Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Линни и Бет (1 часть: Похищение)

Через месяц после игры в упряжь мне внезапно позвонила Бет и сказала, что они очень скучают, и что Лин совсем «отбился от рук». По ее словам, он носит теперь только кружевные женские трусики, красит губы, каждый день требует, чтобы она вводила ему в анус дилдо и говорит, что мы теперь должны сделать наши встречи постоянными, в противном случае «он умрет». Бет говорила, что это началось сразу же после первой нашей встречи. Она сказала, что онанирует Лина после уроков ежедневно в школьном туалете, вводя ему дилдо в анус, а Лин лижет ей влагалище и клитор. Ей очень нравится, что Лин дома теперь носит чулки и красит себе губы. Также она каждый вечер порет Лина своим ремешком от платья по промежности. Голос Бет дрожал. Я спросила Бет, а хочет ли она сама, чтобы мы стали встречаться постоянно. Она сказала, что очень хочет. Я утешила ее, но строго – настрого велела ничего не говорить об этом Дебби. Также я сказала, что они очень развратные ребята, но для того, чтобы не погубить себя и получать наслаждение, они должны будут теперь во всем слушаться меня. Я спросила, готовы ли они будут исполнить все мои самые сокровенные желания и хотят ли они уехать со мной, оставить дом и быть моими постоянными подругами. Бет обещала, что они готовы исполнить все, что я ни пожелаю, и что они только и думают о том, чтобы доставлять мне наслаждение и наслаждаться самим. Бет добавила, что Дебби уезжает отдохнуть в Сан – Диего на месяц, и что у нас будет время уехать, и сделать так, чтобы нас не искали. Я сказала, что они получат большее наслаждение, если будут беспрекословно подчиняться мне потому, что только я знаю, что им нужно. Я подчеркнула, что не потерплю возражений и сопротивления, и что они должны быть в полном моем распоряжении. Я сказала, что отныне мы втроем будем жить вместе. Бет с радостью согласилась. В ее голосе горело желание. Далее я велела Бет купить для Лина девическое кружевное белье, подходящее ему по размеру, сказав, что платье я приобрету ему сама. Я сказала, что беру на себя их туалет и, что они отныне должны без возражений исполнять все мои пожелания. Я также добавила, что хочу снять их на видео. Бет снова с радостью согласилась. Ее голос трепетал. Я назначила им встречу у отеля «Парк – Ройяль» через два дня.

В ночь накануне назначенного дня я долго не могла уснуть: я отбирала косметику для Лина, думала о том, какое платье ему подойдет, и под каким именем зарегистрировать их в гостинице. Я также думала о том, что он должен принимать женские гормоны. К назначенному дню я зарезервировала на имя Дебби трехместный номер в гостинице, воспользовавшись ее служебным удостоверением. Я также заранее подробно проконсультировалась в клинике, специализирующейся на операциях по перемене пола, о том, какие гормоны и в каком количестве должен принимать мальчик, желающий стать девочкой. Такая консультация была рискованным делом и стоила мне немалых денег, но теперь я знала, как помочь Лину, и как сделать счастливыми всех нас троих, если только они и вправду этого хотят.

Думая о них почти в течение всей ночи, я представляла себе мастурбирующих Лина и Бет. Я думала о том, что Лин и вправду довольно узок в плечах, и по строению своего таза напоминает девочку. Его покорность и радость, с которой он принимал дилдо в свой анус, убеждали меня в правильности своих намерений. Я онанировала себе клитор и влагалище, и кончила трижды.

В назначенный день, подготовившись и запасшись деньгами я в назначенный час подъехала к отелю «Парк – Ройяль». К моей радости, Бет и Лин уже ждали меня. На по – мальчишески одетой Бет были облегающие синие джинсы, футболка и джинсовая куртка. Лин был одет в белую водолазку, которая подчеркивала его узкие плечи, и короткие женские шорты. Они удачно очерчивали его таз и бедра более широкие, чем у парней его возраста, а потому более привлекательные. Я почувствовала желание. Его губы были ярко накрашены. У близнецов был утомленный вид, а под глазами Лина были синие круги. Бет сказала, что Лин хочет, чтобы Бет и я онанировали его дважды в день, били женским ремешком по промежности и называли «грязной развратной сестренкой», и что он вообще теперь не брат ей, а сестра. Я спросила Лина, правда ли это. Я добавила, что мне очень важно услышать это от него самого, потому что сейчас решается его судьба. Лин сказал, что это правда и что он очень хочет стать девочкой. Я спросила его, действительно ли ему нравится, когда сестра онанирует ему анус с помощью дилдо, и кончает ли он при этом. Он сказал, что, он не только всегда кончает, но что даже иногда делает это дважды или трижды, потому что при этом трется членом о подушку, которую подкладывает ему для этого Бет. Он добавил, что ему особенно нравится, когда Бет перед этим одевает на него свою ночную рубашку, чулки и ярко накрашивает ему губы. Он добавил, что хотел бы, чтобы я называла его больше не Лином, но девочкой Линни, и что именно так они решили с Бет сегодняшней ночью. И поскольку он на полчаса младше Бет он во всем будет слушаться ее и меня. Я сказала, что отныне он должен носить одежду девочки, что они сегодня же уедут из дома, и что он будет выполнять все мои желания, а также желания Бет, потому что он теперь ее младшая сестра. Глаза Лина горели огнем. Я спросила Бет, сколько времени им нужно на сборы. Бет сказала, что они почти готовы, но что нужно купить платье, жакет и чулки для Линни. Мы втроем пошли в супермаркет.

Мы зашли в женский отдел и стали выбирать платье. Бет сказала, что ей хочется, чтобы у Линни было пышное длинное платье до колен с кружевной оторочкой, потому что член у Линни часто бывает возбужден. Я спросила Линни, согласна ли она. Линни сказала, что она всегда хотела именно такое платье. Краем глаза я заметила, что член Линни возбужден и это уже становится заметно сквозь шорты. Я добавила, что отныне в обязанности Бет, как старшей сестры, следить за тем, чтобы Линни всегда была опрятна и удовлетворена. Я сказала, что мы должны переодеть Линни, а затем зайти в туалет и поонанировать ее. Я добавила, что отныне Бет обязана будет онанировать Линни, не спрашивая ее согласия, всякий раз, когда увидит, что член Линни возбужден. Со своей стороны Линни обязана будет лизать влагалище и клитор Бет каждый раз, когда она этого захочет. Бет сказала, что она хочет, чтобы Линни сделала это прямо сейчас. Мы купили красивое розовое платье с кружевной оторочкой, а также строгий синий жакет с юбкой и белую сорочку под жакет. Мы зашли в примерочну

ю кабинку. (Еще рассказы – на xgay. ru). Когда Линни одевала платье, я увидела, что она без трусиков, а ее член стоит как кол. Я почувствовала желание. Со времени нашей последней встречи, легкий пушок у основания члена Линни загустился и намечавшие светлые волосики теперь образовывали легкую, но уже вполне видимую бахрому у корня члена. Я почувствовала, что мой клитор напряжен, а в трусиках становится мокро. Линни одела платье. Я сказала, что это платье достаточно широко для того, чтобы возбужденный член Линни не был так заметен. Однако, по моему мнению, Линни должна всегда носить под платьем обтягивающие трусики, чтобы не привлекать к себе чужое любопытство. Вместе с тем, я сказала, что отныне дома Линни будет ходить всегда в одной верхней рубашке, без трусиков. Линни сказала, что она с удовольствием будет ходить так всегда, когда будет находиться дома. Бет сказала, что очень хочет, чтобы Линни полизала у нее. Линни переоделась в платье, мы заплатили за товар и отправились в туалет. Девическая фигурка Линни сделала свое дело. Мы прошли в женский туалет для сотрудников супермаркета и закрылись там на щеколду. Я знала, что этим туалетом пользуются редко, и что мы никому не будем мешать. Я включила туалетный осушиватель рук, чтобы своим шумом он заглушал нас. Глаза Бет горели огнем. Она помогла Линни снять платье, и мы вместе одели ее младшую сестру в ажурные белые чулки. Член Линни стоял как кол. Я велела Линни пошире расставить ноги и встать лицом к умывальнику, который был расположен очень низко, так, чтобы она могла тереться членом о его край. Бет также разделась, и сняла джинсы. Когда она снимала трусики я увидела на них большое мокрое пятно. Я сказала, что Линни плохо поступила с сестрой, позволив ей стать мокрой и вовремя не полизав ей влагалище.

Я сказала, что Линни будет наказана. Я велела Линни расставить ноги пошире. Я отступила на шаг и поневоле залюбовалась Линни. Ее анус был теперь значительно шире, чем раньше, большие по объему красивые толстые яички были аккуратно, плотно прижаты и не отвисали. Они были покрыты отдельно пробивающимися редкими волосками, но я сказала Бет, чтобы она отныне следила за своей сестрой, потому что Линни должна ежедневно брить себе лобок и удалять волосы с яичек. Я обратила внимание на «киску» Бет и увидела, что первая бахрома светлых волос заметна и у нее на лобке. Кроме того, Бет была сильно возбуждена. Ее мокрое влагалище было красного цвета, половые губки увеличились в размерах и сильно выдавались вперед, выступая наружу сантиметра на три и образовывали, вместе с клитором некое подобие маленькой влажной ступенчатой пирамидки. Я спросила Бет, часто ли она хотела бы онанировать. Она сказала, что хочет онанировать очень часто, но нередко стесняется сказать об этом Линни. Я сказала, что буду онанировать Бет всякий раз, как почувствую, что ее трусики увлажнились. А сейчас Бет будет наказана за свою скромность и робость. Бет с радостью согласилась. Я дала ей в руки дилдо и велела встать позади Линни и ввести дилдо в анус сестры, одновременно я нанесла несколько ударов мягким женским ремнем по попке Линни, стараясь захватывать и промежность. Линни часто дышала. Затем встав позади Бет я положила свою правую руку на ее влагалище и стала нежно и аккуратно тереть ей клитор. Бет шумно задышала, я почувствовала, как ее губки еще больше набухли под моей рукой и стали совсем мокрыми. Вскоре Линни застонала и стала брызгать спермой прямо в раковину. Потом Линни стала умолять отпустить ее и дать ей передохнуть. Но я сказала, что Линни наказана и, что она должна кончить еще раз прежде чем мы с Бет отпустим ее. Я велела Бет вынуть дилдо из ануса Линни и вставить себе во влагалище, а в подтверждение своей решимости приказала Линни расставить ноги еще шире и стала пороть Линни по промежности и анусу. Вскоре я с удовлетворением увидела, что член Линни снова раздулся и стал твердым. Бет, не отводя глаз от члена и яичек Линни, быстро онанировала себе влагалище, вскоре она легко вскрикнула, согнулась напополам и тыкаясь попкой в угол туалета стала стонать, Судорожно сжимать и разводить ноги. Сев на пол туалета, она ерзала попой по полу, терла свой клитор и набухшие от прилива крови губы. Я приказала ей не вынимать дилдо из влагалища до тех пор, пока я не прекращу пороть Линни. Тем временем я порола Линни по попке, промежности, стараясь слегка задевать и его кругленькие, большие яички. Его член стоял как кол. Я заявила, что он теперь станет моей настоящей любимой дочкой, а также женой Бет, если та не против. Бет попросила сделать это скорее, потому что она вот – вот кончит. Отложив ремень, я взяла из своей походной сумки заранее купленный мною страп – он с членом по размеру меньшим, чем

дилдо. Быстро задрав юбку, я прикрепила страп – он ремнями и стала входить членом в анус Линни, а правой рукой начала ритмично сжимать его возбужденный обрезанный член уже мокрый от спермы. В этот момент Бет снова, засучила ногами вскрикнула, изогнувшись на полу всем телом и сказала, что из влагалища у нее брызнуло. Я строго приказала ей продолжать онанировать дальше, закусив зубами ладонь, чтобы не кричать, а сама, сжимая возбужденный член Линни стала ритмично и быстро сношать его в анус страпоном. Вскоре Линни дернулась, застонала и стала брызгать спермой мне на руку и в раковину. Одновременно с этим Бет замычала, замотала головой, сжимая зубами руку: из влагалища Бет снова брызнула влага. Я велела вынуть ей дилдо из влагалища. Затем я вынула член из ануса Линни, сняла и упаковала страп – он, и приказала сестрам немедленно одеваться. Я спросила у Линни болит ли у нее член. Линни ответила, что да, болит. Я сказала, чтомы с Бет всегда будем онанировать Линни по нескольку раз в день до тех пор, пока ее член не начнет болеть. Я поинтересовалась у Бет, больно ли ей прикасаться к клитору. Она сказала, что да, больно. Я заметила, что это очень хорошо, и что буду онанировать и сношать ее еждедневно до тех пор, пока к клитору ее будет невозможно дотронуться без того, чтобы причинить сильную боль.

Линни оделась в жакет с юбкой и белой сорочкой. Бет снова одела джинсы сразу на голое тело. Ее трусики были мокры, и я просто спустила их в унитаз. Я добавила, что Бет в целях избавления ее от робости и застеничвости будет носить трусики только тогда, когда у нее месячные. Я сказала близнецам, что неподалеку нас ждет моя машина, и что через шесть часов они будут в Калифорнии – в том месте, где нас никто не будет искать.