Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Случайное изнасилование

– Папа, поймай большую рыбу!

Отец улыбнулся:

– Глупенький, не так надо удачи желать, а то сглазишь добычу и ничего не получится.

– А как надо? – Мишенька посмотрел на маму.

– Не люблю я рыбалку – Катя прикоснулась к волосам мужа но, кажется, надо сказать – Ни пуха, ни пера! А еще лучше – Ни чешуи, ни хвоста!

Андрей поцеловал руку жене:

– Вот блин, я расческу где – то посеял: но возвращаться тоже плохая примета.

Катя отошла от лодки:

– Я принесу? Хотя зачем тебе? Плавники килькам расчесывать?

Андрей засмеялся:

– Миша, тебе сколько лет? Четыре? А где килька живет, в море или в реке?

– В море!

Мама сымитировала строгость:

– Сегодня некоторые умные будут на самообслуживании!

– К обеду вернусь, слушайся маму!

Соседи по пляжу тоже проснулись. Кто – то купался, недалеко похрустывали сухие веточки для разжигания костра. Кате и Андрею нравилась эта речка. Катя чувствовала себя здесь уютно.

Пляж тихий, отдыхающих совсем немного, зато не чувствуешь беспокойства, всё не одни в лесу.

Андрей ласково посмотрел на нагнувшуюся, за рюкзаком, жену и улыбнулся от счастья. Как же она хороша и сексуальна в этом купальнике! Полные, и немного отвисшие от тяжести, груди на её роскошном теле дополняли широкие бёдра, с по – девичьи, узкой талией. Видно недаром ему завидовали все его друзья, и в связи с этим он немного ревновал Катю.

Андрей вспомнил совместную ночь, накануне отъезда. Когда Мишенька уснул, ему отчаянно захотелось бурного секса с женой. Андрей полез было к ней с ласками, но Катя старалась чётко соблюдать график интимных отношений, чтобы случайно не забеременеть. В этот раз, как раз был такой «опасный» день и она шутя, в качестве альтернативы, предложила ему заняться оральным сексом, надеясь, что он откажется. Но он и не подумал отказываться и Катя, заведённая ласками мужа, нагая расположилась над ним сверху «валетом». Его восставший член пульсировал у неё во рту от напряжения, и жена, лаская рукой яички мужа, с безумством сосала его. Андрей лёжа снизу, поддерживал руками её покачивающиеся, полные груди и припав ртом к её набухшим губкам, между широко раздвинутых бёдер, высасывал сладкий нектар. Когда Катя стала умело ласкать языком уздечку его напрягшейся головки – Андрей застонал и не выдержав сладких мук, бурно разрядился жене в рот. Это было что – то запредельное, немыслимое! А вот Катю он так и не сумел полностью удовлетворить в этот раз, став вялым и сонным после полученного оргазма.

– Ну ничего, всё ещё впереди… – думал Андрей, чувствуя, как от подобных мыслей вновь напрягся член. Андрей отвёл глаза от жены и одёрнул себя:

– Всё – то мне мало! Пора бы и порыбачить наконец…

Андрей любил здешнюю рыбалку. Отплывешь недалеко от пляжа, закинешь удочки – есть чем поживиться! Он быстро накачал лодку и стал удаляться.

Николай промышлял воровством. Сегодня он намеревался навестить одно местечко. В голове немножко шумело. Вчера было как обычно выпили, подрались. Состояние было очень привычное. За восстановлением картин вчерашнего вечера Николай не заметил, как в вагон вошел контролер. Это не была "мамаша", а крепенький "братан". Но в этот раз обычные отмазки не прошли. Пришлось "выметаться отсюда" на

ближайшей остановке.

– Ну и хрен с тобой, я по реке быстрей доберусь! – подумал Николай. Он снял с себя рубашку и завязал рукава узлом на талии.

Через пол часа впереди показался пляж.

– О как! Клиенты… – мысли встряхнули Николая. Он знал, что он преступник, но считал себя интеллектуалом и даже где – то благородным. Хоть Николай и был тут впервые, сориентировался всё же быстро: вон та палаточка стояла удобно, рядом кустик, место тенистое. За купанием, принятием пищи, играми "клиенты" позволяют пошарить у себя в палатках, и Николай не стеснялся этим пользоваться. Выждав момент, он забрался в "домик".

– Мама, давай поиграем в прятки! – просил Мишенька.

Заняться все равно было нечем. Они определили границы разрешенного пространства.

Катя досчитала до десяти и пошла искать. Потом она пряталась. Потом снова искала. В определенный момент мама решила усложнить задачу для Мишеньки. Они с мужем были сторонниками развивающих игр. Она стала незаметно перепрятываться в только что осмотренные сыном места, да и Мишеньке нравилось долго не находить маму. Игра продолжалась.

Подкравшись к своей палатке Катя буквально по следам сыночка обошла палатку вокруг, но Миша почему – то решил вернуться. Деваться было некуда. Не оборачиваясь она неслышно попятилась ко входу, юркнула внутрь и, чуть оттянув брезент, стала наблюдать за сыном.

Николай затаил дыхание.

Конечно, случалось, что его ловили на месте преступления, но все заканчивалось криками и угрозами вызова милиции. Побить его пытались один разок, но физические данные позволили вырваться и убежать. В этот раз он тоже не боялся провала, но и быть застуканным в его планы тоже не входило.

Затаившись сзади, он наблюдал за женщиной, готовый выпрыгнуть и броситься прочь, но Катя его не замечала. Забравшись в палатку задом, она увлеченно наблюдала за сыночком через щель входа. На Кате был только белый купальник, но даже с учетом позиции, в которой она находилась, мысли Николая были далеки от секса, хотя… эта роскошная попка!..

Катя как будто почувствовала какой – то посторонний запах.

– Что это может так пахнуть? Знакомо. Носки? Нет. Легкий запах перегара – откуда? Она решила осмотреться. Невероятное чутье подтолкнуло Николая к действию. Главное заткнуть рот. Катя даже не успела повернуть голову. Чья – то большая ладонь накрыла губы, и острый холодный металл уколол шею. Испуг. Шок. Чужой голос прошептал:

– Только вякни, сука! Зарежу!

Катя почувствовала, как нож прижался к горлу сильнее. Это был охотничий клинок с зазубринами. Она хотела подарить такой мужу.

– Я сейчас уберу руку, а ты будешь молчать! – сдавлено проговорил Николай, – а если попробуешь орать, тебе пиздец, и щенка твоего до кучи случайно проткну пару раз. Мы договорились?

А что ей оставалось делать? Она едва заметно кивнула. Глоток свежего воздуха наконец попал в лёгкие. Её голос задрожал:

– Забирайте, все что Вам надо и уходите. Я не буду кричать. Вы спокойно уйдёте… Мужчина пожал плечами:

– Тихо! Говорить буду я. Мне нужны бабки, бухло и…

(А что же еще?) Николай замешкался. Не часто он чувствовал себя хозяином положения. Ему даже понравилось начало этой фразы, но заключение в голову не приходило. Оба стояли на коленях на брезенте палатки. Он начал озираться по сторонам, в надежде что – нибудь увидеть и пожелать. И… увидел и пожелал. Он только сейчас почувствовал тепло, исходившее от соприкосновения его голого торса с ее мягким телом.

– Такого случая в жизни больше может и не выпасть – подумал Николай, – она же

готова мне подчиняться.

– Мама, ты очень трудно спряталась! Я устал! Ты где? – Миша присел на полусухое бревно, приготовленное для костра.

– Отошли его куда – нибудь – обдало перегаром Катино лицо – быстро!

Катя боялась. Пытаясь справиться с охватившей её дрожью, она негромко крикнула:

– Мишенька, я в палатке, только сюда нельзя. Я переодеваюсь. А ты пока ждешь, попробуй угадать загадку.

– Какую? – Миша приподнялся и подошел ближе. Катя чуть высунув голову из палатки, попыталась улыбнуться:

– Я загадаю предмет на пляже, а ты угадай что это. Подходи к разным вещам и спрашивай про них.

– Ладно, загадывай!

Миша обрадовался, для него это была новая игра.

– Все загадала, только этот предмет не рядом с палаткой, но и далеко тоже не

уходи, чтоб я тебя слышала! – крикнула Катя.

Она растерялась, вроде попыталась обезопасить сына, но и совсем без присмотра его оставить не могла.

– И к воде не подходи! – как могла, строго произнесла она последнее напутствие. Мальчик принялся за поиски.

– Молодец, жить будешь! – Николай одобрительно похлопал Катю по спине. Левой рукой держа женщины за шею и чуть покалывая её остриём ножа он правой дёрнул за бретельку узла её лифчика.

Катя поперхнулась. Она думала, сколько денег в ее сумочке, и как объяснить грабителю, что водку они на природу не берут, а бутылку вина вчера выпили, а тут такое!.. Задыхаясь, она прошептала:

– Ой, пожалуйста, не надо! Не надо! Я Вам все деньги отдам! Я никому не скажу! Вас никто не видел, даже я смотреть на Вас не буду и не узнаю никогда. Не трогайте меня, пожалуйста! Ну я Вас прошу!.. – горячо зашептала Катя, придерживая спадающий лиф.

– Руки убрала! Быстро! – прошипел Николай, сдавливая рукой ей шею.

Дыхание перехватило совсем.

Катя обречённо опустила руки и падающий лифчик обнажил полные груди женщины. Оказавшись на свободе, они соблазнительно закачались. Николай жадной пятернёй обхватил правую грудь Кати и стал месить её нежное тело. Грудь женщины была полной и с трудом умещалась в его ладони. Неожиданно она отреагировала на грубую ласку чужого мужчины, набухнув крупным соском под его ладонью.

– А – а – а, сучка! Захотела!... А сиськи обалденные у тебя, я таких баб люблю!… – горячо зашептал Николай женщине, продолжая наслаждаться её беспомощностью.

Катя перебирала в уме всевозможные способы освободиться и не находила. Рядом был её ребёнок и мысль о том, что он может напугается или, того хуже, пострадать просто шокировала её.

У мужчины, находящемуся за её спиной, набух член, и она почувствовала это своим тазом. По телу молодой женщины пробежала нервная дрожь.

Николай отпустил, до боли намятую, грудь и поставил ладонь на позвоночник так, что кончики пальцев могли коснуться копчика. Он уже твердо знал, чего хочет. Едва заметным движением он подцепил ткань трусиков и начал медленно оттягивать их вниз.

– Отпустите меня, пожалуйста! – умоляла Катя Николая.

– Мама, это бревно?! – Миша посмотрел на палатку.

Мамы видно не было.

– Нет! Нет! Это дальше… – Катя не успевала сообразить, что она может предпринять.

– Ну пожалуйста, – продолжила причитать пленница, одной рукой ухватившись за трусики и пытаясь тянуть их вверх, а другой – за сжимавшую горло руку.

– А ну, заткнись сука! Мне твои скороговорки похрену. Ты о шкуре своей думай. Убрала руки быстро!

Катя подчинилась, опустила руки и Николай чуть ослабил хват.

– Отпустите меня, пожа – а – луйста!

– продолжала умолять Катя. – Ну зачем я Вам?!..

– Ты чо, дура что ли?! Да я лучше убью тебя, если не трахну! У меня уже давно хуй готов сломаться от натуги – так ты завела меня своими сиськами!

Николай извлёк торчащий член из спортивных брюк.

– Ну ка дай руку!

Николай схватил Катю за руку и ткнул в торчащий член:

– Держи подарок! Дрочни мне малёха…

Катя попыталась убрать руку в сторону.

– Проткну счас нах!.. Дрочи давай!

От угроз насильника женщина наконец решилась и обхватила влажной, дрожащей ладошкой его торчащий орган. Затем она стала двигать рукой по стволу, спуская и одевая на нём кожицу.

– Ну вот и умничка! – прошелестело над ухом.

– Господи, что я делаю?! – думала женщина, едва не умирая от страха и продолжая массировать член насильнику. Рукой она почувствовала, как он окончательно напрягся под её ласками и стал таким огромным, что она с трудом его обхватывала.

– О – о – о, кайф бля!.. Ну хорош. Опускайся на живот, хватит дрочить!– сказал Николай понимая, что время у него не слишком много. – А тебе, я смотрю, понра – а – вилось!

Катя выпрямила ноги и сползла на живот под тяжестью насильника. А тот уже не раздумывал. Жестко держа жертву "на прицеле", он свободной рукой развязал лямки на бедрах Кати и откинул с ягодиц ткань плавок вниз. Жаль, что он в палатке не мог хорошо разглядеть эту красоту! Упругие ягодицы Кати мелко дрожали, а её прерывистое дыхание соблазнительно их колыхало. Николаю не составило сложности буквально разрубить коленом плотно сжатые Катины ноги.

– Раздвинь ляжки и не рыпайся, а то "поцарапаю" или порву к черту! – продолжая раздвигать бёдра женщины, шипел Николай.

– Мама, это бутылка?!

– Не – ет! – едва сдерживая слезы, ответила Катя, раздвигая ноги перед насильником.

– Только вякни лишнее, сучка – порву!

Пятерня мужчины по хозяйски накрыла тёплую промежность женщины и стала бессовестно её мять. Тело женщины покрылось испариной.

– Как колется щетинка на лобке, которую она как раз сегодня хотела подбрить – подумала женщина. На мгновенье ей даже стало стыдно за свою неопрятность, но она тут же опомнилась: Перед кем ей стыдиться? Что вообще происходит? Как такое могло случиться? За что? Хоть бы муж вернулся за чем – нибудь, за расческой что ли, в конце концов!

Тем временем Николай уже освободил свой набухший орган и попытался протолкнуть его в заветную щель, но насухо это не получилось. Его дубина больно тыкалась в промежность и Катя даже пару раз вскрикнула от боли.

– Лучше молчи! – прошипел насильник. Смочив слюной палец, он решительно ввел его во влагалище. Мужчина почувствовал, как теплые подушечки внутри стали раздвигаться от его легкого вращения. Продолжая наслаждаться, Николай добавил второй палец и увеличил интенсивность движений внутри Кати.

Она издавала глухой подавленный стон, вызванный вовсе не физической болью, а

осознанием неизбежности своей участи. В ее голове перемешались мысли о справедливости и жесткости, о любви и страхе, даже о том, как теперь избежать возможную беременность. Мишенькин голос немного привел ее в чувство:

– Мама, это мячик? (вчера вечером закатился за кусты, искать не стали). Это

мячик?

– Нет не мячик, еще немного поищи! – выдавила Катя, сама не понимая, откуда взялась твердость в голосе.

– А я вообще – то никуда не спешу – ухмыльнулся Николай. Он хотел продлить наслаждение и ещё потрахать пальцами щелку женщины, но понимал, что время ограничено. Вынимая пальцы из её пылающего лона, он ощущал величественность сегодняшнего события. Ему, которому доставались всегда только пьяные, грязные старые бабы в полубессознательном состоянии (чаще во время групповых попоек), сегодня несказанно повезло. Ухоженная мягкая щелка этой крали на фоне заросших раздолбанных дыр его спутниц была единственной вспышкой звезды,

единственным глотком чистого воздуха во всей его прошлой и будущей никчемной жизни.

Катя вдруг с ужасом почувствовала, что потекла от развратных действий незнакомого мужчины. Видимо сказывалось долгое воздержание от секса.

– А – а – а, сучка, потекла! Ляжки пошире раздвинь! – скомандовал Николай и не вытерпев, положил сзади на брезент нож, и сам с силой раздвинул бёдра Кати.

– Вот теперь – то, что надо! – пронеслось в возбуждённом мозгу мужчины.

Он приподнялся на одном локте и приставил свою крупную, набухшую головку к её увлажнившимся губкам. Плавно, пытаясь растянуть в вечности это мгновение, он погрузил крупную головку сзади во влагалище лежащей Кати. Вот он уже прижался низом живота к божественной попке, медленно проникнув в её щелку на всю глубину. Катя почувствовала, как мощный член до боли растянул и заполнил её скользкую вагину. Мужчина обхватил ладонями её мягкие, покатые плечи, используя их, как опору при толчках. Теперь ход назад, вперед, снова назад, снова вперёд…

Его член до предела напрягся, чувствуя сопротивление от плотного обхвата стенками влагалища.

– Ох – х – х! Хороша – то как, сучка! – негромко стонал Николай, вовсю трахая Катю.

Он просто упивался процессом, скользя в нежной вагине Кати и вовсю шлёпая низом живота по её упругим, выпуклым ягодицам. Николай понимал, что ему несказанно повезло поиметь такую роскошную кралю и больше уже такого случая, скорее всего, не представится.

Наконец боль отступила. Женщина чувствовала в себе скользивший, упругий член насильника, но сделать ничего не могла.

– Боже, как такое могло произойти со мной?! – думала Катя. Ещё несколько минут назад рядом с ней были любимые муж и сынишка, а теперь её нагло трахает сзади неизвестно даже кто!

Неожиданно она почувствовала в себе какое – то тонкое наслаждение от процесса.

– О боже, только не это! – пронеслось в голове насилуемой женщины.

Катя стала напрягать мышцы влагалища, пытаясь хоть как – то бороться со своим насильником. Она пыталась как – то выдавить из влагалища незаконно хозяйничавший там член. Катя и не подумала, что от этого Николай почувствует просто умопомрачительный кайф:

– О – о – о, сучка! Сжимает хуй – то как обалденно!!! – пронеслось в мозгу – быстрее, быстрее, ещё быстрее... глубже, ещё глубже.. .

Мужчина на миг замер и его набухшие яйца упёрлись во вход пещерки Юли:

– Всё, пиздец!!! – пронеслось в его голове.

Насильник негромко застонал:

– О – о – о – х!.. – спуская, и с силой вжимаясь в роскошные ягодицы женщины, больно натягивая её за плечи. Она почувствовала, как его горячее семя мощно извергается глубоко внутри неё и ударяет в стенку матки. Молодая женщина закусила губу до крови, чтобы не закричать от боли и наслаждения одновременно. По её телу пробежала дрожь от одновременно наступившего оргазма, но насильник, спуская в неё, видимо этого не заметил.

Мужчина наконец расслабился.

– Умничка, девочка! Хорошо помогала…Видишь, как всё отлично! – довольно прошептал насильник, лёжа на нагой Кати – классная у тебя щелка, и вообще ты вся классная! Я ещё таких не трахал!

Катя бесшумно плакала от унижения и обиды. Было просто противно! Противно и отвратительно! Она ненавидела себя, ненавидела эту ситуацию, где она, как сука, потекла и даже испытала кайф от изнасилования, как какая – то дешёвая шлюха. Катя ненавидела этого мерзавца, который наполнил её щелку, как плевками, спермой! Сейчас наконец – то всё закончится, хорошо хоть Мишенька вне опасности.

Спустивший же в Катю Николай был на вершине блаженства. Ему напротив, все понравилось. Он просто влюбился в эту женщину. Он даже испытывал какую – то нежность или жалость к своей жертве. В этом порыве он, смущаясь, спросил женщину:

– Хочешь тоже кончить?

– Отстань от меня, грязная скотина! – всхлипывая, ответила изнасилованная Катя.

То, с какой злостью это было сказано, просто взорвало Николая. Ярость ослепила сознание, и он с новой силой начал вновь долбить расслабленное тело чуть обмякшим, но не вышедшим из влагалища членом, больно дёргая за плечи.

Катя почувствовала, как орудие пытки вновь отвердевает, и это начало доставлять ей болевые ощущения. Она подумала о том, как бы сдержать крик, если будет

невыносимо больно. Николай же ни о чём не думал.

В голове отзывалось: "Грязная скотина!", "Грязная скотина!", "Грязная

скотина!". И на каждое оскорбление он загонял член всё сильнее и сильнее. Стиснув зубы, Катя сдерживалась, но была уже почти на грани.

– Мама, я нашел пакет! – с надеждой на удачу закричал Миша.

– Мам, Мама! – он направился к палатке.

Момент развязки приближался. Николай уже почти готов был повторно извергнуться в женщину, как его посетила мысль о способе мести за нанесенное ему оскорбление. Он помедлил, вынул член из ослабшего влагалища, и скользнув вверх между влажных половинок таза женщины, резким толчком вогнал его Кате в её девственный анус.

Успевая осознать, что сейчас закричит, Катя прижалась лицом к брезентовому днищу палатки, и её сдавленный крик вырвался в пространство.

Николай успел сделать еще пару толчков прежде, чем отдаться во власть

нахлынувшего оргазма. Член, судорожно сдавленный анусом женщины, стал извергать внутрь роскошной попки обильные сгустки спермы.

Увидев испуганное лицо подбежавшего сына, Катя потеряла сознание.

Николай выбрался из палатки и подмигнув мальчику, спокойно удалился в глубь леса.

Услышав плач сына, Андрей бросил рыбачить и приплыл к берегу. В палатке он обнаружил лежащую на брезенте, нагую Катю. Она была без сознания. Между её, широко раскинутых ног, из влагалища и ануса медленно текла тягучая сперма.

На траве, рядом с палаткой осталась лежать алюминиевая расческа, за которой он так и не приплыл.

***Эта история закончилась трагично.

Через некоторое время, во время пьяной драки Николая зарезали, такие же, как и он, алкаши, не поделив спиртное.

Андрей, муж Кати, так и не сумел смириться с изнасилованием жены. Шокирующая картина текущей спермы между широко раскинутых бёдер жены, продолжала упорно прокручиваться в его голове.

Поняв, что она беременна после случившегося, Катя сделала аборт. После чего, так и не сумев справиться со стрессом, она начала пить и вскоре её лишили родительских прав. Андрей бросил ее и забрав сына, ушёл к родителям.

Катя, в очередной раз напившись, покончила с собой, выбросившись из окна пятого этажа.