Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Горячее лето для Виолетты. Первый день

Вообще-то, тем летом отпуска вовсе не предвиделось. Но неожиданно возникла свободная неделя, которую я решил провести где-нибудь за городом. Обзвонил знакомых и мне предложили домик в туристическом лагере... Глухомань, правда, но с другой стороны, так оно и лучше. Что-то я устал от шумного соседства и большого города. А там в Б-е... в радиусе 50 километров — никого, если не считать редких хуторов. Но вот незадача — меня уговорили взять с собой Вету, 18-летнюю племянницу моего приятеля... Полным именем — Виолетта — ее редко называли. А Вета — звучит очень мило и просто. Так вот болтается она, видите ли, в городе без дела, а родителям ее некуда пристроить, сами в отпуск укатили, а она с ними не захотела. Она куда-то собиралась с друзьями, но там что-то обломилось, и неделю ей нужно было сидеть одной дома. Вот ее мне и навязали — хоть будет под присмотром и подальше от сомнительных компаний.

Ладно! Пусть едет, подумал я, надеюсь мне не придется за ней по лесу бегать. Пусть загорает, читает книги (возьму ей...), рисует, играет в волейбол, заводит курортные знакомства... нет, это вроде взрослое занятие, ай, пусть делает, что хочет, лишь бы не в городе.
Вета поначалу ныла и всем своим видом показывала свое нежелание ехать со мной. Но уже в дороге придумала себе развлечение. Весьма неординарное, а именно — кокетничать и заигрывать со мной, и тем самым, разумеется, вгонять меня в стыд и неловкое положение. «Ну спасибо тебе!» — думал с раздражением. В ответ же на мои упреки и укоризну она делала такой невинный вид, что хоть плачь! Ей же самой не было ни капельки стыдно. ну и молодежь сейчас! Не хотел бы я быть учителем в школе или преподавателем в вузе.

А Вета знала себе цену. Милая, стройная, красивая. Волосы роскошные. Обычная одежда: босоножки, мини-шорты (больше похожи на трусики) или мини-юбка, тонкий топик. Грудь красивая! Обалдеть можно... соски проступают сквозь ткань как ягодки.

Да, перед отъездом увидел в ее сумке ворох каких-то цветных тесемок, ниточек, ленточек и треугольничков крохотных.

— Что это? — поинтересовался у нее, уже заранее зная ответ.

— Купальнички... — проворковала Вета.

Представлять ее в этих купальниках на тот момент было выше моих сил. Я знал, что все это вызывающее поведение, это заигрывание и местами даже потрясающе натуральная игра в шлюшку — все это только игра нимфетки. Очевидно было, что Вета — еще целочка, но в то же время не приходилось сомневаться в ее неподдельном интересе к сексу. Что делать? Только одно — постараться побыстрее завести себе подругу на месте.

Домик у нас был в лагере уютный, двухкомнатный плюс кухня. Душевая — в двадцати метрах через дорожку. Несколько раз Вета ловко устраивала мне «нечаянный» просмотр сцены собственного переодевания. Она прекрасно делала вид, что не замечает, как я смотрю на нее, вижу голой... Оторваться от этого зрелища было неимоверно трудно.

Но уже на следующий день я, к счастью, сблизился с Мариной. Симпатичная, спортивная брюнетка, около 30 лет, замужем... но муж не смог приехать из-за срочной работы... Вот и славно! Здесь знакомых у нее никого. не было. Вечером мы допоздна засиделись у костра и шашлыков. Вета, сонно зевая, уже давно отправилась спать, ей было явно не по душе появление более опытной соперницы, взрослой, да еще с такой круглой попой и большой грудью... И я решился привести Марину к себе. Вначале та сопротивлялась, намекая на то, что неудобно... и девчонка рядом... но потом наше обоюдное желание взяло верх, и мы наконец остались наедине в моей комнате.
Перед этим я убедился, что Вета сладко спит. Две двери между нашими комнатами да еще коридор. Ничего не услышит! Да, собственно, в это время я уже думал не головой...

Наша с Мариной ночь была фантастической! Ее мягкий умелый ротик... и глубокое горло... ее обалденные сиськи, от которых я не мог оторваться... ее вкусная и обильно текучая киска, поившая меня влагой всю ночь и дававшая смазку для всех наших бесстыдств... на удивление узенькое, как у девочки, влагалище... податливая попа и упругий анус, который в ту ночь превратился в разъезженное дупло, а под конец — в колодец, наполненный спермой...

Все это было просто потрясающе! Утром я проснулся от того, что мой член ходит в ладони Марины... Мой утренний стояк — ее прихоть и желание. Она взяла в ротик и деловито, со вкусом, отсосала, тщательно собрав губами сперму... Проглотила... Облизала член, а потом свои губы и вытерла рот салфеткой... Начала собираться:

— До вечера милый! Не вздумай больше ни на кого пялиться... — промурлыкала, погрозив пальчиком, и исчезла в утреннем тумане... Блин, я тут только понял, для чего она только что поработала ртом!

День прошел чудесно, а Вета выглядела какой-то притихшей и рассеянной. Я обратил внимание. После обеда она отправилась на море с какими-то новыми подругами, а я зашел в ее комнату. Там был жуткий беспорядок, и я начал машинально прибираться, не в силах смотреть на это., и тут из-под подушки вылетели несколько изрисованных листов... Я был в курсе, что Вета замечательно рисует, видел ее работы дома... отличные... причем ей удается самое трудное — рисовать людей, делать наброски, портреты. Так вот рассматривание этих листов заставило бешено биться мое сердце — на них было изображено в подробностях все то, чем мы занимались с Мариной предыдущей ночью...

Мерзавка подглядывала! Да еще как! Бинокль у нее был, что ли!? (Позже, правда, выяснилось, что не бинокль а фотокамера...) Все было на рисунках! Как Марина сосет у меня член, как я лижу ее киску, а затем трахаю в разных позах... А потом... ну, вот Марина четвереньках... опустив голову стоит, широко раздвинув ладонями ягодицы и показывает свои дырочки... Промежность прорисована тщательно... Киска... половые губки... анус... А вот я вставляю ей в попу! И вот меня слегка офигевшего от просмотра этих листов и застала Вета в этот момент. Сразу закусила губку, насупилась:

— Нехорошо лазить в чужих вещах! — сердито сказала мне и подойдя, принялась нервно складывать стопкой свои листки.

— Да я случайно увидел! — говорю смущенно, — Просто прибраться хотел! И вовсе я не лазил! Рисунки сами выпали!

— Ну, да конечно! — передразнила меня Вета. — Мне нужно переодеться! — заявила, намекая, чтобы я покинул ее комнату.

Меня это возмутило:

— Вот еще! Нам надо поговорить об ЭТОМ! — я кивнул на листы — Никуда я сейчас не уйду!

— Ах, так! — воскликнула Вета, — Ну и ладно! Любуйся!

И стянула платьице, оставшись в белье. Она стояла передо мной почти голая, красивая, возмущенная, и такая желанная! Грудь ее учащенно вздымалась.

Я встал. Подошел к ней. Притянул к себе. Обнял. Ее кулачки уперлись было мне в грудь, но потом ослабли. Я потянулся губами к полуоткрытому ротику. И мы слились в поцелуе, таком жадном, таком долгом, таком сладком, что просто нельзя найти слов для этого...

В себя мы пришли спустя... не знаю, полчаса или час...
Она лежала рядышком, на боку, уткнувшись лицом в подушку, тихонько всхлипывала...

— Вета, ты что? Плачешь?... — я нежно погладил ее по голове, уткнувшись лицом в ее разметавшиеся, наполненные феромонами волосы. Она повернулась. Лицо и впрямь немного заплаканное:

— Милый... я плачу... как дурочка... потому что мне было так хорошо... и даже... эта боль... была приятной... но это все так неправильно... что мы с тобой... мне так стыдно.!...

Все, что произошло между нами, было для меня, как в тумане, но вначале... Вот я плавно склоняю ее головку к себе вниз... она послушно опускается на коленки... прямо перед ее лицом — тугой бугор, выпирающий из ширинки моих джинсов... я вспоминаю, что говорил ей при этом (или шептал про себя?):

— Солнышко, погладь его ладонью немного помассируй... вот так... теперь расстегни ширинку... приспусти брюки, а потом и трусы... член выпрямится перед тобой торчащей дубинкой... смотри на него... возьми рукой... потрогай... сожми легонько несколько раз... немножко подрочи... вперед-назад... вот так... потрогай яйца... это приятно... — у меня на лобке — аккуратная полоса волос посредине, а яйца и основание члена гладко выбриты. — Теперь сдвинь с кончика плоть, обнажи головку... с усилием... Вот так... чтобы головка вышла вся... Она такая вся влажно блестящая... Прильни к ней губами... Поцелуй несколько раз... Вот так... Теперь оближи... Язычком всю ее оближи... Снова поцелуй... Потрогай кончиком языка дырочку посредине... Этот зев даже можно раскрыть, если легонько сжать головку у ободка... Тогда ты точно увидишь, как из этого зева появится капелька сока... мужской смазки вусненькой... Лизни ее... Уверяю тебя... от тако

й нежной ласки и старательной ласки член потечет хорошенько... И очень вкусно девушке облизывать возбужденный член во время течки... Теперь возьми головку члена в рот... Обхвати губами... Несильно... и пусти ее в ротик... Просто держи головку губами и начинай ритмично насаживаться на член ротиком... пуская ее в нутрь... Соси член!... Я буду придерживать тебя за затылок... Соси, соси, соси!... Нравится?... Будь готова к тому, что когда ты уже освоишься с членом во рту, я возьму инициативу... обхвачу твою голову руками и начну совершать тебе половой акт в ротик... Ты будешь во время этого минета многое делать... и яйца ласкать пальчиками и брать их в рот... брать губами мошонку... будешь брать член за щеку... головка члена будет ритмично массировать твои щеки изнутри... оттопыривать их изнутри по очереди... вот так... А теперь зайчонок ложись на спинку!

Я принялся сверху осыпать ее тело поцелуями. Она вздрагивала... стонала... А я ласкал ее потрясающие юные сисечки с торчащими ягодками сосков, ее милый животик, по которому так приятно гулять языком и внизу которого зарождается теплая волна возбуждения и опускается вниз...

Между нами как будто идет разговор без слов, разговор одними только ласками, и я словно бы говорю Вете:

«Ты прислушиваешься к новым приятным ощущениям, которые дарит тебе твое тело., возбужденное моими ласками... Я снова возвращаюсь своим языком к твоим губам... они сладкие, как вишенки... Мы целуемся, и я вталкиваю свой язык тебе в ротик, нахожу твой язычок... Наши рты слились в одно целое... И в этот момент я просовываю ладонь тебе между бедер и раздвигаю их врозь... мягко, но настойчиво... моя ладонь ложится на твою голенькую девочку... на твою писю... кисоньку сладкую... Я беру тебя за письку и ДЕРЖУ тебя за нее... чтобы ты в полной мере это прочувствовала — как я это делаю... Я склоняюсь вниз... снова целую тебе животик... И вскоре мое лицо оказывается перед твоей промежностью... Дай мне полюбоваться твоей писей... Покажи ее! Какая она прелесть! Щелка маленькая розовая красивая... Мои пальцы ложатся сбоку от твоих губок... и я как бы сильней раскрываю твою девочку... А затем двумя пальцами касаюсь губок и распяливаю их врозь... Из приоткрывшегося зева твоей писеньки выделяется маленькая капелька сока... Как красиво! Так и хочется ее слизнуть. Хочешь, чтобы я слизнул ее самым кончиком языка? Я выдерживаю паузу... и делаю это... Ты вздрагиваешь... стонешь... Я плавно провожу кончиком языка по твоим тоненьким губкам... все сильней и сильней вожу губами сверху-вниз... Затем следует нежный поцелуй. Поцелуй в писю. Я начинаю нежно сосаться с твоими губками... и твоя киска начинает течь... обильно увлажняя лепестки губ пряной ароматной смазкой и сообщая ее вкус мне — моим губам. Но главное впереди... Я сильней распяливаю твои губки врозь... и теперь мой язычок ласково ткнулся в вершину писечки, где губки сходятся... Это самое-самое местечко... Нет, я еще его не нашел... но сейчас мой язычок найдет твой махонький бутончик и сделает его клитором! Сейчас, сейчас... ВОТ ОН! Эта точечка... Твои пальцы вцепились в простынь. И из груди вырвался протяжный стон! Теперь твой клиторок мой.
Ты в моей власти!

Я твой бутончик зацелую и заласкаю... Кончик моего языка будет на нем плясать и вибрировать... будет его тереть и теребить... сосать и трогать... и подушечкой пальца тереть его буду... ты будешь извиваться от этого змейкой... и улетать! Я знаю, что делаю.
Я твою девочку так вылижу, что она вся обкончается. Первый оргазм уже на подходе... Я это чувствую... милая... я сделаю все, чтобы их было много... Я так люблю, когда писенька девушки кончает от языка... Это что-то волшебное! Все мои губы в твоем соке... Какая ты вкусная! Ну, кончай же, моя заинька! Умничка моя! Как тебе приятно! Я это чувствую всем своим телом...»

А теперь черед уже траханья по взрослому. Я сразу предупредил тебя, что не буду сейчас трахать твою девственную писю. Мне нужно кое-что про нее выяснить, чтобы в первый раз, когда мы ляжем, когда я буду делать тебя женщиной, ты в полной мере ощутила в себе член... я потом объясню тебе, не волнуйся.

— Но как же тогда сейчас?... — в твоих глазах почти стояли слезы.

— Не волнуйся! — повторил я, — сейчас мы займемся любовью!

— Но как?...

— В попку. Я возьму тебя в попу. Сейчас я вставлю тебе, моя хорошая, и ты примешь член... готовься... не бойся... постарайся расслабиться... и выполняй все, что я тебе скажу, поняла?

Ты сглотнув, кивнула

— Вот и хорошо! Ляг на животик... вот тааак! Приподними попку и выставь ее... умница... А теперь сама себе раздвинь попку... Шире! Еще шире! Вот так... дай-ка я хорошенько смажу дырочку... я знаю, что надо делать... как подготовить дырочку... как ее смазать и как размять, чтобы не было больно... Хотя, мой зайчонок, несколько секунд будет немножко больно... когда я только-только буду вводить член... но затем боль сойдет... притупится... устпив место жгучему наслаждению... поверь мне... поэтому я нежен и действую аккуратно... а сейчас... приготовься... я войду в тебя... — ААААААААААААААА!... — ты вскрикнула... застонала... Я уже в тебе, головка члена плавно вошла тебе в попку... я медленно ВДАВИЛ ее тебе в анус, наслаждаясь тем, как твое тугое колечко натягивается на мой кол... Да, моя девочка... мы оба с ума сходим... Мы в каком-то улете оба... Я делаю это! Я занимаюсь любовью с самой милой девочкой на свете!... Такой юной... Такой прекрасной... такой желанной... Я совершаю половой акт в попу... девчонке, в которую влюбился с какой-то сумасшедшей скоростью... Ничего не было в жизни слаще проникновения в твой юный девственный анус... Я наслаждаюсь каждым миллиметром этой прелести... ощущения от ритмичного вхождения толстого члена в эластично-тугой анус... его движения и трения глубоко в заднем проходе... его совокупления с самыми недрами моей девочки...

Чувства непередаваемые! Ты чувствуешь меня глубоко в себе... всем своим естеством! Мой кол входит в тебя так глубоко, что тебе кажется, будто сквозь всю тебя проходит... мы слились в одно. в этом безумном акте любви... ты шепчешь горячо и громко: «Возьми меня... милый!... трахни меня... меня... возьми мою попку! ААААААААААААА...» и — твои пальчики и мои пальцы встречаются на твоей щелке... на твоей милой писечке... От изощренной мастурбации писеньки ты раз за разом кончаешь... тебя всю буквально сотрясает в оргазме... а я мощно вбиваю член в твою попочку... долблю тебя! Твой жалобный скулеж сменяется криками и стонами... Ты чуть сознание не теряешь, уткнувшись лицом в подушку... Волосы твои разметаны... Вот он!... Еще удар... и... член пульсирует в тебе... наполняя тебя самой горячей и густой спермой... мое семя растекается в тебе... ты ощущаешь каждую пульсацию члена...

И вот... мы лежим... я обнимаю Вету... Она тихонько всхлипывает, уткнувшись лицом в подушку... Я попытался утешить, успокоить ласковыми словами и нежными прикосновениями. Я погладил ее попку:

— Не болит там?... Покажи...

— Нет... немножко ноет... и все... даже приятно...

Вета чуть покраснела... повернулась, встала на четвереньки и послушно раздвинула ладонями ягодицы — сперма все еще понемногу сочилась из ее оттраханного ануса, на месте крохотной дырочки красовалось выпуклое колечко... коричневатая блямба сфинктера... липкая и мокрая от семени... которое уже почти вытекло... На простыни была лужица... а теперь большое мокрое пятно... Я погладил потерявший девственность анус... Умничка... Девочка моя!... Я был так возбужден, что до краев накачал спермой задний проход девушки.

— Знаешь, Макс... — Вета прижалась щекой к моей груди. — Я даже не думала, что мне так... понравится!... Правда... Я храбрилась... Но ужасно боялась... хотя так... Хотела тебя!... С тобой... А потом был такой кайф... что я улетела просто... уплыла... даже когда ты меня... в попку... я наверно несколько раз кончила, когда ты меня туда трахал... Сама не знаю, от чего больше кончала... от того, что ты ласкал мою писечку при этом... или от твоего члена там... в попе... или от того, что ты вообще занмаешься со мной любовью... от одной мысли при этом... прямо здесь прямо сейчас...

— Ты мое солнышко, — только и мог я прибавить от прилива нежных чувств к Вете после этих ее слов. Я гладил ее по головке, она голенькая прижималась ко мне, обнимала меня ногами, упиралась сисечками в мою грудь, ее горячая бархатная щека коснулась моего плеча, потерлась об него... — Я без ума от тебя, и я люблю тебя больше всего на свете! Иди ко мне. Это только начало...

Вета не дала мне договорить — наши губы слились в сладостно долгом поцелуе...

(продолжение следует)