Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Дорога в посёлок «Загорный» Часть 5

Дорога в посёлок «Загорный»


Часть 5



Николай Сергеевич, засунув руки в карманы дождевика, вышел со двора. Его путь лежал к школе на отшибе посёлка, с хозяйственными постройками на школьном дворе. Учительница начальных классов Мария Филипповна, кото – рый раз просила в правлении направить пару мужиков для помощи в ремонте школьных парт и другого инвентаря. Поднявшись на крыльцо и обстучав на – липшую грязь с сапог о скребок, Николай Сергеевич отворил дверь и пере – шагнул через высокий порог. Не успев окликнуть учительницу, до него до – несся женский голос из – за двери одного из классов. Голос принадлежал, без – условно, Марии Филипповне, но в его интонации слышалось отчаяние, страх и волнение. Николай Сергеевич едва удержался от оклика и бесшумно прой – дя к двери, за которой слышался шум голосов и хлопанье крышек парт, осто – рожно приоткрыл дверь классной комнаты.

– Ребята! Прекратите сейчас же! Я вам приказываю…. Я кричать буду мер – завцы! Ваши родители с вас шкуру спустят. Я вам не подружка, я ваша учи – тельница, что вы задумали ублюдки!

В проёме двери Николай Сергеевич увидел трёх пацанов, удерживающих за учительским столом Марию Филипповну, обступив её с трёх сторон, не давая встать со стула.

– Мария Филипповна, если вы не подчинитесь нам, то я всё расскажу про вас и моего отца. Он к вам ходит по вечерам после работы раза по два за неделю, а мамке врёт, что на работе. Да она вас прибьёт скалкой! А отец не станет вмешиваться, вы думаете, что вы одна у него?

Возмущение Марии Филипповна внезапно стихло, горделивая осанка сникла, глядя исподлобья на своих учеников, она тихим голосом произнесла:

– Чего вы от меня хотите, хороших оценок?

– Не откажемся, но это не всё. Нам нужны Вы, сами понимаете для чего…

– Я взрослая женщина, а вы мальчишки, что я могу для вас сделать….

– Тоже, что и для моего отца. Тут Вам беспокоиться не о чем, если мы сой – дёмся, то никто о нас знать ничего не будет. Давать молодым всё же лучше, чем валандаться со стариками.

Руки парнишки, стоящего за спиной своей учительницы спустились с её плеч на грудь и расстегнув ворот кофты проникли ей под лиф, сжимая пальцами соски. Его дружки не теряя времени расстегнули молнию на юбке и просуну – ли свои руки под неё. Не сговариваясь они подняли Марию Филипповну и повалили её на стол. Женщина, не ожидая столь скорого натиска со стороны своих учеников, попыталась вырваться из их цепких рук, но это ей не уда – лось, т. к один из них оказавшись у неё между ног ухватив расстегнутую юб – ку вместе с трусиками потянул их на колени женщины. Осознав всю тщет – ность своих усилий, она смирилась и попыталась решить создавшуюся си – туацию переговорами со своими насильниками. Хватая сползающую одежду со своего тела, она сбивчиво забормотала.

– Если вам надо это от меня, то насилием такие вопросы не решаются. Во всяком случае не здесь и не сейчас. Давайте спокойно обговорим это и дого – воримся по хорошему. Так как всё происходит, как изнасилование и стоит мне обратиться в санчасть, то там я получу медицинское освидетельствова – ние о изнасиловании, а в милиции я вас просто сдам всех троих, а это уже не хулиганство, а срок по соответствующей статье. Но есть и другой вариант, думаю он вас устроит. Будете слушать или остановитесь на первом вариан – те?....

Пацаны, прикинув всю серьёзность последствий для себя переглянувшись между собой прекратили свои действия и отпустили жертву, которая спрыг – нув со стола, поспешно натянула стянутую с себя одежду и прерывисто ды – ша, закинув руки к верху поправляя растрепанные волосы, предложила им сесть и успокоиться.

– Вы достаточно выросли, коли требуете от меня такого рода услуг для вас. Но и я должна иметь какие – то плюсы в этих делах.

– А оргазмы не в счет разве? – ухмыляясь спросил один из них.

– Для меня это не самое главное, есть более существенные стимулы в обще – нии женщин с мужчинами.

– Какие например?

– Гарантия, скажем, соблюдения секретности отношений для посторонних.

– Так мы гарантируем эту секретность, Не в наших интересах трепаться, да и кто нам поверит, что училку можно ебать семиклассникам?

– Вот вам и следующий мотив к договору между нами – это отказ от мата в моем присутствии, так как вы только, что правильно упомянули о моем и вашем возрасте. Словом, если вы принимаете мои условия, то я соглашусь иметь дело с вами. А чтобы у вас на мой счет не было сомнений, одному из вас я позволю немного более тесно пообщаться со мной в моей комнатке при школе. Сами решите, кто из вас первый это захочет сделать со мной.

Досадливо сплюнув себе под ноги, Николай Сергеевич протопал к выходу и зычно рявкнул в глубину школьного коридора.

– По вымерли все что ли? Мария Филипповна!

Раздался поспешный стук каблучков, дверь в класс распахнулась, на пороге возникла маленькая женская фигурка.

Да! Такую пацаны враз заездят, надолго её не хватит… Уж слишком мелко – вата, правда, видать, шустрая, – подумалось бригадиру.

Хотя учительница была довольно субтильного телосложения, но круглые бёдра, прямая спина, высокая грудь, схваченная тесным лифчиком, предава – ли ей особый шарм. Николай Сергеевич всерьёз позавидовал этим прыщавым подросткам, ловко совратившим свою училку.

Не что разогнать этих сладострастников в зашей. Да и самому прописаться у этой нимфы, но трезво прикинув, что свой курятник растёт, как на дрожжах, решительно отбросил эту затею. А вот Лёхе и Стёпке она вполне сгодится для отмазки от поселковых …

– День добрый Мария Филипповна. Вот Тимофей Михайлович прислал уз – нать, чем можем помочь школе.

– Да у меня есть помощники, – кивнула учительница на троицу, стоящую у неё за спиной. Ну не всё у них получается, но они стараются.

– Да уж вижу, что стараются… Я Вам пришлю пару своих ребят, от них по больше толку будет… для школы. А вы пацаны топайте до дому уроки учить, – глядя в упор недобрым глазом произнес бригадир.

Этот намёк всерьёз напугал мальцов, они тут же исчезли за дверью школы, на ходу обмениваясь впечатлениями об услышанном. Слышал он или нет их разговор с училкой в классе?

– Ты вот что, сердешная… не там защиты ищешь, прибавил Николай Сергее – вич, обращаясь к женщине, – народец глупый, похотливый и ненадёжный. Коли в бабью пору вошла, так с умом действуй. Ну, что тебе с этими молоко – сосами связываться, себя поганить. Только славу дурную наживёшь, да об – рюхатят враз. А в итоге – работу потеряешь, ребёнка приживёшь, на что его поднимать станешь?

– Вы всё слышали!? – потупив глаза спросила Мария Филипповна. Что же мне теперь делать? Я ведь совсем уже согласилась, не отстанут теперь…

– О них не думай. Я с ними поговорю, дурить перестанут. А коли постель со – греть некому, так это решаемо.

Мария Филипповна вскинула испугано глаза на бригадира, невольно при – крыв руками грудь и дрожащим от волнения голосом произнесла.

– Что вы хотите, стать моим мужчиной, так у Вас семья, от чего ушла, к тому и пришла…

– Погоди, послушай что скажу. Сам в полюбовники к тебе не напрашиваюсь, не тот возраст у меня, а вот сына с его братом предложу тебе без опаски за тебя. Ребята взрослые, серьёзные, на глупости не падки, да и я за ними при – гляжу – не обидят. Им в радость, тебе в сладость, так ведь у вас баб ведётся? Подумай, всё равно кто – нибудь в «женихи» навяжется, долго не продер – жишься, не сама, так силком принудят, а я шепну кому надо, так и не тронет мужичьё. Согласна чай?

– Даже странно, что вы предлагаете мне, – скорбно произнесла Мария Фи – липповна. Но у меня выбора, кажется, нет. Пусть будет по Вашему, я соглас – на, но и Вы присмотрите за мной – чтобы не обижали зря ни Ваши парни, ни кто другой.

Николай Сергеевич прихватил женщину за талию и слегка прижал к себе.

– Вы ведь, помнится, не хотели…. – вспыхнула учительница слегка отстра – нившись от него.

– Дюже разволновался давеча, глядя на тебя с пацанами. Да и своим парням должен отдать не кошку в мешке. Проверить стало быть хочу.

– Нет, не здесь, идём ко мне, только дверь запру.

Они направились в конец длинного коридора и вошли в небольшую комнат – ку, отведенную для проживания молодой учительницы. Мария Филипповна подошла к кровати с металлическими шарами на спинках и нерешительно остановилась, глядя себе

под ноги. Расстегнув пуговицы на рукавах своей белой блузки, она прошла дрожащими пальцами от воротничка до низу и пу – таясь в одежде сбросила блузку на стул. Нащупав молнию на боку юбки не – послушными руками потянула её вниз и спустив с ног своё облачение пред – стала практически раздетая перед своим нежданным любовником.

– Надеюсь, что свой кожух Вы всё же скинете? – робко улыбнулась женщи – на, пряча за улыбкой своё смущение.

– Само собой милая, просто залюбовался тобой, уж больно хороша ты. Толь – ко подумать, что такое чудо могли изгадить малолетние поганцы, да они дос – тойно оценить бы не смогли тебя.

Через минуту белые грудки с темными сосками были в крупных ладонях у бригадира. Он поднял комбинацию своей партнерши до плеч и придавливая ягодицы к краю кровати медленно опустился на учительницу. Она предупре – дительно развела свои колени, чтобы принять в себя его толстый член и вскрикнула в испуге от неожиданного и стремительного натиска крупного орудия, в свою изящную узкую щель. Уткнув лицо в его широкую грудь, за – гасив свой крик, Мария Филипповна часто задышала под сильным торсом бригадира и задохнулась от скорых ударов его члена о дно своего влагалища, безуспешно пытаясь унять руками грубый натиск партнера. Вскоре движения ягодиц ускорилось и по спине у мужика пробежал озноб, предвещая мощную разрядку.

– Господи, – думала учительница, – только что, буквально, едва выжила от грубого натиска, а что если у его ребят нечто подобное, в таком случае, ей будет не легче, а куда сложнее. Но женщина не могла не оценить темпера – мент Николая Сергеевича. Массивный член мужика заполнял всю вагину, втягивая нежные лепестки малых губ за собой в её нутро и вновь выбирая их оттуда при выходе из него. Протяжные стоны сопровождали весь процесс со – вокупления, до тех пор, пока Николай Сергеевич не задержавшись при новом погружении в женскую плоть не зарычал в истоме и выхватив могучий член не бросил на живот учительницы, излившись тяжелыми сгустками вязкой спермы на её упругое тело.

Пролежав ещё минут пять, он, оглаживая миниатюрное тело женщины с от – цовской нежностью, прошептал в тишине комнаты.

– А ты женщина хорошая, с понятием к мужику, доброй женой станешь ко – му – то. Не боись птаха, не дам тебя в обиду, живи в покое, я присмотрю за то – бой. Только шепни коли что, завсегда прикрою. К завтрему направлю своих ребят в твоё распоряжение. С начала пущай потрудятся для школы, а там са – ма решишь, заслужили или погодить с этим. Как с тобой обращаться сама их научишь, ты всё же старше, ну и я им накажу, что и как. Мой Лёшка помягче Степана будет, учти это на перёд. Особливо в голову ничего не бери, молоды они для тебя, хоть и мужики уже. Языком с поселковым бабьём не особо, за – видовать станут, со свету сживут. Если что, не отрицай, но и не откровенни – чай особо.

Он поцеловал женщину в нежные губы, огладил по голове и встал с кровати. Одеваясь, наказал ей проводить его и закрыться до конца дня.

– В случае если пацаны решат что – то повторить с тобой, предупреди их, что мне расскажешь, меня побоятся, а я с ними сам разберусь, у меня не забалу – ют шельмецы.


День перевалил за полдень, солнце пригревало раскисшую, дорожную хлябь. Николай Сергеевич с усилием вытаскивал ноги из засасывающей грязи. По дороге к столовке он признал знакомую фигуру отца, того самого шантажи – ста учительницы, что угрожал заложить его и Марию Филипповну своей ма – тери. Окликнув знакомого, он прибавил шагу и поравнявшись с ним произ – нёс.

– Здорово Лексееич. Пообедать собрался? Хорошее дело, а то ужинать гля – дишь не придётся…

– Не понял. Ты о чём Николай Сергеевич?

– Поясняю для недогадливых. Ты в школу не слишком зачастил? Сам то я не замечал за тобой такого рвения к знаниям, но из последних сведений, у тебя завёлся сильный конкурент в лице твоего сынка и двух его корешей. Так ска – зать достойный преемник отцовских традиций – шастать по бабам. Ну не мо – гу поручиться за своего сына – оно дело молодое, но твоего Павлика случаем не Морозов фамилия?

На растерянном лице мужика застыла глупая усмешка, при этом глаза забе – гали и он резко остановился.

– Не пойму я тебя Николай Сергеевич. О чём толкуешь?

– Ну коли моих намёков не понимаешь, то к вечеру дома твоя супруга эту тему более полно развернёт, между прочим, с подачи твоего Павлуши. А она женщина с характером, всем известно, как может отреагировать на донос родного сынка на своего батьку, чтобы убрать своего конкурента за право навещать в свободное время свою учительницу, заметь, со своими другана – ми. Так, что тебе не обедать сейчас, а следует прямиком лететь на перехват своего чада и гасить его и двух подельников, во избежании надвигающейся катастрофы в твоей сладкой жизни, не только с Марией Филипповной, но и с прочими особями её пола, доподлинно известных ему.

– С чего ты взял это всё?

– Вижу недоверие на твоем глупом лике, но к вечеру оно сойдет. В школу ходил по приказу Тимофея Михайловича, насчет помощи в ремонте классов. Так случайно услышал, как твой Павлик со своими оболтусами пытались склонить учительницу к аморальным действиям с ними, угрожая заложить тебя с ней и прочими пассиями твоей супруге, а у неё разговор короткий, скалкой, или что под руку попадётся. Мозгов у них не больше чем у тебя, счёл своим долгом уберечь институт брака в вашей семье. А что касается Марии Филипповны, так тем и избежала грубого изнасилования, пообещав засвидетельствовать следы надругательства в санчасти, а это уже статья – групповое изнасилование при исполнении служебного долга в стенах школы. А тут и я во время подошёл, и услышанное пресёк, пообещав решить вопрос миром, а то эти мерзавцы её уже на стол завалили и раздевать принялись. Те – перь всё усвоил – герой любовник?

Мужик резко развернувшись, скорыми шагами припустил в противополож – ную сторону к посёлку, на ходу выкрикнув матерное ругательство не извест – но в чей адрес.

– Поспешай сердешный, не ровен час ужинать будет нечем, зубы в третий раз не вырастут – усмехнулся Николай Сергеевич в след незадачливому ловела – су.

Бригадир покачав головой, продолжил свой путь к показавшейся за крепкими стволами мохнатых сосен столовке для поселковых. На пороге, привалив – шись к бревенчатой стене сидели Алексей и Степан. Прищуриваясь на ухо – дящем летнем солнце, сын напряженно всматривался в выражение на лице отца, пытаясь определить его настроение.

– Давно поджидаете? Перехватили чего, или дома заправились? Дело к вам будет.

Ребята поспешно поднялись с крыльца и зашли с бригадиром в столовую. Высмотрев свободное местечко в укромном уголке, они расселись за столом. Николай Сергеевич вопросительно взглянул на ребят, те вскочив со своих мест кинулись к окну раздачи обедов.

– Елдаки свои не постирали ещё? – пытливо разглядывая усевшихся за сто – лом парней, обратился к ним Николай Сергеевич. Те уклончиво передернули плечами, отведя глаза в сторону.

– Я говорил, что вам следует потереться возле посторонних бабенок, чтоб слух пошел о ваших делишках. Так считайте, что я нашел для вас такую. Не – чего морду кривить, вам понравится.

– Кто такая батя? – Поинтересовался сын.

– Не дрейфь, не шалава, из образованных с понятиями и приличиями по жиз – ни.

– Если не учителка, тогда даже не предствляю…. Что, Мария Филипповна!?

– А если и она, чем не пара вам охламонам? Что учила тебя, так видать не вложила в мозги нужных вещей, попробует через другое место поправить упущенное. Но предупреждаю, к женщине со всем почтением и уважением, она из тех ещё...

– А по проще чего, нельзя разве?

– С ней надо вам, тут мальцы к ней стали подкатывать, припугивать – скло – нять вообщем… Чего молодой бабе зря разменивать себя, словом лучше бу – дет ей с вами. Завтра с утрева пойдете работать в школу, сделайте всё, что она вам накажет. С руками к ней лезть, не спешите, сама решит чего вам можно позволить. Она ладная и душой и телом…

– С телом ты уже проверял бать?

– Вам что ли доверять! – хмыкнул отец. Значит, сперва работа. Дня за три с ремонтом управитесь. Одно скажу, не морочить ей голову, без нежностей душевных, баба на выдане, да партии для неё здесь не найти. Чтоб без залё – тов, я ей обещал, что с вами проблем у нее не будет. Всё поняли?

– Дома будут знать?

– Сами не скажем, от других услышат.


Продолжение следует