Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Романтичный БДСМ

Я стройная темнооволосая девушка с ярко выраженными чертами лица и чем-то восточным во внешности. У меня чёрные глаза, обрамлённые густыми ресницами. Несмотря на небольшой рост, пропорции фигуры хорошие: второй размер груди, округлые бёдра, тонкая талия и стройные ноги.

Меня зовут Наташа. Мне совсем недавно исполнилось 18 лет. И мой отец оказался... Беспринципным слабаком. Он задолжал огромную сумму денег какому-то мужчине, а расплачиваться мне.

И вот я стою перед дверью этого человека, которому меня фактически продал отец. За долги. И я должна называть его Господином. И... во всём слушаться.

Смирившись, дрожа от страха, я позвонила в дверь...

— Пришла моя юная сучка, — меня осмотрели с головы до ног.

Это был высокий темноволосый мужчина с резкими чертами лица, волевым подбородком и зелёными глазами. Его телосложение восхищало хорошо прокаченными мышцами и внушало страх. На вид ему было лет 28.

Я вздрогнула от подобного обращения и сильно смутилась, поправив одежду.

(Отец передал мне указание надеть короткое чёрное платье, чулки в сеточку, кружевные, чёрные трусики-стринги и обуть туфли на головокружительных шпильках. Мне было непривычно и неуютно в подобной одежде...).

Мужчина усмехнулся, заметив это:

— Скоро она тебе не понадобится. Проходи.

Он закрыл входную дверь. И схватив за волосы, повернул к себе.

— Тебе отец передал мои указания?

— Да...

— А я вижу, что нет, — сказал мужчина. — Ты должна называть меня Господином, поняла, сучка?

— Да, Господин, — прошептала я, всхлипывая.

— Скоро привыкнешь, — усмехнулся мужчина.

— Что значит... скоро привыкну? — я снова всхлипнула.

Мужчина взял меня за подбородок:

— Здесь вопросы задаю только я.

— Да, Господин.

Он затащил меня в комнату. Сел на диван и велел:

— Раздевайся.

— Я... Я не хочу... Пожалуйста...

Он осмотрел меня и произнёс:

— Ты моя собственность, шлюшка. Твой папаша продал тебя мне за свои долги. И ты принадлежишь мне. Ты обязана выполнять все мои приказы и желания. БЕСПРЕКОСЛОВНО. Поэтому, раздевайся. Я не стану повторять сотни раз. Не будешь слушаться — буду наказывать, — в доказательство он кивнул на ремень, который держал в руках.

Я всхлипнула и начала раздеваться, сильно смущаясь. А этот мужчина смотрел, не отводя взгляда. Когда я осталась полностью обнажённой, он велел мне опуститься на колени. Что я быстро выполнила, боясь наказания.

Мужчина подошёл ко мне, я не выдержала и захныкала:

— Не трогайте меня, пожалуйста.

— Заткнись, — он надел на меня ошейник. Я посмотрела на него.

— Этот ошейник означает, что ты моя вещь. И я волен делать с тобой, что захочу. А вот у тебя нет никаких прав, кроме одного — подчиняться мне. Ведь твой папенька не задумался о тебе, так с чего задумываться мне?

— Я поняла, Господин, — на глазах наворачивались слёзы.

— Ты ведь девственница?

— Да...

— Везде? — он провёл пальцем по моим губам.

— Да... — мне стало очень страшно.

— Ты забыла, как со мной разговаривать, — он потянул меня за волосы.

— Простите, Господин...

— Если ты будешь послушной, то наше общение закончится с наименьшими для тебя потерями. Советую прислушаться.

Он завязал мне глаза. А потом поднял с пола за волосы, положив на диван, на бок.

Мне стало ещё страшнее, не зная, что он собирается делать.

— Пожалуйста, не делайте мне больно...

Он ничего не ответил, а я ощущала, как меня связывают. Зачем?!

Связав, он дотронулся до моих половых губ. Я замерла. А потом мне в губы уткнулось что-то тёплое.

— Открой рот.

Я испуганно отстранилась, поняв, но меня вернули обратно. Неожиданно ласково мужчина погладил по щеке и повторил:

— Открой рот.

Я выполнила приказ и... Он глубоко и грубо начал насиловать меня, не заботясь о моих ощущениях. Мне было неприятно и больно... А потом он заставил проглотить его сперму, водя ремнем по телу. Я

боялась порки — меня никогда не пороли — и выполнила приказ.

— Хорошая девочка, — он перевернул меня на спину и стал грубо мять грудь, кусать соски...

— Мне больно... Пожалуйста, не надо...

— Ты снова не слушаешься? Он оставил в покое мою грудь, но в следующее мгновение я ощутила удар ремня. И вскрикнула. А он, не обращая внимания, бил снова., по разным частям тела. Он остановился только после того, как я обратилась к нему как требуется.

Мужчина снова продолжил трогать моё тело, гладить, целовать... Я не выдержала, пытаясь сопротивляться, тогда он отошёл, но по его возвращении, я почувствовала, как холодная сталь скользит по телу, ниже, между ног...

— Будешь слушаться, сучка?

Я перестала сопротивляться.

Мужчина развязал мне ноги и провёл рукой между ними.

— Сейчас тебе будет больно, — рассмеялся он, наваливаясь на меня всем телом.

Я дёрнулась, но мужчина придавил меня к дивану, прошептав:

— Я имел в виду другое. — Я почувствовала жжение от воска на коже и вскрикнула.

— Пожалуйста, не надо... — мужчина поцеловал меня, не дав договорить. Рукой он раздвинул мои ноги, и его член упёрся мне в девственную плеву.

— Расслабься, — ласково прошептал он. — Будет легче.

Мужчина целовал мою шею, грудь...

Мне стало приятно... Я инстинктивно прижималась к нему... Совершенно забыв обо всём на свете. О том, что я его не знаю, что он груб, что...

— Сучке понравилось? — довольно усмехнулся мужчина после. Он развязал мне глаза, тело, но оставил связанными руки.

Я опустила глаза, смущаясь.

— Да, Господин.

— На колени!

Я выполнила приказ, ожидая, что будет дальше.

Мужчина обошёл сзади, облокотил меня на диван и, взяв флакон из-под духов, начал дразнить, водя по половым губам, иногда засовывая флакончик внутрь.

Он довёл меня до такого состояния, что я стала сама просить меня взять, и тогда он провёл своим членом между ягодицами. Я стала умолять не делать этого, но он усмехнулся:

— Ты же хотела, чтобы я тебя трахнул. Я сам решаю, куда. Расслабься.

Я перестала дёргаться, поняв, что так будет проще. Вопреки ожиданиям, больно не было.

После этого я снова оказалась на коленях перед ним, сидящим на диване.

— Что ж... Проверим, какую рабыню я воспитал... Кто ты?

— Я ваша сучка, Господин, — ответила я, ощущая, что возбуждаюсь.

— Для чего ты нужна?

— Я должна делать всё, что вы прикажете, Господин. — я возбудилась ещё сильнее.

Мужчина подошёл ко мне, провёл ладонью между моих ног.

— Хороша... — он заставил меня облизать пальцы. Потом положил меня на стол боком...

— Не дёргайся и оставайся на месте. Иначе будешь наказана.

Через пять минут он вернулся со скотчем и прищёпками. Мужчина заклеил мне скотчем рот и, довольно ухмыляясь, надел прищепки на соски.

Он снова вошёл в меня и начал агрессивно насиловать, держа за волосы. Каждое движение приносило боль в груди, но я не могла даже попросить прекратить это или закричать.

Иногда он останавливался, ласково целовал меня в шею, шептал что-то нежное на ухо, но это было обманом — в следующее мгновение он хватал меня за волосы и грубо насиловал, причиняя боль...

Когда он кончил, то снял с замученной груди прищепки и долго ее гладил, почти нежно... Он перевернул меня на спину, оставив на столе и снова связав руки. (Специально для. оrg — BestWeapon.ru) Мужчина вновь мучил меня, издеваясь, капая воском на кожу, слушая мои короткие стоны, заглушаемые заклеенным ртом.

Довольно скоро он возбудился вновь и вошёл в меня, лежащую на столе. Я, привыкнув к грубости, была поражена тем, что на этот раз движения были спокойны, поцелуи — нежные, а руки — ласковые. Я выгибалась ему навстречу, жаждая большего, металась по столу, под его руками, ласкающими меня...

... Фейерверк эмоций захлестнул нас одновременно, с такой силой, что я почти потеряла сознание, но запомнила его слова:

— Ты — прекраснейший подарок судьбы, сучка...