Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

История, похожая на сказку

Произошло это не так давно..., наверное, весен четыре назад. Да, именно. Как сейчас помню, каким был день до того, как все произошло: солнце, работа, звук падающего дерева... Но начать надо с более раннего момента, с отправной точки, как говорится. А именно с того дня, когда ко мне в гости заплыл мой старый друг...

Это было спокойное ранее утро. Легкий туман расстилался по воде. Кое – где поквакивали лягушки. Обычное утро, ничем не отличающееся от любого другого. Я уже проснулся, и собирался было выбраться из норы, когда в мой небольшой домик постучался кто – то. Честно сказать, я был крайне удивлен! Ведь в нашей небольшой речушке гости были редким явлением. Случайных путников у нас вообще не было.

Без малейшей тревоги и опасения, а лишь с интересом я открыл дверку норы.

– Тима! – воскликнул я, увидев, что передо мной стоит мой старый друг, с которым мы жили когда – то рядом, были соседями, пока он не перебрался поближе к городу, в оживленную и шумящую реку.

– Здравствуй, Борис! – улыбнулся мой друг. – Пригласишь в свои «хоромы» или будешь держать на пороге?

– Заходи, конечно! – я распахнул дверь, не удержался и крепко обнял его. – Какими волнами тебя сюда занесло? Только не говори, что по родной реке соскучился! Здесь ведь никого почти не осталось: все на север подались. Остался я, да еще пару бобров – затворников, доживающих свой век в тишине.

– Я по делу, ты уж извини. Мне нужен толковый помощник. Я новое дело задумал. Капитал есть, команду теперь собираю.

– Скажу прямо – удивил. Только не понимаю, чем – я – то могу тебе помочь?

– Объясню по порядку. Под Бобруйском работает крупная фирма. Заправляет всем у них Бондарь. Я с ним виделся, толковал. Он согласился продать мне франшизу на производство дерево материалов для строительства под маркой его компании. А она, поверь, широко известна не только в окрестностях 20 населенных рек, но и в других речушках и озерах. Это бренд, признанный потребителями. Заказы на его продукцию расписаны на годы вперед...

– Почему он не расширит производство?

– Невыгодно, рентабельнее продать франшизу, получать с этого доход в виде роялти, и расширять рынки сбыта!

– Глаза у тебя горят!!! Это здорово, только...

– Погоди, не договорил я еще. Чтобы все получилось, мне нужны бобры, трудолюбивые, не жалеющие резцов, готовые работать на результат ради общей цели, ответственные. Я уже набрал команду рабочих. Теперь ищу помощника – компаньона для себя. Поговорил с твоими бобрятами – сыновьями. Сказали, что всеми лапами за то, чтобы перебрался на Днепр, построить избушку они тебе помогут.

– Ты всё предусмотрел...

– Конечно! В бизнесе сначала всё нужно просчитать, продумать, взвесить, предусмотреть, и только потом приступать к решительным действиям.

– Ты не подумал, что я уже не молодой бобёр. Мне n лет!

– Мы родились в одном месяце!

– Но мы всегда были разными. Ты – живым, активным, решительным и амбициозным, я – спокойным, рассудительным...

– Ну, так может, пришло, наконец, время изменить свою жизнь? И начнем прямо сейчас: на принятие решения даю тебе пятнадцать часов. Завтра утром жду от тебя одного слова: или да, или нет. Уговаривать не стану. Как решишь, так и будет!

Думал я в тот день много. Отец мой был известным на все окольные реки и заводи бобром – мастером по дереву. Последний раз я его видел, когда мне был 1 год. Что с ним произошло, не знаю. Мама сказала, что такое случается. Через несколько декад пропала и она. Помню, как бобриха – мать Тимы – забрала нас сюда, с тех пор я тут и живу. Раньше тут было оживленнее. Но все уплыли: в поисках семьи, лучшей жизни, работы... В том числе и мои братья, и мои бобрята...


После многосуточного заплыва мы оказываемся у «домика» Тимофея. «Домик» этот раз в шесть, как минимум, больше моих «хором». Построен он из лучших лиственных пород, просторный и крепкий. А вокруг бурлит жизнь, здесь у каждого свой бизнес: магазины, лавки, транспортные услуги, строительные работы, услуги широкого профиля.

– Вот это – настоящая жизнь. Ты поймёшь, что прежде ты существовал, был оторван от мира, от передовых достижений!

– Я могу увидеться с сыновьями?.. – не знаю почему, глядя на все происходящее вокруг, меня больше всего интересовали мои дети.

– Плыви прямо еще пару километров. Возле зарослей лозы увидишь целый жилой квартал.

Бобрята мои встретили меня радушно. Повторяли, что я принял правильное решение, что это решение навсегда изменит мою жизнь. Они даже не представляли, насколько они были правы... Они также рассказали мне, что Тима собрал начальную команду из пятнадцати бобров – основных рабочих. Мои бобрята также будут у него работать, только в отделе продаж.

Мне предстояло многое узнать, многому научиться. Во – первых, я никогда не слышал о таком способе ведения бизнеса, как франчайзинг. И это, несмотря на то, что сорока Мара постоянно прилетала на нашу речушку с последними новостями из сферы бизнеса. Во – вторых, мне казалось, что я никогда не привыкну к этому ритму работы, этому ритму жизни, более быстрому, чем течение реки... И в – третьих, я боялся подвести Тимофея...

Переговоры с компанией Бондаря продолжались порядка сотни суток: заключался договор, обговаривались детали работы, порядок выплаты и размеры роялти, ответственность и права сторон... Мне все казалось настолько запутанным. Я недоумевал, почему Тима готов вложить такие значительные средства в это дело. Не проще ли было бы открыть свое собственный бизнес? Но внимательно все взвесив, я понял, что у моего друга просто не было выбора. Сразу попытаться стать конкурентом Бондаря означало бы потерять свои средства. У бобра, желающего заниматься предпринимательством, серьёзным и прибыльным, нет других вариантов. Ведь что, в конечном счете, может делать бобер? Быть экспедитором,

посредником, торговцем, рабочим... Выбор не велик. А компания Бондаря была довольно известна, её продукция пользовалась повышенным спросом.

Что было потом, в деталях описать не смогу. Помню, что было много встреч, много переговоров, много заплывов. Для меня, бобра, прожившего большую часть своей жизни в спокойной обстановке в уютном домике, построенном еще моей семьёй, новый ритм жизни принес усталость. Казалось, что моё тело, моё сердце, мои лапы, мой хвост скоро перестанут меня слушаться. Казалось, что моя жизнь превратилась в постоянную гонку за временем, в которой я пока выигрывал... Это был не спринт, это был марафон... Я стал делать все в три раза быстрее, научился принимать решения в экстремальных ситуациях с минимальным временем на размышление, стал плавать как пятилетний бобёр! Без этих навыков я бы потом не выжил, в прямом смысле слова...

Франшизу мы, конечно же, купили. Отчисления за использование франшизы выплачивали ежемесячно, фиксированную сумму в соответствии с договором. Проблем у нас поначалу было довольно много. Приходилось заниматься логистикой, убеждать покупателей, что материалы, произведенные нами, выполнены по тем же технологиям и по качеству ничем не отличаются от материалов, изготовленных рабочими Бондаря. Вся прибыль сначала уходила на минимальную оплату труда бобрам и выплату роялти. Тима был к этому готов. А я нет.

Не прошло и полугода, как Бондарь решил изменить технологию производства, потребовал изменить систему организации работы и обслуживания клиентов. Это означало остановку производства на несколько декад: в срочном порядке мы отправили работников на переподготовку, что означало дополнительные расходы и убытки.

Через пару весен дела стали идти лучше, намного лучше. Работая с крупными заказчиками напрямую и используя посредников для доставки товаров отдельным покупателям, мы вышли на новые крупные реки – рынки сбыта. Бизнес развивался успешно. И я понимал, что все же не подвел своего друга!

Благодаря решению Тимофея о покупке франшизы в выигрыше остались все участники сделки. Компания Бондаря получала ежемесячный доход, товарная марка стала известна уже на огромной территории. Что же касается моего компаньона, то он занимался любимым делом, отдавался ему целиком и без остатка. У него был свой бизнес, несмотря на то, что он зависел от компании – франчайзера, у него было право принимать решения, предлагать новшества. Наша фирма была высокорентабельной, работники наши имели высокие заработки и высокую квалификацию. И именно эти обстоятельства однажды подтолкнули меня на мысль: а что, если расторгнуть договор с Бондарем, и организовать конкурирующую компанию, оставить тех же работников, изменить лишь организационную форму и наименование. Внедрить в производство собственные разработки, выпускать продукцию под другой товарной маркой. У нас достаточно большая клиентская база, многие посредники работают только с нашей фирмой. Мы могли бы заключить договора с ними и стать сильным противником на рынке дерево материалов для компании Бондаря. Звучит эгоистично, но это бизнес, это то новое качество, которого у меня раньше не было.

Когда я пришел к Тимофею с этим предложением, он меня не то, что не поддержал, мы разругались. Я не могу сказать, что это меня спасло... Ведь если бы я был вместе с ним в тот момент, возможно, я бы смог помочь ему, помочь моим сыновьям, помочь всем, кто был тогда там... Возможно, это просто муки совести, но как бы то ни было, я вынужден доживать свою жизнь с этим...

Когда мы поругались, я поплыл на окраину промышленного квартала, никого не хотел видеть, хотел побыть один. Я знал, что меня будут искать, ведь это был разгар рабочего дня, а без меня не могла уйти ни одна партия материалов, однако я продолжал плыть все дальше и дальше, движимый яростью и обидой!

Вернулся я только под вечер, солнце еще не село. Подплывая все ближе к промышленному району, я не мог понять, почему не слышно шума работы, которая в это время подходит к концу. Я подумал, что Тимофей отпустил всех по домам... Но когда я вплотную приблизился к рабочему участку, первое что я увидел – кровь... разрушенные домики... следы, мне не известные... Позже в реке я нашел много мертвых бобров, среди них был и мой друг, с которым мы вместе открывали бизнес, которого я знал еще с детства, благодаря которому я узнал, что значит жить по – настоящему...

Как я понял, часть бобров все же смогли спастись, укрывшись на время в убежищах. Однако они уплыли, еще до моего возвращения. Я остался один среди руин... Я не думал о том, что мне делать дальше, я не мог думать об этом, меня преследовала другая мысль: «Кто это сделал и зачем?»...


– И тогда Вы вернулись сюда, туда, где началась вся эта история?

– Да. Я вернулся назад. Время нельзя повернуть вспять. Остаётся только принять произошедшее...

– Честно говоря, поверить в то, что Вы только что рассказали, довольно сложно...

– Потому что сейчас перед собой ты видишь дряхлого бобра, который из дома выходит только для того, чтобы увидеть солнце?

– Вы боитесь, что Вас постигнет та же участь, что и тех бобров?

– Я ничего не боюсь. Точно так же, как я и не хочу ничего. Я доживаю свой век...

– Рассказанная Вами история похожа на сказку...

– Ты очень молод! Тебе всего две весны! Конечно же, об этой истории знают не многие. Бондарь был первым, кто постарался замять всё это, дабы не посеять панику среди работников своей компании.

– А Вы нашли ответ на свой вопрос?

– О да! Ответ оказался очень прост. Слишком много бобров, да еще и активно занимающихся производством дерево материалов, а значит истощающих лес, это огромная проблема, требующая решительных действий по уничтожению излишнего количества «вредителей»...

– Кому же Вы могли навредить?!

– Не поверишь, малыш... Человеку!