Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Близницы

Всё началось с того дня, когда старшая сестра, двадцатилетняя Таня, привела в квартиру Михаила. Она объявила родителям, что он будет её мужем и с этого дня Михаил будет жить вместе с ней. Родителям ничего не оставалось, как согласиться. До этих пор у Володи была собственная комната в трехкомнатной квартире родителей. Маленькая, но своя. В другой в самой большой комнате гостинной спали родители, а в средней спала Таня и другая сестра Ира. Но в этот день комфорт Володи кончился. Родители, сделав перестановку мебели и купив дополнительную тахту, переселили сестру Иру в комнату брата, уступив её место рядом с Таней Михаилу. Володя и Ира были близнецами. Они, прожив вместе 18 лет в одной квартире и проучившись почти n лет в одном классе, так и не стали друзьями. У Володи были свои интересы – друзья, игры, спорт, рок, у Иры свои – подруги, танцы, наряды, эстрада, кавалеры. И вот теперь Володе предстояло жить в одной тесной комнате с Ирой. И хотя он ничего не имел против своей сестры и относился к ней хорошо, Володя был очень недоволен этой ситуацией. Единственно его успокаивало то, что через Иру ему будет легче наладить контакт с её лучшей подругой Юлей, в которую Володя был уже почти два года тайно влюблён. Уже с первого вечера, который брат и сестра провели вместе в комнате, они впервые по – родственному сблизились, проговорив почти до полуночи. Володя был приятно удивлен, узнав, что Ира очень интересная собеседница, общительная, с хорошим чувством юмора. После этого они стали не только близкими родственниками, но и друзьями. Но самое главное, что обнаружил Володя и на что он раньше не обращал внимание, что его сестра очень красивая девушка. Володя это обнаружил в первое утро, когда он через полусомкнутые веки наблюдал за одеванием своей сестры. Ира, думая, что брат спит, спокойно одевалась, ничего не подозревая. Володя, приоткрыв глаза, видел, как стоя боком к нему в короткой до бедёр ночнушке, Ира одела белые трусики и скинула с себя ночнушку. Володя впервые видел так близко почти голую девушку. У него под одеялом аж дух захватило от гармонии и красоты тела его сестры. Она была только в одних тоненьких трусиках в двух метрах от него и ему было отлично видно её стройные точеные ноги, тонкая талия над округлостью бедер и восхитительные чуть вздёрнутые налитые свинцовой спелостью женские груди, которыми Володя не успел налюбоваться, так как Ира скоро одела на себя лифчик. Но эти мелькнувшие две девичьи груди ещё долго маячили в сознание юноши. На уроках в школе Володя всё время поглядывал в сторону своей сестры. Он и раньше поглядывал в её сторону, но он смотрел тогда только на сидящую рядом с ней её подругу Юлю. Но теперь он смотрел на них обеих. Сравнивая их, Володя видел, что Ира также красива лицом, как и её подруга. Володю всегда поражала красота лица Юли, её смеющиеся карие глаза, ямочки на слегка скуластых щечках, полные чувствительные губки – бантики, точёный подбородок и непослушные густые длинные до плеч каштановые волосы. Но в этот день он видел, что короткие, светлые, как и у него, блондинистые волосы Иры, её черные огромные глаза, слегка курносый носик над прелестным ротиком были ничуть не хуже, чем у её подруги. Володя, зная, что они с Ирой очень похожи, мог считать себя тоже красивым парнем. Ира и Юля, заметив постоянное внимание Володи, о чём – то зашептались и громко рассмеялись, чем вызвали замечание учителя. Поздно вечером Володя и Ира опять долго разговаривали. Наконец они замолчали, обволакиваясь пеленой сна. Вдруг непонятные звуки доносившиеся через стенку комнаты старшей сестры перебили их сон. "Чем они там занимаются?" – спросил Володя у сестры. "А ты, что не знаешь, чем они еще могут заниматься? Трахаются конечно!" – с улыбкой ответила Ира. "А нельзя ли потише?" – не успокаивался Володя. "Можно, но им так больше нравится". Звуки из – за стены всё усиливались.

"Слышь, Володя, пойдем посмотрим, как они это делают" – азартно предложила Ира.

"Да, ты, что!" – стал возражать Володя: "Вдруг они увидят, да и дверь наверно заперта на замок". "Не бойся" – сказала решительно Ира, уже вставая с постели: "Они в этот момент ничего вокруг не замечают, а от их двери у меня ещё остался мой ключ". Видя, что Ира не оставит свои намерения, Володя встал с постели и в одних трусах шагнул в коридор вслед за своей сестрой. В полумраке коридора они тихо подошли к двери комнаты Тани. Ира нагнулась вперед лицом к замочной скважине, и её и так слишком укороченная ночная рубашка поползла вверх, сильно оголив круглые ягодицы. Володя уставился на полностью обнаженные от бедер ножки сестры. Но то, что он увидел, когда Ира, повернув в скважине свой ключик, бесшумно приоткрыла дверь, вмиг оторвало его взгляд от её ног. Закинув руки за распущенные черные кудри головы, гибко извиваясь, как большая рыбина попавшая в рыбацкие сети, спина старшой сестры двигалась вверх вниз. Под её шарообразными виляющими ягодицами чернел член, лежащего на спине под ней Михаила. Володя и Ира, напрягая глаза в темноте видели, как член Миши под громкие стоны удовольствия входил в его партнершу. По громкости вскрикиваний, было ясно, что дело подходит к оргазму. Спина и зад Тани ещё сильнее задвигались, их стоны и охи влились в постоянный звук разной тональности, напоминающей крики болельщиков на футбольном поле. Тело Тани переломилось в сильном порыве и она, прижавшись к груди мужчины, забилась в сильных конвульсиях. Как только стоны наслаждения стали затихать, Ира тихонько прикрыла дверь и пошла в свою комнату. Володя, придавленный увиденным, поплелся за ней. В комнате брат и сестра залезли под свои одеяла. Они попытались поговорить, но то впечатление, которое произвел на них подгляданный момент полового акта не располагало к беседе. Они молча пытались заснуть. Но сна не было. Володя, ворочаясь в своей постели, пытался отогнать стоящую у него в думах картину оргазма Тани и Миши, но все попытки мысленно переключиться не имели успеха. Его размышления всё время обратно возвращались к ним. Он был сильно возбужден и его член под мягкой трикотажной тканью трусов был возбужден до эрекции и требовал к себе внимание, чем ещё больше возбуждая мысли юноши. Володя понял, что пока не разредит возбуждение, он не сможет просто так уснуть. Он просунул под одеяло руку и запустил её под не тугую резинку его трусов. Его ладонь нашла налитый кровью член. От его ласкающей руки по телу пошли приятные нервные волны и ему сразу стало легче. Володе в последнее время часто приходилось прибегать к онанизму, но в этот раз ему было особенно приятно. Фантазируя, что он лежит вместо Миши под Таней, потом вместо Тани оказалась Юля, затем Ира. Через несколько сладких мгновений он дёрнулся под одеялом всем телом, облив свою ладонь обильным горячим семенем. После этого Володе сразу полегчало. Нервы успокоились, во всём теле воцарилась слабость, глаза стали слипаться. Вытерев член и руку об край простыни, Володя быстро погружался в сон. Ире в эту ночь тоже было не до сна. Она была крайне возбуждена. Её мысли переключались то на увиденное в комнате старшей сестры, то на то, что с ней произошло в конце последнего лета. Это случилось два месяца назад. Его звали Юра. Они познакомились на танцах в летнем парке, где Ира была вместе с подругой Юлей. Юра был старше Иры на три года и у него был отцовский автомобиль, на котором после танцев они веселой компанией катались по спящему городу. В этот вечер они договорились с Юрой встретится завтра. На следующий день Ира, покуривая импортные сигареты, которыми угостил Юра, сидела на переднем сидение "Лады" мчащейся по блестящему от дождя мокрому асфальту и наслаждалась музыкой, скоростью и вниманием, сидящего рядом с ней за рулем сим

патичного Юры. Хотя с погодой им не повезло и лил сильный дождь, всё равно Ире всё нравилось. Скорость, музыка и уверенный в себе молодой мужчина – это то, что ей больше всего нравилось. Вскоре Юра сбросил скорость и притормозив, свернул с дороги. Машина въехала на просторное ухабистое не давно скошенное поле. Выключив двигатель и приглушив музыку, Юра со словами: "Проклятый дождь! Придётся устраивать пикник в машине" – достал с заднего сидения сумку и стал из нее доставать прихваченные собой припасы. Продуктов было не много: несколько яблок, бутылка "Pepsi Cola", плитка шоколада и небольшая фляжка. Юра отвернул пробку и по салону растекся душистый крепкий аромат. "Это коньяк?" – догадалась Ира. "Не просто коньяк, а французский! Я его отлил из бара папаши" – протянул Юра фляжку Ире. Хотя Ира уже не однократно пробовала коньяк в кафе с девчонками и этот напиток ей нравился, для приличия она стала отказываться. "Зря отказываешься" – убеждал ее Юра: "Чем меньше выпьешь, тем больше придется выпить мне. А я за рулем. Если я все выпью, то за сохранность наших драгоценных жизней не ручаюсь". После такого весомого довода Ире ничего не оставалось делать, как взять фляжку и глотнуть из неё. Ира вообще не любила притворяться и почти всегда делала то, что ей хотелось. Коньяк обжег Иру внутри, оставляя приятный вкус во рту. Юра тоже сделал глоток и отломал кусочек шоколада. Закусив, снова протянул фляжку девушке. Сидя в автомобиле и слушая музыку, Юра и Ира передавали друг другу фляжку пока она почти не опустела. Юра, придвинувшись ближе к Ире, обнял её за плечи и, закинув её головку на спинку сидения, крепко поцеловал девушку в губы. Ира любила целоваться и, как правило, целовалась всегда и со всеми, кто ей из ребят хоть немного нравились. Но в этот раз, то ли от коньяка, то ли от поцелуя, у неё сильно закружилась голова. Она попыталась встряхнуться и, отстранив тянувшегося к ней Юру, приоткрыла дверь автомобиля. Поток свежего воздуха слегка отрезвил девушку. Ира увидела, что дождь уже закончился. Душистый запах скошенный травы манил на приволье. Ира выскочила из машины и, закинув руки за голову, сильно потянулась. "Юра, как хорошо! Выходи, пойдем погуляем" – с этими словами, Ира скинула босоножки и босиком пошла по сырой траве. Юра, не хотя, вылез из автомобиля, снял туфли и носки, закатал до колен джинсы и пошел вслед за удаляющейся Ирой, которая слегка покачивалась от хмеля. Ира увидев, что её нагоняет Юра, задорно хихикая, стала от него убегать. Юра бросился её догонять. Бегая друг от друга, громко хохоча, Ира и Юра не заметили, как затишье перед дождём кончилось. С неба обрушился поток дождевого ливня. До машины было не далеко, метров сто, но и этого хватило, что добежав до машины, они сильно вымокли. Сначала Ире было весело, но скоро стало холодно до озноба. Юра включил двигатель и в салон пошел тёплый воздух. Стекла машины запотели от пара исходящего от их мокрой одежды, но Ира не могла согреться. Юра дал девушке допить остатки коньяка. Напиток немного согрел, но в мокрой одежде чувствовалось не уютно. Юра снял с себя рубашку и, выжив ее, стал снимать джинсы. "Разденься" – сказал он Ире: "Пока одежда мокрая, мы не согреемся". "Какой хитрый! Так я и разденусь". "Ты, на пляже в купальнике ходишь, а тут стесняешься" – оставшийся в плавках, спокойно сказал Юра. "А правда, что стесняться" – произнесла не умевшая хитрить Ира и начала расстёгивать свою юбку. Ей даже была занимательна эта ситуация. Она сняла с себя мокрую юбку и блузку, оставшись только в аккуратных белых трусиках и лифчике. Юра залюбовался сидящей рядом с ним девушкой. Детское невинное личико с яркими большими глазами и молодое тело Иры, её округлые бедра и, туго стянутые лифчиком, налитые тяжелой упругостью груди вызывали в сознание юноши сильную страсть. Он обнял, слегка дрожащую от холода, Иру и снова поцеловал её в губы. Прижавшись к теплой мужской груди, Ира почувствовала, как тепло возвращается к ней. Ей сразу стало уютней и лучше. Она, как птичка раскрыла свой ротик, подставляя его для поцелуя. Юра целовался мастерски. Сразу чувствовался его опыт, не то, что с ребятами сверстниками, с которыми раньше приходилось целоваться Ире. Под градом его ласок Ира не сразу заметила, как Юра ловко нажал на специальные рычаги и спинка кресел автомобиля опустились вниз, приведя их в лежачие положение. Юра крепко прижался к желанному телу девушки, крепко обнимая и целуя её. От его ласок у Иры снова закружилась голова. Она ощущала себя так хорошо, что лучше и не бывает. Ей уже казалось, что Юра самый любимый и лучший. Когда Ира почувствовала, как быстрые пальцы Юры ловко расстегнули застежку её лифчика, и он спружинив, съехал вниз, обнажив её упругие хорошо сформированные груди, она попыталась воспротивиться, но юноша уже мял и целовал её груди. Его поцелуи и особенно нежные покусывания на её крепких сосках резким приятным эхом отозвалось по её расслабленным нервам. Ира ощутила какое то новое до сих пор не познанное состояние её тела. Хотелось, чтобы эта игра была бесконечна. У Иры уже были случаи, когда мальчишкам во время поцелуев в укромных местах удавалось расстегивать её лифчик, но дальше этого она их не допускала. Когда Юра стал стаскивать с её бедер её последнее одеяние, она сделала только слабую попытку удержать их, но ей это не удалось. Юра священнодействовал. Он нежно и ласково гладил совсем обнаженную девушку своими слегка шершавыми ладонями, возбуждая её эрогенные точки. И когда Ира почувствовала, что его пальцы ласкают её нетронутое влагалище в ней сразу вспыхнул ураган желания. Ей казалось, что там в её влагалище находится то место, которое давно жаждало ласки и наконец этот момент наступил. Ира воспринимала происходящие, как во сне. Она не думала о последствиях и не испытывала страх. Коньяк и опытные ласки Юры сделали своё дело. Девушка не сопротивлялась. Юра, приспустив свои плавки, раздвинул её ноги и лег своим телом не неё, придавив Иру к шерстяной обивке сидения. Юра, не зная, что перед ним девственница, не церемонился с ней, уверенно нашел своим крепким членом входное отверстие влагалища и с размахом ввёл в него на всю длину. От резкой неожиданной боли Иру всю передёрнуло. Она, стиснув зубы, тихо завыла. Только в этот момент Ира полностью осознала, что с ней произошло. Мысленно она удивилась, что это её не ужасает, а только досада, что все произошло так буднично и быстро. Юра, не замечая состояние Иры, делал поступательные движения, испытывая сильное наслаждение. Ира понимая, что уже ничего не исправить и нет смысла винить Юру и себя, она попыталась познать то, для чего всё это произошло. Сильная жгучая не утихающая боль во время движения мужского члена внутри её влагалища заглушили остатки прежнего возбуждения. Юра громко засопел и сильней заработал своими бедрами. Ира, вспомнив, что знала об этом состоянии мужчины и, что при этом происходит, с силой оттолкнулась ногами от передней панели автомобиля и поддалась при этом вверх. Член Юры выскользнул из её влагалища. В этот момент Юра громко застонал и его член выплеснул струйку спермы, облив нежную кожу внутреннего бедра девушки. Когда Юра слез с тела Иры, он обнаружил, что его член в крови. "Ты, что в первый раз?" – удивленно спросил Юра. Уж слишком легко она отдалась ему. "А тебе, какое дело! – грубо ответила недовольная Ира: "Отвези меня домой". Юра попытался приласкать девушку, но Ира резко оттолкнула его и, сдерживая слезы, начала одевать свою ещё сырую одежду. После этого дня Юра пытался еще раз встретится с Ирой, но она избегала с ним встречи. Ира сама не понимала почему, но видеть Юру не хотела, хотя о нём вспоминала часто. Скоро она узнала, что Юра поступил в институт и уехал из города.