Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

А дружба дороже чем……!

В этом рассказе мне хочется связать воедино все свои небольшие приключения, которые происходили со мной и моими друзьями. Взяв их за основу, я немного пофантазировал, чтоб в рассказе была последовательность и возможность сократить временные промежутки, и теперь вам судить, что из этого получилось. Я благодарен им и поэтому часто вспоминаю всё, что было и то, что они у меня есть и решил написать такой рассказ – полуправда и полуфантазия.

Спустя столько лет, я точно не могу вспомнить, из – за чего всё началось. Помню, что ко мне в гости приехал мой друг Димка со своей женой. Мы уже давно общались, и она много знала обо мне и моих увлечениях. Ближе к вечеру, за разговором она вдруг спросила меня.

– Серёжа, ты бы не мог мне рассказать, как это у вас с Димкой всё началось?

– Что именно? – уточнил я.

Лена немного замялась, а потом вдруг как выдаст всё на одном дыхании. Я и Димка даже опешили немного.

– Димка мне ничего о своих школьных годах и годах учёбы в техникуме не рассказывает – может ты, прольёшь на это свет – сказала она.

– У нас много чего за такой период произошло. Всё не рассказать – уклончиво ответил я.

Я понимал, что некоторые свои похождения Димке было неудобно рассказывать, и он этого стеснялся, хотя когда они приезжали ко мне, то по нему этого не скажешь. Он вполне свободно вёл себя и не отказывался, если я или Лена что – то придумывали и сам иногда тоже в это вносил свою лепту.

– Может, скажешь, что тебя конкретно интересует – спросил я Лену.

– Ну – у – у скажем, кто первый из вас стал перетягивать себе член и яйца – вдруг спросила она.

Я посмотрел на Димку и стал рассказывать. Лена слушала с интересом, и особенно ей было интересно, как Димка ушёл домой и я оказался на улице на всю ночь голый, так как мои родители были уже дома, а моя одежда лежала в шкафу, и я не мог её взять. Я тогда часто оставлял одежду в шкафу и прячась за огородами голым убегал или на озеро или в поле. Иногда бродил по лесу в таком виде. Ощущение того что если вдруг дома кто окажется раньше меня и я не смогу взять одежду – всегда у меня вызывало сильное возбуждение, но это происходило редко. Лена слушала, не перебивая меня, и вдруг спросила у Димки.

– Дим, а ты тогда специально так сделал, чтоб Серёга домой пришёл не во время?

Димка вначале стал отпираться, а когда я сказал, что я не сержусь, и если это было так, то я даже рад этому – получилось так неожиданно, и я был очень возбуждён этой безвыходной ситуацией. Потом Димка рассказал, что отвёл часы на три часа назад просто, чтоб подшутить надо мной. А то, что просил тогда не подглядывать, потому что уже после первого раза был огромный синяк и что он просто испугался. А когда я ему сам разрешил затягивать узел сильнее – то у него отлегло, и он постарался быстрее от меня сбежать. Я рассмеялся и сказал

– И ты из за этого на следующий год решил в строй отряд сбежать?

Димка замялся и ушёл от ответа. Потом мы ещё долго обсуждали наши юношеские забавы, и Лена вдруг спросила меня.

– Серёж, а ты сейчас бы согласился, чтоб Димка тебе так же всё перетянул как тогда. Ну, интересно просто посмотреть на это? – и сделала такое жалкое, вызывающее сострадания лицо. Я посмотрел на неё, и улыбнулся.

– Я, не против, как твой на это отреагирует?

Димка в это время выходил на улицу и услышал только последнюю фразу

– На что это я должен отреагировать? – спросил он.

– Я спрашивала у Сергея, смог бы он повторить тот случай, когда ты ему синяков наставил. Он сказал, что всё от тебя зависит – ответила Лена и пристально стала следить за реакцией своего мужа.

– Вас двое, а я один и поэтому мне придётся согласиться – ответил Дима.

– Это почему нас двое – спросила Лена.

– Ну, Сергею это нравится и он всегда готов это делать – перетягивать свои член и яйца. А тебе это стало очень интересно и поэтому вас двое – ответил он.

– А, ты вот как считаешь – сказала она и слегка сжала его руку, которую он к тому времени положил ей на плечо.

Оставив Лену, мы занялись подготовкой, чтоб Лена могла увидеть всё. Мы достали масло и все свои шнурки. Которым было уже много лет, и я их не выбрасывал, а часто пользовался. Стесняться было не кого, и мы начали. Я оттянул в сторону член и яйца, и Димка сделав два оборота шнуром, затянул первый узел и спросил меня

– Не туго?

– Тяни, как знаешь, не туго – ответил я.

– Дима, ну слышишь, Сергей же сказал, тяни и не спрашивай. Вот и тяни – смеясь, встряла в разговор Лена.

Дальше он затянув узел посильнее, сделал второй, а потом стал оттягивать яйца и перетягивать мошонку. Я придерживал шнур, чтоб он не разматывался обратно. У нас получалось довольно быстро и уже через пару минут мой член у самого основания и яйца по всей длине растянутой мошонки были туго перетянуты. Мой член был сильно возбуждён и припухшие вены так и выпирали наружу. Лена внимательно разглядела такое чудовище и усмехнулась.

– И ты вот с таким ходил по полю больше часа? – спросила она.

– Иногда чуть ли не два – ответил я с гордостью.

– Но ведь это же больно, наверное, и могли ткани за это время омертветь – пояснила Лена.

– А ему всё по барабану – сказал, усмехаясь, Димка.

– А что было дальше – спросила Лена.

Дима взял обрывок от бельевого шнура и сделав им два оборота вокруг члена по средине, где всего больше было видно выступающие вены и стал затягивать. Пропитанные в масле шнуры легко скользили по коже и сдавливали тело. Диаметр члена медленно уменьшался и вскоре уменьшился почти вдвое. Член слева и справа ещё больше надулся и готов был вот – вот лопнуть. Увидев это Лена открыла от удивления рот и глаза и не мигая смотрела за нами. Завязав узел, Димка сделал ещё два оборота и снова затянул шнур и завязал два узла для прочности.

– Вот так я тогда ему перетянул всё – глядя на Лену, ответил Димка.

– Да, – многозначительно выдохнула Лена.

– С такой штукой не то, что бегать, а ходить то неудобно – сказала Лена и засмеялась.

Продолжая расспрос, мы на время даже забыли про мои перетянутые гениталии, и вспомнили только тогда, когда я захотел в туалет – это прошло минут сорок и пришлось развязывать всё. На члене остался огромный синяк и мне пришлось сидя в туалете, в добавок ко всему ещё и растирать свой член. Вернулся я, уже с болтающимся синим баклажаном, так тогда я его назвал.

На другой день Дима и Лена уехали. У них, были какие – то неотложные дела, и они спешили. Перед отъездом Лена окинула меня взглядом и сказала.

– Интересные у вас развлечения были. Надо будет подумать, как бы их повторить. Ты, не будешь против? – спросила она.

– Нет, конечно. Я всегда рад друзьям и готов для вас всё что угодно сделать – ответил я.

– Смотри, сам сказал. Ловлю на слове – ответила Лена и сделала лукавую улыбку.

Они сели в автобус и уехали.

Я долго вспоминал этот случай и скорый приезд Димы и Лены напомнил мне его с удвоенной силой. Его воспоминание стало меня возбуждать и появлялось желание повторить всё снова. Сам попросить об этом Димку и Лену я не мог – как то стеснялся. Ведь они были муж и жена уже много лет – хотя и жили в гражданском браке.

Лена не стала стесняться, и напомнила мне о моём обещании, и мне стало как то легче.

– Я готов хоть сейчас – ответил я.

– Я, то же – ответил Дима.

После их отъезда я не стал всё далеко убирать и освободив полочку в тумбочке, всё составил туда и масло и все шнурки сложенные в коробочку и большие и маленькие ножницы – так на всякий случай, чтоб потом не искать – вдруг шнур длинный и его нужно будет укоротить.

Мы достали всё из тумбочки и поставили на стол. Всё пошло как обычно. Перетянув член у основания, Димка стал виток за витком перетягивать мошонку, оттесняя мои яички всё дальше и дальше. Лена что – то шепнула ему на ухо и засмеялась. После чего Димка стал затягивать узлы туже и сдавливать тоже. Кожа на яичках сильно натянулась, и были видны все жилки. Она была такая прозрачная, и это вызвало у Лены интерес.

– Серёжа, а ты когда – нибудь видел яички без мошонки?

– Нет, а где я их увижу – ответил я.

– А я видела у одного парня после аварии. Они такие необычные и цвет у них серо – голубой. Правда тогда они все в крови были, и я их плохо рассмотрела.

Я промолчал, да и Димка был занят. Он завязывал последний узел у самых яичек и отрезал концы у шнура, чтоб не торчали. Потом Дима взял новый шнурок и примерно посередине стал обматывать член, чтоб перетянуть его. Лена остановила и спросила.

– А можно не в одном месте перетягивать, а в двух или трёх по всей длине?

– Как хотите – ответил я.

– Хоть в десяти – добавил следом.

Димка оголил головку, хотя она и так была почти оголена и блестела на свету и отступив немного стал перетягивать. Кожа на головке ещё сильнее стала растягиваться, а шнур стал врезаться в тело. Обмотав ещё раз, Димка стал затягивать узел. Толщина под давлением стала резко уменьшаться и вместо четырёх – пяти сантиметров, в месте пережатия стала около двух. Лена что – то шепнула ему на ухо, и он стал ещё сильнее затягивать узел, но или побоялся или уже некуда было тянуть, и он завязал следом второй, чтоб не расползались. Потом рядом сделал ещё два или три оборота шнуром и снова затянул изо всех сил. После чего перешёл рядом и точно так же перетянул ещё в двух местах, затягивая узлы и сдавливая член чуть ли не в два раза. Я чувствовал лишь небольшой дискомфорт и между тем как следил за его действиями, ещё и разговаривал с Леной. Когда Димка закончил, он обрезал торчащие кончики шнуров и сказал.

– Ну, вот и всё.

Я встал и прошёлся по комнате. Ходить было вполне удобно, хотя и такое чудовище, получившееся в результате пережимов в нескольких местах, причиняло некоторое неудобство и раскачивалось.

– Ну вот, теперь и можно за стол – сказала Лена и стала накрывать. Мы пообедали и решили сходить искупаться. Проблем добраться до озера незамеченным, не было и по просьбе Лены, я не стал ничего одевать. Димке по этому счёту было всё равно. Он знал, что я могу и не такой фортель выкинуть. Смазанные в масле шнуры легко скользили и почти не причиняли неудобств, а в воде этого вообще стало незаметно. Время никто не засекал, и когда мы вернулись домой – прошло уже чуть больше часа. Мой член был синий и немного припух. Лена чуть испугалась, и мы всё убрали.

– Серёжа, а тебе было больно сейчас – спросила она.

– Нет, а что?

– Просто если бы мы не убрали всё что намотал Димка на твои гениталии, то ты мог бы ещё с перетянутым членом ходить? – спросила Лена.

– Думаю смог бы, но сколько, не знаю – не пробовал – ответил я.

Через час мы всё повторили снова, и снова я на озере купался с таким перетянутым чудовищем. До вечера мы повторяли это раза четыре, и каждый раз Лена увеличивала время. Я уже к концу дня мог с перетянутыми гениталиями ходит почти два часа.

Следующий день мы начали с утра и закончили поздно вечером. Димка по советам Лены перетягивал мой член в разных местах и перепробовав все способы уже последний раз стал просто после того как перетянул мошонку и яйца, стал от самого основания так же виток к витку стягивать мой член постепенно продвигаясь ближе к головке. Он сдавливал не так сильно, как этого просила Лена, объясняя ей что член перенапряжён и сдавить больше не получается. Лена на время отстала и несколько минут не мешала ему, пока после очередного узла уже где – то на середине члена, Димка стал завязывать второй и в это время меня как будь то, кто – то уколол иглой в область члена. Я посмотрел на Лену, но у неё в руке ничего не было и тут Димка и говорит.

– Кожа на головке лопнула.

– Где – удивлённым голосом спросила Лена.

Мы стали рассматривать, и я увидел всего лишь точку не больше миллиметра и капельку крови выступавшей из неё.

– А, ерунда. У меня было такое. Не раз кожа лопалась и ничего – ответил я.

– Может, не будем больше – спросил Димка.

– Как хотите, мне лично без разницы – ответил я.

– Видишь, ему всё равно, давай далее посмотрим, что будет – сказала шёпотом Лена Димке на ухо, и мы продолжили.

Димка сделал ещё несколько оборотов шнура вокруг члена, и стал затягивать новый узел, и меня снова прокололо, но я, чтоб не пугать их, просто не подал виду. Потом ещё и ещё и уж когда я почувствовал, как будь – то, мой член проткнули одновременно несколькими иглами, я ойкнул и Димка остановился. Мы снова стали рассматривать и насчитали в нескольких местах лопнувшую кожу. Я молчал и ждал, что они решат. Димка видно тоже ждал что скажу я. А Лена ждать не стала.

– Что уснули что ли?

Услышав её голос, я вздрогнул, а Димка сразу стал тянуть дальше. Возле самой головки он стал тянуть осторожно, так как кожа там была самая тонкая, и он просто боялся, что она лопнет, но Лена увидела его замешательство, и уже не стесняясь меня, сказала ему вслух.

– Хорош халтурить, тяни как положено.

Диме не нравилось когда им вот так командуют, и он сам предложил Лене тянуть, если она считает что это так просто. Лена взяла в руки концы шнура и стала затягивать узел, но не смогла и на миллиметр стянуть его сильнее и перестала командовать.

– Не серди её. Тяни, если ей хочется это увидеть – сказал я ему, когда она отлучилась на кухню.

– Но ведь твой член тогда может лопнуть – объяснил Димка.

– Да ничего не буде – лопнет, заживёт – ответил я.

Дальше уже никто никого не поправлял, и Димка тянул, как мог, и сколько у него хватало сил, ну и конечно разума. Я был доволен и Лена тоже. Сделав ещё несколько оборотов, Дима стал завязывать узел уже на самой головке, как она сразу лопнула в нескольких местах. Мы остановились и закрепив узел, чтоб он не разошёлся, решили подождать немного. Промыв головку, и обтерев её чистой тряпкой, мы внимательно смотрели, как из неё выползают красные капли и падают на пол. Оставалось ещё пару сантиметров, чтоб весь член был, плотно перетянут, как будь – то, был бы загипсован. Но к нашему удивлению Лене стало жалко мой член, и она сказала, что больше не стоит, и мы облегчённо вздохнули. Мы и сами не знали, к чему это может привести. С таким членом я проходил с полчаса. Яйца уже стали сине – фиолетовыми и мы, чтоб чего не вышло, стали всё разматывать. Постепенно выжатые шнуром все соки из моего члена сделали его жалким и дряблым, и когда оставалось всего развязать последний узел или два, Лена сказала

– Погодите. Он такой жалкий. Давайте посмотрим, что с ним будет.

– Ну, давайте – ответил я.

Я ещё с полчаса походил так и ничего не изменилось. Мой член болтался как выжатый и дряблый огурец и ни на что не был похож, хотя Лена посмотрев на него сказала.

– Болтается как дохлый дождевой червячок. И сама тут же рассмеялась над своими словами и таким сравнением.

Нам тоже это показалось смешно сказано, и мы улыбнулись в ответ.

Тут Лена подошла ко мне и решила потрогать его на ощупь и вдруг её глаза расширились, и она сказала.

– Он же совсем холодный?!

– А как ему быть горячим – в нём крови ни капли не осталось – ответил Димка.

Потом немного погодя он спросил.

– Лена, а ты что вдруг решила его пощупать.

– Просто он такой жалкий и мягкий – ответила она.

– А я уж было подумал, что ты его в узел завязать решила – усмехнувшись, сказал Димка.

– А что, разве его можно в узел завязать? – спросила она удивлённым голосом, не догадываясь, что Димка её просто разыгрывает.

– До тебя пока я не слышал об этом ничего – ответил он.

– Ты будешь первая, кто это захотел попробовать – добавил он следом.

– Да, твою коротышку то уж точно не завязать – тем же ответила Лена своему мужу и рассмеялась.

Она взяла снова мой член в руку и обернув его вокруг пальца, попробовала оставшийся кончик просунуть в образовавшееся кольцо. Головка выскальзывала, и ничего не получалось.

– Ну, вот видишь – снова усмехнулся Димка.

– Дай лучше шнурок и помоги мне – сказала Лена, и Димка встал с кровати и подошёл к нам.

Он увидел, что член действительно полностью обогнул палец Лены, и оставалось ещё несколько сантиметров и если попробовать, то у неё может получиться. Но Лена уже привязывала шнурок вокруг головки.

– Зачем это. Вешать его, что ли хочешь – снова усмехнулся Димка.

Я, молча, стоял и наблюдал за ними, что у них получится. Я тоже об этом ничего не слышал, и мне жутко было интересно – можно ли завязать член узлом.

– Сейчас увидишь – сказала Лена.

– Помогай, давай – сказала она и попросила чтоб Димка привязанный к головке шнурок просунул в образованную петлю из члена вокруг Лениного пальца. Протянув шнур, Лена стала его затягивать, как затягивают узел и вслед за ним головка подошла близко к кольцу и с небольшим усилием вошла в него. Подтянув немного, головка была уже с другой стороны. Узел почти получился. Оставалось только затянуть его и тогда Димка, чтоб кожа на члене легко скользила, друг о друга, смазал всё маслом и стали тянуть за шнур, и помогать рукой, отодвигать образовавшийся узел ближе к основанию члена. Узел стал затягиваться, и уже через минуту головка торчала из петли не несколько сантиметров. Димка взял руками за головку и сжав её потянул на себя. Узел успешно затянулся.

– Вот видишь, а ты говорил, что член узлом завязать невозможно – сказала довольная своей победой Лена и отошла в сторону, чтоб посмотреть на это. Узел получился корявый, но из – за его необычности можно было поставить чистую пятёрку. Мне тоже понравился и я с необычным наивным видом вместе с Димкой и Леной разглядывал его.

– А что, может шнур то вверху развязать – спросила Лена.

– Думаю, он весь вид портит – сказал Дима и стал развязывать последние узлы.

Уже через минуту мой член, завязанный в узел, болтался между ног, весь синий, и такие же яйца болтались ниже его. Из – за узла, он был короче чуть ли не вдвое, и яйца было прекрасно видно.

– Да, картинка просто чудо – сказала Лена.

После череды восхищений я так ходил ещё с полчасика, и потом Димка развязал узел на члене. Он довольно легко расползся, и если бы кровообращение стало само восстанавливаться, то думаю, что он, впоследствии, и сам бы распался. Но мне пришлось потрудиться, и я долго массировал руками вдоль по всему члену, что пробудить его. Как только он подал признаки жизни, я сходил в туалет и пописал и вместе со всеми пошёл спать.

Я долго ворочался и слышал как Димка и Лена в соседней комнате шушукались и смеялись – наверное, меня обсуждали – подумал я в тот момент, но мне это было не важно. Я в течение дня увидел такое, что не мог успокоиться и был чрезмерно возбуждён, что пришлось прибегнуть к мастурбации, и потом заснул.

На другой день Дима и Лена должны были уехать, и мы до их отъезда ещё дважды успели перетянуть член по всей длине и завязать на узел. В таком виде с завязанным членом в узел я и ходил их провожать на остановку, и перед самым приходом автобуса спрятавшись за домик, я ещё раз им продемонстрировал чудо, которое они сотворили c ним – моим посиневшим членом и синенькими яйцами.

После этого случая прошло почти два месяца. Уже наступил сентябрь, и я стал копать в огороде картошку. Осень стояла тёплая, и я ходил в одних шортах. Синяки уже все зажили и следов от прошлого их приезда уже не осталось.

Вдруг слышу чей – то голос.

– Помощь не нужна?

Поднимаю голову и вижу. Стоит Димка, а впереди него Лена.

– Я даже не слышал, как ворота скрипнули – ответил я.

Бросив лопату, я направился к гостям. Мы вошли в дом, и я предложил немного перекусить, я и сам уже давно хотел, но решил докопать рядок.

– Мы не против, сразу после работы поехали – сказал Димка.

Быстро сообразив на стол, мы сели, и стали между делом болтать.

– Мы с Димкой посоветовались и подумали, что если ты не выкопал картошку, то мы как раз вовремя и тебе поможем – сказала Лена.

– В прямом смысле или …. – спросил я недоговорив.

– Мы можем в прямом вначале, а потом и в переносном, но можем и совместить – загадочно ответила Лена.

– И как же ваше совмещение понимать? – ответил я.

Лена покосилась на Димку и ответила. В её голосе проскакивали смешинки.

– Если ты Серёжа не против, то мы можем, и твои яйца помучить и одновременно копать картошку. Одно другому не мешает – объяснила Лена.

Я немного подумал и согласился. Отпираться и отказываться от того что мне и самому хотелось – было бы бессмысленно. После лёгкого полдника Дима и Лена на скорую руку перетянули мне член и яйца, так как раньше и потом завязали его на узел. В этот раз они затянули его потуже, чтоб не развязался и Лена сказала.

– Давай так. Развяжем когда накопаем определённое количество вёдер, чтоб стимул был – сказала она.

– А сколько это?

– Ну, решай сам.

– Давайте ведер двадцать для начала – предложил я.

– Двадцать так двадцать – только тебе их самому нужно накопать. Ты наши не считай – объяснила Лена.

– Да и ещё. Ты должен будешь копать только в рубашке и без своих шорт, а то нам ничего не будет видно – добавила она следом.

Я понял, что попался. Двадцать вёдер я всегда копаю часа два или даже больше – но полчаса уже почти прошли и я не говоря ни слова, одел рубашку и снял шорты, которые только что одел и побежал в огород. Дима и Лена копали с одного края, а я рядом с другого и они всё время посматривали в мою сторону. Мои перетянутые яйца и завязанный в узел член, болтались при моей суетливости. Я торопился и уже изрядно вспотел. Картошка была неплохая, и постепенно прибывало в мешках. Уже было накопано четыре мешка по три ведра – чтоб легче было таскать – оставалось ещё восемь.

– Ну, ты как, у нас уже почти двадцать – съязвила Лена.

Конечно, им было легче. Димка копал, а она выбирала и складывала в вёдра. А мне приходилось делать и то и другое, и я уже не обращал на всё внимания и когда прокопал рядок, то падал на коленки или садился прямо голой попой на землю и рылся и выбирал картошку. Когда Димка уже накопали тридцать вёдер – я вывалил только двадцатое и сел на землю.

– Всё, у меня двадцать – сказал я.

– А кто за тебя таскать их будет. Вот когда они будут под крышей – тогда они будут считаться – сказал Димка.

– Он прав. Пока она в огороде, можно сказать, что ты её ещё не накопал – поддакнула Лена.

Я бросил лопату и стал таскать мешок за мешком. Мой член, завязанный в узел, торчал торчком как маленькая фига, а яйца оттянутые шнуром торчали впереди сантиметров на восемь и уже были синие. Даже можно сказать фиолетовые. Минут через десять я всё перетаскал и вывалил под крышу. Пришли Димка и Лена и стали мне развязывать. Немного ломило, и я бы ещё мог терпеть, но мне не хотелось, чтоб отмерла кожа и член и яйца, уже нельзя было восстановить. Всё обошлось и после получаса массажа я увидел, как мой член стал принимать свой прежний вид – только окраску сменил с телесного на фиолетовый.

Через час мы снова сделали заход на картошку и снова я весь в запарке копал свои двадцать ведер, а Димка и Лена следили, чтоб я не халтурил, и копали рядом. В этот раз я потратил чуть больше времени, но начал немного раньше и всё обошлось. Потом мы поужинали, и Дима и Лена снова решили мне просто так перетянуть всё и я даже был рад, что могу немного насладиться их прикосновениями и тем, что они уделяют этому особое внимание. Дима не церемонился и перетягивал довольно сильно, а когда яйца были перетянуты, он стал виток к витку обматывать и затягивать на узлы, мой член, начиная от самого основания и медленно продвигаясь к головке. Свободная от перетяжки часть члена тоже постепенно напрягалась и разбухала, и когда осталось перетянуть только головку, кожа на ней лопнула в двух местах. Это было обычное явление и уже сегодня так было несколько раз и я не придал этому особого значения, а вот Лена что то шепнула Димке на ухо и рассмеялась.

– Серёжа. Лена спрашивает. Можно ли на твой член встать. Он ей очень нравится в таком виде – спросил Димка.

– Я понимал, что это не спроста, но и см хотел чтоб Лена это сделала ещё в прошлом году, когда мы просто так дурачились и всерьёз не занимались перетягиванием моих гениталий. Я согласился.

– Но только потом без обид – спросила Лена.

– Какие обиды, я же сам разрешаю – ответил я.

Мы осмотрели всё кругом, и Димка увидел колодку, на которой я всегда что – то делаю дома, там отпиливаю или приколачиваю – иногда на улицу не хочется идти и она меня выручает – не портить же пол или пороги. Я сел и развёл в сторону ноги. Димка подсунул колодку под мой член и положил его на её поверхность. Лена посмотрела на это сооружение и сняв тапочки, подошла и слегка прижала своей ногой мой член к поверхности. Я застыл в ожидании, что будет дальше. Лена смотрела на меня и вдруг она приподняла ногу, которая стояла в стороне, и весь вес её перенёсся на ту ногу, которая стояла на моём члене, а вернее всего на его головке. Я не ожидал этого и как, бы это сказать, находясь в состоянии рефлекса – ойкнул. Мне было не больно, и я тут же успокоил Лену. Она немного постояла, а потом убрала ноги, и я увидел вокруг головку небольшое красноватое пятно. В нескольких местах лопнула кожа и выступила кровь.

– Тебе больно – спросила Лена.

– Нет, а что – ответил я.

– Тогда я ещё разок встану – сказала Лена.

– Да хоть два – ответил я и усмехнулся.

– Ты чего – спросил Димка.

– Да так – просто не знаю, почему сказал два, а не десять.

Услышав это, Лена тоже усмехнулась, и продолжила возвышаться надо мной стоя на моём члене, а вернее на его головке. Потом она сошла и отошла в сторону. Они промыли лопнувшую головку, и Димка перетянул её до конца. После этого они развязали всё и снова завязали мой член узлом, после чего развязали всё до самого основания и мой член, завязанный узлом, просто болтался впереди, показывая уродливую фигу.

На другой день мы продолжили копать картошку и Дима с Леной постоянно перетягивали мне всё и потом завязывали мой член узлом, выжав из него всё до капли. Член болтался как тряпочка и легко затягивался в узел. Дима и Лена с каждым разом это делали всё быстрее и быстрее и уже укладывались в пятнадцать минут. Так что я с завязанным в узел членом мог ходить чуть больше полутора часов. К вечеру мы выкопали остальное и стаскали всё под крышу. Мне приходилось несколько раз из – за соседей, когда они выходили в огород, садиться попой на землю и закрываться полами рубахи, чтоб не было видно, что кроме рубахи у меня нет ничего, и тем более я боялся, что они могут увидеть мой синий и завязанный в узел член.

В воскресенье до вечера Дима и Лена мне ещё немного помогли перебрать картошку и стали собираться. Я, как и всегда предложил им, что они могут в любое время приехать и взять себе на зиму, сколько им нужно, и они не отказались, а на последок, мне снова перетянули всё и завязали в тугой узел, что я потом отмачивал член маслом, чтоб развязать его.

В течении всей осени и зимы, Дима и Лена приезжали только за овощами и так – навестить меня. Желания что – то делать у них не было, да и зима была холодная – голышом не поскачешь. Огород у меня был большой, где то около двадцати пяти соток и я пустующую часть отдал им, и Дима с Леной на нём садили для себя всё, что им было необходимо. Летом они часто приезжали помочь мне, и мы устраивали необычного рода развлечения.

Вот и с наступлением весны, Дима и Лена снова приехали на майские праздники, чтоб приготовить огород к посадке. После небольшого застолья, мы переоделись, и уже не предупреждая – ведь я им сам разрешил, они подозвали меня и стали перетягивать мне член и яйца. Я уже знал что мне нужно делать и взяв в руки член и яйца, оттянул их на сколько мог. Димка обмотнув шнуров у самого основания два раза, затянул узел. Потом для контроля затянул ещё два. После этого всё как обычно. Перетянув мошонку и оттянув с помощью шнура яйца как можно дальше от основания члена, Димка завязал узел и затянул его сильно, как только мог. Потом стал делать оборот за оборотом по всей длине члена и затягивать узлы. Я снова стал ощущать вначале лёгкие покалывания в области головки, а потом почувствовал сильный – как будь – то, меня током ударило. Я ойкнул, но ничего не сказал. Димка остановился и завязал узел.

– Ну что, немного подождём или позволишь мне наступить – с язвительностью и усмешкой сказала Лена.

– Я не против и того и другого – ответил я.

– Позволишь мне самой выбрать – спросила Лена.

– Да, пожалуйста – ответил я.

Лена что – то шепнула Димке, и тот принёс колодку, на которой мне Лена уже не раз вставала на мой член. Я приготовился и стал ждать. После зимнего перерыва мне даже как то страшновато стало. Только пока я собирался с мыслями, лена уже подошла, и поставив свою ногу на распухшую головку сразу без предупреждения встала на неё. Я инстинктивно ойкнул.

– Что больно – спросила Лена продолжая стоять на расплющенной головке.

– Нет, просто отвык уже – сказал я.

После того как Лена потопталась на моей головке, Димка перетянул её до конца и тут же стал развязывать. Член был полностью выжат и похож был на мокрую тряпку. Он легко гнулся и перегибаясь пополам свисал через пальцы руки. Умелыми, ещё не забытыми движениями Лена и Дима быстро завязали мне член узлом, и мы пошли в огород. Мне пришлось всё время со своей фигушкой сотворённой из моего члена ходить в шортах. Соседи тоже копались в огороде, и мы не стали рисковать – хотя и забор был плотный – сколоченный из горбыля.

Слово отвык видно засело в голове у Лены и в течении всех трёх дней Дима и Лена постоянно меняли мне перетяжки и снова мой член завязывали узлом. Было прикольно и необычно особенно вечером ходить в таком виде голым по дому или во дворе. После их отъезда мой член снова стал, синим и немного саднил.

Когда Лена приехали через неделю рассаживать семена и садить картошку – мы ничего не делали. У меня ещё не всё зажило, и решили повременить до следующего их приезда, ждать которого долго не пришлось.

В тот день я ходил во дворе голый с перетянутой мошонкой. Как то вечером лёжа в кровати я от нечего делать играл своими шариками и сдавливая их гонял по мошонке из угла в угол и вдруг нечаянно надавив, одно яйцо ускользнуло куда то внутри из мошонки и я его не мог найти и только обследовав всё вокруг члена, я обнаружил его под кожей выше члена в области лобка. Яйцо ускользнуло в подкожный карман и так сказать спряталось в нём. Мне показалось это интересным, и я включил свет и стал изучать это. Так я обнаружил новую способность своего организма и вскоре я уже в эти карманы загонял оба своих яйца. Только ни там сами не желали находиться и выскальзывали обратно. Вот тогда я и подумал просто выдавить в эти карманы свои яйца, а уже пустую мошонку перетянуть и тут же проделал это. Зрелище было необычное и интересное. У меня вроде и были яйца, и нет – мошонка была пустая и сморщенная. От нечего делать, я часто перетягивал пустую мошонку, и так ходил по дому, и во дворе и мне совсем не было больно – я так готов был ходить хоть сутками – только боялся, что кожа на мошонке омертвеет и периодически разматывал и снова перетягивал.

В таком виде меня во дворе и застали приехавшие неожиданно Дима и Лена. Лена сразу обратила на перетянутую мошонку и испугалась, увидев её пустой.

– Ты что яйца себе отрезал – спросила она испуганным голосом.

– Нет – спокойно ответил я.

– А где твои яйца – спросил Дима.

Я развязал узел и мои яйца медленно вывалились обратно в мошонку. Лена смотрела на это удивлённо и вдруг она спросила меня.

– И давно ты так делаешь?

– Всего как неделю узнал об этом и то случайно – ответил я с не

скрываемой улыбкой.

Мы вошли в дом и долго болтали и сидели за столом. А потом по просьбе Лены стали снова развлекаться с моими причендалами. На этот раз Лена попросила меня в самом начале сделать так чтоб мои яйца спрятались и я легко их выдавил и держал в руке пустую мошонку, оттянув её вместе с членом. В таком виде Димка и перетянул мне у самого основания и сделал это ещё сильнее – так как бояться что можно будет повредить семенные канатики – было нечего. А дальше пошло всё как обычно и только после нескольких раз. Когда Дима виток к витку перетянул мою пустую мошонку, на самом конце образовался небольшой вздутый шарик из кожи мошонки, и Лена захотела встать на него. Я тут же испытал резкий укол – как будь то, что – то толстое воткнули мне в кожу. Это лопнул тот шарик и на коше мошонки образовался небольшой разрыв около пяти миллиметров. Мне было не так больно, и мы ничего не стали менять и продолжили заниматься своими делами в огороде и потом снова вернулись в дом. До их отъезда мы ещё много раз пробовали новшество с перетягиванием мошонки и члена, и Лена всегда с радостью наступала на них, что выдавить всё, что скапливалось в области головки или на конце мошонки. Я каждый раз при этом испытывал, как будь то меня или током било или сотни игл прокалывали мои гениталии – но это тут же проходило и всё успокаивалось.

Вскоре они уехали, и я остался один зализывать свои раны.

Заставлять себя долго ждать они не хотели и приехали уже через две недели. Я конечно так скоро их не ждал, но делать ничего не оставалось. Я хотел подлечиться и с новыми силами начать всё заново. Но как говориться семь ран, за один раз лечить. Лене очень понравилось прятать мои яички, и мы сразу же проделали это. Потом Димка мне перетянул член у основания и начал перетягивать мошонку, как Лена его остановила. Она достала бутылочку и шприц и набрав жидкости из неё, подошла ко мне.

– Это физраствор – сказала она.

Я знал, что он нужен, чтоб уколы ставить и успокоился. Возле самого шнура на мошонке Лена проколола кожу и выпустила всё из шприца во внутрь. Пустая мошонка стала заполняться и раздуваться. Потом ещё и ещё и так она проделала несколько раз. На пустом месте внутри мошонки образовался пузырь похожий на яйца – но гораздо крупнее.

– Всё нормально – спросила она.

– Да – ответил я.

Мы с Димкой следили за её действиями, и это было интересно. Потом Лена отошла в сторону и велела Димке затягивать мошонку дальше, и он продолжил. Только вязал теперь узлы гораздо туже, а влитая в мошонку жидкость оттеснялась и всё сильнее растягивала кожу и раздувалась как воздушный шарик.

– Всё, а то лопнет – сказал Дима.

– Всё так всё, а теперь членик завяжем – сказала Лена.

Мой член и так был сильно возбуждён, и я думал, что она и в него решится тоже влить такую жидкость, но ошибся. Когда Димка перетянул член до середины, вторая свободная ещё часть вместе с головкой была уже сильно раздута и кожа так натянулась, что готова была вот – вот лопнуть.

– Серёжа, ты не будешь против, если я по ним потопчусь – сказала Лена.

– Сколько угодно – ответил я.

Я сел на пол и развёл в сторону ноги. Димка подложил всё ту же колодку и положил на неё член и мошонку с водяным шариком под кожей. Лена подошла и почти сразу же встала ногой на мой член, а потом приподняла ногу и опустила на мошонку. Я дважды раз за разом почувствовал, как мой член прокололи сотнями игл и ойкнул, но тут же сделал вид, что всё нормально. Посмотрев на меня, Лена ещё с минуту, потопталась своими босыми ножками на моих гениталиях. Потом она сошла на пол, и сев на стул стала отмывать ступни. Дима принёс воду и они, отмыв мой член и мошонку, стали перетягивать до конца, а потом, размотав всё, завязали член узлом. Лене очень нравилось это делать, и она никогда не упускала такой возможности. После этого Дима развязал все остальное и как только убрал последний оборот шнура, мои яйца выкатились из карманов и упали в мошонку. Посмотрев на них, Лена увидела капельку крови и присев, стала осматривать. Сквозь лопнувшую кожу было видно яйцо – хоть и небольшой его участок.

– Дим, а ты когда – нибудь видел свои яйца голыми – спросила Лена.

– Нет, ответил Димка.

– А ты Сергей, видел.

– Нет – ответил я.

– Хотите посмотреть – спросила Лена и окинула нас взглядом.

– Да – с радостью в голосе ответил Димка и подбежал к нам.

Я тоже склонился, над своими яйцами, и Лена растянув кожу на мошонке в месте разрыва, показала нам небольшой участок.

– И всего то – ответил Димка.

Я промолчал. Лена посмотрела на меня, а потом на Димку и хитро улыбнулась.

– Если хотите, то могу показать и больше – ответила она.

– А как – спросил я.

– Если ты мне позволишь, то я покажу вам, а потом верну всё на место – сказала Лена.

Я не знал что делать, но вопрошающий взгляд Лены и невозмутимый, но любопытный взгляд Димки заронили в моём мозгу сомнение и я сам загорелся посмотреть на свои голые без мошонки яйца.

– Хорошо, я согласен – ответил я.

– Дима, перетяни мошонку вот тут – показала Лена у самого основания. Дима быстро сделал всё и затянул туго – туго. Лена достала маникюрные ножнички и смочив их спиртом, а потом протерев мою мошонку, стала один кончик ножниц проталкивать в место разрыва. Потом мы услышали несколько щелчков чик, чик, чик.

– Всё, можешь встать – сказала Лена.

Я встал, и из мошонки вывалилось одно яйцо. Оно было немного запачкано красным и имело синевато – белёсый оттенок. Оно висело на канатике чуть ниже мошонки сантиметра на три.

– А где второе – спросил Димка.

– Вы оба хотите увидеть – спросила Лена и посмотрела на меня.

Я молча кивнул головой в знак согласия. Лена снова взяла ножнички и вставив их в разрез, чикнула ими несколько раз в сторону второго. Оно тут же вывалилось и повисло чуть ниже первого. Я стоял на расшарагу и смотрел на себя сверху вниз.

– А можно их потрогать – спросил я.

Мне было так интересно. Мои яйца болтались на тонких канатиках совсем голые и не защищённые мошонкой. Лена поняла, что я с интересом себя рассматриваю и сказала.

– Трогай сколько угодно, я потом их промою в растворе и всё.

Я взял одно и стал его рассматривать. Димка взял второе. Мы оттягивали их друг от друга в разные стороны и смеялись. Лена сидела и наблюдая за нами тоже смеялась.

– Как дети малые – едва слышно проговорила она.

– Ладно, на сегодня хватит – сказала она уже более громко и подошла к нам. Она взяла у меня и у Димки в свою руку мои яйца и стала поливать на них раствором из бутылочки, а потом попросила меня сесть. Затолкав одно яйцо, она сделала тоже самое и со вторым, а потом взяла иглу и смочив нитку спиртом, стала зашивать маленькими стежками. Сделав несколько швов, Лена отстригла лишнее и сказала.

– Всё, заштопала.

После этого мы вспомнили про завязанный узлом член и развязали его. Конечно, мои гениталии имели неприятно синий цвет, но я был всё ещё восхищён тем, что увидел свои яйца голыми без мошонки. В этот день и на другой мы ничего не делали, а вечером Димка и Лена уехали.

Почти два месяца я ждал их приезда и залечивал свои раны и синяки. Димка и Лена так и не приезжали в гости – лишь несколько раз Лена заезжала по работе и не одна, а с медиками за овощами и картошкой и мы даже не могли поговорить. Я всё ещё находился под воздействием своих эмоций, и мне хотелось снова всё повторить.

Приехали они на кануне уборки в отпуск и сказали мне, что если я не буду против, то они погостят недельки две и мне помогут урожай убрать. Я с радостью согласился.

Далее всё началось как обычно и начиналось в прошлый раз. Время было уже к вечеру и мы решили заняться огородом завтра с утра, а сегодня нам снова хотелось посмотреть на мои яйца без одёжки. Лена с радостью не скрываемой в своей улыбке согласилась и мы проделали всё как и тогда. Только в этот раз зная что я этого так сильно хотел и не буду против, Лена даже не стала спрашивать меня, а когда Димка положил вздутую мошонку и наполовину перетянутый член на колодку между ног, Лена приподняла свою ногу и не стала вставать на них, а просто с силой топнула по головке и мошонке.

– Ой – только успел вскрикнуть я.

– Что больно – спросила Лена.

– Терпимо, но неожиданно – ответил я.

Лена ухмыльнулась и присела рядом.

– Вот теперь даже, может, и ножницы не понадобятся. Старый шов почти весь лопнул – сказала она.

Про головку и часть члена и говорить было нечего. Она лопнула небольшими разрывами во многих местах и Димка постепенно перетягивая остаток члена с головкой, выжал из них всё до капли и они снова завязали мою выжатую тряпочку, мой член, на узел и затянули довольно сильно. Потом размотав мошонку и узел у основания, выпустили из укрытия мои яйца и они тут же вывалились на ружу.

– А сколько так можно ходить – спросил я.

– Ну несколько минут или с полчаса, а то края мошонки придётся подрезать, чтоб ровно срослись потом. – объяснила Лена.

Мы снова стали все наперебой трогать и рассматривать мои голые яйца. Потом я так с болтающимися яйцами прошёлся по дому несколько раз. Ноги приходилось ставить чуть шире обычного, чтоб яйца не прижать и не замарать чем – нибудь. Лена посмотрела на меня и сказала.

– А ты пройди, как обычно ходишь.

– А это ничего – спросил я.

– Пустяки, потом отмоем – ответила она смеясь.

Я выпрямился и сделал первые два шага. Яйца отскакивали от ноги и отлетали в сторону. Ничего неприятного я не чувствовал, только чуть влажноватые они были и немного скользкие.

– Ну что, можешь так ходить – спросила Лена.

– Думаю да – ответил я.

– Ну тогда я тебе подарок сделаю на две недели. Хочешь – спросила она.

– Да, хочу – ответил я догадываясь про что она говорит.

На самом деле я даже не подозревал что она сделает. Лена взяла нитки и сдвинув мошонку вверх к основанию члена, стала сшивать разрыв, обогнув лишь семенные канатики и плотно сжав их между кожей мошонки.

– А это зачем – спросил Димка.

– Через час кожа начнёт схватываться, и закупорит все маленькие отверстия, и тогда можно будет не опасаться, что внутрь мошонки, что – то попадёт, а яйца их всегда можно вымыть – улыбнувшись, сказала Лена и с хитрой улыбкой посмотрела на меня.

– Ну что, так тебе нравится – спросила она.

– А так можно ходить – спросил я.

– Хоть где и даже в огороде можешь хоть что делать – ответила Лена.

– Тогда здорово – радостно воскликнул я и встав с кровати, стал уже более уверенно расхаживать по дому. Потом я вышел на улицу, и немного походив, чуть не закричал от удовольствия.

Вышел Димка и предложил перекурить. Мы подошли к крыльцу и я забыв как обычно сел на ступеньку.

– Ой, как ужаленный подскочил я.

– Что случилось – спросила Лена выходившая следом за нами.

– Я сел на ступеньку, а мои яйца прикоснулись к грязным доскам – ответил я и посмотрел на Лену.

– Я же тебе сказала, что потом отмоем.

– Ну, тогда ладно – сказал я, успокоившись и снова сел.

Мы сидели, и затяжка за затяжкой курили Димкины сигареты. Он всегда покупал с фильтром, а я не мог, на такие сигареты раскошелиться, и брал в нашем магазине простые, самые дешёвые. Мне было всё равно – лишь бы дым шёл. Мои яйца немного покачивались и прижимаясь к доскам чуть тёрлись о них. А мой крючок в виде фиги был завязан в узел и мы совсем про него забыли. Докурив, Димка развязал его, и я стал приводить всё в чувство. На этот раз мне понадобилось около часа, и когда я легонько мастурбировал, мои вытащенные яйца покачивались в разные стороны и Димка с Леной с изумлением смотрели на них. В мошонке они болтались всегда вместе, а вытащенные каждое само по себе и выглядело это так смешно и необычно.

Потом мы пошли спать и я обмотав свои яйца тряпкой, чтоб ночью случайно не повредить, так и уснул лёжа на спине и придерживая их как самое ценное своими руками.

Рано утром мы снова осмотрели мои болтающиеся яички и не нашли ничего необычного. Они уже не были такими скользкими, а тонкая плёнка, покрывающая их поверхность, подсохла и стала похожа на нежную тонкую кожицу.

– Ну что, всё в порядке – спросил я у Лены.

– Да, ничего подозрительного я не вижу – осмотрев, сказала она.

– А что мы больше не будем перетягивать ему член – спросил Димка.

– Если нет, то я пошёл в огород – сказал он вдогонку.

– Почему же – перетягивать член, сколько хотите, только мошонку не тронете – пусть заживёт шов – сказала Лена.

Мы вошли в дом и перетянули член, а потом Лена его снова раздавила своей ногой и завязала в узел как обычно. С такими гениталиями я вместе с Димкой и Леной вышел во двор. Работы было много, и мы занялись делами. Иногда я забывал про свои яйца и приседал, чтоб собрать траву или вырвать сорняки. Мои яйца ложились прямо на землю и уже к вечеру, не смотря на то что мы периодически перетягивали член и осматривали их, они были все грязные и Лена их осторожно отмыла с мылом, а потом обеззараживающим раствором и мы легли спать.

В таком режиме прошли все две недели и Дима с Леной мне здорово помогли. Практически мы сделали всю тяжёлую работу и даже спустили картофель в яму на зиму.

До отъезда оставалось два дня, и я ждал, когда Лена спрячет мои яйца снова внутрь, но она не спешила и в день отъезда, собрав свои вещи, они попросили меня проводить их до остановки. Я понял, что останусь в таком виде и немного расстроился. Увидев моё настроение, Лена и Димка подошли ко мне и взяв сумки. Сказали.

– Не расстраивайся, просто у нас нет раствора, чтоб обработать потом швы.

Я понял, что они не забыли и уже вместе с ними шагал на остановку.

Вскоре появился автобус, и они уехали. Я так и остался до следующего их приезда с вытащенными яйцами. Пришлось привыкать, и уже вскоре я легко всё делал и не боялся за свои шарики. Они болтались сами по себе и не причиняли мне неудобств.

Прошла неделя, вторая и вдруг возле дома остановился УАЗик. Это Лена приехала. Водитель с моей помощью забросили пару мешков картофеля и немного овощей и напоследок она сказала.

– Не расстраивайся за свои яйца. Приеду и всё вернём на свои места – и они уехали.

Следующий приезд и два последующих были такими же короткими. Уже наступила зима, и я потерял все надежды, что мои яйца окажутся когда – нибудь на месте в своей тёплой мошонке, и я смогу ими играть. Хотя я и так ими играл и ещё более экстремально, чем раньше. Я даже завязывал канатики в узел и потом развязывал. И много всего такого, что я не мог сделать раньше. Я уже начал подумывать, а не съездить ли мне самому к ним в город, чтоб она там сделала всё как положено и начал собираться. Чтоб в мороз не отморозить не защищённые яйца, я обмотал их мягкой тряпкой и заправил в штаны. Впереди торчал бугор, и как то замаскировать его у меня не получилось. Поездка отменялась, и я снова остался с тем, что имел. В течении зимы Лена меня неоднократно кормила обещаниями и заскочив то за картошкой, то за овощами, быстро уезжала. Я не мог с ней даже поговорить ладом. Она была не одна, а с водителем. Решил оставить все свои попытки до весны. Так месяц за месяцем я уже привык к своему новому образу и к своим вытащенным яйцам и у меня стала проскакивать мысль, а не оставить ли всё так, как есть. Ведь можно и так жить и я в этом уже убедился. Эта мысль стала преследовать меня и днём и ночью и мне уже расхотелось прятать свои яйца в мошонку, а наоборот хотелось их вытащить по больше. С этими мыслями я и поехал в начале апреля к Лене и Димке. Они меня встретили настороженно.

– Как дела – спросила Лена.

– Всё нормально – ответил я.

– Яйца зимой не отморозил?

– Да нет, на месте, только проблема одна появилась – сказал я.

– Что такое – испугалась Лена.

– Да надоела мне сморщенная мошонка. Хотел бы её совсем убрать – ответил я.

Дима и Лена переглянулись и с минуту смотрели то на меня, то друг на друга. Первой не выдержала Лена. Она громко рассмеялась, и легонько стукнув Димку в грудь, сказала.

– Ты проиграл. Я же говорила, что ему понравится – ответила она.

Мне теперь стало понятно, что они поспорили смогу ли я так жить и сколько это продлится. Это было конечно не по дружески, но я свыкся с такой мыслью, что уже не обижался на них, а даже был рад тому, что они предоставили мне такой шанс и я не подозревая всего этого – выдержал и не просто выдержал, а сам захотел вообще отказаться от мошонки.

На другой день Лена познакомила меня с одним её коллегой и он, осмотрев мои гениталии, сказал, что это можно сделать без проблем. Я попросил, как меня учила Лена немного вытянуть кантики, чтоб они были длиннее.

Коллега удивился, но выполнил мою просьбу и сделал всё как подобает. Уже через три часа, я немного пришёл в себя и мы вместе с Леной возвращались к ним домой. Мошонка моя лежала у неё в кулёчке. Края в месте её отреза, были аккуратно зашиты ниже члена и только из двух маленьких отверстий выходили семенные канатики, на которых и болтались мои голые яйца. Ленин коллега довольно хорошо вытянул семенные канатики и мои яйца теперь отвисли, чуть ли не тридцать сантиметром, но двадцать пять, то было точно. Сам на скорую руку четвертью измерял и был доволен этим.

Погостив ещё день, я не стал оставаться на долго и вернулся домой. Целый вечер я не отходил от зеркала и рассматривал себя и свои новые яйца. Они так интересно качались на тонких канатиках, и можно было ими даже играть, раскачивая их в разные стороны и смотреть, как они стукаются друг о друга. На ночь, я их уложил в обыкновенный тряпичный мешочек и подвязав его к основанию члена, затягивал устье как кисет и засыпал. Просто спать с такими яйцами, которые валяются по постели в разных местах, было небезопасно – при неудачном повороте я просто мог их оторвать, придавив ногой, или если они попадут под мою задницу.

Начался май, и я уже поправился и швы заросли. Бояться, что попадёт инфекция, уже не было основания. Я свободно ходил по дому, и в огороде, и мои яйца болтались между ног, и на это было так необычно смотреть, что я постоянно возбуждался и удовлетворял себя.

Это произошло так неожиданно, что я сам был в шоке, не говоря уже про моих новых знакомых. В гости к Димке и Лене приехал сродный брат Антон с женой Викой. Он был младше её и служил в какой – то воинской части. Устав от службы, они решили просто отдохнуть и приехали навестить сестру. За столом Лена и проболталась про меня, да и Димка тоже хотел похвастаться, что у него такой друг. Ну, в общем, я этого ничего не слышал, но Вика стала приставать к Антону, а Антон уговорил Лену, чтоб они показали меня им. Получается, что я для них был как живая статуя или экспонат в музее. Я конечно на них тогда в душе обиделся, но вернуть всё назад было уже невозможно.

Они все приехали без предупреждения, а так как Дима и Лена знали секрет, как открываются у меня наружные двери, то я даже не испугался, разгуливая во дворе голым. Я обрадовался, что Димка и Лена приехали мне на помощь и направился к калитке их встречать. Я ещё не успел подойти, как калитка открылась и в проёме стояла Лена, а рядом с ней Вика.

– Встречай гостей – сказала Лена ехидным голосом и прошла вперёд

Вика стояла как вкопанная, а за ней выглянул Антон и тоже онемел от моего вида. Сколько бы эта паузе протянулась – никто не знает, если бы не Димка.

– Ну что встали как вкопанные, проходите, а то люди по улицам иногда ходят – сказал он.

Вика и Антон вошли во двор, и Лена стала нас знакомить. Я тоже испугался и машинально руками стал закрываться, что даже руки протянуть для знакомства не мог. Видя такую ситуацию, Лена сказала вначале мне, а потом обратилась к гостям

– Хватить закрывать то, что уже все видели – отнесла она эти слова в мой адрес, и я как по команде убрал руки и протянул к Димке и Антону, чтоб поздороваться.

– А вам хватит пялиться, вытаращив глаза – успеете, насмотритесь – обратилась она к брату и его жене.

Когда все вошли во двор, я хотел уйти и одеться, но Лена остановила меня и сказала что не стоит этого делать. Антон и Вика отвернулись, но искоса продолжали бросать на меня любопытные взгляды.

За столом мы немного выпили за знакомство, и разговорились, и стало как то легче. Скованность стала исчезать и разговоры стали более свободными. Я перестал закрываться по поводу и без повода, а Антон даже спросил меня.

– А тебе не мешает это ходить, ведь они низко свисают и болтаются чуть ли не у колен.

– Я уже привык и мне это нравится – ответил я.

– Антон извини меня, что я вас встретил в таком виде. Я не знал, что вы приедете и думал, что Димон приехали с Леной.

– Да я и не сержусь, это вон она пристала, так ей хотелось твои шары увидеть, и не поверила сначала. Я тоже подумал, что Дима и Лена нас разыгрывают, чтоб в деревню заманить – объяснил Антон.

После этого мне стало понятно, это всё Лена затеяла и всё так хитро подвела, что как бы все виноваты, она одна в стороне чистенькой осталась. Через час общения я уже вёл себя вполне свободно и сидя на крылечке, а мои яйца болтались и лежали на нижней ступеньке, свободно разговаривал с Викой и Антоном и даже не думал прикрываться. Вика ещё долго стеснялась и только на второй день подошла ко мне, когда мы разговаривали с Антоном и спросила.

– Серёжа, можно твои шарики рассмотреть, а то я глазам своим не верю что такое возможно.

Я, конечно, был не против. Возможно, они с Антонов вечером обо мне долго разговаривали. Я постелил им на веранде, а сам спал на кровати, на кухне. Поэтому я ничего не слышал. Дима и Лена как всегда заняли единственную комнату, в которой я им стелил, когда они приезжали. Домик у меня был небольшой. Комната и кухня, и летняя веранда на солнечной стороне. Да мне и одному то много разве нужно было. А летом всем места хватало, и если что я мог и на сеновале спать. Я там тоже иногда спал в сильную жару.

К концу второго дня я уже знал всё, и что приехали ко мне не на день или два, а на недельку и помочь мне и так отдохнуть на природе и у озера, ну и главное на мой внешний вид посмотреть.

Рано утром, когда я сидел во дворе и дымил сигаретой, ко мне подошёл Димка.

– Ты не против – спросил он.

– Садись, дыми на здоровье – ответил я.

Мы ещё долго болтали, пока дымили наши сигареты, а потом Димка спросил.

– Ты не против, если мы тебе перетянем так как раньше?

– Я то не против, а вот что Антон и Вика скажут. Антон вроде как военный – ответил я.

– Да какой он военный, так прапорщик на складах отсиживается – объяснил Димка.

– Лена с ними говорила, и они проявили интерес и тоже не прочь посмотреть – объяснил он.

– А тебя послали, чтоб разузнал всё и моё мнение – съязвил я.

– Ну не совсем так. Мне и самому захотелось. Почти девять месяцев прошло с нашего последнего визита.

– Да девять и я ещё не родил – усмехнулся я, а потом посмотрел другу в глаза и сказал.

– Я не то, что не против, даже сам хотел ещё вчера вас об этом попросить.

После завтрака мы собрались во дворе, и как обычно Димка принёс свою коробку, в которой лежали все шнуры и шпагаты. Дальше всё пошло, как обычно и уже через пятнадцать минут мой член был, до половины перетянут. Свободная часть и головка сильно раздулись и венки готовы были вот – вот лопнуть. Димка при гостях старался от души и затягивал, сколько было сил. Я порой даже думал, что он просто передавит мой член, и половина его возьмёт и прямо на траву отвалится у всех на глазах. Завязав последний узел, он встал и сказал.

– Больше не перетянуть, раздулся сильно.

– Ну, мы это сейчас поправим. Неси подставку – сказала Лена.

Дима притащил из дома ту колодку, на которой уже не раз топтали мой член и когда то мошонку, и подложил её между ног под мой перетянутый и раздутый член.

– Зачем это – спросила Вика.

– Сейчас увидишь – ответила Лена.

Антон стоял в стороне и молча, наблюдал за сестрой. Лена подошла и не предупреждая меня и даже не смотря мне в глаза, хотя я пытался поймать её взгляд, подняла свою ногу и прямо не снимая обувь, топнула по раздутому члену и головке. Небольшой хлопок и немного брызг осталось на ногах Лены.

Антон аж вздрогнул, как будь то это по его члену со всей силы, припечатали ногой. Вика отскочила в сторону и взвизгнула.

– Ему же больно – сказала она, съедая буквы, и тут же повторила снова.

– Лена, что ты делаешь, ему же больно.

Потом посмотрев на меня и мой спокойный вид, Вика спросила.

– Серёжа, тебе больно?

– Так, чуточку – гордо ответил я.

После моего ответа Вика успокоилась и стала с интересом рассматривать мой член, когда Лена отошла в сторону. Димка плеснул на него воду и стал перетягивать мой член дальше. Виток к витку, Димка обматывал мой член шнуром, и завязывал узел за узлом, пока из под шнура не остался торчать лишь небольшой пятачок с прорезью от мочевого канала. Потом мы посидели несколько минут и Лена, вдруг встала и говорит.

– А сейчас сюрприз.

Дима понял и стал разматывать, а потом с Леной они ловко и умело завязали мой член узлом. Антон и Вика снова были в шоке. Они стояли рядом и склонившись рассматривали мой член и завязанный из него узел.

– А как это – спросил Антон.

– Просто мы сдавили его, и он стал тонким, и в нём не было ничего – выдавили всё, а такой член похож на тряпочку, и его легко можно завязать в узел – объяснила Лена.

Гордый, за возможности своего члена, и за свой необыкновенный вид, Я больше часа ходил по двору и дома и вместе со всеми копался в огороде. Антон и Вика наблюдали за мной с любопытством, да и Лена с Димкой меня в такой ипостаси видели впервые и тоже посматривали в мою сторону. Я приседал, рылся в земле, вырывал уже взошедшие сорняки и делал луны. При этом мои яйца постоянно ложились на землю и волочились по ней, и сам этот факт видно сильно будоражил сознание моих новых гостей, да и Ленино с Димкой тоже.

– Серёга, а ты не боишься, что нечаянно наступишь на свои шары – спросил Антон.

– Нет, я же слежу за этим – ответил я.

Ближе к вечеру мы снова перетянули мне член и сделали из него потом узел. Так мы развлекались один или два раза в день, а так обычно занимались посадкой в огороде и все дружно помогали мне.

Один раз Вика спросила меня.

– А как ты в магазин ходишь, не мешают?

– Если интересно, то можем, хоть сейчас сходить – ответил я.

Мы стали собираться. Я, надел спортивные трико и рубашку, и мы пошли. Вика и Лена иногда забегали вперёд и смотрели на меня, но как не большие колебания штанин, они ничего не увидели компрометирующего.

– Ну что, видно чего – спросил я.

– Нет, мы ничего не заметили – ответили они почти в голос.

На обратном пути Вика и Лена постоянно отставали и о чём – то перешёптывались. Часто их перешёптывания сопровождались смехом и поглядываниями в мою сторону. Я поначалу оборачивался, а потом ускорил шаг. Последнее время на протяжении двух дней я заметил, что Лена и Вика часто о чём то разговаривали, а в моём присутствии только шептались и глядя на меня посмеивались. Я понимал, что они обсуждают меня, но ведь я от них ничего не скрывал, почему они не могли говорить открыто, и не стесняться меня. Антон и Димка тоже часто вели разговоры, а при моём появлении начинали расспросы и переводили на другую тему. Вот и они тоже сговорились и обсуждают меня за спиной – подумал я. Но всё это проявилось уже на следующий день. Рано утром мы решали, что делать с моим членом, завязывать его в узел или нет.

– Завязывать, я тоже хочу на него наступить – говорила Вика.

– А нам что стоять и смотреть на вас, вдруг с усмешкой спросил Дима и ему поддакнул Антон.

– А вы будете перетягивать – сказала Лена

– Значит, мы верёвки вязать, а вы член топтать – чуть ли не стихами ответил Антон.

Я сидел и смотрел на них, и мне было смешно. Четверо взрослых делили мой член, кому что делать и кто что должен. Мне даже стало смешно, и я усмехнулся.

– Ты чего – спросила Лена.

– Да над вами смеюсь – ответил я.

Лена посмотрела на всех и сама улыбнулась. Спор вроде бы стих и перетянув мой член, в этот раз его расплющила Вика. На её лице светилась такая улыбка, что она как будь – то выиграла в лотерею круглую сумму. Мне тоже было очень приятно, хотя передо мной на доске лежал мой член с расплющенной головкой. Дима промыл его и снова перетянул до конца, а потом как обычно завязали его в узел и я так ходил около часа.

Вечером мы сидели во дворе и курили. За разговором Антон спросил. Больно ли мне и как я обхожусь без мошонки. Я с удовольствием рассказал ему всю историю с первого дня и он даже загорелся этой идеей и так невзначай сказал.

– Вот дослужу свой срок и уйду на отдых, тоже может такие же, себе яйца сделаю.

Мы не знали, что Лена и Вика сидели на веранде и слушали наш разговор. Вика сразу же подскочила и подбежала к Антону.

– Ты это серьёзно – спросила она.

Антон смутился и выдержав паузу, ответил.

– Ну, если ты не передумаешь за эти годы и захочешь, то я согласен.

– Антон не вздумай – возразила из – за спины Лена.

– Почему – спросил Антон.

– Ну понимаешь, – заикаясь и не находя слов, Лена не знала как объяснить.

– Чего ты мямлишь – спросил Антон.

– Сергей так переносит болевые ощущения, а ты совсем по другому, и тебе будет трудно к этому привыкнуть – заикаясь, объяснила она.

Дима смотрел на Антона широко открытыми глазами и сам не верил, что он согласен на такое. Потом постепенно эту тему закрыли и уже больше к ней не возвращались, только Вика часто висла на шее у Антона и что – то шептала ему на ухо.

На другой день, чтоб не было споров, Лена предложила разделить по дням, чтоб каждый смог сделать то, что хотел. За время пребывания все, включая и Димку с Антоном, смогли потоптаться на моём члене и расплющить перетянутую головку, выдавив из неё всё, что могло вытечь, а потом перетягивали и завязывали в узел. В таком состоянии я ходил час, полтора.

Время пролетело не заметно, и настала пора расставаться. Мой член выглядел довольно неблагоприятно. Но я просто не обращал на него внимания. Провожать на остановку я не пошёл, а мы просто распрощались во дворе и я как подобает, пригласил их снова к себе в гости в следующий отпуск. Антон и Вика обрадовались приглашению и обещали в следующем году обязательно приехать.

Как только они уехали, я принялся зализывать раны уже привычным для себя способом, мази и примочки.

За лето, Димка и Лена ещё дважды приезжали ко мне на выходные, и мы развлекались как обычно и ничего сверхъестественного не придумывали. Я уже привык к низко свисающим яйцам и то, что они болтаются незащищённые и их легко можно поранить или даже оборвать. Мне даже, стало нравится так ходить, и я уже себе не мог представить, как бы я жил по прежнему, постоянно царапая руками вспотевшую мошонку и перекатывая в ней свои шарики. Когда мне приходилось надевать штаны, то у меня всегда был выбор, забросить по одному яйцу в каждую штанину или оба яйца вместе в одну штанину. Это вызывало своего рода неопределённые ощущения и мне просто нравилось.

Год пролетел не заметно, и наступило лето. Стояла сильная жара и мне приходилось каждый день поливать и свои овощи и грядки Димы и Лены. Они приезжали раз в две недели и помогали мне. На развлечения просто не хватало времени. Однажды за столом Лена говорит.

– Скоро Антон с Викой в гости в отпуск приедут. К тебе собирались. Ты как, не будешь против?

– Нет, конечно. Приезжайте все. Буд