Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Встреча с читателем моих рассказов. Артур

Нужно отметить, что некоторые особо впечатлённые читатели моих рассказов прямо – таки навязывают свои «услуги», регулярно засирая мою почту. Обычно я не отвечаю им, но в последние несколько месяцев Саша (мой бойфренд на постоянку) по долгу службы вынужден мотаться по загранкомандировкам, видимся с ним от силы 2 – 3 раза в месяц. Пришлось просить у него разрешения принимать ласки на стороне. И он, зная, что без регулярного куни я тихонько умираю, сжалился надо мной и разрешил мне порезвиться без него какое – то время.

Переступив через свою гордость, я ответила одному особо настырному, который обильно строчил мне на почту и в деталях всё расписывал в комментах к рассказам. В общем, договорились встретиться поздно вечером в моей машине на заднем сиденье. Дело было в июле, пришёл он вовремя, галантный такой, воспитанный, представился Артуром (хотя не факт, что имя не придумал), чуть за 30. Отъехали мы с ним в плохо освещённый двор, я перелезла на заднее сиденье, задрала юбочку, под которой не было трусиков (потому что стояла жара, да и вообще, ни к чему они) и раздвинула ножки.

Решили не тратить время на болтовню, и мой новый лизун сразу приступил к делу. Работал он усердно и многое мне позволял. Сплетя ножки на его спине, я одёрнула юбку вниз, чтобы прикрыть его чавкающую мордашку и не смотреть на неё. Сначала он пытался подключить к работе пальцы, пытался их в меня вставить, но я этого категорически не приемлю. Поэтому пришлось слегка развести ляжки в стороны, чтобы он мог слышать, и сказала ему убрать пальцы. Он стал мацать своими широкими ладонями мою попку, а я положила ему обе руки на голову, чтобы она не так сильно двигалась во время фрикций.

Дело в том, что я люблю трахать своих лизунов прямо в лицо. Меня ещё Саша к этому приучил. И когда их так имеешь, у них голова туда – сюда ходит. И чтобы у них шея потом не болела, лучше придерживать голову обеими руками. Так и контакт плотнее, и ощущения ярче, и у лизуна чувство полной безопасности.

Дышал Артур носиком, и я чувствовала это своим клитором, а язычком он взбивал мой нектар во влагалище, массировал стеночки, и иногда проглатывал то что скапливалось. Кондиционер работал на полную, но под юбочкой, да ещё и в ляжках, ему было жарко, поэтому я стала постепенно заваливать его на бок. Он развернулся, лёг на спину, а головой упёрся в спинку заднего сиденья. Так у меня освободились руки. Больше не нужно было удерживать его голову. Теперь он упирался затылком в спинку и с лёгкостью сдерживал мой натиск.

Под конец я не обращала внимания на его язык, и стала просто елозить всей промежностью по его лицу. А потом я провалилась в оргазм, я ничего не видела и не слышала, просто откинулась спиной на спинки передних сидений, раскинула руки на подголовники, выгнулась и выпятила свою сочащуюся вульву. Мои бёдра работали очень активно, Артур пытался как – то сдерживать меня, но у него получалось только мять мою попку, что меня ещё больше заводило.

Помню, что перестала трахать его личико, когда кончать было уже нечем. Приходя в себя, я вдруг почувствовала, что Артур мычит прямо мне во влагалище. Бедняжка еле держался. Я слезла с него, поправила юбку и пересела на водительское сиденье, потом вышла на улицу и закурила. Никого во дворе не было. Меня всю трясло. Давненько я так нагло не пользовала мужчин в ротик. Минут через пять вышел Артур, он уже вытер лицо влажной салфеткой и выкинул её в кусты. А вот у меня всё стекало по обеим ляжкам. Я пошире расставила ножки, чтобы лёгкий ветерок обдувал всё там. Артур это заметил, но решил проигнорировать и тоже закурил. Я забрала у него сигарету:

– Ты ещё не закончил. Покуришь, когда приберёшься у меня там. Смотри, всё хлюпает.

– Ксюх, чё прямо здесь? Люди увидят…

Я приподняла юбочку и закинула ему ножку на плечо, а рукой стала давить на голову. Мы так постояли несколько секунд, а потом он встал на колени прямо на асфальт, затем поднырнул под меня и стал слизывать всё что там натекло. Чавкал он под юбочкой минут пять, а мне пришлось скурить и его сигарету, чтобы повторно не кончить.

– Достаточно! – я убрала бедро с его плеча, и он вылез весь в моих выделениях.

От него несло женской кончей и слюнями. Он опять вытерся, достал сигарету и закурил, а я села в машину, потому что от этой жары и работы лизуна стала вся потная и липкая. Артур докурил и сел на переднее сиденье.

– Чё, куда тебя закинуть? Придумал уже, чё жене врать будешь?

– Я уже отмазался, типа в магазине инвентаризация на всю ночь. Я директор одного из филиалов сети розничной продажи бытовой химии и косметики.

– А чего жене не лижешь?

– Не даёт, стервь! Считает это занятие постыдным и недостойным для мужчины. Зато сама любит исполнить горловую миньку с проглотом. Это для неё не постыдно.

– Ну и дура. Давала бы лизать – так не шлялся бы по разным… вроде меня.

Разговорились мы и заехали перекусить в кафешку.

– Давно отлизываешь?

– Да.

– Красава, чё тут скажешь. Теперь становится понятно, что рассказ мой с твоим участием напечатают не на всех сайтах, коли мы затронули садиковскую тематику. Мораль, скрепы, устои и всё в таком духе. Ладно, рассказывай уже.

– Короче, одна девчонка в группе вела себя не как остальные, всё время тёрлась то об угол стола, то о спинку стульчика, то на лошадке исполняла пируэты. Воспетка и нянечка её за это наказывали и твердили ей, чтобы она не смела так себя вести. Мне стало интересно, что с ней не так. я подошёл к ней и поинтересовался. Она и рассказала мне, что когда там трёшь, то становится очень – очень приятно.

– И тут ты предложил ей свою помощь?

– Можно и так сказать. Она откинула одеяло, и я туда нырнул, чтобы нас никто не спалил. Она сдвинула трусики в сторону и стала тереть там пальчиками. Но потом сообразив что к чему, она перестала и чуть сползла ко мне и надавила ручками на голову. Так моё лицо впервые познало всю прелесть девчачьих нежностей. Она приятно пахла, и поэтому я стал лизать. Постепенно она обвила ляжками мою шею, а когда я хотел отпрянуть, она не позволила и сказала, что сама решит, когда будет достаточно, и удерживала меня бёдрами.

– Вот же маленькая негодница! Продолжай.


– А потом пришла воспетка и види

мо заметила, что с её одеялом что – то не так. Она сорвала одеяло и стала выдёргивать меня из объятий. Но Юлька, так звали это проказницу, не выпускала меня, а наоборот, ещё сильнее стала сжимать мою голову и уже видимо кончала, потому что громко и часто дышала. Нам потом нехило влетело от воспетки, она всё рассказала родителям, и Юльку перевели в другой сад. Мать тогда на меня орала, а отец мне сказал, что и сам первый раз поработал язычком ещё в садике, так что всё нормально.

– И, я так понимаю, ты в это дело втянулся…

– Ага. Потом была школа. Учился я плохо. Приходилось списывать у девчонок, но вместо шоколадок я сразу предлагал им куни. Кто отказывался – тех я насильно уговаривал. Но в старших классах девки сами мне таскали тетрадки и решали за меня все контрольные, а я их потом «благодарил».

– Тут такое дело, я уже вся мокрая от твоих историй, поэтому давай рассчитаемся и поедем, например ко мне, по дороге расскажешь.

Артур рассчитался карточкой, и мы двинули ко мне. У меня уже всё хлюпало, но Артур продолжал рисовать картину маслом.

– А потом была учёба в универе, и там я впервые узнал, что не всем девкам нравится куни. Как мне потом объяснили: девки в подростковом возрасте охотно дают себя лизать, чтобы самоутвердиться в среде сверстниц. Они считают, что опускают так парня, и среди подростков это считается постыдным для парня. Поэтому девка, сделавшая из парня своего лизуна, считается крутой. А становясь старше, девушка переоценивает свои взгляды, ей не хочется видеть рядом пиздолиза, поэтому кроме пренебрежения они ничего таким парням не выказывают, а своим так называемым мачо – бойфрендам лизать себя не дают, чтобы не опускать его в своих глазах.

– В общем, в университете нормально и не полижешь…

– Можно и так сказать, приходилось долго икать подходящую верхнюю без всех этих устаревших предрассудков.

– Ага, «скрепы» и «понятия» у нас пока ещё рулят, к сожалению…

Мы подъехали к подъезду, пришлось долго парковаться, а Артур всё рассказывал.

– А после того, как диплом получил, в магаз устроился, так и работаю в нём. Недавно директором стал.

– Дай – ка я угадаю: там одно бабьё работает?

– Точно. Много зрелок и милфочек. Без дурацких комплексов и предрассудков. И на первом же корпоративе я продемонстрировал сотрудницам свои «умения». Пошли слухи. К нам стали заглядывать дамы из главного офиса и из правления. Они просто склоняли меня к кунилингусу без лишних разговоров и щедро платили, и карьера моя медленно но верно пошла вверх.

Мы зашли в квартиру, стали разуваться, дошли до дивана в гостиной (Саша запретил устраивать полизушки на семейном ложе), и тут Артур впился в меня. В первые минуты он просто слизывал всё что с меня натекло, но от его стараний я текла ещё сильнее.

Ощутив свободу на разложенном диване, он сразу же усадил меня на своё лицо. В машине всё равно тесно, а здесь я очень широко развела ноги, практически в шпагат и всем весом уселось пиздой прямо на мужественное лицо. Мои половые губки разошлись, и вскоре между ними замаячил язычок. Артурчик стал мычать, значит бедняжке было тяжело. Пришлось мне выгнуть спинку и переместить часть веса на руки назад, и вот теперь мой лизунчик стал делать всё на отлично. Мне даже не пришлось его трахать, хотя очень хотелось ещё раз его изнасиловать, чтобы стонал мне прямо в промежность.

Но я понимала, что нужно дать мужику шанс продемонстрировать всю виртуозность своего исполнения. Он всосал мой клитор и стал стрелять в него язычком. Мне дико хотелось свести ножки и обнять этого послушного пиздолиза, но было видно, как он старается. Весь свой многолетний опыт, все навыки и умения, приобретённые в женских промежностях, он сейчас демонстрировал подо мной, делал это с аппетитом, со знанием дела, причмокивая и прихлёбывая.

– Если срочно не поменять позу, то я могу кончить.

Услышав это, он руками свёл мои бёдра, потом подхватил меня (55 кг, как никак), уложил на спину, снова развёл ноги в шпагат и стал натирать лицом всю мою промежность. Но это не помогло. Оргазм был таким сильным, что бёдра сами собой сплелись у него на шее, и я стала кататься вместе с ним по дивану, а он продолжал работать носом и языком, хоть и не так размашисто.

Артур под конец стал меня поддерживать и останавливать, чтобы я не перекатывалась и не извивалась. Это последнее, что я помнила. Пришла в себя я в душе. Он усадил меня в душевую кабину и стал обмывать гелем и шампунем.

– Ты отключилась на время. Вот принёс тебя сюда.

– Ничё, у меня такое в детстве было, парень виртуозно отлизал, и…

Он смыл с меня пену, укутал в полотенце и отнёс на диван.

– Надеюсь, ты останешься на ночь?

– Хотелось бы.

– Вон там возьмёшь одеяло, подушки давай, и ныряй ко мне. Тебя уже приучили спать уткнувшись личиком в пиздёнку?

Не дослушав ответ, я провалилась в сон, а на утро проснулась от знакомого чувства, что невозможно пошевелить ногами. Это был Артур. Он сопел прямо мне в писечку. С меня уже немножко натекло, поэтому я не стала его будить и осторожно размазала свои выделения по его спящему личику. В воздухе запахло моими соками. Потом мне надоело с ним забавляться, я тихонько выбралась из его могучих объятий и пошла голая на кухню завтракать.

Видимо Артура разбудил шум посуды, он первым делом отправился в душ, а потом съел с аппетитом предложенную яичницу с беконом. Но видимо оголодавший самец не наелся и решил разложить на столе меня. Давненько меня так не раскладывали! Посадил меня на стол, сам сел на стул и устроился у меня между ног. Вытерев рот салфеткой, он начал поедать «десерт». Я уже легла на стол, и подумывала о предстоящем оргазме, но тут увидела часы на стене. Доходило 10 утра.

И чёрт меня дёрнул спросить у Артура:

– Тебя там жена не потеряет?

Он глянул на часы и отольнул от моей сочившейся мякоти.

– Блин, я же всегда в девять домой прихожу после инвентаризации. Жена допрос устроит.

– И что, даже не доешь «десерт»?

– Извини, жена прибьёт, я полетел…

Через минуту подкаблучника уже не было. А вот инвентаризации у него бывают раз в месяц, поэтому, как только, так он сразу ко мне