Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Приключения Гарри Поттера

(По мотивам произведений Джоан Роулинг)

Рон стоял напротив Гарри. Лицо было озлобленным и совершенно не походило на веснушчатую физиономию.

— Ладно, я выскажусь. Только не думай, что я буду скакать и радоваться какой-то обнаруженной вами игрушке.

— О чем это ты? — переспросил Гарри.

— Как тебе сказать Гарри, вроде как сейчас я не переживаю здесь лучшие свои деньки, — прокричал Рон.

— Тогда мне не ясно, что ты здесь делаешь? — спросил Гарри у Рона.

— Хороший вопрос, — ответил Рон.

— Выходит, ты просто на просто должен свалить! — крикнул Гарри.

Рон посмотрел на Гермиону:

— Ты остаёшься — или со мной?

— Я... — Гермиона всхлипнула. — Я, остаюсь. Мы обещали быть вместе... И...

— Я все понял. Ты выбрала его.

— Рон... не говори так... не уходи, ну пожалуйста!

Рон вылетел из палатки, подхватив свои не хитрые пожиткки, а Гермиона выскочила за ним, уговаривая его передумать. Черт, ну что она в нем нашла?

Через несколько минут Гермиона вернулась с мокрыми, липнувшими к лицу волосами.

— Рон ушёл! Не стал меня слушать!

Гарри вздохнул, уфф, ну наконец-то он отдохнет от нытья Рона и уговоров его Гермионой, потерпеть еще чуть-чуть.

Гарри обнял за плечи Гермиону, усаживая её на кровать:

— Брось, он сделал свой выбор, — руки Гарри снимали одежду с дрожащей Гермионы, — сам потом пожалеет. Давай лучше о тебе позаботимся.

Гарри почти полностью раздел Гермиону, у которой до сих пор зуб на зуб не попадал. С хищным прищуром уставившись на грудь Гермионы, еле сдерживаемую нижним бельем, Гарри начал расстегивать пуговицы на её джинсах. Придя все же в себя Гермиона запротестовала:

— Гарри, ну что ты творишь? Как ты можешь? — Гарри в процессе короткой борьбы с Гермионной сумел таки расстегнуть лифчик из которого вывалилась шикарная грудь, — да что с тобой? Не до этого сейчас, Гарри!

Гермиона выставила перед собой руки заслоном, но Гарри без труда заломил руки расстроенной девушки за спину и впился в неё поцелуем. Как Гарри и ожидал через минуту Гермиона сначала робко, а потом с нарастающим жаром начала отвечать. Не прошло и минуты, как Гарри уже вставил Гермионе, на что она ответом пропахала своими ногтями его спину. Гарри ухмыльнулся, ну еще бы, наверное, с Кубка Огня члена по-настоящему не видела...

... Крам тогда постарался, он не выпускал Гермиону из постели дня по три. Рон, словно последний идиот тогда ржал, вот мол, наконец-то наша зазнайка отстанет по учебе. Преподаватели тогда всполошились не на шутку, как не крути, Гермиона была не совершеннолетней, а её крики из разных уголков Хогвартса имели совсем не детские причины. Но тут вмешался мистер Крауч и надавил на Дамблдора, оправдывая ситуацию тем, что основной задачей турнира было налаживание международных магических связей. Ну захотелось ребятам поразвлечься, делов то и Дамболдор скрепя сердце закрыл на происходящее глаза. Крам поначалу приударил за старшекурсницами, однако они ему очень быстро порядком надоели своей уступчивостью. Он тогда смекнул, что жаркие сексуальные приключения нужно искать не общем зале, а в библиотеках, где обложившись книгами, проводят сутки напролет самые умные и скромные девочки. Вот там-то он и наткнулся на Гермиону. Напор Крама был достоин финала мирового кубка по квидичу, оборона Гермионы пала на четвертый день.

Внимание Гермионы, как и её тело, отданное Виктору Краму, подействовало на Рона, словно красная тряпка на быка. Как только все узнали, что Крам вскрыл невинность Гермионы, Рон словно с цепи сорвался. Сначала он уговорил Гарри раскрутить на секс одну девушку из Пуфендуя, Гарри даже имени её не может вспомнить. Гарри в то время только-только освоил заклятие Империус, которое и было применено. Вряд ли это можно назвать раскруткой, он просто наложил заклятье на девушку, и она стала послушна буд-то кукла на веревочках. С одной лишь поправкой, что это была студентка из Слизерина, Гарри терпеть не мог этот факультет и позволил себе маленькую шалость. То-то Малфой взбеситься, когда обнаружит, что его подружку, на которую он сам имел виды, кто-то уже отымел.

Гарри всегда с улыбкой вспоминал тот первый раз Рона. Все произошло в теплице, только она оказалась свободна в тот вечер, остальные помещения Хогвартса были либо заняты студентами, либо парочками, занимающимися тем же, что пытался осуществить Рон Уизли. Девушка лежала на каких-то мешках с задранной до пояса мантией. Она мычала в сладострастном состоянии, перебирая свои груди руками, страсть и желание было условием наложенного заклятья. Гарри повернулся к Рону и прыснул от смеха. Лицо Рона и без того не выражающее интеллект, стало похожим на морду горного тролля. Для завершения сходства, не доставало текущей слюны. И все же Рон был готов, Гарри опустил глаза и перед его взором предстал вздыбленный член, который Рон теребил в своем кулаке. Гарри почти насильно подтащил Рона к извивающейся девушке и заставил его взять её за бедра. Через две минуты безуспешных попыток попасть куда следует, Гарри все надоело, и он воспользовался волшебной палочкой. Пропихнув таки свой член между ног слизеринки, Рон застыл на месте, вот это номер, он не знал, что делать дальше. Гарри от досады сплюнул, дал Бог дружка. Пришлось подойти к Рону и объяснять, как поступать дальше. Не иначе инстинкты, а не слова Гарри подействовали, задница его заходила, как шатун. Рон разошелся так, что Гарри пришлось отойти в сторону, в очередной раз разозлившись, что он не взял фотокамеру. Да, это была бы эпическая живая фотография, Рон лишается девственности. Черт, Джордж и Фред, наверняка отвалили бы немало золота за этот снимок, а Рону целый год пришлось бы скрываться от шуточек своих братьев. Ладно, на слово поверят, Гарри обернулся к парочке. А ротик у слизеринки, раскрытый в томных стонах, был очень даже ничего. Гарри тяжело вздохнул, ну что такому добру пропадать. Вывалив своего красавца он поднес его к слизеринке, которая не раздумывая схватила его руками. О да, Гарри продвинул член вперед, протискивая его ко рту. И вот он уже сам, контролируя движения, не спеша трахал девушку в её ротик. А она молодец, даже находясь под заклятием, знала, как управляться с мужским органом. Так они вдвоем с Роном и поимели слизеринку.

Ох, как он гордился содеянным, всю неделю ходил с выпятившейся грудью, ордена только не хватало. Пройдя, пусть и коряво, первый путь, Рон пустился во все тяжкие. Девушки менялись одна за другой, факультет не имел никакого значения, Рон заводил связь и уже дня через три хвастался Гарри, как он вставил той или иной студентке. Гарри слушал спокойно, подбадривая товарища в его «подвигах». Рону было, куда как далеко до его знаменитого друга Гарри Поттрера. Не далее, как вчера Гарри провел отменный вечер с тремя старшекурсницами в ванной комнате для старост, и не одна девушка не ушла расстроенной.

Настоящим же испытанием в тот год для Рона стали отношения с Лавандой Браун, Гарри тогда насторожился, не пахнет ли здесь приворотным зельем, так Рон вцепился в эту девушку. С первого же раза, где Рон победоносно лишил невинности Лаванду, он резко изменился. Ни о каких любовных похождениях речи уже не шло, Рон серьезно втрескался в Лаванду. Гарри их даже один раз застукал в их спальне, где Рон на своей кровати усердно загонял своего молодца, которым, кстати, его господь не обидел, в хлюпающую промежность однокурсницы. Обнаружив влюбленных Гарри, не спешил освещать свой приход. Ему было любопытно, Лаванде было n лет, и она не интересовала Гарри, как объект плотских утех, он предпочитал студенток старших курсов. Но увидев сочное тело молодой девушки, Гарри впервые позавидовал Рону Уизли, Лаванда была великолепна. Точеные ножки с тонкими щиколотками переходили в неожиданно пышные бедра и попу, все это богатство сверху сливалось в стройную талию, над которой сверху волновались две изумительные груди. И как он не рассмотрел такую красотку?

Вообще для Гарри не существовали преграды в отношении с девушками. Первый секс у него случился на его четырнадцатый день рождения. Тем летом, в тени Тисовой аллеи, он, воспользовавшись зельем, которое ему удалось стащить у Снейпа, затащил в кусты соседскую девчонку Кортни. Она, конечно, была старше, и далеко не красавица, ну да ничего, на первый раз сгодилась и она. Гарри знал, что как только он попадет в Хогвартс, для него будут открыты любые ножки, любой студентки. Кто ж откажет Избранному? Так и произошло. А когда в Хогвартсе начался Турнир Трех Волшебников, и замок наполнился гостями, так и вовсе жизнь в замке весь учебный год была наполнена весельем и праздником любви. Особенно Гарри выделял француженок, о, они знали толк в телесных расслаблениях. Наследницы вейл умели не только сами получать наслаждение, но и даровать его парням. Именно у француженок Гарри очень многому научился в сексе, как продлевать свое наслаждение и долго не финишировать, как довести девушку до точки, и самое главное он выведал заклинание на увеличение своего дружка, ненадолго конечно, но взорвать оргазмом любую мадмуазель он был теперь способен.

В этой кутерьме Гарри похоже и пропустил расцвет некоторых своих однокурсниц, не беда, он завтра же займется этим вопросом, начнет со своего факультета, а потом и за остальные примется. Гарри вышел на свет, когда Лаванда громко стоная, обвила Рона ногами и с силой прижала к себе. Гарри расцвел от эффекта своего возникновения, Рон смешно задергался, а Лаванда с визгом вскочила с кровати, пытаясь прикрыться трусами Уизли. Гарри тогда еле уснул, все возвращаясь к смешной картине.

Четвертый курс закончился оглушительной победой Гарри в турнире и выделением ему серьезной денежной суммы в качестве приза. Однако радость победы была омрачена убийством Седрика Дигори. Поганец Хвост убил его на кладбище, не дав Седрику не единого шанса. Жаль, Гарри нравился этот парень из Пуфендуя.

Вторым мерзким моментом было возрождение Темного Лорда. Каким образом ему удалось унести ноги с того злосчастного кладбища, Гарри до сих пор не понимал. Это было просто чудо.

Эх, если бы не эти два черных случая, четвертый курс, пожалуй, был бы самым чудесным и веселым во всей учебе.

Теми каникулами, последовавшими за роковыми событиями, Гарри не удалось переспать не с одной девчонкой! Он вынужден был сидеть в доме тети Петуньи, словно в клетке. А в тот день, когда ему все-таки удалось вырваться за пределы заточения, его с Дадли едва не прихлопали дементоры! Хорошо хоть он заклинания знал, а то были бы они с Дадли на пару двумя живыми тряпками. После этого случая его и забрали в дом Сириуса. Вроде все было ничего, веселее, чем у Дурслей, все-таки штаб квартира Ордена Феникса, но Гарри был внутренне не очень доволен. Он так же оставался узником, на улицу его не отпускали. Проведя пару месяцев без секса Гарри едва не рехнулся. А с дамами в доме на площади Гриммо было туговато. Если не сказать пусто. Была, конечно, Гермиона, однако Гарри никогда не рассматривал её, как женщину, или девушку. Она была другом, умным, находчивым, всегда готовым прийти на помощь. Гарри поговорил с крестным, тот вызывал себе на дом девочек время от времени, но получил отказ, в доме полно людей. А затем, увидев, как Гарри поник, подмигнул ему и предложил обратить внимание на Джини. Гарри в тот момент не очень-то рассчитывал на младшую Уизли, она была совсем девчонкой, какой тут секс. Вот может Тонкс каким то образом раскрутить, она видная дама, одна смена внешности чего стоит. Но Тонкс бывало редко и то по делам Ордена. Гарри пришлось ждать Джини. Он знал, что девчонка по нему давно сохнет, ну еще бы, он ей как ни как жизнь спас на втором году обучения в Хогвартсе. А может действительно в него втрескалась, поди, пойми этих девушек. Рон, вон до сих пор расплачивается. После тяжелого расставания с Лавандой у Рона начались очень серьезные проблемы с мужской силой. То ли от стресса, то ли все же Лаванда чем-то околдовала Рона, но у него не было желания встречаться с девушками. А потом выяснилось, что и встречаться Рону с ними не зачем, не стоял. Рон, не зная кому довериться и с кем поговорить, покаялся Гарри. А Гарри ничего лучшего не придумал тогда, как все рассказать Гермионе. Рональд жутко рассердился на Гарри, зачем, мол, ты ей все рассказал? На что Гарри предложил поведать проблемы Рона его братьям близнецам, Фреду и Джорджу. Рона в ужасе отверг предложение и сделал то, что и должен был, доверился Гермионе. Она со свойственным ей научным азартом взялась за восстановление имиджа Рона.

Так у друзей были свои проблемы, а Гарри думал о решении своих насущных вопросов. Джини появилась на третий день присутствия Гарри в доме крестного. Он сидел в комнате и тупо пялился в потолок, вдруг двери открылась и в комнату вошла Джини. Гарри, увидев девушку, открыл от изумления рот. Джини за прошедшее лето очень выросла, но самое главное её тело приятно налилось женской привлекательностью. Грудь была не велика, но вот бедра Джини явно унаследовала у миссис Уизли, они были очень аппетитны. Чмокнув Гарри в щеку, девушка зарделась и выскочила из комнаты. Настроение у Гарри резко улучшилось, а что, такая цыпочка выросла, можно и приударить. Самое главное было сохранить тайну, вся семья Джини жила в этом доме и у Гарри, даже с его статусом Избранного, могли возникнуть сложности.

В последующие дни Гарри всячески обхаживал Джини, не забывая при этом ловко упоминать про тяжелые времена, и как им предстоит сражаться. Героическая подоплека сделала свое дело, Гарри видел, Джини готова отдать и душу, и тело будущему герою. Была проблема, место. Весь дом днем был переполнен снующими людьми, а ночь Джини проводила с матерью. Помог крестный, дав ключи от тайного чердака. Договорившись с Сириусом о том, что он отвлечет миссис Уизли, Гарри повел в тот знаменательный день Джини посмотреть город с высоты птичьего полета. Как только дверь чердака захлопнулась, Джини сама повисла на шее Гарри, подставив свои губы. Проведя весь четвертый курс в любовных утехах, Гарри не сплоховал и в течении пяти минут безболезненно и с большим энтузиазмом лишил Джини невинности. Рыжая чертовка оказалась очень горячей, отвечая на повторный заход Гарри. О, как она сосала член! Гарри испытал огромное удовольствие, после долгого простоя спустив себя в рот этой молодой красотке. На третий раз, раздев Джини до нога, он внимательно её рассмотрел. Тонкая красивая шея, была спрятана за волнами огненных волос, эти же волосы едва прикрывали, небольшие грудки, которые почти полностью занимали яркие розовые соски. Весьма притягательный животик спускался вниз, где рыжими волосиками начинался курчавый треугольник. Гарри покачал головой, а вот это зря, растительность надо убрать. Джини кивнула головой и, не говоря далее не слова, придвинула себя к Гарри. В тот день он еще два раза проникал в девственную дырочку Джини. Девушка была хороша, откликаясь на проникновение Гарри очень искренне и страстно. Гарри очень понравилось трахать сестренку своего дражайшего друга. Было что-то в ней, своё, родное. То, что не хотело отпускать. На всякий случай, выпив зелья, которым его щедро снабдили француженки, Гарри успокоился, проблема с сексом решена, приворота можно не опасаться, спасибо зелью из Шармбатона, а с Джини мы еще продолжим, неизвестно, сколько придется торчать в этом доме.

Пятый курс начался не так, как себе представлял Гарри. В Хогвартсе появилась министерская жаба Амбридж. Стоило только её увидеть, как Гарри выворачивало на изнанку, она действовала на него словно блевательные батончики Фреда и Джорджа. Веселье в замке, представлявшееся Гарри в начале учебного года, превратилось в смертельную скуку. Амбридж была везде, и ничего не упускала. Стена пред общим залом ломилась от указов и декретов. Все было запрещено! Планы Гарри о том, что он пройдется по четвертому курсу, где созрели очень аппетитные курочки, пошли прахом. Плюс навалилось столько учебы перед СОВ, что позвоночник натурально затрещал.

Единственным утешением была Джини. С каждым разом, их встречи были все ярче, девушка училась, как говорится не по дням а по часам. Через месяц бурного секса Гарри уже не применял ничего из своего арсенала героя-любовника, с Джини это не требовалось. Три-четыре раза он кончал за встречу с ней и без волшебных фокусов. Одними лишь пальчиками и языком, Джини вытворяла такие фокусы, что Гарри улетал. Как-то раз они сидели в общей гостиной Грифиндора и вместе со всеми делали уроки. Джини сидела рядом с Гарри и пыталась составить гороскоп, что делал Гарри, он не помнил, потому что рука Джини проникла под одеялом к его молодцу и ласково поглаживала головку. Гарри тогда пришлось укрыться еще одним покрывалом, что бы скрыть не только свой восставший член, но и руку подруги, гуляющей по всей его длине. Апофеозом был нырок головы Джини под одеяло и принятие всего, что излилось из Гарри в рот. Разумеется, никто из присутствующих ничего не заподозрил. Вот так! А еще Гарри был в восторге от норки Джини. После его замечания, она всегда была гладкая, словно ладошка, и такая потрясающе притягательная. Гарри ловил себя на мысли, что он готов часами не выпускать из своих рук и рта это сокровище. Проводя языком по выступающим лепесткам, Гарри чувствовал самый вкусный нектар, когда-либо им испробованный. Когда же его язык проникал между губок, Джини взрывалась восторгом, всякий раз пытаясь глубже насадить свою норку на язык Гарри. Он как-то попробовал применить увеличивающее заклинание для языка, но ничего не получилось, видно оно подходило только для члена. Но впрочем, и так все было волшебно. Ему нравилось спать с Джини, а ей нравилось спасть с ним. Братья Уизли ничего не знали, соответственно никаких преград для Гарри не было и в дальнейшем накачивать так полюбившуюся норку рыжеволосой бестии.

Знала, конечно, Гермиона, но ей было не до того, что бы учить морали Гарри. Она все возилась с Роном и, судя по теням, которые глубоко легли под глазами Гермионы, получалось плохо. Гарри как то спросил, может он чем-то может помочь, но Гермиона только покачала головой, у него получается. Только все происходит слишком быстро и один раз. Гарри задал вопрос с кем это Ро

н экспериментирует, а увидев густо покрасневшую Гермиону, Гарри оставил друзей в покое, решив, что возникшее взаимное чувство, в итоге восстановит Рона.

Проблеск надежды на прерывание всеобщего уныния наступил зимой. Гермиона, недовольная стилем преподавания Амбридж по Защите от Темных Искусств, предложила Гарри возглавить кружок. Гарри сначала с недоверием отнесся к этой идее, а затем плюнул, какого черта, они сидят по своим гостиным половину учебного года, пора выбираться! Где то чудное время, когда в замке было трудно найти место для влюбленной парочки, когда в ванную старост шла негласная запись желающих оторваться на всю катушку в маленькой групповушке, где все это?

Желающих было предостаточно, поэтому Гарри, как руководитель кружка, отсек всех, кому меньше n лет. Мало ли, чем придется заниматься на этом кружке, зачем нам дети? С местом проведения занятий неожиданно выручил Невил Долгопупс, этот увалень очень быстро нашел общий язык с Выручай Комнатой, которая и стала штаб квартирой Отряда Дамболдора.

Да, занятия этого кружка Гарри будет помнить всю свою жизнь. Сколько интересного было, сколько улыбок и открытий свершилось в стенах Выручай Комнаты. У того же Невила был первый раз с девушкой. Они в тот вечер в паре с Полумной работали над разоружающим заклятьем, и Невил, известный своей неуклюжестью, взмахом палочки истребил всю одежду на своей визави. Визг Полумны смешался со смехом ребят и нелепыми извинениями Невила. Гарри подскочил к Полумне и накрыл её мантией. Приобняв за плечи он отвел её в раздевалку, где как мог успокоил. Вытирая, текущие градом слезы, рука Гарри соскочила на грудь Полумны. Почувствовав в своей ладони упругую грудь Гарри едва не сорвался, но потрепав Полумну по щеке, поспешил ретироваться. Появившаяся из раздевалки Полумна как-то изменилась, обычно затуманенный взгляд стал ясным, плечи распрямились, сделав осанку девушки очень прямой. Преобразившаяся Полумна разделалась с Невилом в два счета, для начала повалив его на пол, а затем подвесив вверх ногами к потолку. Все участники того занятия в приподнятом настроении разошлись. Гарри пришлось вернуться за мантией, которая так и осталась в раздевалке. Попав в выручай Комнату, он увидел распахнутую дверь в раздевалку, в проеме которой Невил прижал к стене Полумну. Обладая не малыми габаритами, Невил буквально на руках держал девушку, на которой с каждой секундой оставалось все меньше и меньше одежды. Своими огромными руками Невил бесхитростно лапал Полумну, постепенно и уверенно пробираясь к её вагине. Когда же руки достигли заветного места, пространство между ног Полумны было полностью накрыто лапищей Невила. Другой рукой он судорожно освобождал своего молодца.

Когда Гарри увидел, что вывалилось из штанов Невила, ему показалось, что видит перед собой Хагрида. Дело в том, что у Хагрида, лесничего и преподавателя в Хогвартсе, была одна проблема. Он не мог найти себе женщину, так сказать по размеру. Хагрид был на половину великан, и размеры имел соответствующее. Когда Гаррри с Роном как-то случайно увидели Хагрида голого, купающегося в озере, они две ночи не спали, кошмары во сне сваливались один за другим. Не удивительно, что когда на турнир прибыла Мадам Максим, имеющая в своей родословной великанов, Хагрид светился как Рождественская елка. Поговаривали, что после их бурных ночей в хижине лесничего несколько раз менялась мебель.

Так вот, когда Невил вывалил свой член, Гарри показалось, он точно младший брат Хагрида, а то может тоже наполовину великан. Гарри тогда тщательно протер несколько раз глаза, да он же сейчас убьёт Полумну этой штуковиной. К большому удивлению Полумну не смутил размер предстоящей проблемы, очень даже напротив, она приветливо улыбнулась и забралась повыше на руках Невила. Гарри с замиранием сердца смотрел, как между разведенных ног Полумны проникает головка члена размером не меньше шляпки большого белого гриба. А девушка даже глазом не моргнула, только поерзала и закатила свои глаза. Гарри решил не наблюдать, чем все это закончиться, и так было понятно, что эти двое себя нашли.

За прошедшие месяцы все участники кружка серьезно окрепли и стали весьма искусны в защитных и атакующих заклинаниях. Приближалось время экзаменов. Как получилось, что Гарри перестал думать о других девчонках, он не заметил. Все произошло, как то само собой. Да и желания не возникала, все его пожелания предугадывала девушка по имени Джини. Она стала за учебный год еще прекрасней. Гарри отметил, что у Джини грудь раздалась. По какой причине, то ли колдовство, то ли от регулярного секса, но молочно-белые, полные, с очень крупными сосками грудь Джини его очень радовала, давая поводы для новых экспериментов и возможностей в сексе.

Однако окончание пятого курса, как и в предыдущем году, снова было омрачено смертями. Сириус, его убила Белатриса. Эта подстилка и шлюха Темного Лорда. В тот вечер в Отделе Тайн произошла большая заварушка. Отправившееся в Министерство Гарри с ребятами вляпались по самую макушку. Волан де Морт развел его, заманив в ловушку, где их уже ожидали Пожиратели Смерти. А какие были планы, все провернуть, заявиться всей бандой в логово к Сириусу и мощно оттянуться вдали от Хогвартса и всех долбанных декретов и указов.

Но все пошло не так. Была погоня, потом бой между Орденом Феникса и Пожирателями Смерти. А все из-за пророчества Гарри. Для чего оно понадобилось Волн де Морту, Гарри не имел не малейшего представления. Но было очень нужно, это точно. В результате за того вечер пророчество разбилось и погиб Сириус.

Гарри очень сильно переживал смерть крестного. Он столькому его научил, а сколькому обещал научить в дальнейшем. Гарри знал, что два закадычных друга, его отец и Сириус были не только одними из блестящих студентов, но и главными героями любовниками Хогвартса за последние пятьдесят лет и Гарри хотел соответствовать им обоим. Но сначала погибли родители, а теперь и Сириус.

Очередные каникулы не принесли ничего радостного. Это было как де жавю, целыми днями дома, семейка тетушки Петуньи, как обязательный интерьер каждого дня, одним словом мрак. И разумеется никакого секса. К довершению Джини своими письмами с требованиями удовлетворить её окончательно сводила сума Гарри. Только появление Дамблдора в доме Дурслей разрядило обстановку, веселье удалось на славу.

Отдельно о профессоре Слизнорте. Гарри с Дамболдором быстренько его уговорили присоединиться к сумасшедшему дому под вывеской Хогвартс. Только после этих переговоров, Гарри попал в дом Уизли.

Когда Гарри увидел Джини, было ощущение, что его эрекцию увидят все, правда, он потом проверял, две пуговицы на ширинке еле держались. Пришлось ждать всю ночь, пока все улягутся. Ну а потом они с Джини совершили маленькую ночную эротическую экскурсию по владениям Уизли. Особо Гарри отметил, насколько удобно было трахаться на больших тыквах, разбросанных позади огорода. Только после двух спусков пара, Гарри медленно и с наслаждением скользил по стеночкам влагалища Джини. Даже в темноте было видно, что в его руках уже не четырнадцатилетняя девчонка, нет. Гарри прижимал к себе вполне сформировавшуюся, великолепно сложенную взрослую девушку, которая отдавалась ему без остатка. Там, на тыквах, они и уснули, позабыв о проблемах и не думая о том, что их могут обнаружить днем в очень нелицеприятном виде.

На этих тыквах их и застукал Рон. Гарри и представить не мог, что Рони способен устроить такой качественный разбор. Ему, нет только подумать, ЕМУ пришлось оправдываться перед этой рыжей орясиной, что у них с Джини все серьезно. Нет, ну натурально серьезно, Гарри ни с кем не хотел так серьезно и много трахаться, как с сестрой Рона. Джини тогда не подвела, она подхватила идею Гарри об отношениях и Рон, не без помощи подоспевшей Гермионы, успокоился, хотя было очевидно, он продолжает внутренне кипеть. Как только Рон и Гермиона исчезли в доме, Джини решила отметить освобождение от братского чрезмерного внимания утренним быстрым сексом. Гарри, в то утро первый раз признался себе, что у него действительно с этой девчонкой настоящие отношения, она его понимала, она его сопереживала, она его не просто хотела, она его вожделела. Пришедшее осознание дало Гарри такие силы, что предложенный скорый секс затянулся на полчаса, в ходе которых Джини три раза огласила окрестности своим криком, а четвертый Гарри успел накрыть своим членом, выпуская себя в благодарный ротик Джини.

Вот в таком статусе они и объявились в Хогвартсе. Сказать, что новость о том, что у Гарри появилась постоянная девушка, была новостью номер один, плюс новостью черной номер один для девичьего состава студенток, это ничего не сказать. Гарри, был усыпан конфетами с приворотным зельем, открытками с признаниями и так далее. Однако он был парнем тертым и все козни поклонниц его миновали. Джини было тяжелее, дело доходило до поединков. Так что пришлось Гарри понатаскать свою подружку в дуэльном вопросе, не хватало еще, что бы какая-нибудь девица испортила такое тело!

Вообще шестой курс представлялся Гарри достаточно беспроблемным. Да, где-то шлялся Волан де Морт и проблему с ним нужно будет решать, Гарри знал, что ему в этой партии уготована особая роль, он был к ней готов. Но Гарри был в Хогвартсе, впереди был целый учебный год, обещавший немало любовных приключений. Не то что бы Джини его не устраивала, с ней все было здорово, Гарри в душе уже принял решение, что именно с этой девушкой он свяжет свое будущее. Дело было в другом, пока они были юны, пока они были в стенах этого замка, он хотел выжать все что можно. Потом будут думать о семьях, детях, обязанностях.

Помогла Гарри как ни странно наука, а точнее зелье варение. Так как книгу для этого предмета он не покупал, старик Слизнорт выдал ему учебник из старых запасников. Гарри поначалу расстроился жутко растрепанному учебнику, но буквально через несколько дней он понял, какое сокровище попало ему в руки. Прежний хозяин знал толк в магии. Благодаря учебнику Гарри пополнил свой арсенал таким количеством заклятий, что узнай об этом Гермиона, она точно лопнула бы от зависти. В числе прочих, было немало заклинаний, относящихся к дамам. Ох и развратником же был этот Принц-Полукровка. В книге были заклятий сродни Империусу, склонявшие даму к очень-очень разным и интересным вещам. А заклятия разгонявшие огонь желания в любой даме, не важно, какого возраста, внешности, или магической сущности? Гарри взахлеб все выучил, подавляя в себе нетерпение, применить, испробовать полученные знания.

Случай скоро подвернулся. Из его головы никак не хотела уходить старая сцена, где Рон трахался с лавандой Браун. К шестому курсу Лаванда стала настоящей секс-бомбой, как говорят маглы. По ней сохли все мальчишки всех факультетов. Гарри с изумлением обнаружил, что даже Снейп сверкает своими черными глазками, стоит Лаванде оказаться рядом. Одним словом Гарри был не прочь покувыркаться с Лавандой. Тем не менее, было одно но. Джини, Гарри осознал, что не хочет делать больно своей рыжеволосой бестии. На помощь пришел Принц-Полукровка.

Тем вечером Гарри, тщательно подобрав заклинания, применил их к Джини и Лаванде. Быстро ретировавшись в ванну для старост, которой он пользовался на правах капитана сборной Грифиндора по квидичу, он пустил воду, а сам укрылся за ширмой. Лаванда с Джини появились через пять минут. Как только за ними закрылась дверь, девушки развернулись друг другу, срывая с себя одежды. Гарри чертыхался, очки постоянно потели, а упустить хоть мгновение из происходящего было бы преступлением. Когда Джини с Лавандой остались обнаженными, Гарри чуть не задохнулся, девчонки были ослепительны.

Они были словно мед и огонь. Блондинка Лаванда, с пышными волосами, красиво накрывающие тяжелые, гордо торчащие вверх груди, от которых вниз скатывался очень соблазнительный животик, переходящий в пленительный сосуд срамных губок. Пышные, очень пышные бедра Лаванды переходили в стройные ноги, а кожа, золотисто-медового оттенка просто сияла.

Эту нимфу обволакивала, словно пламя, обнаженная Джини. Их руки переплелись, груди терлись, вызывая острую реакцию восставших сосков. Джини словно плющ была везде, за спиной Лаванды, напротив её живота, обнимая её за шею, целуя Лаванду в грудь, играющая с её норкой. Лаванда не смогла сдержать напора Джини, и грудные стоны разрядки огласили ванную комнату. Улучив момент, Лаванда схватила Джини за руки, и девчонки со смехом грохнулись в огромную ванну, подняв мириады разноцветных брызг. Стоило Джини показаться на поверхности воды, как её рот раскрылся в немом восторге, под водой Лаванда ласками отдавала свой долг.

Воспользовавшись моментом, Гарри выглянул из-за ширмы. Заклинания сработали, Джини, заметив Гарри, и не подумала возмущаться, только лукаво закусила нижнюю губку и кивком пригласила его в ванну. Не мешкая Гарри, скинул с себя одежду и аккуратно залез в воду, напротив девчонок. Лаванда не зря пропадала под водой, через минуту Джини закатила глаза, у неё перехватило дыхание, и последовавший громкий выдох возвестил об испытанном удовольствии. Всплывшая на поверхность Лаванда была атакована Джини. Поцелуи и ласки обрушились на девушку, погружая её в очередной омут сладострастия. Оставаясь не видимым для Лаванды, Гарри, подобрался поближе, посмотрел на Джини и, получив от неё кивок, положил свои руки на потрясающую грудь Лаванды. Секундное напряжение сменилось тем, что Лаванда приняла ласку Гарри, откинувшись на его грудь.

Вдвоем они вытащили, теряющую рассудок Лаванду из ванной и, уложив её на кушетку, принялись за неё всерьез. За ту ночь Гарри познакомился со всеми дырочками Лаванды, спустил себя между её грудей и конечно не оставил без внимания свою рыжую стервочку, преподнесшую ему такой подарок.

Им с Джини так понравилось подключение третьего лица, что до Рождества они успели отыметь еще с десяток студенток. Заклинания для Джини, Гарри больше не применял, смысла уже не было. Гермиона как-то заинтересовалась, чем там они с Джини занимались, но Гарри её отшил, объясняя это делами амурными. Однако настойчивость Гермионы была известна всей школе, так что вскоре в ванной для старосты Гермиона, неожиданно для себя самой, появилась опьяненная ласками Джини и готовая на все. Гарри тогда задержался, Снейп в очередной раз показал свое превосходство в полномочиях и заставил Гарри вручную сортировать древние ученические карточки. Появившись в ванной, Гарри застыл на месте не хуже статуй замка.

На кушетке, среди белоснежных одеял и халатов, возлежала Гермиона. Трудно было узнать известную в школе зубрилку в этой раскрепощенной, полностью отдавшей себя на растерзание Джини обнаженной девушке, нет, не девушке, настоящей женщине. Гарри обратил внимание, как разительно отличается Гермиона от Джини. Она полностью созрела, приятные, плавные изгибы тела не имели ничего похожего на юные девичьи тела студенток, прошедших в этом году через руки Гарри и Джини. Впечатление не портил даже волосяной покров на интимном холмике Гермионы, наоборот, Гарри почувствовал, что он его крайне волнует. Он не воспользовался тогда сложившейся ситуацией, хотя Джини и ждала его подключения. Гарри не смог, нет, он мог, его молодец готов был удовлетворять девчонок всю ночь. (Специально для. оrg — BestWeapon.ru) Дело не в этом, для Гарри Гермиона была, прежде всего, другом, и даже открытие её, как потрясающей женщины, не меняла ничего для Гарри, она была его другом, а не подружкой. Почему то Гарри совсем не волновался по поводу Рона, его не интересовало, что Гермиона была официально его девушкой, сам виноват, нужно уметь удовлетворить свою девушку.

Так, в любовных утехах, совместных занятиях с Дамблдором прошел шестой год обучения в Хогвартсе. По немыслимой традиции окончание и этот года ознаменовалось смертями. Гарри не мог поверить своим глазам, когда подонок Снейп убил Дамболдора на Астрономической башне. У директора не было не единого шанса выжить, зеленное пламя убивает сразу.

Смерть наставника подействовала на Гарри крайне удручающе. Дамболдор оставил ему незавершенное дело, дело, к которому Гарри был совсем не готов. Все осложнялось еще и тем, что выбора у Гарри не было, он обязан был продолжить дело Альбуса Дамболдора, иначе его ждала смерть.

Наступившие каникулы были еще более безрадостнее, чем предыдущие. Гарри все опостылело, смешно сказать, он даже секса не желал. Какие тут развлечение, если впереди тебя ждет неизвестность и опасность. Он надеялся, что хоть свадьба Билла и Флер позволит немного отвлечься от тяжких размышлений, но не тут было. Прямо со свадьбы им с Роном и Герминой пришлось бежать от Пожирателей Смерти.

... Гарри ухмыльнулся, именно в тот день и начались их скитания в поисках крестражей. На сегодняшний день они сидели в палатке, установленной в промерзшем лесу.

Что можно было поставить в зачет. Естественно один крестраж, добытый в Минестерстве, он лежал на столике. Покинувшего их Рона, ну и славно, пусть прогуляется, вернется еще, куда он денется от Гермионы. А кстати о Гермионе, Гарри опустил взгляд вниз. Он полулежал на кровати, а обнаженная Гермиона наклонившись над его пахом, с упоением сосала его член. Гарри очень нравилось, как это делала Гермиона, ей, конечно, было далековато до Джини, ну да ничего, им еще долго шататься по лесам, подтянется, она всегда была старательной.

Рона не было уже три дня, которые они с Гермионой провели в постели. Бедняжка, она так соскучилась по настоящему мужскому достоинству, что Рон был быстро выветрен из головы, постоянными цунами удовольствия. Гермиона была великолепна, её тело даровало Гарри несказанное удовлетворение. Кто-кто, а Гарри знал, Гермиона очень искусная волшебница, и она не стеснялась применять свое мастерство для удовлетворения его потребностей. Гарри за эти дни не знал не одного отказа, все выполнялось охотно и с большим желанием. Вот и сейчас, он мягко, но уверенно надавил на голову, Гермиона глубоко захватила член Избранного, и Гарри с хрипящим звуком спустил себя в рот, лежащей у его ног женщине.

Впереди было еще немало испытаний, но именно сейчас Гарри был, как никогда уверен в успехе.