Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

История без продолжения Часть 1



История без продолжения

часть 1


В душную июньскую ночь Федька внезапно проснулся, словно кто – то его позвал. Голос показался очень знакомым, тихим, но настойчивым. Он приподнял голову, прислушался. Кажется приснилось, снова ткнулся в жаркую подушку и тут же оклик вновь прозвучал в ушах. Федька спустил ноги с кровати, подумал, зевнул, подошел к окну и выглянул в открытые створки. В свете луны высветилась щуплая фигурка Кольки – Федькиного дружка.

– Ну чего тебе не спиться – опять мать выставила? – сонно пробормотал Федька, всматриваясь в унылую физиономию друга.

– Да…. ! Мужик у ней…

– Кто? Из приезжих?

– Кажется.

– Ну чо пришел – то?

– Спать негде… Я у тебя переночую?

– Заходи – вяло согласился хозяин.


* * *


Николкина мать, Вера Николаевна, работала учительницей в школе. Мужа у неё не было уже лет пять. Уехал в город на заработки, да и пропал, словно не было никогда у Николая отца. Да и те n лет, что жил с семьей больше пил с дружками, чем работал в колхозе. Что ни день, приходил домой под хмельком, дурашливо рассуждал о смысле своей никчемной жизни. Ложились спать пораньше – матери рано вставать, Николке в школу идти. Мать мыла посуду, готовила на утро еду. Затем шла за занавеску, слышался тихий шелест снимаемой одежды, затем легкий скрип родительской кровати, Николка прислушивался к тишине в темной комнате и медленно засыпал под ритмичное поскрипывание кровати, мерное сопение хмельного отца и усталое постанование матери. Николка тогда не сознавал причины таинственных звуков в ночной тишине избы. Прошло больше пяти лет. Николке уже 14 и кое – что из того, о чем вспоминал порой из занавесочной жизни своих родителей, он уже знал от сверстников. Через год после исчезновения отца из дома, шорохи за занавеской на родительской кровати вновь возобновились. Тогда мать и стала выпроваживать сына на ночевку в сарай. Николка понимал причины подобных мер со стороны матери, мужики в её постели бывали не часто, но для матери их присутствие видать было необходимо. Это он знал из едких высказываний соседок, из их бабской болтовни. Но и новое для него чувство, чувство ревности также прибавляло тоски в жизнь пацана. Этими проблемами Николка поделился с Федькой после очередной высылки на сеновал. Друг лишь посочувствовал ему, заверив, что дело тут совершенно безвыходное.

– А ты не думал, что и сам для матери уже подрос и мог бы с ней того... Некоторые мамаши живут со своими сыновьями и называется это по научному – «инцест».

– Врешь ты все – вздохнул Николка – какой еще инцест?

– Это когда родители трахаются со своими детьми – я сам читал в одном медицинском журнале, а твоя мамаша – женщина видная и желание у нее еще есть, так что подумай, может и выгорит дельце. С нашими девчонками слишком хлопотно. А тут если все правильно провернуть – удовольствие и польза – два в одном.

Николка вопросительно уставился на друга.

– А ты сам пробовал хоть раз по настоящему со взрослой теткой?

– До конца не было – признался Федька – как – то мать отправила меня к тетке Наталье за шинковкой. Та и говорит, идем мол в сарай, она где – то там лежит. Зашли мы с ней на погребицу, подержи говорит стремянку, я на полках поищу. Ухватился я за стремянку, а тетя Наталья полезла. Глянул на нее, а под юбкой ноги голые и вроде бы без трусов. И говорит мне, ты меня придерживай – стремянка качается. Ну я руку и сунул ей под юбку повыше колена. У меня аж дыхание перехватило. А тетя Наталья, как бы не замечает и шарит по полке. Короче, у меня такой стояк нарисовался, в пору тяни ее на пол и вали на рогожу. Но тут ее дочка заявилась в сарай. Словом, чуток времени не хватило. Но, я думаю, что еще к ней попробую подвалить.

– Ну, а ты свою мать видел хоть раз без всего? – спросил Федька, косо глядя на Николку. Я свою видел и не раз.

– Ну как – то было разок… на работу собиралась…

– А в баньке подсматривал?

– Боязно как – то …

– Боязно – передразнил его Федька – подсматривать да дрочить – не велика заслуга.

– А сам чего – раз другой в щелку увидел и всё?

– Не только увидел, ну не мать, а пока сеструху, но все в свое время.

– Да врешь ты поди – протянул с сомнением Николка.

– А вот и не вру… Молчать будешь?....

– Спрашиваешь! – горячо воскликнул друг, уставясь на Федьку

– Ну, как – то из школы смотался с четвертого урока, начал Федька, думал родители на работе, Танька поди на занятия ушла, займусь чем – нибудь для себя, как говорится. Открываю дверь, а из комнаты сестры какой – то стук и голоса. Ну один из них был Танькин, а другой незнакомый, может ее сокурсника по медучилищу. Досадно стало, что засветился – обязательно мамке сдаст, уже за то, что помешал им заниматься, чем и так по стуку дивана о стену понятно. А собственно чего дрейфить, если самому не спалиться, то можно ещё и сеструхины секреты просечь. Ну значит, тихо прошел в свою комнату, прислушался. Стук и стоны сестры затихли, слышу шаги в прихожке и довольный голос парня:

– Ну что, для первого раза не плохо, ещё по разу Кешке и Витьке дашь и будем в расчете. Поняла? – Ну чего молчишь, ведь договорились.

– Да поняла – хмуро буркнула в ответ Танька – презики пусть не забудут, без них не стану, но только ещё два раза и всё.

– А что, может и понравится – лиха беда начало.

– Вот именно, что беда, ну хватит лапать, свое уже получил и будет, много вас халявщиков найдется – давай вали уж.

Дверь хлопнула и Танька ушла к себе в комнату. Все, из того, что услышал Федька, ошеломило и возбудило парня. Выходит его сестра вовсю трахается, да не с одним… вот это номер! Сестра была на четыре года старше Федьки и представляла собой нечто классное, оформленное, вызывающее все виды эмоций в сексуальном плане. Как же так получилось, что еще не давно сопливая девчонка превратилась в зачетную деваху со всем наличием женских прелестей.

– Тогда я и решил для себя, – продолжил Федька, – что непременно добьюсь своего. Стану трахать Таньку и она сама будет давать по первому моему желанию. Есть план, если он сработает, то там и с матерью глядишь выгорит.

– Ну ты уж замахнулся, трахаться с мамкой при отце в доме, что – то очень круто – усомнился Николка.

– Отец редкий месяц в дому живет – все больше по найму в городе торчит. Мать частенько ему выговаривает, что мужик должен дома жить, в своей постели со своей женой спать, а не по чужим бабам на стороне промышлять. А мне с кем спать прикажешь? Мужиков в посёлке вовсе не осталось, одни малолетки да подростки. Да и из тех, что повзрослей на перечет у баб, чуть не в очередь к ним. Что же мне теперь, тоже с пацанами по углам шарахаться? Обидно при живом то муже. Был бы хоть свекор жив… ей богу за счастье почла бы, а то в доме, кроме Федьки ни одного мужика нет, да и тот еще малец, – а отец ей говорит:

– Ну ты еще сына мне испорти, знаю вашу породу блядскую, коль прихватит, так удержу на вас не будет. Да и не стоит у него еще – молод для этих дел.

Федька пренебрежительно ухмыльнулся.

– По правде, я и сам не тороплюсь с бабами начинать. Сперва на девках опыта набраться надо, что бы взрослую тетку трахнуть и не опозориться. Ну да ладно обо мне, что тебе теперь делать – то.


* * *


Николка тяжело вздохнул и тупо уставился перед собой.

– Женщину можно обломать по – разному – продолжил Федька – можно силой взять, но стрёмно. По пьяни прокатить может, если момент выбрать подходящий, но после может нагореть и лучше если инициатива будет с ее стороны, но это уж коли сильно свезет…. К примеру, упьется в полный хлам, там уж бери и еби в свое удовольствие, а после всего уж и не вспомнит чего и с кем было.

Николка вздохнув, промямлил:

– Да бревно трахать вроде как – то не в кайф…

– Ладно, там по обстоятельствам разберешься.

Николка пожал плечами, молча соглашаясь с другом.

– Ты не откладывай на долго – предупредил Федька – у меня планы на тебя в дальнейшем имеются. Если наши дела покатят, то и я с тобой поучаствую, ну и ты, конечно, с моими тоже в стороне не останешься.

Николка с сомнением кивнул и соглашаясь, протянул

– Хотелось бы попробовать... Слушай, ты про Татьяну дальше расскажи.

Федька откинулся на спину и продолжил прерванный рассказ.

– Ну, сразу палить сестру на одном случае не стал. Может отбрехаться, м

ол не видел и говорить не о чем. Решил повременить с этим до следующей встречи Таньки с еще двумя пацанами, да не на слух через дверь, а чтоб все в подробностях… Проще, чем отверстие в стене и придумать нечего. В школу на следующий день я, конечно, не пошел, вернее, ушел, но вскоре вернулся и затих у себя в комнате, стал поджидать очередного Танькиного гостя. И он пришел, да не один, а вдвоем. Сестра явно не была готова к такому варианту, но прикинув, что долги можно совместить кивнула им на дверь в свою комнату. Ребята прошли и уселись на диван. Танька принесла полотенце, оглядела парней и предложила начать.

– Время ограничено. Раздевать будете или самой.

– Кешка обнял Таньку, – продолжал Федька, – Витька запустил руки под юбку и стянул трусики с ног, поглаживая голые ягодицы сокурсницы. Кофточку она расстегнула сама. Сняла лифчик. Когда сестра была раздета, стали раздеваться сами. Тем временем Танька легла на диван и приготовилась. Ну а там все пошло, как по писанному. Трахали ее во всех позах, мучительно и долго. Сам я тоже возбудился, глядя на это порево. Танька, та вовсе кончала раз за разом... Словом, когда все уже вымотались и стало тихо, я все еще никак не мог кончить. Просто стояк бесконечный. Пацаны начали одеваться и пошли на выход. Танька была в отключке и не реагировала на них. Когда входная дверь захлопнулась за ними, я пошел взглянуть на сестру. Она лежала так же, как ее оставили пацаны. Ну я подошел и потрогал ее за плечо, но сестра не очнулась. Отключка у ней не проходила. Жутко хотелось трахнуть сестренку по настоящему, но она могла очнуться в любой момент. Тут я придумал отличный выход. Взял косынку, связал ей руки за спиной, полотенцем завязал глаза, чтобы если очнется, не увидит меня и примет за одного из них. Короче, лег на нее и ввел хер в Танькину пизду до упора. Гонял минут пять, пока не кончил. Тут слышу, она прерывисто задышала, вроде как ей подкатило. Я быстро закончил и вышел из дома. Через минут пять я уже своим ключом открыл входную дверь, вошел в квартиру, бросил свой портфель в угол и направился в Танькину комнату, окликнув ее в дверях. Сестра по – прежнему лежала на своем диване, пытаясь освободить от косынки руки. Повязка сползла с глаз и в них был испуг.

– Что с тобой!? – спрашиваю, освобождая сестру.

– Только прошу, не говори родителям! – Чего не говори? – спрашиваю. Да ладно, ладно, не скажу. С тобой все нормально? – Потом, потом – прикрываясь полотенцем бормочет Танька. В глазах слезы – хорошо, что ты успел придти раньше родителей. Она направилась в ванну. Я поколебавшись шагнул за ней. Танька почему–то не выгнала меня, но штору задвинула. Я сел на крышку унитаза и сказал первое, что пришло в голову.

– А ты классно выглядишь!

– Ценитель дамских прелестей – когда успел нахвататься в свои 14.

– Мать видел, тебя тоже – ты лучше.

– Просто моложе, продолжай наблюдать братик – объектов только в нашей родне с избытком. Но помни, теория без практики – деньги на ветер. Регулярная практика – это опыт в жизни подростка.

– В семейном кругу безопаснее и не менее интересней.

– Это мы с мамкой что ли? Ну ты даешь!

– Лучше бы помогла в этом.

– Ты для меня – то пацан, а для матери и подавно.

Она откинула занавеску и потянулась за полотенцем. Я перехватил ее руку и обнял Таньку за талию.

– А может договоримся? Я молчу, а ты меня просветишь в сексуальном плане и к матери подкатить подсобишь.

– Ты серьезно что ли – малолетний извращенец?

Танька прогнулась и уперлась локтем мне в грудь. И тут я почувствовал её мягкий лобок.

– А что? И мне польза и тебе в кайф.

– Ну от родного брата получать кайф – вовсе не дело.

– А ты попробуй, я быстро учусь. Со мной грубости ты не увидишь, садизм меня не привлекает, да и красивая ты очень… Семейный секс популярен и безопасен в кругах знатоков – скаламбурил я.

– Болтун и трепло!... Впрочем, может ты и прав в чем – то. Возможно, и попробую, но не сейчас, если молчать будешь…

– Считай, что договорились, а кто это тебя раздел и связал? Я видел от нас какие то парни выходили.

– Да так, поигрались в порнушку… Ну значит решили: ты молчишь и не болтаешь, а я посодействую тебе в твоих сексуальных извращениях. Ну с мамой будет видно… Хоть у нее с отцом ругань без конца, в сексе тоже свои сложности. Для женщины секс необходим, причем регулярный. Мать на сторону вряд ли пойдет – это еще найти приличного мужика надо, а тут ты сам желанием горишь. Возможно, и сладится дело если, с умом без горячки. Но тебе необходима практика. Скажу, когда будет удобнее. Резинки сама куплю, у тебя и денег не будет.


* * *


Федька закончил свой рассказ и взглянул на Николку. Тот не мигая уставился на друга.

– И что, было у тебя что – то с сестрой, или обломила тебя?

– Потом как – нибудь расскажу – довольно ухмыльнулся Федька. Ты лучше про свою мать расскажи. Неужели ни разу не пробовал хоть полапать слегка?

– Да было раз. Как – то мать послала меня в сарай, забыл уж зачем, так я там прилег на тюк с тряпьем и, вроде как, закемарил. Вдруг, чую сквозь сон, как кто – то рукой по штанам поглаживает. Приятно, знаешь, так стало. Лежу, глаз не открываю, жду, что дальше будет. Сам думаю – кто же тут со мной, может соседская Нинка балует. Ширинку расстегнула и через трусы хрен достала. Ну он взял и встал, ну не встал по настоящему, а так в легкую напрягся. Открою глаза – так сразу спалюсь и все кончится ничем. А она рукой уже подрачивать хрен стала. Вдруг слышу чьи – то тяжелые шаги и на меня набросили тряпку. Через дыры в накидке я вижу в проеме двери стоит Михалыч – наш сосед. Он оглядел сарай и увидел в полутьме женскую фигуру с корзиной.

– Вер, ты что ли?

– Тебе чего надо? – это была мать.

– Не спеши, постой, что спросить хотел – удерживая ее за руку буркнул сосед.

Тут он прижал мать к косяку дверного проема и юбка у неё поползла вверх по ноге. Но она почему – то не реагировала на эту наглость. Свободной рукой Михалыч сжал ей левую грудь и потянул мамку вниз, разворачивая ее спиной к себе.

– Ты тише, у меня за переборкой Николка шельмец заснул.

– Сама приподняла лифчик, сбросила кофту и встав на колени руками уперлась в стенку. Сосед забросил подол юбки ей на спину и стал приставлять член ей между ног. Наконец ему это удалось. Ухватив мамку руками за бедра, Михалыч стал ритмично раскачиваться, от чего ее грудь колыхалась в такт с толчками мужика. Временами он сжимал грудь руками, вызывая у ней хриплые стоны, переходящие в протяжный вой. Я встал с тюков, прижался к переборке стены и смог увидеть их двоих у стены сарая. В темноте я угадывал голые ноги матери, слышал прерывистое дыхание и шлепки тел друг от друга.

* * *


Николку охватило странное чувство к матери, которая стояла перед соседом на карачках и не переставая тихо постанывала, в такт с участившимися ударами его бедер о широкий таз Веры Николаевны. Слышалось сосредоточенное сопение и покряхтывание Михалыча. Но вскоре его усилия пришли к завершающему финалу. Вскрики женщины перекрыл гортанный хрип ее соблазнителя. Оба завалились на бок, тяжело дыша. Рука Веры Николаевны потянула юбку к коленям. Другой она стала застегивать ворот кофты.

– Ну будет тебе – сказала она переведя дыхание – хорошего по маленьку, ступай себе, не ровен час жена прознает – не оберешься сраму!

Михалыч удовлетворенно потянулся, встал отряхивая кепкой штаны и сдержано произнес глядя перед собой:

– Сама то успела?

– Мне по более времени требуется – не молодая уж – произнесла Вера Николаевна – да ладно, считай, что все нормально. Язык придерживай там. Мне разговоры ни к чему – сам понимаешь, вроде как замужняя еще. Ну ступай себе. Дверь скрипнула и сосед исчез в сумерках наступающей ночи.

Вера Николаевна заглянула за перегородку и прислушалась к ровному дыханию сына. Вроде не просыпался. Совсем дошла до сраму – с соседом …, ровно блядь подзаборная – беда просто. До старости еще не скоро, а как дальше жить? Размышляя, Вера Николаевна чувствовала прилив раздражения в себе. Вот сын подрастает, скоро по девкам заладится, а мне в пору самой под него ложиться – хотя и грех это. А что, коли люди не узнают, если все с умом устроить и себе в сласть и сыну в радость. Что в радость, так мать поняла уже давно. Не раз ловила его любопытный и смущенный взгляд на себе.

Продолжение следует