяное сердце. Хочет быть рядом... всегда! Белая лилия — подарок Хозяина. Взгляд так и падает на нее, ее аромат окутывает все вокруг. Она счастлива! Это был шаг вперед, переход отношений на новый уровень. Что будет дальше? Она не хочет загадывать. Будет так, как будет. Но все будет хорошо!

PS автора: Я всегда была противником многословия, всегда старалась уложить необъятное в пару строк. У меня это получалось когда-то... Сейчас не получилось, потому что каждое слово, нет, каждая буква имеет значение в этой истории. Истории из жизни одной девочки, которая однажды встала на колени, добровольно передала власть над собой в мужские крепкие руки и ни разу до сих пор об этом не пожалела. Я не знаю, насколько точно удалось мне передать эти чувства. Наверное, не удалось. Прав Т. Драйзер, когда сказал, что «Слова — лишь бледные тени того бесчисленного множества мыслей и чувств, которые роятся у нас в голове».

Диана