Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Сёстры

Эта история полностью вымышлена. Любое совпадение имен или ситуаций — случайно.

— Ну что ж, заходите, — сказала Катя, открывая дверь и пропуская сестер вперед. Юля и Надя вошли в квартиру и стали с интересом осматриваться. В гостях у Кати они еще не разу не были, хотя знакомы были давно. Квартира была довольно богато обставлена, дорогая мебель и оргтехника говорила о достатке хозяев. В чем не было ничего удивительного. Катины родители занимались бизнесом и в данный момент находились в очередной командировке.

— Раздевайтесь, проходите, чувствуйте себя как дома.

Юля заметила некоторую поспешность, с которой Катя закрыла дверь в квартиру. Да и вообще, она как будто немного нервничала, пока они шли к ней домой. Это должно было ее насторожить, но Юля не ожидала ничего плохого от Кати — своей лучшей подруги. Сестры знали Катю с детства, они жили в соседних домах, но никогда особо не дружили. Катя была настоящей «пацанкой», крепко сложенная она предпочитала играть с мальчишками. Когда она выросла, эти игры стали совсем другими. В свой 21 год она вела довольно свободную половую жизнь, с легкостью меняя любовников. Поговаривали, что она спала с женщинами, работала проституткой и много чего еще. Несмотря на это, все ее любили и уважали за ее независимость, энергию и неунывающий характер, а девчонки тайком завидовали успеху у мужчин. Недавно она пригласила сестер на свой день рождения, после чего они стали настоящими подругами. Катя водила их в лучшие клубы, дискотеки, рестораны. У нее было много интересных знакомых, и всегда были деньги. Сестрам было с ней очень интересно и весело проводить время. А у самих сестер в отношениях было далеко не все в порядке. Юле и Наде было 19 и 18 соответственно. Юля была высокой, худощавой, крашеной блондинкой с небольшой, но весьма аппетитной грудью и длинными ногами. Парни замечали ее, и все бы было хорошо, но если у Юли появлялся парень он рано или поздно знакомился с ее младшей сестрой — Надей. Надя была ниже ростом, имела широкие округлые бедра, тонкую талию и полную грудь. Все ее приятные мягкие округлости и пластика движений излучали женственность. Юля рядом с ней казалась просто тощей доской. Если к этому прибавить зовущую улыбку и бездонные черные глаза, станет ясно — устоять было невозможно. И это мало кому удавалось. Почти все парни, которые были у Юли, хотя бы раз переспали с Надей, и это не всегда оставалось незамеченным. Из-за этого Юля ненавидела свою сестру, они часто ссорились, иногда до драки. Но, так или иначе, они были сестрами, и им приходилось мириться и как-то уживаться вместе. Сегодня они пришли в госте к Кате, чтобы отметить получение Катей водительских прав.

Подруги прошли в Катину комнату и сели за небольшой столик. Катя принесла бокалы и разлила шампанское.

— Выпьем за нашу женскую дружбу! — произнесла она тост.

Раздался звон бокалов, и первая бутылка под непринужденную болтовню разлетелась, словно ее и не бывало. Катя открыла вторую бутылку шампанского.

— Может, включим телевизор, посмотрим что-нибудь, — предложила она.

— Нет, — подала голос Надя, — включи лучше музыку какую-нибудь или клипы.

— У меня сейчас ничего такого нет, хотя... есть эротика под музыку. Вы уже достаточно большие, что бы смотреть такое? — Катя бросила игривый взгляд на сестер.

— Давай врубай мы уже большие девочки.

Катя вставила диск и включила DVD-плеер. Это был легкий эротический фильм с лесбийским уклоном. Молодые, упругие тела на экране терлись друг о друга, мылись в душе, лизались и занимались другими невинными шалостями.

— Хороши сучки! Я иногда думаю, может в лесби что-то и есть. А вы, девчонки, не хотели бы попробовать с женщиной? — как бы невзначай сказала Катя.

— Да нет, спасибо, нам и с мужиками вроде неплохо, — рассмеялась Надя.

Снова Юля обратила внимание на странную Катину реплику, но выпитый алкоголь и непринужденная атмосфера усыпили ее бдительность.

Через какое-то время Катя предложила сыграть в карты на раздевание. Юля пыталась возразить, что это как-то странно — играть на раздевание чисто женской компанией, без парней. На что Катя ответила, что, если угодно, то парнем будет она. Это окончательно подтвердило Юлины подозрения. Похоже, что Катька была лесбиянкой, или точнее, бисексуалкой. Она заманила их к себе домой, чтобы напоить, а затем совратить. Юле стало интересно, что будет дальше. После нескольких игр в карты сестры были абсолютно голые, на Кате остались только трусики. Она, почти не скрываясь, пялилась на Надю. Юля про себя с горечью усмехнулась, даже сейчас сестра отодвигала ее на второй план.

— Ну, вот ты опять проиграла, — произнесла Катя, после того как Надя в очередной раз проиграла. — Хм... Снимать тебе уже нечего. Будешь выполнять мое желание.

— Какие еще желания? Мы так не договаривались, — запротестовала Надя.

— Какие желания? Ну, например, помастурбируй.

— Ты че, Катюха, с ума сошла, надеюсь это шутка? — теперь уже Юля возмущалась.

— Хочешь сказать, ты никогда этого не делала? Ничего страшного, все бывает в первый раз. Для начала слегка помассируй клитор.

— Вы как хотите, а я в ваших лесбийских играх участвовать не собираюсь, — сказала Юля. — Дело принимало неприятный оборот, — и вообще мне надо домой.

— Никто никуда не пойдет! — в Катином голосе появились металлические нотки, — вы обе будете делать то, что я скажу!

Юля схватила свою одежду и начала одеваться. Надо было немедленно убираться из этой квартиры. Неожиданно Катя бросилась к Юле и резко толкнула ее, отбросив к стене. Подскочившая, было, Надя получила мощную пощечину и тихо осела на пол, держась за ушибленную щеку. Катя схватила со стола нож, которым они нарезали фрукты, и проорала: — Я же сказала — никто никуда не пойдет! Вы что, сучки траханные, думали я на вас бабки просто так спускаю? Вожу вас по ресторанам, кафешкам всяким, в кино! Что-то я не помню, когда вы последний раз хоть за что-нибудь платили. А платить, чтоб вы знали, надо за все. Вот сейчас и заплатите! Не захотели по-хорошему, будет по-плохому!

В воздухе повисла тишина. Девчонки молчали, потрясенные происходящим. До Нади только сейчас стало доходить, что происходит. Она не могла поверить, что ее лучшая подруга вдруг превратилась в чудовище. Драться с Катькой было бесполезно. Еще в детстве она была драчуньей, к тому же физически она была гораздо сильнее. Катя достала из шкафчика наручники, схватила Юлю за руку и пристегнула к батарее. Затем из того же шкафчика она достала веревки, какие-то ремни, пачку презервативов, тюбик со смазкой и здоровенный огурец. Похоже, она хорошо подготовилась. Она приказала Наде лечь на кровать и стала ее привязывать. Ошарашенная Надя молча повиновалась.

— Да, кстати, если вам вздумается орать, — сказала Катя, привязывая Надю к кровати, — знайте: все соседи сейчас на работе, так что вас никто не услышит. Она закрепила ее таким образом, что та лежала на спине, ее ноги были согнуты в коленях, широко разведены в стороны и зафиксированы в таком положении, обеспечивая беспрепятственный доступ к ее киске.

— Говоришь, ты не умеешь мастурбировать. Ничего, сейчас я тебя научу, — Катя погладила Надину грудь, немного помяла соски, отчего те стали твердыми, прошлась руками по телу, постепенно опускаясь ниже. Затем погладила внутреннюю поверхность бедер и стала массировать вульву. После этого она наклонила голову к киске и нежно лизнула клитор. Надя издала шумный вздох.

— Пожалуйста, Катя не делай этого!

— Глупенькая, я не сделаю тебе больно.

Катя продолжила лизать Надин клитор, при этом пальчиками она поглаживала малые половые губки. Надя не могла больше сопротивляться, через некоторое время ее киска увлажнилась, а половые губы и клитор набухли и слегка покраснели.

— Кажется, ты готова, — Катя взяла огурец, натянула на него презерватив и намазала смазкой. Огурец был длинный и толстый, не меньше 5-и см в толщину. Было совершенно очевидно, что он не влезет в маленькую Надину киску, а если и влезет, то серьезно травмирует девочку. Увидев, что делает Катя, Надя взмолилась:

— Пожалуйста, не надо его в меня, он слишком большой!

— В самый раз!

Катя, немного поводила кончиком огурца по вульве и приставила его к входу во влагалище. Юля отрешенно наблюдала за происходящим, ей казалось, что это какой-то дурной сон. Слава богу, Катя выбрала эту смазливую сучку, а не ее. Меньше надо задом крутить! Внезапно Катю охватило злорадство. Так и надо этой дуре, будет знать, как соблазнять чужих парней. Тем временем Катя надавила на огурец. Половые губы разошлись в стороны сантиметра на три, но этого было мало, огурец вошел в Надю не более чем на пару сантиметров. Надя охнула. Катя немного им покрутила, затем вытащила и попробовала снова. На этот раз он вошел глубже, но все равно полностью не проходил.

— Да трахни ты эту суку! Что ты с ней возишься! — вдруг выпалила Юля.

— Что?! — обернулась Катя.

— Эта похотливая шлюшка перетрахала всех моих парней! Наверное, ей секса не хватало, так выеби ее так, чтобы на всю жизнь хватило! Давай, засади ей!

Катя с недоверием посмотрела на Юлю.

— Ну, раз такое дело, может, сделаешь это сама?

Она отложила огурец, подошла к Юле и расстегнула наручники.

— Давай, действуй.

Юля на секунду растерялась. Она собиралась изнасиловать собственную сестру — а это плохо. Но ведь из-за Нади у нее никак не складывалась личная жизнь. Эгоистичная стерва! Ведь потом она даже не встречалась с теми парнями, которых ей удалось соблазнить. Она спала с ними исключительно для того, чтобы насолить ей — Юле! Теперь у нее есть шанс отомстить за все унижения и слезы. Юля решительно подошла к кровати и взяла огурец.

— Пожалуйста, Юля, не надо! Ты порвешь меня! — Надя испуганными глазами смотрела на свою старшую сестру.

— Ничего! Представь, что все мои бывшие парни, которых ты трахала, вставляют тебе одновременно!

Юля прижала огурец к входу во влагалище и резко, одним сильным движением, ввела его в Надю. Надя громко застонала — ей было больно. Огурец вошел сантиметров на десять, до предела растянув Надино влагалище. Но Юле этого было недостаточно, она немного вытащила огурец и с силой воткнула его обратно, вогнав его еще на пару сантиметров глубже. Надя снова застонала. На ее глазах выступили слезы. Юля продолжала свою тактику. Она немного вытаскивала огурец, а затем вгоняла его обратно в бедную Надину киску. Катя наблюдала за всем этим с интересом и любопытством, похоже, такой поворот событий ее устраивал. Тем временем, Юля продолжала истязать Надю. Огромный огурец, преодолевая сопротивление влагалища, медленно но, неотвратимо, сантиметр за сантиметром все глубже и глубже входил в девочку. Он вошел уже сантиметров на 15. Но что это? Юля почувствовала, что огурец стал легче ходить внутри Нади. Да и характер стонов изменился. Это уже были не стоны боли, скорее, стоны удовольствия. Юля взглянула на лицо Нади. Ее глаза были полузакрыты, на лице был румянец, она глубоко дышала, слегка постанывала и самым наглым образом кайфовала! Однако Юля добивалась совсем не этого. Она увеличила размах движений, почти полностью вытаскивая огурец, а затем вгоняя его на всю глубину. Но, судя по реакции Нади, ей от этого было только приятней. Не зная, что делать, Юля с остервенением долбила Надю, наращивая скорость движений. Через Надин живот можно было видеть, как внутри в бешеном темпе движется огромный предмет. Спустя пару минут Надя несколько раз шумно вздохнула и кончила. Влагалище сжалось вокруг огурца, сделав его движения тугими. Юля по инерции еще некоторое время продолжала двигать огурцом, продлевая сладкие судороги оргазма. Наконец, она остановилась и медленно вытащила огурец. Это было невероятно, но, судя по смазке на нем, огурец вошел в Надю никак не меньше чем на 20см.

— Ха, ха, ха! Браво! — рассмеялась Катя, — И что ты будешь делать теперь?

— Не знаю, похоже этот огурец маловат для манды этой сучки, нужно что-нибудь побольше, — Юля вопросительно посмотрела на Катю.

— Знаешь, — Катя обвела взглядом комнату, — у меня ничего такого нет, попробуй трахнуть ее рукой.

— Рукой? Это как?

Катя молча достала из шкафчика латексную перчатку и бросила Юле.

— Значит, слушай. Сейчас наденешь перчатку и смажешь ее. Потом аккуратно введешь во влагалище два пальца, немного там подвигаешь, затем третий, также подвигаешь, затем четвертый. Потрахай ее немного ладонью, затем сложи руку лодочкой и медленно вводи, потихоньку вращая. По

нятно? Приступай.

Юля немного удивилась — зачем смазывать перчатку, когда из Надиной киски и так текло. Она надела перчатку на правую руку и смазала ее, Затем воткнула два пальца во влагалище сестры, пальцы не встретили никакого сопротивления.

— Я же сказала, все делать потихоньку, дура! Иначе ничего не получится.

Юля повиновалась. Она немного подвигала двумя пальцами, добавила третий, потом четвертый. Юля никогда раньше не ощупывала влагалище девушки изнутри. Стенки были упругими и скользкими они плотно, но в то же время мягко обхватывали ладонь, реагируя на движения Юлиной руки. Через какое-то время ладонь двигалась туда-сюда почти без сопротивления. Юля сложила руку лодочкой и стала вдавливать ее внутрь, немного вращая. Все эти манипуляции были очень приятны Наде. Она шумно дышала, немного постанывая, и даже начала подмахивать Юлиной руке. Юля продолжала вводить руку. Когда рука вошла до костяшек, она встретила небольшое сопротивление. Юля надавила, и вся кисть погрузилась во влагалище по запястье. Она сжала руку в кулак и стала двигать им взад-вперед, надеясь таким образом причинить боль сестре. Но Наде, похоже, было не больно, а совсем даже наоборот. Юля пыталась царапать стенки влагалища, крутила кулаком в разные стороны. Ничего не помогало, она чувствовала, что Надя скоро кончит. Неожиданно ей пришла в голову одна мысль. Она нащупала пальцами шейку матки и попыталась вставить туда палец. Сначала ничего не получалось, шейка была очень скользкая, но через некоторое время ей удалось ее зафиксировать. Юля стала медленно вводить указательный палец в шейку матки. Когда он вошел примерно на одну фалангу, Надя издала протяжный стон. Решив, что именно так она сделает сестре больно, Юля попыталась ввести весь палец. В этот момент Надю скрутил мощный оргазм. Мышцы влагалища сильно сдавили Юлину руку, а матка — палец. Она пыталась вытащить руку, но Надино влагалище не отпускало ее. Наконец, судороги оргазма утихли, и Юля смогла потихоньку вынуть свою руку. Кисть была вся в смазке и немного побаливала от усталости и сильного сжатия. Надя глубоко дышала, отходя от мощнейшего оргазма. Юля не знала, что делать дальше. Она в растерянности посмотрела на Катю — та лишь пожала плечами. Юля заметила, что Катя уже успела скинуть трусики. В одной руке она продолжала держать нож, а другой поглаживала свою промежность. Да уж она добилась своего и даже больше, чертова извращенка! Может быть, она удовлетворила свои фантазии и сейчас отпустит их? Юля уже хотела отойти от кровати, как вдруг, отдышавшаяся Надя засмеялась. Да, да — засмеялась! И смеялась она над ней!

— Что сучка — не получается? Ха-ха. Знаешь, мне очень понравилось. Как-нибудь сделаешь это еще. А еще мне очень нравиться трахаться с твоими парнями. Они предпочитают меня, а не такую страшную дуру как ты! Ха-ха-ха!

Ах, ты! — в бессильной злобе Юля не могла найти слов, — Сейчас я тебе покажу!

Она лихорадочно оглядывала комнату, пока ее взгляд не упал на бутылку из-под шампанского. Бутылка была около 30см в длину. Узкое длинное, толщиной примерно 3см горлышко постепенно переходило в широкую часть, которая достигала 8—9см в толщину. «То, что надо», — подумала Юля. Она взяла бутылку и сходу воткнула ее в Надино влагалище. Смазки было предостаточно, и бутылка сразу вошла до расширяющейся части. Юля надавила, и бутылка медленно пошла глубже, раздвигая стенки влагалища. Когда влагалище растянулось до 7см, дело застопорилось. До широкой части оставалось всего пару сантиметров, но влагалище не пускало бутылку. Юле пришлось надавить на донышко изо всех сил, чтобы преодолеть этот небольшой участок. Дальше бутылка пошла легче, но, войдя сантиметров на 20, как будто во что-то уперлась.

— Пожалуйста, дальше не надо, — застонала Надя.

— Ах, вот ты как заговорила! — Юля и не думала останавливаться. Она навалилась на бутылку всем своим весом. Бутылка, преодолевая невидимую преграду, медленно пошла внутрь. При этом она стала изменять свой угол вхождения, как бы немного поворачиваясь горлышком вверх. Надя отвечала громкими стонами. Постепенно во влагалище Нади исчезла почти вся бутылка, осталось лишь пару сантиметров. Юля не верила своим глазам. Она не могла понять, как в Надю может столько помещаться. Из невероятно растянутой вульвы торчало лишь донышко. Юля посмотрела на Надин живот. В районе пупка, приблизительно там, где должно быть горлышко, обозначился небольшой, но ощутимый бугорок. Юля резким движением вогнала последние сантиметры. Надя вскрикнула, и ее вновь настиг сильнейший оргазм. Мощные сокращения мышц вытолкнули бутылку наружу. За ней вытекло изрядное количество смазки.

— Это невозможно! Я вообще не понимаю, как такое может быть! — в изумлении кричала Юля, — У нее что, пизда бездонная что ли? И, похоже, ей совсем не больно, раз она кончает.

— Я, кажется, поняла, в чем дело, — заговорила Катя, — Похоже, горлышко проходит в матку, поэтому бутылка может войти так глубоко. А вообще я удивлена. Моя дырочка такого бы не выдержала. Хотя хуев в ней побывало побольше, чем в ваших вместе взятых. Знаешь что, попробуй-ка засунуть бутылку другой стороной.

Юля взяла бутылку за горлышко и стала ее запихивать в Надю донышком вперед. Надина дырочка уже успела частично восстановить свои размеры, и Юле пришлось повозиться, прежде чем ей удалось вставить бутылку. По мере продвижения бутылки внизу Надиного живота стала расти выпуклость. Настолько она распирала ее тело. Когда вся широкая часть вошла внутрь, Юля опять почувствовала какое-то препятствие. Надеясь, что наконец-то она заставит сестру страдать, она стала двигать бутылкой взад-вперед и долбить это препятствие. При этом она прикладывала большие усилия. Надя морщилась и постанывала, было непонятно, больно ей или нет. Вдруг, после особенно сильного толчка, Юля почувствовала, что бутылка, как будто преодолев какой-то рубеж, стала продвигаться глубже. Как зачарованная она смотрела, как бутылка исчезает в Надином влагалище, пока в ее руках не остался лишь кончик горлышка. Надя снова кончила. Этот оргазм был гораздо сильнее и длился дольше предыдущих. Неожиданно, с очередной судорогой оргазма бутылку стало засасывать внутрь. Юля не смогла удержать горлышко и оно, выскользнув из ее рук, скрылось во влагалище. Выпуклость на Надином животе стала еще больше и сместилась вверх по телу.

О таком шоу Катя могла только мечтать. Все это время она мастурбировала и успела несколько раз кончить.

Бутылку надо было как-то вытаскивать. Юля засунула в Надино влагалище руку и нащупала там горлышко. Похоже, что вся широкая часть бутылки ушла в матку. Юля уже ничему не удивлялась. Она ухватила горлышко и потянула на себя. Однако вытащить бутылку оказалось непросто. Надина матка как будто не хотела ее отпускать. Да и рука скользила по горлышку. Наконец, Юле удалось, как следует, ухватиться за горлышко и бутылка с громким чавканьем вышла. Юля поняла, что опять доставила сестре лишь удовольствие. Вне себя от гнева и обиды она схватила со стола вилку.

— Теперь попробуй это! — со злостью прошипела Юля, приближая вилку к Надиной киске.

— Ты что делаешь?! Положи вилку на место! — вмешалась Катя.

— Ну, уж нет. Сейчас я этой сучке...

Юля не успела договорить. Катя подскочила к ней, заломила руку и вырвала вилку.

— Ты что-то забываешься! Будешь делать только то, что я скажу, иначе окажешься на месте своей сестры! Думаю, после того, что ты сделала, Надя придумает для тебя что-нибудь очень интересное. Ты меня поняла?

Юля молча кивнула. Она уже давно поняла, что зря вызвалась истязать сестру.

— А теперь засунь ей во влагалище сразу две руки, — приказала Катя.

— Да ведь эта шлюха только этого и ждет, — попыталась возразить Юля.

— Делай, что говорят!

Юля сложила обе руки ладонями вместе и ввела их в Надино влагалище по запястья, почти не встретив сопротивления. Надя начала постанывать.

— Глубже!

Юля сжала руки в кулаки, это позволило засунуть руки еще на несколько сантиметров внутрь.

— Еще глубже! — не унималась Катя.

Юля нащупала шейку матки. «Если в Надину матку пролезла бутылка из-под шампанского, то и рука пролезет», — подумала она. Юля ввела указательный и средний пальцы правой руки в матку. Они легко вошли внутрь. Внутренняя поверхность матки была гладкая, скользкая и очень упругая на ощупь. Безымянный палец вошел уже с трудом. А мизинец вообще влез кое-как. Теперь в матке было уже четыре пальца. «Странно, ведь у нее там была целая бутылка, почему рука не проходит?», — думала Юля. Она немного пошевелила пальцами внутри и обнаружила, что матка постепенно растягивается. Скоро вошла ладонь, а за ней большой палец и, наконец, вся кисть. Ей пришлось сложить руку в кулак — матка плотно охватывала кисть. Примерно такое же ощущение, она испытала, когда однажды, для смеха, натянула на кулак презерватив. Через минуту Юля почувствовала, что матка растянулась и уже не сдавливает руку. Она стала постепенно вводить в матку другую руку. Скоро кисти обоих рук были в матке. Судя по Надиной реакции все эти движения, приносили ей огромное удовольствие. Юля выждала немного, пока растянется Надина матка. Затем она стала проталкивать свои руки еще глубже, до тех пор, пока они не вошли дальше локтей, а сама она не уперлась лицом в Надину киску. Чтобы было удобнее, Юля согнула руки в локтях и увидела, как они выпирают из Надиного живота, образуя огромный бугор. Она с мольбой в глазах посмотрела на Катю, надеясь, что ей этого будет достаточно. Катя полулежала в кресле и удовлетворяла себя тем самым огурцом.

— Чего смотришь? Засовывай голову! — крикнула она Юле, затем бросила огурец, подошла к Юле и выдавила весь тюбик смазки ей на голову.

Уже ничего не соображающая Юля стала разводить руки в стороны. Перед ней огромной дырой открылась Надина пещера. Юля видела внутреннюю поверхность влагалища и свои руки, уходящие в матку. Она уже не могла критически оценивать происходящее. Она наклонила голову и, задержав дыхание, полезла в Надю. Липкая, скользкая масса плотно залепила ей глаза, нос и уши. Она могла слышать Надины стоны, приглушенные ее плотью. Юля почувствовала, что Катя подталкивает ее. За головой последовали плечи, грудь, живот, снаружи остались только задница и ноги. Катя взяла Юлю за ноги и стала толкать ее внутрь. Таз никак не хотел проходить, но несколько сильных Катиных толчков — и он уже внутри. После этого ноги вошли уже без проблем. Юля целиком оказалась внутри матки. Вместе с ней туда попало немного воздуха, поэтому она могла дышать. Стенки матки сильно сжимали ее тело. Юле пришлось поджать ноги и свернуться клубочком, чтобы хоть немного ослабить давление. Все происходящее просто не укладывалось у нее в голове. Это было совершенно дико и невообразимо. (Специально для. оrg — BestWeapon.ru) Она была внутри своей младшей сестры! Если бы она могла посмотреть на все это снаружи, она увидела бы Надю с огромным шевелящимся животом намного большим, чем бывает у беременных. Вдруг Юля почувствовала, что Надя начинает кончать. В следующий момент ее сдавило с такой силой, что затрещали кости. Следующие спазмы оргазма были еще сильнее. Юля решила, что ей пришел конец. Неожиданно она почувствовала, что ее выталкивает из матки. Надина матка с каждой схваткой, словно при родах, выталкивала Юлю наружу. Показалась голова, плечи, грудь, живот, бедра, наконец, вся она выбралась из Надиного плена. Юля упала с кровати на пол. Измученная и оскорбленная. Все ее тело было покрыто Надиными выделениями. Тем же были забиты глаза, нос и уши. Тело ныло и болело от перенесенных нагрузок. Она пыталась изнасиловать свою сестру, а получилось наоборот. Это Надя ее изнасиловала, причем самым жутким и неестественным способом, какой только можно представить. Юля горько заплакала. Тем временем Надя обнаружила, что, от ее дерганий и метаний во время оргазмов, веревки, удерживающие ее, давно ослабли. Она потихоньку освободилась, встала и, слегка пошатываясь, подошла к Юле. Толкнув ее ногой, Надя сказала:

— Ну что сука, добилась своего? Теперь твоя очередь.

Не сговариваясь, Надя и Катя схватили Юлю и бросили ее на кровать. Затем они привязывали ее так же, как до этого была привязана Надя. Юля лежала, привязанная к кровати. Ее ноги были широко раздвинуты и крепко зафиксированы, она чувствовала себя беспомощной и уязвимой. Катя достала откуда-то бейсбольную биту и, поигрывая ею произнесла:

— Думаю, Надя разберется, что сделать с этой штукой.

Юля с ужасом поняла — все только начинается.

Конец.