Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Зависть

Эта история началась в седьмую годовщину августовского путча, который сломал жизни многим нашим согражданам. А мне седьмая годовщина принесла или поломанную жизнь или новую жизнь, сказать по правде я еще не понял. Интересный момент, так трудно сейчас писать, используя мужской род, уже давно-давно никто не обращался ко мне «он». Теперь я «она». Началось все со старых газет, которые мне поручили сжечь знакомые нашей семьи, у которых мы отдыхали на даче. Газет было много, но я не спеша жег их, иногда прочитывая статейки или забавлялся, рассматривая карикатуры. Дело шло к вечеру, когда не на глаза попалась статья с заголовком в «В КГБ пришивали не только дела», не могу вспомнить что это была за газета, время истерло из моей памяти ее название и не пощадило и сам газетный лист, который сейчас лежит рядом со мной. Потертый на сгибах до нечитаемого состояния с оборванными краями, именно он изменил мою жизнь столь сильно. Слова из этой статьи выжгли в моем мозгу простую истину: пол можно изменить. В n лет это было откровением сильнее любого другого. Сама идея перемены пола так сильно повлияла на меня, что я больше не мог мечтать о чем то другом. В этом возрасте я начал онанировать, сами понимаете, какие вещи преследовали меня в моих мыслях. Одна только мысль, о себе как о девушке, как я одеваюсь, крашусь, вызывали сильное возбуждение. Да что говорить: даже когда я видел фильм или читал книгу, где персонаж менял пол, я возбуждался и отождествлял себя с этим героем.

Шло время. Тянулись школьные дни, я взрослел медленно, пребывая в своих мечтах. Потом у нас поселилась моя двоюродная сестра. Я таскал ее колготки, когда ее не было дома, носил их под штанами, когда ходил гулять на улицу. Так случилось, что одни я порвал. И сразу ей сказал об этом. Повезло, что дома кроме нее и меня никого не было. Конечно, она меня отчитала, но потом нарядила меня в свои вещи, легко накрасила и сказав: «Из тебя бы вышла отличная тёлочка!», отправила в ванную. После этого об этом эпизоде мы не вспоминали.

В школе у меня появилась девушка, но встречались мы совсем немного. Я на некоторое время закрылся в себе, но не унывал по этому поводу. Мои мечты были со мной! Под конец моей учебы довелось сыграть учительниц на школьных вечерах. Тогда же я отрастил себе длинные волосы. Густые, темные, собранные в хвост или распущенные вызывали зависть у некоторых девочек в нашем классе.

В 18 я получил первый гомосексуальный опыт. Мы вместе со школьным другом (а он по совместительство был хранителем реквизита от наших праздников) были дома, играли в CSпротив ботов, и заключили маленькое пари, набивший меньше фрагов из 10 раундов выполняет желание победителя. «Контра» не была моей сильной стороной, играл я совсем плохо, проиграв со счетом 95—39, я выполнял желание. Он захотел, чтобы я оделся в один из женских костюмов, который одевал на последнем вечере. Мы сразу договорились, что это ничего не значит просто желание. Ему хотелось побыть в обществе девушки несколько часов, даже если девушка не настоящая.

Скажу сразу моя роль удалась. И костюм был прекрасен. На мне были черные колготки где-то 70 dеn, черные босоножки, черное мини платье. Грудь изображал лифчик с вложенными в них мешочками с ватой.

— Впечатление такое, что я с своей девушкой собираюсь куда-то на выход. — сказал он застегивая молнию на платье.

— Да, дорогой — ответила я вживаясь в роль. — Мне осталось только накраситься.

Делать макияж я понемногу умел. Получилось хорошо. Хотя розовый блеск для губ не очень хорошо смотрелся с черным платьем, но так хотел он. Вечер мы провели хорошо. Он ухаживал за мной, подливал вина, открытого по поводу моего преображения. Мы вышли на балкон выкурить по сигаретке. Был уже вечер, солнце клонилось к закату. Он дал мне прикурить тонкую сигарету.

— Ты ведешь себя как девушка, настоящая. — говорил он и в его голосе чувствовалось легкое возбуждение.

— Я специально следила за манерами девушек, чтобы отлично сыграть на сцене. — я улыбалась ему.

— Я помню, ты мне рассказывала. — отвечал он.

— Схожу за вином. — я кивнула ему и осталась на балконе.

Вскоре он вернулся и обнял меня за талию. Его горячее дыхание рядом с моим ухом донесло до меня «Какая ты классная, Аня». Сердце мое ликовало. Я обернулась и слегка поцеловала его губы. Я почувствовала, как он возбужден, когда он прижался ко мне теснее.

— Чего ты хочешь? — шепнула я ему еле слышно.

— Поласкай меня как-нибудь.

— Минет? — он укусил меня за мочку уха.

Мы ввалились в квартиру с балкона. Я повалила его на кровать. Стянула штаны. Он остался в одних трусах. Остановил меня.

— Слушай, а мы должны так делать?

— Я не знаю. — горячо шептала я. — Но мне безумно этого хочется. Тебе разве нет?

Я видела его возбужденный член под трусами. Было видно, какой он горячий и крепкий.

— Возьми его.

Я сняла его трусы. Его член избавившись от сдерживающей ткани, выпрямился. Он был красивым и прямым. Я прикоснулась губами к головке.

— Щекотно. — я только улыбнулась в ответ.

Ощущение бархатной головки на языке было ни с чем несравнимым. Его гладкая, бархатистая плоть наполняла мой рот целиком. Я облизывала, целовала, посасывала, член, пыталась заглотить его поглубже. Отсутствие опыта приходилось компенсировать голым энтузиазмом. Он был возбужден я тоже. В голове крутилось только одно: «Я как настоящая девушка». Это не могло длиться долго, от силы пять минут. Мой друг обильно закончил, от неожиданности я пыталась отстраниться, но он придержал меня меня рукой. Я все проглотила. Потом вылизала его член и легла рядом. Вечер мы решили закончить быстро, допив вино, я разоблачилась и ушла домой.

Несколько дней мы не виделись, а когда наконец встретились он просто сказал:

— Нам лучше не общаться. Слишком много воспоминаний.

— Да, ты прав. — ответил я после минутного обдумывания. — Будем считать, что ничего не было.

Больше мы не общались.

После завершения школы и начала институтской поры во мне кое-что переменилось. Я стал относиться к своим мечтам, как к наваждению. Силой воли подавил в себе это. И мне повезло.

В начале второго курса, я в одиночестве сидел на мокрой от дождя лавочке в парке и попивал пиво, что частенько делал перед неинтересными мне парами. Этот день я запомню на всю свою жизнь. Серое осенние утро, яркие листья на дорожках парка, вкус теплого пива на губах. И тут рядом со мной садиться она. Лиза. Самая красивая девушка нашего потока. Этакая недотрога с легким налетом богатства. Она ничего мне не говорит, только берет из моих рук банку. Делает большой глоток. Морщится.

— Теплое. Как же ты это пьешь?

— Приходится через силу. У меня еще есть одна, закрытая, тут в пакетике.

— Спасибо, больше мне не надо.

— Всегда пожалуйста.

Мы совсем немного помолчали.

— Скажи, а у тебя есть девушка?

Такой поворот застал меня врасплох. Не зная, что лучше ответить сказал правду.

— Нет.

— Тогда ты будешь встречаться со мной.

Удача сама свалилась в мои руки. Девушка, по которой с ума сходила вся мужская половина нашей группы, а так же мужские половины всех других курсов и групп, просто сказала, что я буду встречаться с ней. Я думал, что такое бывает только в кино. Но жизнь лучший драматург.

Что потом началось! Наши отношения были полны безумия. Сначала наши встречи были пресными, мы подолгу молчали, гуляя рядом или держась за руку. Многие не верили, что это у нас в серьез, я и сам не верил. Это потом я узнал, что она начала встречаться со мной, чтобы насолить бывшему бойфренду. И ей это удалось. Пару раз он пытался ее отбить у меня, но при помощи поддерживающих меня одногрупников, проблем удалось избежать. Как я уже писал, это было как безумие. После пресной завязки последовала сладостная кульминация. Мы всегда были в месте и занимались сексом как собачки. Стоило ей посмотреть на меня своим томными взглядом я не мог сдержаться. В такие моменты мы быстро уединялись, я запускал свою руку под юбку или за пояс джинсов лез под трусики (уже порядком промокшие), и ласкал ее. Как же она стонала! Когда я входил в нее, скользил в ней, меня трясло. От ее стонов я возбуждался сильнее и сильнее, иногда казалось, что я растворялся в ней полностью. Несколько раз я чуть было не заканчивал в нее. Каждый раз это сопровождалось легким скандалом, который возбуждал нас снова. Мы специально занимались этим без презерватива, чтобы чувствовать риск.

Время летело совершенно незаметно. Как было в той песне: «Когда я оторвался от ее кожи, весна цвела в Париже». С ней я и думать забыл о своих прошлых мечтах и фантазиях. Естественно я ничего ей не говорил. Мне было так легко на душе. Я думал для меня все прошло. Детская глупость прошла, теперь мне казалось, что началась новая страница моей жизни. Но тут стоит сказать вот еще что: наши с Лизой отношения были самым сильным ощущением в моей жизни. Я наслаждался ей, каждым ее вдохом, нежной текстурой ее кожи и золотистыми волосками на ней. Но я говорил себе честно, что не люблю ее. Эмоциональная привязанность, чувство единства конечно было, но любви нет. Поначалу и она не любила меня, но потом я понял, что ее отношение ко мне стало меняться. Мы провели безумные 9 месяцев вместе, включая туда лето между курсами.

И на излет жаркого лета, судьба моя сделала невообразимый рывок в сторону.

Мы лежали на смятой постели, еще горячей от недавней страсти. Солнце заливало комнату золотом, словом был приятный вечер. Я гладил ее нежный животик своей ладонью, а она курила тонкую сигарету.

— Ты знаешь, мне нужно уехать. — сказал она глядя в потолок. — Маму положили в больницу в Европе, я должна быть с ней.

— Я понимаю. Но разве никто больше не может поехать к ней? — задал я совсем глупый вопрос.

— Ты же знаешь моих родственников.

— Знаю. — я бы не доверил им сторожить выгребную яму, все бы утащили. — Поэтому поедешь ты.

— Да. Отец поедет со мной, но будет там неделю. Ему нужно быть на службе. Остальное время я буду там с мамой.

— С мамой, там?

— Дурак, кончай шутить.

— Прости.

Она ткнула меня локтем под ребро. Я ответил тем же. Мы снова занялись сексом. В аэропорт провожать её я не поехал.

Через пару недель в институте к нам обратились активисты моего курса.

— Нам нужны добровольцы! — бойко говорила немного полная девушка в очках. — Мы собираемся поставить пьесу за авторством Марины.

Вперед вышла девушка, тоже в очках и со слегка прикрытыми тональником прыщиками.

— Пьеса как всегда про любовь. — начала она. — Действие происходит в средние века, потом переносится в новое время. Герои одни и те же. Их любовь идет как бы сквозь время. Она минут 7 рассказывала о пьесе, но особого энтузиазма это не вызва

ло. Некоторый интерес и удивление возник, когда Марина сказала:

— Главную роль молодой леди обязательно должен сыграть молодой человек.

Некоторое время все смеялись. Мой приятель, сидевший рядом со мной, ткнул меня локтем:

— Это роль как раз для тебя. Ты же говорил, что у тебя богатый опыт играть учительниц.

— Да ладно, хватит. — сказал я с улыбкой. — Меня моя девушка не поймет.

Он тоже улыбнулся, встал и громко сказал, что я мастер играть женские роли. Можно сказать меня назначили на эту роль общим одобрительным гулом.

— Ну спасибо, зараза. — прошипел я приятелю.

Через несколько дней, меня пригласили на примерку. Костюмы шили девушки с младшего курса. Сначала шили костюмы для главных героев, так как костюмов было несколько.

— У тебя хорошая фигура. — сказала одна из швей. — Платье будет на тебе отлично смотреться. Жалко, что ты не...

— Не кто?

— Не обращай внимания. — ответила она и погрузилась в работу.

Настало время репетиций. Моим партнером был Алексей, парень, серьёзно занимавшийся спортом и не обделенный некоторым актерским талантом. Репетиции проходили хорошо, мы от души веселились. То, начиная импровизировать, то доводя до абсурда происходящее на сцене. В сценарии были моменты, где мы должны были демонстрировать чувства, но эти моменты на общих репетициях, обходили стороной.

— Мальчики, — сказала нам Олеся, режиссер постановки. — мы будем репетировать ваши сцены отдельно, чтобы вы не смущались. Завтра вечер только для вас.

Мы согласно кивнули. Алексей выглядел немного побитым после репетиции.

— Как мы будем играть завтра? — я немного смущаюсь.

Меня развеселил вид огромного смущенного парня.

— Играй, как чувствуешь. — я похлопал его по плечу. — Это всего лишь театр.

Он кивнул.

На следующий день, мы вдвоем стояли на сцене, режиссер и костюмеры сидели в зале. Эта была репетиция в костюмах. Мое платье было прекрасное. Белое с пышной юбкой и корсетом все в бантах и оборках. На голове их моих волос соорудили грандиозную прическу. Его костюм был мужественным. Вы видели старый фильм «Конан»? можете себе представить, как он выглядел. Девушки из команды постановщиц, слюной исходили только при взгляде на его торс. Тут я решил играть максимально чувственно. В тех моментах, когда мы стояли рядом или он держал меня за руку, или когда на сцене был другой временной промежуток и он вел меня в танце, я отдавалась ему как девушка.

После репетиции, девушки в зрительном зале сидели покрасневшие.

— Вы хороши. — только сказал режиссер.

— Ты сегодня хорошо играл. — сказал я Алексею.

Он просто кивнул, коротко попрощался и ушел домой.

Временя до премьеры пролетело незаметно. Оказалось, что Алексей умеет отлично петь и играть на гитаре.

Перед выходом на сцену в день премьеры мы стояли рядом, было видно, как он волнуется.

Я снова сказал ему:

— Играй, как чувствуешь. Это всего лишь театр.

Он посмотрел на меня, от его взгляда меня бросило в дрожь.

— Сыграем.

Действия на сцене сменялись своим чередом. Мы меняли костюмы, ситуации эпохи. Все шло как по маслу. Но когда, в сцене, где Алексей поет песню прекрасной даме, т. е. мне я смотрел на него, я видел его глаза. В них был огонь. Страсть. Он пел, а я видел, что сейчас тут на сцене в эту минуту, он не играет. В его словах нет ни грамма театра. В моей голове что-то щелкнуло. Перед глазами поплыла вся моя жизнь. Снова я видел свои мечты, которые стали как наяву, я девушка и тут мужчина с телом аполлона, через песню признается мне в любви. Меня затрясло прямо на сцене. Воли больше не было. Я полностью отдавался страсти, вспыхнувшей между нами в тот момент полностью. В тот момент я не играла. Я отдалась чувству полностью. Я не помню, как продолжалась пьеса, не помню, что говорила.

— Мне дано помнить, все то, что происходило между нами. — он стоял совсем рядом со мной.

— Для меня это лишь видения.

— Я помню все годы и эпохи, проведенные с тобой, я помню их только потому, что ты была со мной рядом. — он смотрит мне прямо в глаза. — Если я буду ждать, ты придешь ко мне?

— Приду.

— Не важно, в каком времени и месте мы встречались, я скажу тебе одно: я все равно люблю тебя.

По телу прошел жар, он взял меня за руки.

— Я люблю тебя, Джулия Чемберс.

В зале повисла тишина, мое сердце билось учащенно.

— Что ты чувствуешь ко мне здесь и сейчас? — закончил он.

— Ты... Хочешь узнать? — после паузы ответила я, он кивнул. — Закрой глаза.

Когда он закрыл глаза, я поцеловала его. Сильно-сильно, крепко–крепко. Я упивалась его губами, когда наши языки встретились, между нами пробежала молния. Мое тело трясло. Мы не заметили, как упал занавес. К реальности нас вернул шквал аплодисментов, мы трижды выходили на поклон. Последняя сцена была полной импровизацией, но кроме режиссера, этого никто не понял.

Выслушав похвалы от труппы в свой адрес, я ушла в гримерку переодеваться. Было решено привести в порядок сцену и все остальное завтра, благо выходной день, а пока все собирались на вечеринку по поводу премьеры.

Когда я пришла, в гримерной меня уже ждал он. В глаза был тот же огонь. Я все поняла. Алексей встал рядом, облизнул пересохшие губы.

— Я правда люблю тебя... — он запнулся, не зная стоит ли произносить мое имя.

В этот момент я решила все.

— Кира. — подсказала я ему. — Меня зовут Кира.

— Кира. — он произнес это имя шепотом.

Мы слились в долгом поцелуе. Поддавшись импульсу, я начала стягивать с него рубашку. Он тяжело дышал, я гладила его мускулистый торс, в каждой клеточке его тело чувствовалось напряжение, запах разгоряченного тела кружил мне голову. Я целовала его тело, спускаясь ниже, он только шептал «Кира, Кира», я недолго боролась с ремнем. Его член был тверд и горяч, слегка изогнут. На головке сверкала капелька его смазки. Я слегка встряхнула его, чтобы капелька упала мне на лицо. После я одной рукой начала гладить его яички, другой ласкать его. Алексей застонал. Помучив его немного, я начала облизывать его. В этот раз минет у меня получился лучше: теперь я знала, как нравится мальчикам. Когда мне показалось, что он на пределе, я отстранилась от него. Встала и подошла к маленькому диванчику. Алексей понял меня без лишних слов. Я положила руки на спинку, и оказалась перед ним в коленно-локтевой. Именно так я хотела лишиться девственности.

— Будь аккуратен.

— Да.

Он спустил с меня трусики и провел языком по моей дырочке. От прикосновения я взвизгнула. В ту минуту мое тело просило его член. Я выгибалась, подставляя себя.

— Скорее же, войди... — почти кричала я.

Не знаю чем, он смазал меня кроме своей слюны. Мы не смогли потом вспомнить.

Но тогда это было неважно. Когда его горячая головка коснулась моего сжатого колечка, я задрожала.

— Быстрее, быстрее..

Его головка поборов сопротивление вошла в меня. В момент, когда я почувствовала плотное, горячее тело в себе, я поняла что такое счастье. Тело натянулось как струна, страсть переполняла меня.

— Назови меня по имени и войди.

Член начал погружаться в меня, сходя с ума от эмоций, сквозь пелену чувств я услышала далекий далекий зов:

— Кира, девочка моя.

— Не отпускай меня, — стонала я в ответ. — Бери меня мой мужчина.

Он полностью вошел в меня. Мне было больно, не буду скрывать. Но я понимала, что лишаться девственности всегда больно. Его член был см 17 длинной, я чувствовала, как он весь во мне пульсирует. Какая боль могла бы беспокоить меня в тот момент? Я вся принадлежала своему мужчине. Он входил и выходил из меня. Я чувствовала, как его яички касались меня, когда он входил полностью. Не знаю сколько он имел меня. Когда он заканчивал, он хотел выйти и отстраниться.

— Нет, мой милый, закончи в меня. Сделай меня своей.

Он закончил в меня. Потом помог закончить мне. Я посмотрела на него глазами полными любви. А в голове себе дала обещание научиться заканчивать самой, только от его ласк.

После премьеры моя жизнь резко изменилась. Я должна была решить главную проблему.

Лиза. Он вернулась и конечно сразу потащила меня в постель. Как ни старался, я не мог закончить и эрекция моя была совсем слабой.

Она поинтересовалась, что случилось. Я не смогла больше сдерживаться. Я все ей рассказала, как рассказываю сейчас вам. Мы плакали вместе. Я понимала, что делала ей больно, но не могла больше врать себе. Я была девушкой. Это давало мне счастье возможность проявлять свою сексуальность и удовлетворять свои желания.

— Сейчас я смотрю на тебя по-другому. — она убрала волосы с моего лица. — Мы займемся тобой, из тебя выйдет отличная девушка.

— Но, Лиз, тебе зачем это?

— Глупая, я люблю тебя, неужели я смогу остаться в стороне?

Я промолчала.

— Как теперь зовут мою новую сестренку?

— Кира.

Лиза подмигнула мне.

А дальше все было подобно лавине. Лиза была из богатой семьи, отец после смерти ее матери, полностью ушел в работу и давал ей почти не ограниченное содержание. Большую часть этих денег она тратила на меня. Череда салонов красоты, дорогих бутиков, уроки профессионального макияжа быстро сделали из меня конфетку. Лиза научила меня делать правильно минет, расслабляться при анальном сексе, чтобы было не больно. Для этого мы купили страпон. Венцом моего преображения стала организация посещения соответствующего врача, он назначил мне таблетки. (Специально для. оrg — BestWeapon.ru) И через некоторое время гормоны начали делать свое дело. Мои формы округлились кожа стала мягче. Теперь я жду разрешения на операцию по перемене пола.

Скоро мой путь закончится и начнется новая дорога. И я надеюсь, Алексей будет рядом со мной.

Пока шло мое превращение, мы встречались редко, по настоянию Лизы. Она имела с ним долгий разговор в один из дней.

Вы спросите, что с моими родственниками? Встреча с ними состоялась, когда у меня уже была грудь. От гормонов она выросла не сильно и мне сделали силиконовую грудь 3 размера. Отец отказался пустить меня на порог. Мама все поняла, хотя сначала ей было тяжело со мной разговаривать. Двоюродная сестра подарила мне чулки с пояском.

— Ты и правда, классная тёлочка. — даря их сказала она.

Вот такая моя история. Я почему-то краснею, когда пишу ее и вывожу эти строки в тетради.

Но только одного я не могу понять, почему когда мы идем по улице и Алексей ведет меня под руку, а Лиза идет рядом с своим новым парнем, в ее глазах я вижу не тоску как в первые несколько месяцев после моего признания, а только зависть с легким налетом жалости?

Конец.

P. S. Рассказ является полным вымыслом, напечатан за одни день и без редактуры отправлен, чтобы не утерять порыва.