Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Твердый Член для Бахтиера

Твердый член для Бахтиера (" Вставь Мне Ланс! " или Сага о Яйцах)


В этот знаменательный день, который вскоре будет еще очень долго будоражить воспоминания Бахтиера, он остался дома совсем один.

Вообщем – то это была редкость, когда Бахтиер оставался дома без присмотра, так как его мама и бабушка очень заботились о нем, если не сказать фанатично опекали, но в этот раз у них были действительно важные дела, и им пришлось на некоторое время покинуть свое ненаглядное чадо.

" Веди себя хорошо " наставительно сказали они ему перед уходом, и услышав согласие от Бахтиера, отправились по своим делам.

... Вскоре после их ухода Бахтиер уже вовсю наяривал свой маленький, но тем не менее уже натренированный мозолистыми руками хозяина, член.

А надо сказать, что в свои n лет Бахтиер был довольно развит в интимном смысле, хотя пока еще не познал всю радость секса с противоположным полом.

Был полнейшим девственником короче.

Да и не особо ему этого хотелось, ведь в своих греховных фантазиях, на которые он мастурбировал чуть ли не каждый божий день по нескольку раз, Бахтиер представлял своими сексуальными партнерами отнюдь не представительниц слабого пола – о нет, гостями его эротических грез были сильные и уверенные в себе мужчины, непременно высокие, и преимущественно чернокожие, так как наш Бахтиер всегда питал слабость к межрасовому, однополому и АБСОЛЮТНО незащищенному сексу.

Вообщем, как вы поняли, Бахтиер был подрастающим гомосексуалистом, который тем не менее уже давно свыкся с этой мыслью, и даже гордился тем, что отличается от большинства своих сверстников ориентацией.

Вот и в ЭТОТ день он снова и снова познавал свое не самое худое прыщавое тело, на сей раз представляя себя шикарной и стройной блондинкой, попавшей в лапы к племени чернокожих жеребцов, весьма любящих групповой секс.

Так что в мечтах Бахтиера его пускали по кругу двухметровые накачанные самцы (под аккомпанемт боевых кличей и там – тамов) , каждый из которых непременно кончал ему в задницу (что в реальности сопровождалось мощнейшей эякуляцией самого Бахтиера) .

Ввиду получения неимоверного кайфа от происходящих с ним событий, пускай и нереальных, его рукоблудный марафон мог бы продолжаться еще очень и очень долго, если бы внезапно (где – то примерно в середине воображаемого черного круга, когда его как раз натягивал рослый африканец с дредами и металлическим кольцом в члене) в дверь не позвонили.

От неожиданности Бахтиер даже подпрыгнул на стуле, отчего обильно спустил себе на ноги, вместо того, чтобы по привычке аккуратно кончить в ладонь, а затем оттереть сперму бумажной салфеткой, пропитой антисептиком, либо просто слизать всю жидкость языком.

Однако он сразу же оправился от этого ступора, после чего быстро надел трусы (а дома он всегда ходил либо в одних трусах, либо полностью обнаженным, но надежно укрытым толстым слоем кокосового масла, помогающим сделать кожу нежной и чувственной) , и пошел открывать дверь.

" Кто там ? " спросил он с легким волнением в голосе, и услышав в ответ " Свои ", понял что это был один из его старых знакомых по имени Азиз, ведь только у него мог быть такой женоподобный голос, почти несовместимый с мужским.

Здесь надо сделать краткое отступление, чтобы рассказать вам о том, кем был этот знакомый, который к слову был на четыре года старше Бахтиера (что лишний раз доказывает нам то, что женщины чаще всего выбирают мужчин постарше – ну не мужчин, так сексуальных партнеров) : так получилось, что про у него уже давно ходило множество слухов о том, что он, как бы это сказать поделикатней – ПЕДЕРАСТ.

И дело было не только в том, как он одевался (а одевался он как ряженая куртизанка с Улицы Красных Фонарей – в розовые обноски и обтягивающие джинсы, да вдобавок отращивал длинные волосы, обильно красился и имел серьгу в ухе) , но еще и в его чрезвычайно женственных внешности и поведении.

К тому же он был довольно симпатичным с мужской точки зрения, и при известном желании, вполне мог бы притвориться молоденькой девушкой, благо внешность и повадки соответствовали этому образу. Оставалось разве что нацепить на него парик и слегка добавить его ежедневному макияжу яркости, и вуаля – девочка – целочка (или телка – давалка) готова!

Так что как вы понимаете, слава у него была вполне заслуженная.

Короче говоря, этот самый Азиз (более известный под кличкой " Ланс ", что символизировало его страсть к ланьету мужских яиц) сейчас стоял на пороге дома Бахтиера, держа в руках бутылку шампанского и улыбаясь до ушей своей неповторимой ухмылкой. Вопреки обыкновению, одет он было довольно элегантно – в пиджак, розовую рубашку, подвязанную галстуком, классические черные брюки и лакированные туфли, к тому же от него пахло дорогим парфюмом и лосьоном после бритья – впрочем, это было и понятно, ведь как известно на первом свидании стоит произвести на свою возлюбленную как можно более хорошее впечатление, иначе можно жестоко обломаться.

– Привет! – сказал он Бахтиеру.

– Ну привет! – последовал застенчивый ответ.

– Вот, совершенно случайно проходил мимо твоего дома, увидел, что твои родители ушли и решил заглянуть к тебе... На огонек, – при этих словах, он игриво подмигнул ему.

– Что же, я всегда рад гостям – кокетливо ответил Бахтиер, – Чувствуй себя как дома, – с этими словами он картинно развернулся и направился в свою комнату виляя тазом из стороны в сторону, не забыв поманить за собой пальцем Азиза.

Азиз скинул ботинки, закрыл за собой дверь на засов, а затем уверенной походкой направился вслед за Бахтиером.

– Присаживайся – несколько фамильярно сказал тот, и Азиз сел на один из стульев, – Я сейчас быстренько приму ванну, а потом принесу бокалы, ну а ты пока располагайся поудобней.

С этими словами он отправился в ванну, а Азиз тем временем проверил, захватил ли он с собой презервативы или нет, ведь судя по всему этот день обещал быть богатым на события.

Эти надежды подкреплялись также брошенными на полу салфетками со спермой, которые Бахтиер по своей женской непосредственности забыл выбросить, чем дал Азизу повод поразмыслить о том, насколько Бахтиер порочен и просвящен в плане плотских утех.

Он некоторое время думал, стоит ли ему отправиться в ванну к Бахтиеру, чтобы побыстрее перейти к предварительным ласкам, но решил что пока не стоит торопиться.

Ведь всему свое время и свое место (а подходящее место у Бахтиера им уже было давно подмечено) .

Для дела – тоже...

Вскоре, благоухая лавандовым шампунем и французскими духами, вернулся Бахтиер.

На нем был одет шелковый леопардовый халат, а под ним скрывались красные стринги.

От его свежевыбритого очка пахло жасминовым маслом, специально запасенным на такой случай.

С собой он принес два бокала, которые тут же были наполнены дорогущим шампанским, купленным Азизом за баснословные деньги, украденные у его матери, в ближайшем ликеро – водочном магазине.

– Прекрасно выглядишь... Детка!Буду рад выпить с тобой за встречу! – театрально продекламировал Азиз, и они выпили на брудершафт.

По бегающим глазам и дрожащим губам Бахтиера Азиз сразу понял, что тому нетерпится отсосать.

Вскоре они уже весело болтали и пили шампанское под романтическую музыку, до тех пор, пока слова не закончились, музыка не надоела, а бутылка не опустела (кстати этой бутылке еще предстоит сыграть не последнюю роль в этой истории любви) .

– Кажется, я уже слегка навеселе – наклонившись поближе к Бахтиеру, ласково прошептал Азиз.

При этом он положил свою ладонь ему на колено, и начал слегка его поглаживать.

Бахтиер не стал этому препятствовать – в конце концов, этот самый Азиз не раз проделывал нечто подобное с ним, правда до этого лишь в его богатом воображении, но теперь – то все было по – настоящему, и Бахтиеру было очень любопытно, каково же испытывать эти ощущения наяву.

Поэтому он не стал тянуть резину, которую еще успеет натянуть, а просто переложил его ладонь с колена на свой уже давно вставший пенис.

– А ты времени даром не теряешь, проказник! – удовлетворенно ответил Азиз перед тем, как они начали страстно целоваться, при этом чуть ли не сцепившись языками, и не прекращая ласкать друг друга.

В коротких промежутках между поцелуями, Бахтиер сначала скинул с себя халат, а затем стащил с Азиза его пиджак, рубашку и брюки, проделав это с удивительной легкостью, словно бывалая стриптизерша.

– Теперь мы в равных условиях – сказал он Азизу, с силой притянув его к себе за плотные ягодицы (которые он похвалил фразой " На мой взгляд у тебя замечательная задница! ") , да так, что тот уперся ладонями ему в рыхлую грудь.

– Да, но папочке нужно большее – нагло ухмыляясь ответил Азиз, снимая с себя трусы и стягивая с Бахтиера стринги зубами.

Ну а ему – то только этого и надо было.

Так, полностью обнаженные (если не считать черных, видавших виды носков на Азизе) , они стояли друг напротив друга, не в силах вымолвить ни слова, а внутри них все переворачивалось от предвкушения скорого секса.

Первым нарушил эту эйфорию Бахтиер – он встал на колени перед Азизом, и прошептав, что хочет облизать стоячий, начал вдохновенно отсасывать ему, не забывая при этом помогать себе одной рукой, а второй массируя ему анус и причиндалы.

– Я научу тебя как обращаться с женщиной! – страстно лепетал он, сжимая между губами яйца и член Азиза.

Азиз же был просто на седьмом небе от наслаждения, ведь ТАК гостеприимно его еще нигде не встречали. Можно сказать, что он получил пригласительный билет на секс. Безудержный и умопомрачительный секс.

Он гладил Бахтиера по голове, время от времени приговаривая " Хороший мальчик... Молодец... Вкусно?! ", и одаривая нежным поцелуем его ладони, когда те скользили от его замечательной задницы к его напрягшимся соскам.

После примерно минуты неистового сосания Бахтиера, Азиз слегка постучал своей кубинской дубинкой по его лицу (чтобы сбросить с залупы капельки спермы, предвещающие будущий мощный залп) , а затем вынул из заднего кармана своих скинутых брюк презерватив, и протянул его Бахтиеру – тот сразу понял чего от него хотят, и раскрыв упаковку зубами, натянул его на волосатый инструмент Азиза своим ртом, после чего наконец поднялся с колен и снова встал напротив Азиза, отирая губы от обильно выступившей слюны.

Насосавшись вдоволь, он также хотел сейчас и вдоволь потрахаться.

– О да, я хочу тебя милый – поворачивая Бахтиера спиной и наклоняя его чуть ли не до самого пола, сказал Азиз, предварительно поцеловав его в губы и ощутив вкус собственного члена, который недавно побывал в их плену.

– Ну тогда чего же ты ждешь – вставь мне свой горячий юношеский ствол прямо в задницу!Она очень любит принимать гостей, так что не тяни – я весь горю!Выпусти пар!Зажарь меня как дикого гуся!Вставь мне Ланс! – страстно прошептал ему Бахтиер, поглаживая пальцем свой алчущий пениса анус.

Да, анус у него уже давно чесался.

" Вот туда он и вгонит своего бойца! " – с лукавой ухмылкой подумал Бахтиер, приготовившись к могучему натиску своего мужчины (ну не мужчины, так сексуального партнера) .

Дважды повторять ему не пришлось – картинно плюнув себе на ладонь, и смазав очко Бахтиера, Азиз взял в руку свой огромный набухший член и нацелив его в анальное отверстие Бахтиера, с силой ввел его внутрь.

Сначала от внезапной боли у Бахтиера закружилась голова, а на глаза навернулись слезы – чувство было такое, словно в его задницу попал десятикиллограммовый снаряд, и теперь он раздирает ему всю его прямую кишку.

Он даже попытался закричать Азизу, чтобы тот вынул свой хрен из него, но оказалось, что он может лишь несвязно бормотать, так как от боли, его язык прилип к небу, а слова стали лишь ускользающими нитями одурманенного разума.

И попытка закрыть задний проход ладонью также не увенчалась успехом, ведь Азиз тут же завернул ему руку за спину приемом из айкидо (да, правду говорят, что никогда не знаешь где пригодится знание восточных единоборств) , и схватил его пахнущие гениталиями пальцы зубами, не давая прервать им свое блаженство.

– Что ты вытворяешь с моей задницей, Ланс?!Успокойся и будь нежнее! – заорал Бахтиер, превозмогая невероятную боль, но так и не получив внятного ответа, понял что так легко слезть с гвоздя ему не удастся.

Поражаясь в глубине души тому, с какой легкостью Азиз смог развести его на секс, Бахтиер также думал о том, что последствия этой легкости убьют его – эту догадку также подтверждали слова Азиза, которые тот кинул как бы между прочим, входя еще глубже в Бахтиера:

– Только не вздумай отключаться, сучка, потому что я и мертвую тебя оприходую!Моему межножному мексиканцу Хорхе не привыкать!Ибо твое сопротивление лишь делает его ТВЕРЖЕ!

Так что Бахтиеру оставалось лишь терпеть это надругательство над его полостью.

Но вскоре боль начала уступать место нов

ому, доселе неведомому в таком воплощении чувству – удовольствию.

Нет, даже не так – УДОВОЛЬСТВИЮ.

Азиз же продолжал проталкивать своего бравого воина, вошедшего в раш, все дальше и дальше, пока тот не вошел на всю длину.

К этому моменту у Бахтиера глаза вновь прослезились... Но на сей раз это были слезы наслаждения.

– Что детка, нравится ?! – заметив это, иронично спросил Азиз, трахая его, словно сорвавшийся с цепи питбуль, напавший на визгливую течную сучку, у которой уже месяц не было кобеля.

– Д – да... Да! Не останавливайся, мой принц, дрючь меня как грязную шлюшку!Сильнее!СИЛЬНЕЕ!Пихай глубже!Черт, как жаль что у тебя их не два! – верещал Бахтиер, закатив глаза в экстазе, пока Азиз с криками " Лай!Лай тварь!Собака!Несчастная куча говна! " шлепал его по вспотевшим бархатным ягодициям, а его член ходил в них взад и вперед как нож в масле.

Руки же Бахтиера без остановки прокручивали его пока ставший бесхозным прибор, превращенный в подобие вентилятора.

Наверное если бы у него была матка, он бы уже давно родил от напряжения, а если бы его задница могла говорить, она бы сейчас кричала " Ура! ".

Но и без матки он ощущал в своем чреве такую бомбардировку, что и не снилось летчикам Перл – Харбора.

Длилось это довольно долго, пока наконец Азиз слегка не приостановил свой темп, чтобы дать возможность Бахтиеру отдышаться перед тем, как они с ним поменяются ролями.

Далее он еще раза два – три поводил своим шомполом внутри Бахтиера, мощно кончил из него в кондом (при этом пернув пару раз) , а затем, вытерев пот со лба, резко выдернул его, вызвав у своей шлюхи довольный возглас " О даа!!! ". Произнеся " Я не привык играть в одни ворота! ", он одновременно с этим встал на четвереньки, безмолвно давая понять Бахтиеру, что мечтает о том, чтобы тот жестоко наказал его игривую задницу, предусмотрительно смазанную вазелином перед тем, как посетить с визитом квартиру Бахтиера (так что как вы поняли, он все распланировал заранее, хитрец!) .

– Ах ты мой маленький трахаль, а ну – ка покажи мне свой огромный пенис, которым растянешь мою жопу!Накорми своего зверя мной!И если остановишься, я убью тебя своими руками! – отрывисто дыша кинул он ему, пока тот разогнулся и приготовился к ответной атаке.

Раздвинув и пару раз лизнув ему сфинктер, Бахтиер не мешкая ввел свои эрегированные войска на его территорию, превратив лоно Азиза (успевшего прокричать перед этим " Надеюсь ты не болен СПИДом малыш... Как я! ") в зону боевых действий.

– Ну что ублюдок, теперь я сделаю с тобой такое, что даже демоны Ада ужаснутся, а после моей клизмы со спермой, проктологи будут обеспечены работой на несколько десятилетий! – вдохновенно произнес он в ту же секунду, в которую схватил Азиза за шею своей волосатой ладонью, покрытой мозолями.

Его спермоносец, увенчанный багровым меховым шлемом, олицетворял собой весь праведный гнев, скопившейся в Бахтиере за то время, пока Азиз использовал его как свою сексуальную игрушку, уделяя особенно много внимания его заднице.

Бахтиер пылал гневом.

Отведав сосиски с сырыми яйцами под майонезом, он в ответ для Азиза, который пришел к нему голодным на секс, приготовил венскую колбаску с помидорами под соусом чили, а также аппетитный петушиный хот – дог.

В качестве смазки (хотя вообщем – то дыра Азиза была итак уже пробита дальше некуда) он приспособил сперму, оставшуюся после Азиза в использованном презервативе – том самом, который теперь нацепил на себя Бахтиер.

И хотя Азизу было не привыкать получать порцию отменных колбас в свою мясорубку, в этот раз он был особенно рад, ведь он испытывал к Бахтиеру нежные чувства, какие не испытывал к тем похотливым старикам, ранее посещавшим его волшебную пещеру, ведущую в обитель порочных фантазий и оставлявших в ней свои молочные реки (а в кармане Азиза – честно заработанную сотню долларов) .

– Тихо, тихо!Помедленнее, ковбой!Иначе можешь случайно порвать мне анус, Рособаха! – приструнил он Бахтиера, когда тот особенно глубоко засадил ему свой красный таран в его мясные врата.

" Случайно или намеренно... " – усмехнулся про себя Бахтиер, задвигая Азизу свой взведенный наган по самое не балуйся.

Азиз же про себя отметил, что Бахтиер гораздо круче его предыдущего парня, который чаще всего кончал за две – три минуты, не успев доставить своей голубой детке оргазм.

Теперь счет между ними сравнялся – очку как Азиза, так и Бахтиера, досталось взрывное пенальти.

После эффектного начала, сплошь наполненного криками страсти и звуками рвущихся задниц, трах продолжился в обычном ритме, изредка прерываемом возгласами его участников.

Неизвестно сколько длилась экзекуция кровоточащей и щедро сдобренной его же спермой пятой точки Азиза (разработанной настолько, что он мог бы без труда спрятать в ней банку сгущенки) , ведь он потерял счет времени, чувствуя себя райской птицей, попавшей в капкан дьявольского пикинера, но это был явно не финальный аккорд их обнаженной оперы, ведь после этого они делали еще много такого, о чем даже говорить стыдно – например, сували друг другу в задницы соленые огурцы, найденные в подсобке, а потом делали из них салаты, которые с удовольствием поедали со своих влажных тел, закусывая их собственными испражнениями; играли " в снежки ", поочередно передавая капли спермы изо рта в рот; распробовали позу 69, когда Азиз поставил Бахтиера кверх ногами, чтобы тот брал на клык у Азиза, а Азиз соответственно брал на клык у него (чему они оба были несказанно рады) ; боролись на полу за право первым вычистить пальцами анал партнера, а затем запихать туда кулак по локоть; мазали себя сливочным маслом, чтобы позже слизывать его языками, трепеща от экстаза, ну и т. д., и т. п.

Ну и нельзя забывать о том, что они по очереди садились на бутылку, от нечего делать наполняя ее смесью мочи и спермы (слегка подслащенной сахаром для вкуса) , создавая тем самым одновременно изысканную приправу для вышеописанных салатов и экзотический коктейль, доселе неопробованный в своем питьевом качестве.

Помимо бутылки, Азиз также и Бахтиера наполнял снова и снова, но из того все выливалось, как из дырявого кувшина, а потому он с каждым разом требовал все большей и большей порции молочного шейка.

А шею Бахтиера к тому времени уже давно венчало ожерелье из пурпурных засосов, поставленных Азизом в порыве страсти как символ того, что Бахтиер принадлежит лишь ему и никому другому.

Между ними был жесткий спарринг (от слова спаривание) по правилам фулл – контакта, в котором главное было как следует отоварить партнера.

Вообщем, времени они зря не теряли, ведь к тому моменту, когда Азиз вновь поставил Бахтиера раком, они уже испытали множество оргазмов и были с ног до головы залиты спермой, горьковатый привкус которой ощущался даже во рту, что вообщем – то неудивительно, учитывая, что они старались кончать исключительно друг в друга и исключительно в лицо.

Но близился еще один, самый грандиозный – ФИНАЛЬНЫЙ, оргазм.

И сотворить его был в состоянии лишь Азиз, ставивший сейчас Бахтиера в позу, наиболее пригодную для грубого проникновения в задницу стоящего в ней субъекта.

И Азиз принял вызов судьбы.

Бахтиер уже во второй раз испытал всю гамму чувств, когда член Азиза, словно космический шаттл, прорывающийся сквозь плотные слои атмосферы, чтобы затем провалиться в черную дыру, вошел в его вопящую о немедленном сексе раскрасневшуюся плоть по проторенной дорожке, доставив тому неимоверное удовольствие, граничащее с безумием.

– Моя медовая пташка, я знаю что – ты любишь... – ласково произнес Азиз, целуя Бахтиера в шею и давая ему пососать свой влажный палец, которым прежде расширял его задницу.

Тот повернулся к нему и исхитрился поцеловать его в ответ, слегка прикусив его нижнюю губу.

– Боже, Ланс – пожалуйста скажи что я не сплю! – промолвил Бахтиер, подавившись слезами.

– Не спишь... Но скоро все станет как сон! – воскликнул Азиз, внедряясь в него поглубже.

Путь к семяизвержению, предваряемый словами " Я люблю тебя Ланс! ", начался.

Вход – выход, вход – выход... Замкнутый круг, превосходящий по впечатлениям даже сплоченный круг туземцев, жарящих Бахтиера в его фантазиях.

– Да – да, я кончаю, КОНЧАЮ!!!ПОКАРАЙ МЕНЯ СУДЬЯ!!! – визжала развратница по имени Бахтиер, отягощенная несбыточными мечтами почище Алисы из Страны Чудес.

– Милая, давай сделаем это вместе!Позволь твоему папочке быть твоим проводником в царство наслаждений!Позволь мне кончить в тебя, родная!Тебе ведь нравится это, петушок! – вторила ему элитная проститутка по имени Азиз, отягощенная грехами почище Содома и Гоморры вместе взятых.

Вход – выход, вход – выход...

Тени от их двигающихся в едином ритме тел превратились в отражения двух ангелов, взирающих на них с небосвода... Воздух вокруг них начал пахнуть душистыми розами, расцветшими посреди снежных долин... Жизнь зашла на новый виток в своем бесконечном полете по анналам любовных историй, где неведомы горечь и страх, ну а член Азиза летал в анале Бахтиера словно разведывательный звездолет в тоннеле военизированной космической станции противника... Бахтиер был счастлив...

Азиз научил его всем премудростям секса, в том числе тантрического, полного нежности и заботы к партнеру, и садомазохистского, полного боли и мучений...

Но для Бахтиера и то, и то было одинаково сладкой пыткой, соединяющей его с потайным миром истинных чувств...

Вход – выход, вход – выход...

Твердый член для Бахтиера выполнял свое предназначение на все СТО.

Бахтиер был уже близок к оргазму, был почти у самого его пика, глаза у него закатились, а во рту пересохло, еще чуть – чуть и он бы кончил, а его жадная пасть была бы наконец до отказа наполнена живительным нектаром Азиза... Еще совсем чуть – чуть... И в этом момент в дверь снова позвонили.

Крушение грез...

Да – да – да, он по – прежнему сидел на стуле со спущенными штанами, представляя в голове во всех подробностях свой фантастический половой акт с Азизом, мужчиной своей мечты (ну не мужчиной, так сексуальным партнером) .

И как и в прошлый, пускай и воображаемый раз, вызывая чувство дежа вю у самого себя, он одел трусы и медленно побрел к двери, в глубине души надеясь, что там его ждет Азиз по прозвищу " Ланс ".

Он был почти уверен в этом...

" А что если... Что если я прав?! ", подумал он про себя, и более не ведая что творит, он рывком сорвал с себя трусы, и не сомневаясь ни секунды открыл дверь, поворачиваясь к ней голой задницей и наклоняясь вниз.

– Давай же, я знаю зачем ты пришел – вздрючь меня как суку, любимый! Засунь мне так глубоко, чтобы я почувствовал себя гребанной Марианской Впадиной! Увлажни мою грязную щель своим чистящим средством, мистер Поппер! Заставь меня сыграть на твоем кожаном инструменте симфонию оргазма, мой брутальный маэстро!О мой шоколадный господин, мой дикий палестинец – сбрось сливочную бомбу в мой сахарный Сектор Газа, чтобы из меня вышло капуччино! Арендуй мой черный ход, босс! Возьми меня на абордаж, мой Джек Хренобрей! Окропи меня святой водой, падре! Я был плохой девочкой, и я жажду наказания! Я жажду тебя! Ты ведь знаешь, я всегда мечтал о том, чтобы ты намусолил мне очко! Так покажи мне что ЛЮБИШЬ меня, но трахни так, словно НЕНАВИДИШЬ! Сделай это сейчас или никогда! Наведи на меня свой гейзер! Впятачь мне так, как впятачил бы механический конь с шампуром вместо пениса глупому поросенку, чтобы я тоже стал свиным шашлыком! Поцарапай мне кишки своим острым копьем, протыкатель! Давай, вонзи мне сюда свой твердый член! Угости меня своим красноголовым огурцом! Угости меня своим нагретым бананом! Угости меня своим сладким перцем! Угости меня манной кашей, приготовленной тобой! Угости меня мясом! Угости меня собой! Вставь мне Ла – а – а – а – анс ! – на одном дыхании выпалил он эту задушевную тираду, приготовившись накормить свою задницу, и стал терпеливо ждать, пока Азиз сделает свое черное (а точнее молочно – белое) дело.

Но томящие секунды вновь и вновь сменяли друг друга, а ничего не случалось. Кем бы ни был тот, кто стоял до этого за дверью, сейчас он явно не был намерен делать с Бахтиером то, о чем тот его так слезно умолял.

Сейчас он просто молчал.

Чувствуя нарастающую тревогу, Бахтиер медленно развернулся, и... На пороге стояли его мама с бабушкой.

– Эмм... Вернулись пораньше? – только и смог вымолвить он, прежде чем его бабушка упала в обморок, а мама в ужасе завизжала, уронив на пол пакеты с продуктами.

Бутылка с молоком разбилась, обрызгав им Бахтиера с ног до головы, напомнив тому о чудесных мгновениях, проведенных с Азизом в чертогах воображения.

Кстати, именно тогда его родителям стало известно о татуировке в виде мишени, которую тот набил аккурат на отверстии в заднице незадолго до этих событий.

А день определенно был богат на события...

P. S. – Остается только добавить, что с тех пор Бахтиер больше не дрочил.