Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Немного позже послезавтра. Часть 2: Изгнание

Приходил в себя я очень тяжело. Голова болела так, будто кто-то очень недобрый уселся мне на плечи и старательно бил по макушке чем-то тяжелым. Глаза наотрез отказывались открываться. Только уши исправно трудились, хотя и их труд был явно не во благо. Слышимые голоса были какими-то вялыми, тягучими, словно на замедленной аудиозаписи... Я тщетно старался уловить смысл произносимых этими таинственными голосами слов, но никак не мог сконцентрироваться, что вызывало лишь новые приступы боли.

Наконец, намучившись этим исключительно познавательным времяпрепровождением, я все же решился на подвиг — открыл глаза. На лбу что-то лежало, загораживая часть обзора. Незнакомый потолок. Утопленные в нем плафоны ламп. У стены напротив меня — какой-то древний предмет мебели, напоминающий низенький столик на гнутых ножках, со множеством ящичков под столешницей и огромным зеркалом, прислоненным к стене. Чуть левее обнаружился вполне современный компьютерный стол, красующийся системным блоком, и неплохим набором «нет-юзера». На стоящем перед ним ложементе пользователя беззастенчиво висел чей-то белый лифчик. Я заинтересованно хмыкнул. Навскидку — размер эдак 2—3. Самое то!

Стоп... Лифчик? Незнакомая комната? Тьфу черт! Я же, наконец-то гражданин, и я сейчас нахожусь у своих новых знакомых — Светы и Риты. Эта новая мысль придала мне достаточно сил, чтобы осторожно — главное не делать резких движений головой — слезть со своего ложа. Коим оказался вполне обычный диван.

Неслышно ступая, я вышел из комнаты, и попал в ту самую, в которой и происходило давешнее действо. Воспоминания бодрым потоком пронеслись в голове, заставляя кровь бежать быстрее. Ну а кровь, не мудрствуя лукаво, выбрала привычное направление. Я с интересом посмотрел вниз, на гордо поднимающийся член. Хм... Чистый. Хотя после вчерашних утех он был покрыт Светиной кровью и соками, и моей спермой. Значит девчонки меня еще и вымыли? (Специально для. оrg — BestWeapon.ru) Кровь снова с гулом помчалась по организму, но на этот раз явно прилила к щекам и ушам. Одно дело, когда твою бесчувственную тушку моют врачи, и совсем другое — когда две девушки, с которыми только недавно познакомился... И провел ночь... А, ладно. Чего уж мне стыдиться? Они и так меня всего видели, а уж после наших ночных приключений — и вовсе.

С этими мыслями я начал обследовать комнату на предмет моей одежды. Таковой не обнаружилось. Поэтому я попросту сдёрнул с кровати свежую простыню, и, запаковавшись в нее на манер гордого римлянина, пошел искать девчонок.

Выйдя из комнаты в коридор, я обнаружил целое стойбище выключателей. Хм, а девочки-то явно поклонники стиля «ретро». Даже в лагерях и деревнях повстанцев все давно перешли на автоматику. Открыв первую попавшуюся дверь, я очутился на кухне. Небольшое помещение было абсолютно, можно сказать, стерильно чистым. И, естественно, никого! Да что же это такое-то?!

Озадаченно похмыкивая, я начал заглядывать в другие двери. Уборная. Ванная. Еще одна комната (хотя больше было похоже, что ее переоборудовали в гардеробную — столько там было всевозможных вешалок с ворохами одежды). И никого.

Осталась последняя дверь — в конце коридора. Открыв ее, я осторожно выглянул. Ага. Это — выход. В смысле — это входная дверь. А за ней была самая простая и обычная лестничная площадка. Аккуратно закрыв дверь, я вернулся в комнату. Усевшись на кровать, я вновь задумался. Девчонок нет. Голова болит. Одежды нет. Что делать? Хотя...

Я старательно потянул носом. Ага! Запах слабый, но я его чувствую. Моя одежда где-то рядом. Уж свой-то запах я ни с чем не спутаю. Пройдя «по следу», я вновь вернулся в ванную. Моя одежда обнаружилась в стиральной машинке. Чистая и сухая. Замечательно! Быстро облачившись, я обратил внимание на платок, накрывающий что-то на верхней крышке машинки. Заглянул под него — и был вознагражден своими же вещами, видимо, вынутыми девчонками из карманов джинсов. Все на месте.

В этот момент я услышал, как открывается входная дверь. Игнорируя здравый смысл, я привычно, неслышно подошел к двери и осторожно выглянул. Рита. Она старательно шарила по стене рукой, стараясь нащупать выключатель, чтобы включить свет. Все так же неслышно я подошел к ней, и, взяв ее маленькую тонкую ручку, положил ее на кнопку выключателя.

Рита тонко, негромко взвизгнула от неожиданности, но тут же, увидев, что это — я, успокоилась.

— Фух, это ты... Ну и напугал же ты меня! Ты вообще какого черта забыл тут? А ну быстро в комнату — и ложись!

Я максимально похотливо ухмыльнулся:

— Что, так сразу? Мы что, хуже ежиков, даже не пофыркаем?

Она нахмурилась.

— Тьфу, дурак. У тебя же температура была. И еще головой своей пустой умудрился об кресло стукнуться!

Я почесал затылок. Нет, даже шишки нет. Ну а температура...

— Нет, вроде все в порядке. Проверь?

Рита, ухватив меня за воротник футболки, притянула мою голову пониже к себе, и приложила ко лбу прохладную ладошку. Снова нахмурилась.

— Ничего не понимаю... С утра на тебе можно было яичницу жарить. А сейчас холодный, как лягушка.

— Эй, вот не надо про «холодный» и «лягушка», ладно? Кстати, о птичках — а есть чего пожевать?

Словно откликнувшись на мои слова, желудок тоненько и жалобно поскулил. Рита засмеялась:

— Пошли, страдалец! Я готовить не умею, но что-нибудь придумаем.

Мы вернулись на кухню. Дружно обыскали холодильник, и, разжившись кучей разнообразной снеди, быстренько поели.
После чего вернулись в комнату. Рита посмотрела на кровать, с которой я сдернул простыню.

— Упс, моя промашка... Я тут позаимствовал простынку. Ну не гулять же мне нагишом в незнакомой квартире.

— Ну да, тебе — тем более. С таким-то калибром. — Она ухмыльнулась, и неожиданно, легонько погладила меня в районе ширинки.

У меня аж в глазах потемнело от такого.

— Мы же это... Вчера не успели, да? — Проскрипел я резко севшим голосом.

— Нет, но я надеюсь на продолжение!

Разве меня надо упрашивать? Нет, конечно! Буквально стряхнув с себя свою одежду, я принялся раздевать Риту. Расстегнул пуговки на блузке, и снял ее. Встал на колени и, расстегнув на ней джинсы, осторожно потянул их вниз, пожирая взглядом открывающееся великолепие. Матово-белая кожа, без единого пятнышка, или волоска. Стройные, длинные ножки, маленькие ступни... Мой член буквально окаменел от этого. зрелища. Рита, слегка опершись на мое плечо, переступила ногами, окончательно освобождаясь от джинсов. Я глянул вниз, и тут же зашелся в душащем меня смехе.
Она грозно нахмурилась:

— Ты чего?

— Это что, для облегчения понимания? — Хихикая продемонстрировал ей отверстие на джинсах сзади.

Рита тут же, пинком опрокинула меня на спину, и, оседлав меня сверху, яростно прошипела:

— Это — для хвоста! Для хвоста, ясно тебе? — И, придавая вес своим словам, прошлась пушистым кончиком хвоста мне по яйцам.

Я хихикнул. Щекотно, все же, хотя и невероятно приятно. Видя свой успех, Она распалялась все больше. И, прижав меня к полу, вовсю орудовала хвостом у меня в промежности. Закрыв глаза от наслаждения, я буквально каждой клеткой тела ловил эти непередаваемые ощущения. Горячее легкое тельце девушки, сидящей на мне, легкие касания ее хвоста, мягкость и упругость ее бедер прижимающих мои руки к телу...
Моих губ коснулось что-то горячее и влажное. Нехотя открыв глаза, я обнаружил улыбающееся личико Риты в сантиметрах от моего лица. Она осторожно высунула язычок и, дразня, легонько пробежалась им по моим губам. Я дернулся, стараясь высвободиться из этого сладкого плена, и взять все в свои руки. Но она только покачала головой:

— Нет, сегодня играем по моим правилам. — И, чуть отстранившись, склонилась уже над моей грудью.

Все так же, легонько касаясь языком, она пробежалась по моим соскам, дразня их. Затем, внезапно слегка прикусила один, заставив меня вздрогнуть от легкой боли и невероятного наслаждения. Тут же, словно извиняясь, вновь облизнула его.
Немного поерзав, она спустилась еще ниже. На сей раз объектом ее атаки стал мой торчащий колом член. Она взяла его в руку и, глядя мне в глаза, начала плавно двигать рукой вверх-вниз. Вот только для совершения этого маневра ей пришлось немного освободить мои руки. Почувствовав свободу, я решил, что эта игра — для двоих. Вытянул руки и, осторожно, обхватив ее за талию, перевернулся.
Рита оказалась внизу. В ее глазах тут же появилось возмущение от столь бесцеремонно прерванной игры, но я его погасил, поцеловав ее. Ее горячий, шаловливый язычок буквально обвивал мой, создавая впечатление брачной пляски змей. Не прерывая поцелуй, я слегка приподнял ее и, расстегнув замочек, снял с нее лифчик. Две идеально полукруглых грудки выпрыгнули, дразня меня шоколадно-коричневыми сосками. Прервав поцелуй, я перешел к ее груди. Две идеальные полусферы, манящие меня темно-шоколадными сосками. Взяв один двумя пальцами, я слегка сдавил его. Рита тоненько пискнула, рефлекторно дернувшись руками защищать свое сокровище. Ну не-ет... Взяв оба ее запястья в левую руку, я стал вовсю орудовать правой. У Светы грудь была чуть больше. Ритина же была крепкого второго размера, так что уверенно ложилась мне в ладонь. Поглаживая ее левый сосок всей поверхность. ладони, я приник к правому. Шоколадная бусинка удобно расположилась между моими губами, позволяя поиграть с ней кончиком языка. Рита тяжело дышала, что немного усложняло мою игру, но привносило в нее некий соревновательный момент — смогу ли я удержать это лакомство губами, или нет. Не смог. Ну да ничего! Зато можно переключиться на левый, обделенный вниманием сосочек. Поиграв вволю и с ним, я нехотя оторвался. Рита лежала, закрыв глаза. По ее лицу блуждала загадочная улыбка.

Ехидно ухмыльнувшись, я пополз ниже, облизывая и покрывая поцелуями каждый сантиметр ее тела. Плоский животик, маленький пупок, и, наконец, остановился возле трусиков. Поддел из пальцами, и потянул вниз. Как только материя покинула ее тело, Рита буквально обмякла, как будто потеряла разом все силы. Это лишь придало мне новых сил. Осторожно разведя ее ноги в стороны, я приник к абсолютно безволосой, и столь уязвимой ее части. Чуть припухлые внешние губки, и маленькие, почти такого же темного, как и соски цвета — внутренние. И их гордо венчала небольшая складочка, откуда стыдливо выглядывал довольно крупный клитор. Лизнув его, я вновь услышал знакомый Ритин писк. Оставив его «на сладкое», я переключился на губки и крохотное отверстие между ними. Тщательно исследуя языком каждую складочку, каждый миллиметр столь чувствительного места, я, время от времени, нырял языком внутрь, срывая с Ритиных губ стоны удовольствия. Наконец, решив, что настало время «главного блюда», я вернулся к клитору. Вновь, лизнув его, насладился ее реакцией. Затем — поступил с ним так же, как и ранее — с ее сосками. Осторожно взял его губами, и начал атаковать кончиком языка. Рита уже не пищала и не стонала, она буквально подвывала в такт моим движениям.
Внезапно, она резко отстранила меня. И, упершись маленькой ладошкой мне в грудь, повалила на спину. Вновь оседлав меня, она обвела меня затуманенным взглядом, и тихо спросила:

— Ну что, попробуем?

Я лишь молча кивнул. Она внезапно соскочила с меня, убежала в другую комнату, и вернулась с небольшим тюбиком. Выдавила изрядное количество себе на ладонь, и тщательно смазала мой член.
На мой удивленный взгляд пояснила:

— Это смазка. Не знаю, как оно будет, но она точно лишней не станет.

И, с этими словами, осторожно стала садиться на мой член. Головка с трудом прошла внутрь ее крохотного влагалища, и тут же уперлась в преграду. Рита замерла с широко раскрытыми глазами. Затем, решившись, резко осела. Тут же, закусив губу от боли, тихонько застонала. Я смотрел в ее прекрасные серые глаза, и видел, как зрачки пульсируют от боли в такт бешеному сердцебиению. Но даже не мог ничем помочь. Прошло около минуты, прежде чем она начала медленно двигаться вверх-вниз, осторожно выверяя глубину, на которую проникал мой член.

— Ничего, эта смазка еще и обезболивающая... Вроде бы... Так на ней написано. — Сквозь зубы пробормотала Рита, не прекращая движения.

Постепенно я стал ощущать, что влагалище, сжавшее мой член почти до боли, начало чуть расслабляться, внутри стало гораздо легче двигаться. Из ее движений ушла скованность и какая-то механичность. Я почувствовал, что по моему члену и яйцам начало что-то стекать, капая на пол. Переведя взгляд вниз, я увидел, что это — смазка. И по запаху ощутил, ч

то это — не та гадость из тюбика, а ее настоящая смазка. Естественное выделение женщины, которая меня хотела, и которая подарила мне свою девственность. Крови, к моему удивлению, я не обнаружил.

Рита начала понемногу увеличивать темп. Она скакала на мне, как заправская наездница. Член мелькал, то почти полностью выходя из нее, то наполовину скрываясь в ней. «А у Светы где-то на такой же глубине уже был вход в матку. « — Подумал я, наблюдая за действом. Член погружался все глубже и глубже, не встречая сопротивления. Но вот, наконец — уперся в некую преграду. Я желая остановить Риту, схватил ее за талию, но она, сквозь стоны лишь пробормотала:

— Не ей же одной получать тебя полностью! — И, резко вильнув бедрами, буквально накрутилась на член. Я вновь почувствовал то невероятное ощущение, когда член, находится в горячем влагалище, а головка и часть члена — в буквально раскаленной, влажной и бархатистой матке. Зажмурившись от нахлынувших ощущений, и сжав Ритины бока, я изо всех сил трахал ее, стараясь попасть в такт ее движениям. Буквально через пару минут я почувствовал, что еще немного — и кончу, и стал понемногу вынимать головку из матки. Наконец, она покинула место сладостной пытки и оказалась во влагалище. Я тут же попытался выйти из Риты, но она остановила меня, положив руку мне на грудь:

— Нет, я хочу внутрь.

Не совсем понимая, я, тем не менее, продолжил. Взвинтил темп до максимума, и она тут же забилась в оргазме. Через секунду кончил и я, чувствуя, как бьющийся в оргазме член выбрасывает внутрь нее струю за струей. Рита обессиленно упала мне на грудь, почти до боли изогнув мой член, так и не пожелавший опасть и выйти из нее. Наконец она чуть привстала, и он с явно слышимым чмоканьем вылетел наружу, гордо торча. Мы переглянулись и рассмеялись над этим звуком, будто над хорошей шуткой.
Я уже собрался-было подняться, но Рита вновь уперлась в меня маленькими ладошками.

— Нет, я хочу еще кое-что! — и, с трудом встав, вышла из комнаты. Не было ее минут десять. За это время я успел оглядеть член. На нем не было крови, зато он был весь покрыт смазкой и моей спермой.

— А вот и я! — Пропела Рита, возвращаясь в комнату.

— Слушай, ты же говорила, что ты девственница?

— Да, а что?

— Ну так крови же нет! — Я озадаченно показал на моего «героя дня».

— Дурачок. Совсем, что ли не знаешь женской анатомии? Кровь бывает вовсе не всегда при потере девственности. Смотря как устроена плева.

— Хм... Дела-а... — Протянул я. Действительно, эта сторона вопроса меня никогда особо не волновала. — А куда ты бегала?

— Ну... мне надо было пописать, немного сполоснуться, и подготовиться.

Я озадаченно поскреб макушку.

— К чему подготовиться?

— Сейчас узнаешь! — лукаво протянула она, вновь беря в руки тот самый тюбик.

Неодобрительно глянула на опавший член, все еще покрытый смазкой и семенем, и вновь ушла в другую комнату. Вернулась с бумажными салфетками, и старательно оттерла его. От этих действий он вновь бодро воспрянул, наливаясь кровью.

— Я люблю использовать еще и другую мою дырочку, — сказала она, ухмыльнувшись.

Я чуть не подскочил на месте от такого заявления. Это будет мой первый раз, первый опыт анального секса!

— А...

— Бэ! хочу — и точка! — С этими словами она вновь уселась на меня, на сей раз — попкой к моему лицу, а головой — к члену. Тут же, облизнув его, втянула головку в рот. Немного пососала ее, и недовольно оторвавшись, повернулась. — Ну а ты позаботься обо мне, подготовь меня.

В недоумении, я потенулся к ее попке. Пушистый хвост стоял торчком, будто показывая, что Рита решила стать Белочкой. Осторожно потянувшись к темной, сморщенной звездочке ее ануса, я боязливо лизнул ее. К своему удивлению я не обнаружил ни неприятного запаха, ни неприятного привкуса. Слабый запах геля для душа, и еще какой-то легкий запах, похожий на запах цветов. «Наверное, это после ее «подготовки» — решил я, продолжая, и постепенно увлекаясь процессом. Этот «вход» был явно разработан куда лучше, чем влагалище. И был невероятно чувствительным. Потому как стоило мне чуть углубить язык, как Рита тут же глухо застонала, не выпуская изо рта мой член.

«Ага-а, вот я и нашел твое слабое место!» — ехидно подумал я, продолжая орудовать языком. Немного мешался хвост, поскольку Рита при каждом своем движении, двигала и хвостом, отчего он постоянно щекотал мне нос.

«Ну что же, мешаешь? Я буду мстить, и месть моя будет страшна!» — И с этой мыслью завладел валявшимся на полу тюбиком. Быстро выдавил немного на ее попку, и, старательно начал размазывать его пальцем по маленькому отверстию. Постепенно начал углублять палец, «разведывая обстановку». Вот уже палец и скрылся. Подумав, осторожно присоединил и второй палец, предварительно обмазав и его. Даже два пальца вошли относительно легко.

«Ого! Похоже, что это будет неплохим развлечением!» Вскоре и третий палец оказался пососедству с двумя. Он входил уже туго, пришлось раз за разом почти вынимать их, и засовывать вновь, постепенно разрабатывая тугое отверстие.
Наконец Рита, с явной неохотой отпустила мой пенис, и взяла у меня тюбик. Выдавила бесцветный гель, и старательно обмазала член от головки — и до основания.

«Она что, решила принять его целиком?!» — панически подумал я. — «Хотя ей виднее.»
Вновь оседлав меня, на сей раз уже лицом ко мне, она начала понемногу насаживаться на него. Головка скользила, не желая протискиваться в такую крохотную дырочку, но Рита была настойчива. Наконец, онапопала в нужное положение и, с трудом, начала продвигаться внутрь. По Ритиному лицу было видно, что ей сейчас скорее больно, чем приятно. Все же здоровенный член — это не три пальца (которые тоже поместились с трудом). Но вот головка скрылась внутри, и Рита замерла, прислушиваясь к новым ощущениям, и давая своей попке привыкнуть. Понемногу она стала насаживаться глубже, время от времени чуть приподнимаясь, и вертя задом, будто исполняя какой-то дикий танец. Я так же смаковал столь новое для себя чувство. Внутри было гораздо просторнее, чем во влагалище, и при этом головку постоянно, по мере продвижения дразнили какие-то складочки. Я посмотрел вниз, и замер от удивления. Член почти полностью скрылся в такой маленькой попке этой миниатюрной девушки! Почти двадцать пять сантиметров плоти ушли в нее, как будто им там самое место!

Вот она сделала финальное движение бедрами, и уперлась попкой в мой лобок. Я посмотрел на нее. Она сидела, закусив губу, и на ее лице блуждала странная смесь наслаждения, испуга и легкой боли. Похоже, что она и сама не ожидала от своего тела такого.
Положив руки ей на лобок, я стал легонько поглаживать ее клитор. Рита вздрогнула от неожиданности, и нехотя отстранила мою руку.

— Нет, не надо.

Не надо — так не надо. Я послушно взялся за ее бедра, и слегка толкнул ее вверх. Она поняла намек, и стала неспешно двигаться на мне. Время от времени она делала какие-то странные движения тазом, будто исполняла танец живота, отчего моего «бойца» сжимало, и, как будто бы «доило». Рыча от наслаждения, я начал двигаться в такт с ней. Постепенно она, войдя во вкус стала делать только эти движения, явно доставлявшие ей удовольствие. Подстраиваясь в ритм этого «танца», я начал двигаться с не, ныряя членом то во всю глубину, но почти полностью выходя наружу. Она не выдержала раньше меня. Ее вдруг начала бить мелкая дрожь, отчего она буквально упала на меня без сил. Но я-то еще был в «полном боевом» состоянии! Не долго думая, я вынул член из нее, и, поставив ее на колени, приподнял ее хвост.

То, что недавно было крохотной звездочкой с маленькой дырочкой, теперь являлось большим, не спешащим закрываться отверстием. Я свободно видел красный зев, видел красные внутренности. Выдавив из тюбика еще немного смазки внутрь, я без малейшего сопротивления сразу вошел на всю длину. Рита только слегка пискнула, все еще плавая на волнах оргазма. Ухватив покрепче ее хвост у основания, я стал методично, на всю длину входить и выходить в нее, с каждым толчком слыша ее стоны и писк. Наконец, я и сам не выдержал, и под аккомпонимент Ритиного вопля наслаждения, сопровождающегося новой порцией дрожи по всему ее телу, я кончил в нее.

Минут пятнадцать мы не могли даже пошевелиться, настолько мы обессилели. Наконец, я вынул уже полностью опавший член из ее попки. Из нее тут же потек ручеек моего семени. Я поцеловал свою — да, уже свою! — девушку в плечо. Рита чуть слышно что-то промурлыкала в ответ. На ее лице поселилась легкая, загадочная улыбка.

Подняв почти невесоную девушку, я понес ее в ванную. Там, включив душ, начал ее осторожно мыть. Под горячими струями она заметно оживилась, и потянула меня к себе. Так мы стояли, под струями воды, потеряв счет времени, и целовались, словно в первый и последний раз. Краем уха я услышал какой-то посторонний звук, но не было ни желания, ни сил оторваться от своей любимой девушки.

Нас прервал громкий стук распахиваемой двери. На пороге ванной стояла донельзя взбешенная Света, и направляла на меня небольшой пистолет. В нем я безошибочно узнал тазер Х630 гражданской модификации. Я рывком переместил Риту себе за спину, прикрывая ее.

— Проваливай отсюда, выметайся, чтобы я тебя не видела! — Заорала Света. Ее палец на курке побелел.

— В чем дело? — Подала голос Рита, стараясь выбраться из-за моей спины.

— В чем дело? Этот ублюдок — солдат! Вот в чем дело!

— Не советую стрелять в меня здесь и сейчас. Пострадает Рита. — Спокойно сказал я, демонстративно показывая на льющуюся воду.
Света чуть отступила из дверей, и махнула рукой:

— Вылезай и убирайся.

Я послушно вылез из ванной. Рита смотрела на меня широко открытыми глазами. В них стояли слезы.
Быстро вытеревшись полотенцем, я пошел в комнату. Света следовала за мной по пятам, буквально вопя о происходящем.

— Когда он отключился, и у него повысилась температура — я взяла кровь у него на анализ. У нас в больнице выдали результат — он модифицирован. И его модификации не подходят под статью гражданских. Компьютер на запрос о характеристиках его модификаций выдал только, что сходные были применены к первым модифицированным солдатам. Все остальное — под грифом «секретно».

— А тебе оперативно сделали и анализ крови, и генетическую проверку. Умница. Значит, ты там работаешь? — Я старался одеться под прицелом тазера и ее глаз.

— Да, я там работаю. Оделся? а теперь проваливай. Твоя сумка с вещами у выхода. Попытаешься сопротивляться, или вновь найти нас
— убью!

Я послушно прошел по коридору. Проходя мимо ванной, я остановился. Рита стояла в дверях, с потухшим взглядом.

— Зачем ты так с нами? Я думала, что ты нормальный человек, а ты... — Она, не договорив, расплакалась.

Я кинулся к ней, стремясь обнять ее, утешить. Сзади раздался хлопок тазера, и в спину мне вонзились крохотные иголки. Через мгновение меня скрутило диким ударом тока. Ничего. Я и не на такое рассчитан. Извернувшись, я выдрнул иглы из спины, смял их в кулаке, и, оборвав проводки — отбросил в сторону. После чего — выполнил то, что хотел — обнял Риту.

— Я действительно не хотел. и не знал, что у вас что-то плохое связанно с солдатами. Прости, не держи зла, и если сможешь — пойми.

— И поцеловал ее. Рита попыталась отстраниться, но потом — обняла меня, и ответила на поцелуй. Ее рука скользнула в мой карман джинсов.

— А теперь — уходи.

Я отстранился от нее. Тут же — бэмс — мне на голову приземлилось что-то тяжелое. Это Света, сбегав на кухню, вернулась со сковородой.

— Лучше бы готовить научилась, дура. — Раздраженно рыкнул я, почесывая ушибленное место. — Раз уж столько обо мне узнала — могла бы понять, что этим меня не убить.
И, в два шага дойдя до двери, подхватил сумку — и вышел вон.

По улице я шел в смешанных чувствах. Незнакомый город, незнакомые люди, некоторые даже не похожи на людей. Есть номер дома, где у меня квартира, пожалованная «за труды во благо», есть счет в банке — за те же грехи. И нет никого. Я машинально сунул руку в карман, чтобы достать паспорт и свериться с ним на предмет моего проживания. В руки попала какая-то бумажка. Я достал ее, и поднес к глазам. На ней быстрым почерком был написан ряд цифр, какой-то нет-адрес и небольшая приписка: «когда разберешься в себе — дай мне знать. Рита».

День сразу стал куда ярче и красочнее. Теперь я не один. Осталось найти свой дом.

****

Продолжение напишу, как только выдастся свободное время :)