Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Начало взрослой жизни Часть 5



Часть 5


Спустя два часа дом угомонился, дети досматривали второй сон в своих кроватях, женщины застелив свежее постельное бельё, поджидали своих мужчин на сегодняшнюю ночь, мысленно настраивая себя на сексуальное возбуждение. Я расположился на детском стульчике у не закрытой двери в соседнюю комнату Зинаиды. Входная дверь скрипнула и в спальню к женщине, вошёл мой отец.

– Вы там все сигареты извели, пока собрались расходиться? – недовольно произнесла Зина, – Другой раз ждать не стану лягу спать и оставайтесь в кухне до утра.

– Прости Зинуля, задержались чуток, как у тебя день прошёл?

– Нормально, если считать беспорядочные половые связи нормальным делом.

– С перебором, это вы сами сочинили, с такой частотой даже нам не мечталось. Хотя, мы не в претензии. Ну не сердись милая, сегодня это не повод. Я весь день вспоминал нашу жизнь в этой квартире, с первого дня нашего знакомства. Мы тогда отметили наше новоселье, а на следующий день я с похмелья зашёл на кухню. У плиты стояла Женька, ну я и шлёпнул её по заднице, а вышло, что это была ты, ну фигура у вас одна, Зинуль, ты помнишь, надеюсь? Так вот, все эти годы мечтал убедиться, что не ошибся в сравнении, только ради этого подписался на ваше шоу.

– Судя по всему, визуальным контактом с этой деталью моей фигуры ты не ограничишься. Так хочу наперёд предложить схему нынешней ночи, анал на десерт, с зачетом по предыдущим позициям.

– Отличная схема, более того, предлагаю не спешить с увертюрой.

– Увертюра Кеша, предусматривает все этапы произведения фрагментарно, а ты предлагаешь не исключать прелюдию.

– Приятно иметь дело с таким знатоком искусства Зиночка.

Все последующие действия этого спектакля сопровождались отдельными картинами и чередующимися антрактами. Каждая новая картина меняла позицию любовников, а антракты сопровождались короткими передышками с дискуссионными беседами. В одном из антрактов отец, думаю умышленно, прозондировал реакцию Зинаиды на участие в эксперименте своего отпрыска.

– Ну чтобы ты хотел от меня услышать Кешенька, идея, разумеется, принадлежит не нам и возможно чревата не лучшими последствиями, остаётся надеяться на удачный подбор хромосом его отца. По – моему, у нас нет выбора и принять эту ситуацию самое разумное. Возможно, со временем, он будет в постели также хорош, как и ты.

 Время, отпущенное на свидание пар подходило к концу и Зина сама предложила перейти к десерту. Соблюдая всю последовательность предварительной подготовки к аналу, они приступили к его осуществлению. Отец беспрепятственно прошёл сфинктер и неспешными проникновениями достиг полной глубины в жарком канале своей любовницы. Ритмичные движения мужчины вызывали в женщине томные вздохи и постанывания. Иногда раздавались фразы, призывающие к более глубокому и частому проникновению. Конечная фаза акта завершилась обоюдным оргазмом и любовники упали на влажные подушки.

– Кеша, какое различие ты обнаружил в наших с Женькой задницах?

– Обе божественны и каждая дополняет другую, – последовал ответ моего папочки.

– Ты у нас лучший мужик и отличный дипломат – любимый. Поэтому и веры тебе меньше чем другим. За тобой нужен глаз, да глаз. Всё, предлагаю закругляться и переходить на щадящий режим общения, ведь мы не столь молоды для ежедневного траха, да и у каждого свой супруг в наличие имеется. Нам стоит это обсудить в дальнейшем.

– Ты совершенно права девочка, – налагая прощальный поцелуй на мягкие губы Зиночки, произнёс мой отец. Он встал с постели, накинул халат и вышел за дверь.

Зинаида расслабленно потянулась и решив посмотреть на детей перед сном, открыла смежную дверь в детскую. Каково было её удивление, когда она нашла у двери меня, с бесстыдно стоящим членом.

– Это ещё, что за скульптура известного мне автора. Чего, негодяй, не спишь, подсматривать уговора не было. Сейчас явится Николай и увидит всё это великолепие без штанов.

Но не успев довести до меня перспективы моего бодрствования, Зинаида была перехвачена и согнута под прямым углом. Мне оставалось только выбрать нужный вход, и я выбрал, полюбившийся мне анус.

– Давай малыш, только очень скоро, мне разборки на ночь глядя не нужны.

Я получил быстрый оргазм, занявший не более одной минуты, благодаря моей двухчасовой подготовки. Чмокнув Зинулю в попу, быстро нырнул на свой матрас под одеяло.

– Ну пострел и тут поспел на десерт, – тяжело разгибаясь, проворчала Зина.


Два часами назад, в дверь нашей комнаты постучался Гусёнков и осторожно вошёл, оглядывая не богатое убранство комнаты, с двумя кроватями и казённым столом между ними. На родительской кровати поверх одеяла сидела Женя и задумчиво вглядываясь, во что – то перед собой на противоположной стене. Словно очнувшись, она перевела взгляд на вошедшего мужчину.

– Женя я заставил тебя ждать? Извини пожалуйста, заговорились…

– Все значит запоздали? Не дело мальчики, мы ограничены временем, как в борделе и не стоит заставлять девочек себя ждать.

– Ну зачем ты о борделе? Мы вас любим и дорожим вашим отношением к нам. А время наверстаем.

Дмитрий сел рядом с Женей и обняв за талию правой рукой, потянулся губами к её лицу. Женщина покорно повернула голову, подставила ему свои губы. Едва прикрытые глаза подрагивали ресницами, руки нежно поглаживали плечи майора, зарываясь в густые волосы на его голове. Поцелуи следовали один за другим. Руки Дмитрия Сергеевича скользили по бёдрам своей возлюбленной, пытаясь развязать пояс на халате.

– Димочка, ты раздевайся и ложись. Я тебя немного подготовлю к нашему вечеру.

Женя взяла бутылку водки и разлив по стопкам, протянула одну своему мужчине.

– Давай за наш первый раз и пусть он не будет последним в нашей жизни. Я хочу остаться для тебя не только одной из лучших баб на твоей памяти, но и лучшей подругой. Мне хотелось бы, чтобы ты знал, у тебя есть близкий друг, с которым можно поделиться всем, что у тебя на душе. И я тебя всегда смогу выслушать, понять, пожалеть по женски. Я для тебя и сестра, и друг, и любовница. Если ты примешь меня такой, мы будем счастливой парой, тебе будет со мной тепло и спокойно. Даже если секс не станет основным в наших отношениях, но человеческое тепло будет всегда с нами. Выпьем за это мой милый. Это стоит того, поверь.

Дмитрий Сергеевич благодарно погладил Женю по плечу и коснувшись стопками выпили.

– Спасибо тебе Женечка, что позвала меня к себе в близкие друзья. Я всегда испытывал к тебе тепло и нежное отношение, как к сестрёнке. А тут я узнал в тебе женщину и друга, здесь трудно выбрать что – то одно, а ты мне даришь всё без выбора, это невозможно не принять, спасибо родная.

Женя налила по второй и протянув Дмитрию очередную стопку, подмигнула с улыбкой глядя ему в глаза произнесла.

– Выпей мой хороший, тебе это сейчас нужно. Трудный день на работе, вечернее свидание, выпей и расслабься милый. Сними халат и ложись, я тебя поласкаю, как маленького братишку. У меня в детстве был братик, я стала ему первой женщиной, но он вырос, живёт далеко от сюда, но не забыл меня, часто звонит, мы с ним по долгу говорим, вспоминаем наше детство, нашу детскую любовь.

Дмитрий лежал на постели и расслаблено погружался в тёплую волну женской нежности. В памяти проплывали эпизоды из детства, где он с соседкой по квартире, молодой женщиной, в тишине чердачных перекрытий под простиранными простынями, предавался блаженству прикосновений к женским интимным местам. Застигнув её на чердаке за развешиванием выстиранного белья со своим другом, они прижали её к деревянной переборке и вдруг поняв, что их намерения она не отвергает, а позволяет им лазить по её телу, мальчишки с упоением наслаждались доступностью запретного познания женской плоти. Переждав какое – то время, она оттолкнула маленьких насильников и пригрозив пожаловаться матерям проводила их с усталой усмешкой на губах. Позже, наедине с Димкой, она укоризненно ему процедила сквозь зубы:

– В таких делах, Дима, третий лишний.

Но исправить ситуацию она ему больше не позволила. Вскоре куда – то съехала, оставив в памяти мальчишки, яркое и волнующее воспоминание о знакомстве с женщиной.

Женя сняла свой халатик и присев на постель к Дмитрию Сергеевичу провела языком по соскам на его груди, спустилась вниз к животу, пробежала кончиком язычка по лежащему на ноге члену. Пальчиками приподняла его и оттянув кожу, подула на оголившуюся головку. Обхватив её губами, пощекотала языком и не спеша спустила свой рот вниз по стеблю члена. Совершая движения головой верх, вниз, она постепенно привела член в рабочее состояние. Сев на колени над животом любовника, Женя завела руку за спину, перехватив качающийся стебель и направив его вниз промежности, не спеша опустилась на него. Прикрыв глаза, опершись на грудь руками она качнулась, взяв размеренный ритм движения, приподнимаясь и опускаясь, закачалась постанывая. Дмитрий, постепенно приходил в состояние крайнего возбуждения, яйца наливались тяжестью, готовые вскоре выдать заряд спермы в лоно партнёрши. Лицо напряглось, руки сжимали колени Жени, но разрядка не спешила накрыть его привычным быстрым оргазмом. Словно угадав состояние своего любовника, Женя оп

рокинулась на спину и потянула Гусёнкова к себе, раскинув свои полные ноги. Накатывающая волна похоти на партнёра мучительно медленно откатилась, Он поспешно вогнал свой член в горячую промежность Жени, но тут же был прижат её руками, чтобы притихнуть в её крепких объятиях.

– Не спеши родненький, думай о чем – то другом, дай тебя догнать, – прошептала сквозь стон Женя, – не гоже мужику наперёд бабы гнать, не пацан ведь.


– Обхватив рукой шею Дмитрия, она забросила ноги ему на ягодицы и вдавила мужские бёдра в свою промежность. Резкими бросками вперед стала подбрасывать на себе мужской торс. Гусёнков затаил дыхание, словно при бомбометании, перед нажатием спускового рычага над целью по локатору прибора. И только почувствовав судорожное сбивчивое дыхание Женьки, с удвоенной силой вжавшуюся в тело мужика, с гортанным криком выбросил залпом свой заряд в основание женской матки, схватывая распахнутый рот Женьки и тяжело дыша в её лицо. Желанный финал накрыл обоих любовников волной острого и продолжительного оргазма.

– Вот и догнала я тебя родненький мой, жди меня всегда, притрёмся со временем мой любовничек. Дольше сдержишься, слаще выпьешь меня, Димочка.

А водочка только в помощь в таких делах.

 Помнила Женя, отец перед тем, как завалить её под себя, непременно выпивал парочку рюмок, для продления удовольствия и преждевременного финала с дочерью, а чтобы ей было слаще, заставлял также пригубить зелья.

В эту ночь, они повторили еще два раза, приобретённый опыт своего совокупления. В заключение после продолжительного отдыха, Женя сама привстала на четвереньки и подставила широкий зад своему новому любовнику. Благодарный ей, Дмитрий Сергеевич, хотел отказаться от заключительного финала, но Женя пообещала не сдерживать его при поспешности акта. Всё прошло неожиданно достойно и успешно. Продолжительность соития уложилась в пару минут, в результате, чего Дмитрий снизив обычный режим частоты проникновений в свою женщину, а Женя, закусив от боли губу ускорила процесс и внезапно для себя почувствовала томительное возбуждение в низу живота и зуд в анусе, приведших к сильному оргазму, перекрывшему боль в заду женщины.

– Теперь ты моя самая любимая женщина, только с тобой я понял, как всё в сексе исключительно хорошо. Мы будем хорошими друзьями Женечка. Сегодня у меня появилась любимая сестрёнка.

– Всё у нас будет замечательно милый, но ревновать к другим мы не будем, ведь не только секс хранит отношения близких людей.

Антонина сидела у себя в комнате, в нервном ознобе, закутавшись в тяжёлый плед. От своих подруг она знала, что её сегодняшний любовник будет весьма сложным в её представлении о достоинствах мужчины в постели. Хрупкая конституция женщины была плохо совместима с внушительным размером фигуры подполковника. Думать о конкретных размерах гениталий своего нынешнего любовника Тоня просто не решалась. Но, как не желала она отсрочить его появление в комнате, он всё же пришел и Антонина невольно привстала со стула.

– Тонечка, тебе не здоровится, ты вся дрожишь малышка.

– Нет, нет, всё со мной в порядке Николай Иванович. Просто что – то прохладно в комнате. Вы проходите пожалуйста, располагайтесь.

Чемоданов ободряюще улыбнулся и достал из кармана бутылку коньяка.

– Тебя необходимо согреть изнутри маленькая, как знал, что это пригодится для тебя. – Он открыл коньяк и налил в рюмки небольшие порции.

Антонина решительно выпила и прикрыв рот кулачком зажмурилась, задержав дыхание. Слёзы покатились из глаз и уткнувшись в грудь гостя, она замерла в ожидании его действий. Николай Иванович растеряно погладил молодую женщину по голове, обнял за плечи.

– Ничего девонька, сейчас тебя отпустит милая моя.

Она приподняла голову и взглянула на своего гостя. В голове прошелестел едва уловимый шум. Его глаза по отечески всматривались в её личико. Широкая ладонь коснулась щеки женщины, она была грубовата, но очень теплая.

– Ну как тебе малышка? Хочешь ещё по маленькой?

– Не откажусь, только чуточку.

Он усадил Тоню на кровать и подал рюмку.

– За тебя девочка.

Выпитый коньяк неожиданно подействовал на Тоню, она согрелась, голова слегка кружилась, приятным теплом обдавая плечи под халатиком, спускаясь к бёдрам и растекаясь по животу, к коленям. Она чувствовала, что ноги её не удержат, если она встанет с кровати. Тоня попыталась привстать, но качнулась и попятилась назад. Николай Иванович успел подхватить соседку и усадил к себе на колени.

– Посиди, сейчас всё пройдет малышка.

Она вдруг прыснула хмельным смешком и кокетливо по слогам проговорила

– Не фига не пройдет. А мне нравится, правда, я такая пьяная стала, дурочка. А как же Вы станете заниматься любовью с пьяной бабой. Начинайте скорее, а то я сейчас отключусь. – Она судорожно стала сбрасывать с плеч свой халатик, путаясь в рукавах.

– Тоня, не торопись, дай я тебя сам раздену.

– Да?! Научился кобель пьяных баб раздевать, а я не такая, нет, я пьяная, но раздеться могу и сама. Слушай, а девчонки правду говорят, что у тебя член громаднейший – показывай своё орудие массового поражения. Давай Коленька порази меня…. Ой! Это что, этим в меня? Бедные девочки, как они выжили… Мне как, лечь или стоя?...

Николай Иванович бережно уложил захмелевшую Антонину на постель, и стал не спеша её раздевать.

– Что, мелковата любовница для такого богатыря? Наши девчонки тебе больше подходят. Ой! Чулочки оставь, у меня колени худые. Ты сам, почему не раздеваешься? Не думай, я не сбегу, от таких мужиков не бегут. Я не из таких.

– Ты, из лучших, разреши я трусики с тебя сниму. Ну вот, вся ты здесь со мной Тоня. Ты очень красивая, я такой тебя ещё не видел.

– Да, в таком виде точно не видел, – рассмеялась Антонина и прижалась к Николаю Ивановичу, её руки легли на широкую грудь мужчины, – поцелуй меня Коленька.

Николай Иванович приподнял лицо женщины и прильнул к её губам долгим нежным поцелуем. Раздвинув колени Антонины, он поцеловал мягкие губы промежности, раздвинул языком лепестки внутренних губок, вобрав в себя маленький клитор. Он услыхал прерывистый вздох женщины, её коленки судорожно сжались и развалились по сторонам его тела.

– Не томи меня, Коленька, ласковый мой. Пусти, я тоже хочу тебя поцеловать, дай мне его. Не бойся, не откушу, ну разве немного, на память. Какой он у тебя крупненький, моего рта не хватит на такой размнр, ничего, я сколько смогу.

Антонина широко раскрыв ротик попыталась надвинуть его на головку могучего члена мужчины, слегка отпрянула, но зажмурившись, качнула головой и насадилась на него. Держа обеими руками толстый ствол, Тоня хрипя пыталась протолкнуть его в глубину глотки, но безуспешные попытки вызвали лишь горловые спазмы. Николай Иванович прервав пытку, опрокинул на подушку свою хозяйку и придвинув своё орудие к её промежности, медленно надавил им. Антонина натужено замычала, с трудом пропуская в себя мощный член любовника. Чемоданов шире раздвинул Тонины колени, невзирая на стоны женщины, упрямо проталкивая член в глубину горячей вагины. Распинав тело Тони, Николай Иванович медленно достиг полного проникновения в женскую вагину и увеличив частоту поступательных движений скоро добился расслабления женщины. Тело Антонины рефлекторно вздрагивало под ударами подполковника. Полузакрытые глаза женщины, наполнились слезами боли и страсти. Прерывистое дыхание любовницы сопровождалось короткими возгласами. Согнутые в коленях ноги Антонины, не находя опоры, скользили по простыне и вновь поднимались к бёдрам Николая Ивановича, сжимая их.

Всё продолжалось мучительно долго, но закончилось с положительным результатом для обоих любовников. Тоня, разрываемая резкой болью, под мощным торсом полковника, находясь в крайнем возбуждении, получила долгожданный оргазм и приняла в себя заряд спермы своего партнёра.

– Коля, ты превосходен, у меня просто агония. Я буквально улетела, ещё бы немного и окончательно вырубилась. После тебя, мне нужен длительный отдых.

– На анальный секс рассчитывать не стоит?

– Если только с серьёзной подготовкой… Для меня это вопрос принципа, девочки не отказываются и мне нельзя.

Передавать воображаемый анальный секс, не будучи свидетелем, при таком раскладе, у меня не хватит фантазии и смелости. Как всё это могло произойти в дальнейшем, можно лишь догадываться. Одно верно, что после завершения этой ночи любви, утром она пришла на кухню на своих ногах, но с заметной хромотой. На короткой утренней планёрке единодушно было принято решение, обоюдно устраивающее обе стороны. Сделать продолжительный перерыв в сексуальных взаимоотношениях, с учётом восстановления трудоспособности. Что касается обмена партнёрами, то сохранить эту возможность для всех нас, но на усмотрение каждой из пар. Контакты данного характера допускаются для каждой пары в любое удобное для них время, причём, в целях удобства свиданий, допускается использование жилплощади для совместного использования, т. е. реальный, по нашим временам – свинг. Что касается меня, я получил одинаковые права, наряду со всеми мужиками нашей квартиры. Как всё сложилось в дальнейшем, во что это вылилось для всех нас, может, расскажу позже.


Конец