Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Праздник для..

Приближался Новый год. Я замаялся работой и честно сказать не готовился достойно встретить 2001 год. Единственное что сделал, так это отвез дочь с ее подружками к своим старикам в деревню.

– Ну где проведем Новый год? – спросила меня Света

– Без понятия. Давай дома. При свечах и в уютных креслах – ответил я.

За день до празднования, я возвращался с работы на обед, когда зазвонил сотовый телефон. Оказалась моя школьная подруга. Ее дочь вместе с нашей уехали в деревню. По телефону как всегда поздравления с Новым годом и предложение встретить его вместе на ее территории. Я ответил, что переговорб с женой и перезвоню. Ну что поделаешь – согласилась жена – по крайне мере скучно нам не будет.

Муж одноклассницы, Николай, работал инженером, прилично зарабатывал. Она сама же открыла частную фирму. Оля была красивой, высокой женщиной. Большая грудь и длинные ноги, были моей давнишней мечтой. Я был в нее влюблен еще с первого класса. Но потом на несколько лет нас судьба разбросала, а когда встретились у каждого была своя семья. И хотя она была выше меня, все – таки теплые к ней чувства у меня остались.

31 декабря коло 21 часа я и Света сидели в уютных креслах в Олиной квартире. Я с Николаем смаковали коктейль, жена смотрела телевизор и слушала нас иногда вставляя свои замечания. Оля бегала с кухни в гостиную, накрывая на стол. В конце концов Свете надоела чисто мужская компания и она ушла помогать Ольге. Николая я знал давно, и как собеседник он был интересным человеком. Высокий, крепкого телосложения. Одно время в детстве вместе с ним мы занимались борьбой. Из кухни слышался задорный смех наших жен, а мы говорили о политике и экономике. О чем могут говорить мужчины наедине дома? Это на работе о женщинах. Так не замечая времени мы услышали как российский президент начал свое поздравление.

– Девчонки к столу – закричал я. Николай стал готовить бокалы и шампанское. Время было 23, но это было местное, а нам хотелось отметить Новый год два раза. Оля и Света, нарядные в красивых вечерних платьях присели ря

дом. У Светы было платье темно синего цвета с глубоким декольте впереди и практически открытой спиной. У Ольги платье было бардового цвета с длинным вырезом на бедре, почти до пояса и декольте на груди, но не таким глубоким как у Светланы. Ее грудь четвертого размера наверно бы выпала наружу если бы вырез был бы больше. Как у Светы так и у Ольги лифчика не было. И хотя свет был немного притушен и комната освещалась лишь гирляндами от елки мне показалось, что Ольга трусики не одела. Как только прозвучали куранты мы с громкими криками и поздравлениями налили шампанское в бокалы и выпили. Вскоре бутылка опустела. Веселые разговоры из жизни, анекдоты, вспомнившиеся случаи из школы, время пролетело быстро как и еще одна бутылка из под коньяка оказалась пустой.

Теперь в 12 ночи по местному времени, мы снова открыли шампанское и вновь поздравив друг друга допили ее до конца. Настроение у всех было просто великолепное. Заглушив телевизор Николай включил CD проигрыватель и красивая медленная мелодия зазвучала в колонках. Он пригласил мою жену на танец, а я с Ольгой пригубливали коньяк и смотрели на танцующих.

– Ты не ревнуешь – спросила Ольга.

А зачем. Смысла ревновать мою жену к твоему мужу нет никакого. Тем более что я человек не ревнивый. Ревность убивает все человеческие чувства. А это шаг к разводу, убийству и так далее.

Ольга находилась рядом и ее бедро касалось моей ноги. Меня потихоньку стало это заводить. У нее были красивые длинные ноги. Наверно даже у манекенщиц нет таких. И хотя моя Света была очень привлекательная и стройная женщина, но она была пропорционально сложена, а Ольга была просто длинноногой. Взглянув на танцующих, я заметил, да и Оля тоже наверное, что Николай обняв мою жену, что ей нашепчивает и его рука скользнула за открытый вырез Светиного платья на спине. Только теперь я заметил, что на моей супруге не было трусиков, иначе они бы выглядывали наружу. Танец закончился и мы снова налили коньяк. Тосты чередовались с шутками. Света и Оля о чем – то оживленно говорили, когда Ольга воскликнула