Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Плата за проживание (2 часть)

Краткое содержание предыдущей части: Степан Фёдорович, владелец пустующей квартиры, сдаёт жилплощадь малообеспеченной семье, матери и дочери, не требуя с них платы. Платы деньгами... Вместо денег он желает получить тело дочери, молодой девушки Светы...

Она лежала поперёк двуспальной кровати, на спине, прижав руки к бокам и плотно сведя ноги. Абсолютно голая черноволосая девушка. Лицо её не выражало никаких эмоций, глаза безучастно смотрели в потолок скромно обставленной полутёмной комнаты. Мужчина средних лет, стоя рядом с кроватью, жадным взглядом оглядывал нагую девицу, перемещая взгляд с лобка, покрытого чёрными завитушками, на поджарый живот, небольшие груди, венчающиеся тёмными сосочками, и на лицо лежащей девчонки.

— Свет, я не хотел так поступить с тобою в тот раз, – проговорил Степан Фёдорович, расстёгивая рукав рубашки.

— Так получилось, понимаешь? – мужчина расстегнул воротник.

Девушка ничего не ответила, лишь плотнее прижала руки к бокам, вытянув пальцы. Бросив взгляд на девичьи коленки, Степан Фёдорович присел на кровать, возле самого Светиного плеча. Коснулся пальцами девичьей щеки, провёл по шее, сжав ладонь на Светиной груди, ощущая под пальцами крохотный сосочек.

Поглаживая грудь девушки, мужчина бросил взгляд в угол комнаты, на стул. На стуле в беспорядке лежала Светина одежда: спортивные штанишки, футболка и лифчик, на спинке висели трусы. Чуть в стороне сиротливо стояли домашние тапочки. Не далее как двадцать минут назад Степан Фёдорович вновь пришёл в этот дом. Мать девушки, как и в тот раз, была на работе. Не тратя времени на чай, мужчина взял Свету за руку и мягко, но решительно, отвёл в эту самую комнату.

Пока он зашторивал окна, девушка, переминаясь с ноги на ногу, стояла посреди комнаты, с отчаянием посматривая по сторонам. Закончив с окном, Степан Фёдорович обернулся к девчонке.

— Не бойся, тебе не будет больно как в тот раз, – мужчина подошёл к Свете, положив ладони ей на талию.

Света хотела отстраниться, отворачивая лицо. Не убирая рук, чувствуя молодое девичье тело, мужчина прижал Свету к себе, осторожно обняв её за спину. Прижался, вдыхая запах девичьих волос. Волосы пахли шампунем, от Светы исходил тонкий аромат чистоты, молодости... и безысходности. Степан Фёдорович опустил руки, положил ладони на ягодицы девушки.


— Я сам тебя раздену, хорошо? – ласково, словно бы и не спрашивая, спросил он, просунув пальцы под резинку девушкиных штанов.

Поцеловал Свету в плотно сжатые губы, стягивая с неё штаны, пытаясь забраться языком глубже. Девчонка зажмурилась, напряглась, всё также пытаясь отстраниться, плотнее сжимая губы. С неохотой отпрянув от Светы, мужчина чуть присел, стянув штаны девчонки до коленей.

— Подними руки, – попросил он, распрямляясь.

— Я сама, – девушка принялась снимать с себя футболку, показав белый лифчик.

— Садись, – прошептал мужчина, усаживая девушку на кровать и беря из её рук снятую футболку.

Футболку забросил на стоящий в углу стул, взялся за спущенные Светины штаны. Пока снимал их, девушка поочерёдно поднимала ноги, отворачивая лицо. Степан Фёдорович то и дело бросал взгляд Свете между ног, на такой притягательный и соблазнительный клочок белой ткани. Несколько чёрных волосков пробивались наружу, прилипнув к коже ног, сквозь ткань трусов проглядывал чёрный бугорок.

Штаны также полетели на стул, мужчина присел на кровать рядом с девушкой, оставшейся в одном лишь нижнем белье. Протянул руки, намереваясь расстегнуть замочек девичьего лифчика. Девушка опередила мужчину, быстро завела руки за спину, щёлкнув замком. Лиф сполз со Светиной груди, обнажив аккуратную девичью грудь, упал на бёдра, чуть слышно шлёпнув застёжкой по кровати.

— Трусики сама снимешь? – Степан Фёдорович оглядел сжавшуюся девушку, Света обхватила себя руками за плечи, закрыв грудь, чуть наклонившись вперёд.

— Сама, – девчонка кивнула головой, уткнув взгляд в колени.

Мужчина встал с кровати, деловито поставил ближе к стулу Светины тапочки. Пока девушка, лёжа на спине, уперевшись в кровать ступнями, снимала с себя трусы, подняв таз, подобрал с белой простыни лиф и положил его на стул.

Света уже лежала поперёк кровати на спине абсолютно обнажённая, вытянувшись в струнку, сжимая в руке скомканные трусики. Наклонившись над нею, Степан Фёдорович принял из слабой девичьей руки последний элемент девичьей одежды. Осторожно держа в руке, словно пробуя на ощупь, повесил на спинку стула Светины трусики.

— В этот раз будет не так, как тогда, – проговорил он, оборачиваясь к нагой девушке, ждущей своей участи на этой самой двуспальной кровати.

* * *