Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Семь оргазмов не предел

Протяжная мелодия будильника без особых усилий вытащила меня из чудесного царства снов. Повернув голову, я поняла – мужа в кровате нет. Прислушившись к тишине, царившей в полумраке комнаты, мне показалось, что в доме его тоже нет, поскольку его любимый телевизор, который рядом с мужем, обязательно должен болтать на этот раз молчит. Это, пожалуй самый верный признак отстутствия хозяина дома. Спрыгнув с кровати, пробежав лестничный пролет, заглянула в его кабинет, который находился на втором этаже нашего дома. Там, как всегда царил полный беспорядок. Но и в этом хаусе, мужа также не оказалось. Уже было хотела уходить, как вдруг скользящий круговой взгляд зацепил белый лист бумаги, лежащий на рабочем столе. Подойдя поближе, я увидела, что он наполнен мелким и абсолютно неразборчивым, знакомым почерком. А, под ним лежали еще несколько таких же листков. Пробежав по тексту глазами, я поняла – муж снова вспомнил что – то из свой биографии, либо ему что – нибудь кто – нибудь поведал. Мои глаза стали жадно поглощать букву за буквой, слово за словом, создавая в голове, где – то на внутренннем экране, почти осязаемую картину происходящих на бумаге событий.

18 сентября 1977 г.

Антон. Амия.

Небольшой участок, дрожащаей от нетерпения крайней плоти, лишь слегка коснулся текущих половых губ, а ее тело уже сотрясали мощные волны оргазма. Пульсирующая, кровью сладострастия головка вздыбленного полового члена, очень медленно раздвигая разбухшие от перевозбуждения внутрение половые губы, скользала все дальше и дальше, к пику похоти и венцу вожделения. Ее тонкие пальчики крепко обвили мою правую руку, то сжимались и разжимались в такт наполняющим ее тело волнам. Мои левая ладонь, сначала плотно закрывала ей рот, но вскроре в этом отпала необходимость и она сама, при наступлении новой волны оргазма слегка прикусывала мою ладонь, чтобы случайно не выдать нас легким стоном.

В тот, вечер мы праздновали проводы в армию моего близкого друга Антона. Народ был повсюду. В доме, в беседке, в гараже, во дворе. Все двери были открыты настежь, и люди словно на каком – нибудь приеме или балу, ходили туда сюда. Кто – то с бутылкой водки и стаканами, придлагал выпить всем встречающимся на его пути. Кто – то с тарелкой салата, вываливающего через край спешил к ожидающим закуски веселой и громко голдящей компании. С одного края слышался шансон, на другом играла попса. Там, где гремела попса, было народу значительно больше, компания шумнее, моложе, веселее. Большинство людей танцевали. Шансон, развлекал людей немного постарше и поспокойнее. Они сидели за столом, тихо говорили, время от времени поднимая бокалы, громко чокались. Была еще одна компания. Еще более малочисленная и спокойная. Там звучал баян. Но, независимо от возраста, тесноты и шума всем присутствующим было весело и уютно.

Больше половины из пристуствующих здесь людей я вовсе не знал, а остальные были мало знакомы. Провожать Антона, приехало много родственником, в том числе и его двоюродные и троюродные братья и сестры.

В, тот вечер я наверно перетанцовал со всеми находящимися там девчонками. Да, не только я один. Пар было мало. Почти все были свободные. В общем обстановка была располагающая к знакомству с продолжением.

Оксана была его двоюродная сестра. Небольшого роста, худенькая, с привлекательной мордашкой. Она мало чем выделялась среди других девчонок. Были намного симпатичнее, выше, стройнее и сексуальнее. Но, почему то, именно она мне тогда приглянулась. Видимо это было взаимно, потому как создавкалось впечатление, будто она всегда находиться, где то рядом. И, ккогда я танцовал с другими, то постоянно ловил и чувствовал ее разочарованный взгляд.

Но, время бежит. Все устали и понемногу стали расходится по домам, а родственники укладываться спать. Дом у Антона был большой, но все – таки народу на ночлег осталось еще больше, поэтому приходилось тесниться. Хотя все были, очень пьяные, и по сути им было абсолютно без разницы где, куда и с кем упасть. Однако, мне не было все – равно с кем, хотя я был пьян не менее других.

Народу становилось все меньше. Оксана давно уже ушла спать. Самые стойкие и близкие Антону друзья с трудом выдерживали натиск неистребимого змея. Однако, как это бывает – победа была не на нашей стороне. Антон вырубился и его мать призвала всех ложиться спать.

Уж не знаю, как это произошло, но мои желания сбылись, и мать Антона постелила в одной комнате с Оксаной. Я, это понял по запаху ее духов. В комнате было еще четыре человека. Наверно, взрослые, поскольку все они, не сильно, но храпели.

Несколько минут мы пролежали в тишине, я туго соображал, что мне делать. Нагло разбудить Оксану и потребовать секса – это полный беспредел. Будить спящего посреди ночи – это уже беспредел. Но, соседняя вскоре кровать скрипнула, и чья – то маленькая фигура скользнула в проиткрытую дверь. Я, не стал долго раздумывать, и устремился вслед. Оксана это была или нет, мне было неизвестно. Но не проверить я не мог. Пройдя по коридору, я заметил слабый свет, пробивающийся сквозь дверные щели в ванной комнате. Вскоре послышался шум воды и звук вытяжки. Вскоре все стихло, дверь открылась и замотанная в белое полотенце вышла она. Меня, словно пробило молнией. Стало немного стыдно и страшно, не взирая даже на то, что я был сильно пьян. Она меня тоже заметила и слабо улыбнулась.

– А, ты чего здесь, – тихо спросила Оксана.

– Да, я так. В туалет.

– А, ну понятно, – лукаво улыбнуласть, и прошла около меня, обдав с ног до головы свежим ароматом, какого – то фруктового шампуня.

Еще мгновенье и она уйдет, пролетело у меня в голове. Я, напряг мозги и мысли заработали быстрее. И, ничего другого не нашлось, как произнести вслед.

– А, у тебя сигарета нет, случайно.

Она остановилась, секунд десять молчала и медленно ответила.

– Я не курю, но вроде у отца были. Если хочешь, я посмотрю.

– Да, посмотри, пожалуста, – чуть не выкрикнул я. А, в голове, гремело громкое Ура!

Прошло минуты три и она принесла пачку.

– Спасибо, – я закурил и немного расслабился. – А, кто еще спит с нами в комнате, – поинтересовался я.

– Мой отец, тетя, а остальных я не знаю. Пара какая – то. Но они были в нашей компа

нии.

Мы еще долго говорили. Я успел выкурить еще две сигареты, как она сказала,

– Холодно здесь. Я совсем замерзла. Пойдем в комнату.

– Ну, пошли. – разочарованно ответил, я, даже не подозревая, какой в комнате меня ждет приятный сюрприз.

А, сюрприз, был такой. Видимо, пока мы болтали, отец Оксаны устав теснится на одной кровати с толстозадой теткой, одно из пустующих спальных мест. Как потом выяснилось со слов ее отца, мол, он во сне свалися с кровати, а вероятно его по – просту столкнули мощной кормой.

Мы вошли в комнату и остановились на пороге в неоумении.

– Чего делать, то, – уже осознавая скрытую суть происходящего, сквозь радостную улыбку спросил я.

– Ничего не делать. Ложимся спать. Только тише! Если отца разбудим, то он пойдет пить. А, гнам завтра уезжать, – как ни в чем, ни бывало, ответила Оксана, скидывая полотенце, и оказывшись в легкой ночнушке, нырнула под одеяло.

Я, разделся и лего рядом. Мы некоторое время лежали на спине и тихо о чем то болтали. Вскоре, она пожелала мне спокойной ночи и отвернулась, лицом к стене.

Я, повернулся к ней и как бы случайно положил левую руку ей на плечо. Она не сопротивлялась, лишь слегка дернула плечиком, показывая, мол не стоит этого делать, но в принципе я не против.

Набравшись смелости, я просунул правую руку ей под голову и чуть – чуть придвинулся к ней, слегка соприкасаясь с ее выпуклыми ягодицами. На, этот раз она попыталась освободиться и вытолкнуть мою руку.

– Но, перестань. Давай спать, – тихо прошептала, она.

– Да, мне так удобнее, – также тихо ответил, я. – Кровать, то узкая, – убедительно добавил.

Несколько минут мы пролежали в таком состоянии. Я чувтсвовал, что она не спит. Какая то неведомая энергия выплескивалась из ее кожи и почти ощутимой волной ложилось мне на грудь, на живот, и обволакивала рвущийся из – под трусов вздыбленнй член. Не в силах больше сдерживаться, я решил предпринять активные действия. Сначала освободил затвердевший ствол от трусов и выпустил его на свободу, мол ты тоже включайся в игру и помогай хозяину. Потом, я придвинулся еще плотнее, и член, будто услышав приказ хозяина, уперся точно в сочащиеся, нет даже текущие полноводной рекой половые губы. И тут началось. Оксана, сначала прерывисто задышала. Так продолжалось несколько секунд. Потом она попыталась возразить,

– Не надо, вдруг отец проснется, – простонала она, дернувшись при этом напряженным всем телом.

Видимо от ее толчка, член находившийся точно у входа во влагалище на несколько миллиметров скользнул внурть. Оксана протяжно застонала. Я, от испуга, что проснется отец и надает мне по жбану, быстренько вытащил своего героя и закрыл ей рот левой ладонью. Но было уже поздно. Она прикулиса мою ладонь, вцепилась тонкими пальчиками в правую руку, и все ее маленькое тельце стало ритмично содрогаться. Ее пальцы, стиснувшие мою руку сжимались в такт ритму тела. Так продолжалось не менее минуты. Потом она затихла, ослабила хватку и отпустила прикусанную ладонь. Вместо острых зубов, я тут же почувствовал, как мягкий и одновременно упругий язычок скользит по поверхности ладони, как бы зализывая случайно причиненные раны. Этого мне показалось более, чем достаточно и я тут же направил свой член в сторону уже знакомого, заветного входа. Благо, моему герою не было необходимости объяснять, где он находиться. Как только небольшой участок, дрожащаей от нетерпения крайней плоти, лишь слегка коснулся текущих половых губ, ее тело снова начали сотрясать мощные волны второго оргазма. На этот раз я не растерялся и даже не подумал вытаскивать могучего страдальца назад. Пульсирующая, кровью сладострастия головка вздыбленного полового члена, очень медленно раздвигая разбухшие от перевозбуждения внутрение половые губы, скользала все дальше и дальше, к пику похоти и венцу вожделения. Оксана, снова прикусила мою ладонь и сжала пальцы. Я, медленно совершал знакомые движения, равномерно погружая член внутрь ее мокрой пещерки. В такт моим движениям, она получала новые и новые волны сладострастия. Вскоре, она снова затихла и ослабила хватки. И, приятные язык повторил свои лечещие действия.

Я, не останавливалься ни на мгновенье. Движения были медленные и равномерно глубокие. Я, старался, чтобы старая кровать, как можно меньше производила шума.

Не прошло и десяти фрикций, как она снова закусила ладонь и сомкнула пальчики на моей руке. Эти действия для меня были, словно показатель ее приближающего оргазма. Ее тело снова начало биться в моих объятиях. Член чувствовал, как сжимаются мышцы влагалища, выжимая новую порцию сока, расслабляются и так несколько раз.

Мои движения не прекращались ни на секунду. Наверно, минут пятнадцать я долбил ее, а она непрерывно кончала и кончала. Совершая, так знакомые мне действия. Зубки впивались в ладонь, пальчики в руку, тело несколько содрагалось, выливалось новая порция жидкости, язычок зализывал место укуса. Сначала я по привычке пытался вести учет количеству ее оргазмов, но вскоре совершенно сбился со счета, могу сказать, только одно – их было не меньше семи, пото му как до семи я, я все же их смог учесть.

И, вот наконец то настала моя очередь. До моих пьяных мозгов все – таки дошло, что пора бы уже и кончить. На кончике ствола защекотало. Я сделал несколько, очень глубоких движений вперед, вытащил член, вжал его между ее упругих ягодиц, и тут же и тугие струи застоявщегося семени брызнули ей на спину. Еще, еще, еще. Я, все плотнее и плотнее вдавливал член в ягодицы, при этом замедляя темп, выжимая остатки спермы.

Мы прижавшись друг к другу, расслабленные лежали на кровати. Силы были израсходованы. Говорить не хотелось. Однако, интерес все же пересилил лень и я спросил.

– Оксан, а сколько же ты раз кончила?

– девять или десять, – легко ответила она.

– У, тебя всегда так, – допытывал, я.

– Что так? – удивленно.

– Ну, кончаешь. Ты всегда по десять раз кончаешь.

– Да, нет, конечно, – тихо расмеялась она. – Просто у меня, очень долго не было секса. Обычно бывает от силы пять – семь оргазмов.

Я, не стал больше говорить с ней на эту тему и объяснять, что даже пять – семь оргазмов это счастье, которое дано далеко не каждой женщине.