Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Мечта Веры

Мы с Верой дружили с детства. С незапамятных времён. Наши родители были соседями по даче. Сколько себя помню, она была.

Понятно, что в те годы мы виделись только летом. Зато круглыми днями. Лазали по деревьям, купались, гонялись по оврагам, боролись. Ещё до школы мы изучили письки друг у друга и успокоились. После пятого класса, когда у неё начали расти сиськи, она рассказывала мне, как к ним в классе пристают мальчишки и норовят пощупать.

После седьмого, как пацаны лезут под юбки щупать попку и пытаются достать в трусики. И что она сама щупала у двоих сквозь штаны - такие толстые. Мы удовлетворили обоюдное любопытство, рассматрев и изучив друг у друга, и потом ещё не раз обсуждали эти темы.

Став повзрослее, мы уже виделись круглый год, так как и в городе жили не очень далеко. У Веры был постоянный интерес к этому. К совершеннолетию мы испробовали, наверное, уже всё, вместе разглядывая и обсуждая фотографии и ролики с порно-сайтов.

Мы всегда были вместе, ближе, наверное, чем даже брат с сестрой. И естественно, как только настал срок, мы поженились - это само собой разумелось тогда всеми - и родителями, и друзьями, и нами самими. Я не знаю, можно ли назвать это любовью. Мы никогда не сюсюкались, не дарили цветов и подарков, мы жили частью одного целого - так, наверное, близнецы живут. Нам нравилось быть вместе, делать всё вместе, смотреть, читать, обсуждать. Секс для нас не был никаким таинством, мы постоянно им занимались, воспринимая, как естественное отправление, как поесть, попить, поспать. При этом - очень приятное!

Эта история, полагаю, началась в тот день, когда мы вечером в постели отдыхали после оргазма. После моего, как выяснится позже. Вера спросила, не слышал ли я про погоду назавтра. Я протянул с тумбочки ноутбук и сказал:

— Глянь сама в Яндексе!

Я полагаю, её внимание отвлекла какя-то откровенная реклама, назойливо вылезшая в углу - ну, вы знаете, типа, как увеличить член в два раза за три дня. В общем, через некоторое время я услышал какие-то подозрительные вздохи и стоны и повернулся, чтобы посмотреть, что там у неё происходит.

Там два гладких жеребца с невообразимо здоровыми членами ублажали грудастую тёлку, которая сексуально стонала с открытыми как ртом, так и глазами. Именно, что жеребцы и тёлка. Всё это выглядело искусственно и показушно. Даже возбуждения не вызывало. Впрочем, видимо, только у меня из-за соответсивующего состояния.

Вера, не отрывая глаз, толкала меня в бок и дёргала за сдувшийся мокрый член:

— Смотри, смотри! Ка-ки-и-ие-е! Слушай, неужели такие бывают?! Вот бы попробовать... - Кажется, она даже мечтательно глазки закатила.

— Вера, ну, это же кино!

— Да понятно, понятно. Но не искусственные же они у них? Значит, такие бывают! Представляешь, как на него приятно насадиться?

— Нет, не представляю.

— Это уж точно. С твоей-то палочкой!

— Не нравится, не лезь! - Обиделся я и отвернулся, отталкивая её руку.

— Ну, ладно тебе! Что ты обижаешься? Ведь правда, глянь на свой и на их. - Она махнула рукой в сторону экрана.

— Раньше тебе нравился.

— Да мне и сейчас нравится! Ну, ты чего? Это же моя любимая игрушка. - Она прижала меня сверху грудью и заграбастала все причандалы в ладонь. - Только вот смотри! - В голосе послышались серьёзные нотки.

Вера захлопнула ноутбук и села на меня верхом, упираясь руками мне в грудь. Глаза блестели, но больше не улыбались.

— Вот смотри! Ты сейчас кончил и отвалился. Тебе приятно?

— Прият...

— Молчи! - Она прижала палец мне к губам. - Приятно. Ты отлежишься сейчас, я тебя разогрею, и мы ещё покувыркаемся. Может быть, минут двадцать. И ты опять кончишь. И тогда уж заснёшь до утра. А я?!

Вера вздёрнула плечи и развела в сторону руки, как бы вопрошая не только у меня а у всего мира. Она слезла, повернулась попкой и склонилась над моим пахом.

— А мне щупать и сжимать эту мокрую тряпочку и мечтать? - Она потеребила вялый пенис и снова повернулась ко мне. - А ты знаешь? Знаешь, как я ночами насилую свою киску руками? Знаешь, как я извожу себя дрочкой, пока ты дрыхнешь? Я не умею кончать! - Она склонила голову и смотрела в упор мне в глаза. Протянула назад руку и положила ладонь мне между ног. - Не умею кончать вот от этого.

Я смотрел в её огромные карие глаза и пытался осознать, что же такое она говорит. Это было невероятно!

— Верка! А как же раньше? Зачем? Ты, правда, терпишь меня всё это время, а сама... Но зачем?!

Она положила голову мне на грудь, поцеловала сосок и погладила внизу.

— Почему терпишь? Мне хорошо с тобой. Мне очень приятно. Я хочу тебя всегда. Мне приятно, когда ты меня гладишь там, целуешь, входишь в меня, прижимаешь, трёшься. Это так садко! Я летаю. - Она подняла голову, чмокнула меня в нос и опустилась назад. - Только вот долететь никак не могу.

Она села рядом по-турецки и, продолжая тихонько ласкать рукой моё хозяйство, серьёзно смотрела в глаза.

— Пару раз было. Один раз, тогда давно, после свадьбы, когда ты сильно уставал, и мы купили тебе виагру. А второй недавно, когда ты нажрался до беспамятства и ничего не соображал. Но стоял он у тебя колом почти час. И ты тогда так и не кончил. Зато я смогла.

Она опять повернулась, склонилась лицом к моему паху и взяла в рот. Я погладил торчащую рядом белую попку, провёл рукой между ягодицами и пощупал влажную киску. Губки, обрамлённые мягкой шёрсткой, были припухшими, полуоткрытыми, палец сам собой погрузился в горячее нежное лоно. Она подвигала попой, что-то промычала, пытаясь заглотить пенис целиком чуть ли не с мошонкой.

Я пошевелился, потянул попу к себе двумя руками. Она поняла и села по-лягушачьи мне на лицо, подставляя всю красоту. Как я люблю такие поцелуи! Когда губы моего рта сливаются с губами её киски. Я поцеловал и пососал все её складочки, облизал всю горячую щёлку, засунул язык в дырочку, сколько смог. Обхватив руками за бёдра, я пальцами растягивал её киску, задирая капюшончик, и дразнил языком гладенькую розовую головку.

Она елозила тазом мне по лицу и сильно дёргала плечами, качая головой и насаживаясь ртом на торчащий уже вовсю член.

— Не могу-у-у! Хочу-у-у!!! - Она быстро соскочила, развернулась, и стала садиться на пенис. - Иди ко мне скорее, я хочу тебя!

Насадившись на стержень, она поскакала, то откидываясь назад и упираясь руками мне в ноги, то склоняясь вперёд и упираясь в грудь.

Я начал ощущать надвигающуюся волну, готовую вот-вот прорвать плотину и накрыть меня с головой. Помня про разговор, что был несколько минут назад, я старался оттянуть момент, ослабить возбуждение, отвлечься. "Сколько будет 347х17? На 10 - 3470. Плюс на 5 - половинка - 1735. Потом ещё два раза по 347." Не возможно! Ощущения Веркиного влагалища, двигающегося по моему члену, вид подскакивающих грудей с торчащими сосками, блеск тёмных глаз, нежная кожа бёдер - как можно сосредоточиться на чём-то ещё!

— Верка, я больше не могу! Давай потише, я сейчас кончу.

— Давай-давай! Сильней! - Она зажмурила глаза, запрокинула голову и заскакала ещё сильнее.

И я не сдержался, спустил в неё всю накопившуюся страсть.

— Да, вот так! Ещё! Ещё! - Она бешенно прыгала, терзая мою плоть.

Плоть сдулась и выскользнула из объятий. Верка упала мне на грудь, тяжело дыша. Я был в полной прострации.

— Ну, кончила? - Прохрипел я с трудом.

— Не-а.

— Сама виновата...

Так мы и заснули той ночью. По крайней мере - я.

На следующий вечер я попытался вернуться к теме.

— Вер, я же не падишах какой, чтобы наслаждаться гаремом, не заботясь об удовольствии своих женщин.

— Это точно. Какой уж тут гарем? Я одна тебя насмерть замучаю таким наслаждением.

— Ну, я не об этом. Нам надо серьёзно подумать, как доводить тебя до оргазма раньше, чем я умру. Как добиться гармонии - чтобы и мне, и тебе.

— Да брось ты! Всё в порядке. Тебе хорошо?

— Мне да. Хотя, нет, конечно! Раз тебе плохо.

— Мне хорошо! Чего плохо? Ты всё мне делаешь очень приятно.

— Ну, ты же... это... не кончаешь. Как ты спала сегодня?

— Нормально, как обычно. А кончать? Может, мне и не надо. Не все же женщины кончают. Может, мне специально так - чтобы подольше, чтобы наслаждаться без конца.

Когда вечер закончился, мы легли. И привычно потянулись с ласками друг к другу.

— Я сама виновата, - сказала задумчиво жена, прижимаясь к моей груди, и нежно водя ладонью по поднимающемуся члену. - Я не могу стерпеть. Он мне позарез нужен внутри. Ты ласкаешь у меня языком, пальцами, я целую у тебя и завожусь так, что не могу сдержаться. Наверное, ты сможешь меня просто языком довести до оргазма, как ты умеешь. Но я тебя уже убью несколько раз потому, что мне нестерпимо захочется насадиться на член раньше. - Она оттянула вниз крайнюю плоть, опустила голову и чмокнула член в головку. - А ты тут же кончишь.

— Давай мы купим тебе искусственный, игрушку. Я когда кончу, то потрахаю тебя им.

— Резиновый? Бррр! - Она посмотрела на меня серьёзно. - Не вздумай! Я задумывалась раньше. Мне даже мастурбация не помогает. Мне нужен настоящий. Как у тебя. Только побольше. И подольше.

— Но у меня только такой. Побольше он не вырастет. А подольше мы можем сделать, если вместе будем стараться, следить за ним не торопить.

— Мы так и делаем. Но я так не могу! Я в эти моменты не могу думать ни о чём, кроме "хочу". Что в этом плохого? Мы с тобой так скоро сведём всё к рутинному процессу по плану и графику. И он перестанет приносить удовольствие. Если не будет "хочу", какой с этого толк? Нафига мы с тобой тогда всё это делаем? Нафига мы вообще будем вместе?

— Ничего себе! Мне казалось, это я хочу, но не могу. А оказывается это ты у нас хочешь, но не можешь. Хочешь всё время, и не можешь сдержаться. А я хочу, быстренько могу, а потом уже не могу и не хочу. И что же нам со всем этим делать?

— Ничего не надо делать. Всё нормально. Нам же хорошо вдвоём. Сейчас я тебя поцелую и мы с тобой полетим. Она опустилась мне между ног и занялась минетом.

— Вер, может, наоборот - я тебя поцелую. А то ты опять сейчас меня раздрочишь, я спущу, и никуда мы не полетим.

— Ну, дай поиграться! Ещё чуть-чуть. Я так люблю!

И всё покатилось по привычной схеме. На этот раз даже хуже. Я совсем не успел её поласкать, как она вскарабкалась на меня и загнала в пену. Я лежал обессиленный, а она щупала липкий сдувшийся член и тащила мою руку себе между ног, чтобы я ласкал разгорячённую мокрую плоть.

Перед сном мы обычно сношались пару раз. Второй я выдерживал подольше, если только иногда совсем не мог продолжать и отваливался полным импотентом.

— Наверное, я амазонка. На востоке у мужиков много жён, а у них было наоборот - много мужей.

— Ты нимфоманка. Тебя просто разок надо оттрахать как следует, чтобы удовлетворилась, и ты успокоишься.

— Правда? А как это "как следует"? Ну-ка, расскажи, расскажи! Может исполнишь?

— Не заводись, я не в обиду. - Я поковырялся пальцами в скользкой половой щели жены. - Хорошо, ты - амазонка. Тебе нужен гарем из мужиков.

— Ага, из кобелей!
— Ты, вправду, отдалась бы другому мужику? Как ты себе это представляешь?
— Не представляю. Представляла бы - давно бы отдалась.
— В смысле?
— Мне нравится у тебя. И я боюсь менять. Я счастливая с тобой. А вдруг там окажется хуже.
— Где там?
— У другого.

— А ты пойдёшь к другому только, когда меня бросишь? Верная жена! - Я погладил её по голове и прижал к себе. - Я думал, так, втихаря, трахнешься на стороне, я и не замечу.

— Ты серьёзно? Ты бы стерпел, если бы я трахалась на стороне? - Она подняла голову и уставилась на меня в упор.

— Нет, наверное. Нет, точно нет. Не могу представить, как ты подставляешь кому-то вместо меня... А потом, потом приносишь домой и подставляешь мне. Бррр! И вообще, что они там с тобой ещё делают.

— То есть, ты боишься за меня? - Она поцеловала мненя в губы, просунула язычок и подразнила во рту. - Боишься, что меня будет лапать чужой мужик.

— И трахать, и лапать.

— Точно, мне надо было быть амазонкой. В гареме чужих нет, в гареме все свои, семья. Вот ты отдал бы меня брату?

— У меня нет брата.

— Я знаю, это я так - представила. Вы бы были похожи, он бы был, как ты, ты - как он. Вы бы вдвоём меня бы наверняка затрахали до полусмерти.

— Как вдвоём? Какие у тебя фантазии, однако... - Я приподнялся, перевернул жену на спину и вскарабкался на неё. - Ну-ка, раздвинь свои ножки!

Она с готовностью раздвинула ноги и подняла их мне за спину. Я погрузился во влажные недра, там было тепло и приятно. Я прижался лобком к лобку и не торопился начинать.

— Ты когда мастурбируешь, - когда я сплю, как ты говоришь, - ты кого себе представляешь? Меня или другого мужика? Или абстрактный член.

— Абстрактные члены.

— Члены? Много? То есть, как? Все вместе или по-очереди?

— Все вместе. И по очереди. Долго... - Она попыталась поёрзать подо мной.

Я держался, прижимал её и не двигался.

— Ну-ка, ну-ка, расскажи. Как ты себе представляешь много членов и все вместе? И в попку тоже?

— Нет, в попку ни за что! Просто представляю, вот они все вокруг, я их трогаю, глажу, лижу, сосу. Они меня трогают, гладят, везде-везде. И трахают нежно, при этом заполняя всю-всю, упираясь головкой в самое дно.

Она подёргалась тазом мне навстречу, надавливая пятками на задницу, и толкая в бёдра, чтобы я шевелился.

— Ну, трахни меня скорее! Не дразнись.

Я приподнялся и начал медленные фрикции, пытаясь представить, что будь у меня на самом деле брат, смог бы я с ним разделить жену? Брата я представить не смог. Зато представил себе приятеля с работы Дениса. И вдруг подумал, чтобы наконец удовлетворить Верку, его бы инструментом я готов воспользоваться. Правда, при этом я не представлял, какой у него там инструмент. Просто подумал, что если Денис у нас как-нибудь задержится, и Верке захочется, мы с ним напару, наверное, могли бы доставить ей удовольствие. Мне бы не было противно. Денис у нас бывал, Верка его знает.

Я стал представлять, как лежу на краю, свесив ноги, Верка стоит надо мной, отклячив зад, делает мне минет, а Денис трахает её, стоя сзади. Нет, не так. Верка лежит на краю, задрав ноги, Денис трахает её стоя, а я сижу у неё на животе и трахаю между сжатых грудей. А потом спускаю в открытый рот.

А лучше так. Я сижу, подрачивая член, и наблюдаю, как Денис трахает жену, потом достаёт - внутрь ему запрещено - и спускает ей на живот. Она лежит вся разгорячённая и перевозбуждённая, тут подхожу я и трахаю её изо всех сил и мы оба, корчась, кончаем вместе.

Зад мой задёргался и замер, вжавшись в тело жены. Я, выгнув спину, сладострастно кончал, закачивая в неё горячие липкие струи. Потом рухнул без сил, ощущая между нами её руку, которой она дрочит себе клитор. Мечты остались мечтами. Реально Верка опять не кончила.

Шли дни. Как-то мы с Денисом задержались в гараже и прежде, чем разойтись, решили выпить по паре пива. Но, глядя друг на друга, поняли, что нам стыдно в таком виде зайти в магазин. Уж больно мы были чумазые.

— Пойдём ко мне! - Предложил я. - Помоемся, потом спустимся в магазин, возьмём и попьём у нас.

Предложение было разумное, гараж был рядом. А вот Денис недавно переехал, и жил теперь чёрт те где. Гараж пора было продавать.

По дороге Денис показал вдруг на подъезд:

— А пошли в сауну! Я там был - классная сауна. Там и пиво есть.
— Ну,.. меня Верка ждёт, мне домой надо.
— Бери с собой! Пусть выходит, чего тут - два метра.
— Ну, я не знаю...
— Давай, зайдём, спросим, если занято, пойдём к тебе, если свободно, останемся.

И он в две секунды затащил меня в дверь под призывной вывеской "Отдохни!". Коридор в подвале был устлан ковром. Оказалось, что здесь четыре сауны. "Большие заняты, маленькие свободны," - сказала дежурная.

— А что значит маленькие?
— На четверых.
— А душ там есть?
— И душ, и купель, и гостиная с камином и биллиардом.
— Всё, берём! Однозначно. - Заявил Денис. - Звони.

Я позвонил домой прямо от дежурной.

— Привет!
— Привет! Ты где?
— Мы тут с Денисом решили пивка выпить в сауне.
— Ничего себе! Это что за блядство? И ты мне так запросто звонишь.
— Вер, мы же не с бабами. Мы реально в сауне. Грязные очень. Помыться, попариться.
— Дома нельзя помыться?
— Мы и шли домой. Это рядом. Дом у нас на задах, вход с торца. Денис говорит, он тут был, ему понравилось.
— Знаю я, что ему понравилось!
— Верка! Он сказал, чтобы ты выходила. Мы тебя ждём.
— Меня? Зачем?
— Ну, ты что? Отдохнуть, попариться. Зо одно сама убедишься, что по-честному.
— Ладно, парьтесь! Скоро придёшь?
— Ну, так не знаю. Мы на два часа сняли.
— Ничего себе, помыться!
— Так и для тебя тоже.
— Ну,.. я не знаю. Ладно, сейчас приду.
— Скажешь, в четвёртый номер, я предупрежу.

Пока мы смывали мочалками гаражную грязь под душем, Верка успела придти, раздеться и заказать нам по кружке. Мы сидели распаренные на огромных кожанных креслах, завернувшись в простыни и потягивали пиво. Лица у всех были красные. На мужчинах простыни были обёрныты вокруг пояса, поэтому мы светились ещё красной грудью. На Верке простыня была обёрнута выше, и у неё красными были ноги.

"Ах, какие у моей Верки ножки!" - Подумал я и посмотрел на Дениса, не засматривается ли. А он засматривался.

— Ладно, пойдём ещё попаримся! - Поднялся я.

— Давайте, мальчики, идите! А то я тоже уже хочу.

Мы пошли в сауну. Свет неяркий. Очень жарко. Я снял с себя полотенце и расстелил на верхней полке. Денис лёг подо мной на следующей. Между ног у него было чисто выбрито. Розовели аккуратные яички и лежала мясистая колбаска полового члена. Головка угадывалась утолщением под крайней плотью. "Побольше моего будет," - пронеслось в голове. - "Или он уже возбудился на Веркины ножки? Ну, да, с непривычки-то! Я бы тоже возбудился."

Кожу уже жгло нестерпимо.

— Всё! Я пошёл. - Я поторопился спуститься, перелезая через Дениса, вышел и с разбуга плюхнулся в купель.

— Мальчики, вы всё? - Крикнула Верка из гостинной.

Вода была ледяная, но ошпаривала, как кипятком. Невообразимый кайф! Я пару раз нырнул с головой и с шумом вылез вытираться. Из кабинки вышел Денис и последовал моему примеру.

— Вер, иди! Мы всё.

— Я уже здесь, - раздался голос жены из сауны.

Мы сидели, красные, как раки, да ещё и в белые пятна, как божьи коровки, и, тяжело дыша, смотрели друг на друга.

Верка в купель побоялась. Она прошла мимо нас в душевую и поплескалась немного там.

— Уффф! Ребята, какие вы молодцы! Как здорово, что вы придумали сюда пойти! - Такая же красная с пятнистыми ногами она забралась в своё кресло, глядя на нас счастливыми глазами. - Закажите мне ещё пива. И себе сразу, у вас сейчас закончится.

Денис нажал на кнопку вызова. Спустя какое-то время в дверь постучали. Денис пошёл открывать. Но вдруг вернулся без пива и сказал:

— Всё! Время закончилось. Продевать будем?
— Будем, конечно! - Воскликнула Верка. - Пусть пиво несут.
— А можно? - Спросил я неуверенно.
— Сейчас спросим. - Денис скрылся за дверью. Потом крикнул из предбанника:
— На сколько? На час?
— На два! - Крикнула Верка.
— Хорошо! - Крикнул Денис.

Верка подсела ко мне с горящими глазами и горячо зашептала:

— Ты видал? Видал, какой у него?
— Какой?
— Такой гладенький, аккуратненький, красивый. Как у тебя тогда на даче в детстве.
— А ты откуда знаешь?
— Так я пошла, думала вы вышли, а он там лежит. И даже накрыться не может потому, что простыня под ним. Ну, я сделал вид, что всё в порядке, так и надо, сняла свою и тоже легла.
— Ну, ты даёшь! Он же там озвереет.
— Нормально, он прикрылся руками, встал и вышел. А дальше, я думаю, купель сделает своё дело - она же у вас ледяная.

Вошёл Денис и принёс три полные кружки. Холодненького сейчас было хорошо!

— Верк, ты чего в купель не идёшь? - Спросил я. - Знаешь, какой кайф? Невообразимый. Непередаваемый. Я не могу рассказать, это попробовать надо. - Мне действительно очень хотелось, чтобы она попробовала. Чтобы тоже испытала ни с чем не сравнимое ощущение от ледяной воды после парилки. - Ты только прокались, как следует. Полежи там до последнего, пока терпеть сможешь. Именно полежи, чтобы всё тело равномерно грелось. Когда сидишь, голова пухнет, а ноги мёрзнут.

— Страшно! Я боюсь. Я пробовала, вода действительно ледяная.
— Это ты ладошкой пробовала. Когда ты горячая плюхнешься, всё по-другому будет.
— Ну,.. эх! Ладно! Тогда я пошла. Спасайте, если задохнусь.

И жена ушла греться, а мы сидели, глядели друг на друга и пили молча пиво. Всё тело млело. Не хотелось ни шевелиться, ни разговаривать. Верки не было долго. Наконец, мы услышали, как хлопнула дверь. Потом тишина. Потом вдруг громкий всплеск падающего в воду тела и... дикий визг!

Я бросился туда. Верка скукожившись, сжав локтями груди, закрывая ладонями лицо и пальцами уши, набрав в грудь побольше воздуха, ныряла с головой, выныривала, выпучив глаза, издавала пронзительный визг, опять набирала в грудь побольше воздуха и снова ныряла.

— Хватит, хватит! - Крикнул я. - Три раза, и хватит! Вылезай.

Она протянула руки, и я помог ей выбраться из купели. Она стояла на бортике, как Афродита, во весь рост, бузумно красивая, проводила ладонями по телу сверху вниз, обтирая воду, и смотрела куда-то мне за спину. Я обернулся. Сзади стоял Денис и во все глаза пялился на мою жену.

Я протянул ей её простыню, что валялась рядом, и пошёл назад в гостиную, подталкивая Дениса.Вера долго вытиралась, наконец вошла, с зачёсанными назад мокрыми волосами, тщательно упакованная в белую простыню с алыми стройными ногами внизу. Бурые соски и тёмный треугольник внизу просвечивали сквозь мокрую ткань. Она забралась с ногами в кожанное кресло, и под ней стала растекаться лужица.

— Верка, ты насквозь мокрая! Ты простудишься, так нельзя. - Я покрутил головой вокруг. - Вот возьми мою, она почти сухая. - Я стащил с себя простыню и протянул ей, трезво рассуждая, что Денис - мужик, Верка - моя жена, и я перед каждым могу ходить голый. Вполне. Перед обоими. Вместе...

Жена посмотрела на меня, слезла с кресла, посмотрела на оставленную лужу, сняла с себя мокрую простыню, вытерла, как смогла воду, завернулась в мою и пошла отжимать тряпку.

— Брось ты её! - махнул я рукой на корзину у стены.

— Я её расстелю, она там моментально высохнет. - И она скрылась в сауне.

— Зато там теперь воздух будет влажный, - сказал я, когда она вернулась. - А я влажный не выношу.

— Посидишь пока, это быстро. - она повернулась к Денису. - Дениск, тебе как? Тоже не переносишь?

Тот пожал плечами:

— Мне всё равно.

— Тогда можешь идти. Я только что, а вы давно уже не были. Хотя... - Она поёжилась, охватывая себя руками. - Что-то я озябла с вашей купели. Я тоже пойду! - И она, бросив меня, упорхнула вслед за парнем.

Я остался один. Сидел и размышлял. Это оно? То, о чём мы говорили? Как я отношусь к этому? Я пытался представить, как они там, что делают. Сидят на лавках в простынях? Или без? Лежат, прикрывшись? Или голые? Разговаривают? О чём? Может, трогают друг друга? Может, он гладит её грудь, а она его пенис? Сходить посмотреть?

Верка вышла. Купель проигнорировала, в душ не пошла. Села горячая мне на колени и обняла за плечи. Голые ноги из под простыни торчали аж до попы, которой она упиралась в мой обнажённый член. Он быстро от всего этого зашевелился, намереваясь вскочить.

— Вер, неудобно. - Попытался я ссадить её. - Снйчас Денис придёт.

— Пусть приходит. Давай посмотрим, как у него встаёт. Ты же тоже не видел? - И она развела чуть ноги, поворачиваясь к его креслу.

— Вер, ну, ты что? Сядь нормально.

— Я нормально. Давай посмотрим. Он классный парень, кажется.

Послышался плеск Дениса из купели. Он вошёл, оборачивая вокруг пояса простыню, прошёл к своему креслу и остановился, уставивись на нас.

— Денис, закажи ещё пива! Кончилось. - Невинно попросла Верка, обнимая голого мужа за шею и демонстрируя длинные голые ноги, сидя у него на коленях.

Денис потянулся, еле успел подхватить сползающую простыню, на мгновение сверкнув крепким задом, и нажал на кнопку. Потм неторопливо пошёл в предбанник.

— Как мы его? - Горячо зашептала Верка в ухо. - Как мы его будем? Мы сами займёмся, а он пусть смотрит и возбуждается? Или я буду его соблазнять, а ты будешь мне помогать и не ревновать?

— Я? Я не знаю... Мне неудобно при нём... тебя трахать. А он? А он, если ведь у него вскочит, ему ведь надо будет куда-то это пристроить.

— Как думаешь, сюда? - Она опустила руку и, заглядывая себе между ног, ткнула пальчик между половых губ. - Или сюда? - Она поднесла и положила пальчик себе в рот.

— А ты сама как думаешь? Ты хочешь его? - Спросил я, а про себя подумал: "А я хочу этого?"

— Кажется, хочу. Я не знаю, какой он у него. Вдруг не понравится. По-этому, давай посмотрим сначала.

Вернулся Денис с пивом. Мы разобрали кружки, Верка слезла с моих колен, но села рядом, положив руку мне на бедро совсем близко от органа, и выставив в Дениса круглые голые колени. А может, ему и между ними что-нибудь было видно.

— Денис, ты сейчас один живёшь?
— Один.
— А девушка у тебя есть?
— Н-нет.
— Вообще нет девушки? А как же ты с этим обходишься? - Она взяла в ладонь мой пенис, поставила его торчком, потом отпустила и убрала руку.
— Ну,.. никак.
— Ну, как это никак? Дрочишь вот так? - Она снова схватила меня за член и сделала несколько движений.
Член не поддался, но немного напрягся.
— Или по вызову заказываешь? Профессиональный, так сказать, сервис.

Денис сидел, не зная, что ответить. Покраснел он или нет, сказать было невозможно потому, что он и так пришёл из купели после сауны, как рак.

Но было заметно, что ему неловко.
— Ну, чего ты скуксился? Скажи честно! Эх, не пиво надо было заказывать.
— Не заказываю я ничего. - Денис решительно в два глотка опорожнил кружку и снова нажал на звонок.
— Значит, дрочишь! Это здорово. Все дрочат. - Верка изображала прямо неподдельный восторг.
— Онанируют, - поправил я.
— Ага, мастурбируют. - Поддакнула она.
— Мужская мастурбация называется онанизм, - стоял я на своём.
Денис встал и вышел.
— Куда он? - Зашептала Верка громко.
— Не знаю, наверное, за водкой.
Денис принёс ещё три кружки.
— Вы не выпьете, я допью. - Пояснил он в ответ на наши вопросительные взгляды.

— Дениск! - Верку, кажется, было уже не остановить. - Ты не стесняйся. Я чего спрашиваю? Я хочу, чтобы ты не обижался. Мы здесь вдвоём, она обхватила меня за шею и демонстративно облизала мой рот. А ты один. Ты же наш друг, я хочу, чтобы тебе тоже было хорошо.

Она встала и подошла к нему.

— Давай, скидывай свою мокрую тряпку! - Она потянулась к его животу. - Оставайся вон, как мой муж.

Мне показалось, что Верка нарочно переигрывает и говорит, как пьяная. Не могла она быть такой пьяной с двух кружек. Ну, да ладно!

— Она подёргала узел на простыне у Дениса, а потом шагнула в сторону и со словами:

— Ну, как хочешь! А я вот сниму назло. - Распустила свою простыню и отбросила в сторону.

Постояв и покрутившись посередине, демонстрируя нам все свои прелести, она вернулась ко мне, села рядом и взяла рукой мой пенис.

— А вот муж мой любит, когда я ему так дрочу. - Она запустила руку мне между ног и попыталась поводить ей по вялому стволу. - Только его разбудить сначала надо, поднять.

Она склонилась и взяла член в рот, иногда доставая, чтобы выговорить по словам:

— Миленький. Мой. Иди сюда. Мой славный. Поднимайся. Тебя ждут. Приятные дела.

Ну, как его можно было долго уговаривать? Конечно, он быстро вскочил во весь рост и засиял яркой головкой.

Верка села обратно, и теперь уже дроча по-настоящему, обратилась к Денису.

— Вооот! Видишь, какое чудо там у нас выросло в кустах. А у тебя как? Да скинь ты эту простыню в конце концов!

Она, продолжая одной рукой надраивать мне ствол, закинула ногу за мою, разведя таким образом бёдра, и опустила вторую руку себе между ног, наверняка, чтобы развести пальчиками половые губы.

Денис сидел, устремившись вперёд, сжав колени и прижимая обе руки к низу живота. Он не отрывал глаз от нас. Не столько от моей головки, сколько от розового бутона в шерстяном обрамлении между ног у моей жены.

Верка поднялась и начала враскорячку садиться мне на колени спиной ко мне. Так мы с ней раньше не пробовали. Помогая себе рукой, она насадилась на мой член и запрыгала на нём, упираясь руками мне в колени.

— Денис, подойди! Дай я тебя поцелую.

Денис встал, простыня сползла к ногам. Член его торчал почти до пупка. Нет, он был не такой, конечно, как у тех жеребцов на компьютере, но вполне приличный. Подлиннее моего. И потолще. И очень эстетичный, пропорциональный, правильный.

— Какая прелесть! - Протянула руку Верка. - Иди скорее сюда.

Денис подошёл, и Верка тут же схватилась за него и засунула головку себе в рот. Я ласкал её грудки, она скакала на моём члене, держась рукой за новую игрушку и самозабвенно обсасывала её. Денис запустил пальцы ей в волосы и всё сильней и сильней дёргал женскую голову себе в пах.

— Верка, я сейчас кончу! - Прокряхтел я в спину.

В ответ услышал только нечленораздельное мычание, и жена запрыгала ещё отчаянней. Я спустил в неё весь заряд и вскоре ей стало не на чем больше прыгать. Она встала повернулась ко мне, держась рукой за тот член, и опустила рот на мой уставший.

— Денис, возми меня сзади! - Приказала она, отрываясь от моего члена.

Денис какое-то время пристраивался, потом, видимо, наконец вставил. Какое-то время у них, судя по беспорядочным движениям, не получалось. Наверное, Денису было низко. Она поднялась на цыпочки, отклячивая попу, как могла. Он задрал ей одну ногу на подлокотник кресла, подхватил рукой под живот, удерживая на удобной высоте, и дело у них пошло, заладилось.

Верка ритмично под ударами сзади дёргала головой и двигала ртом по моему воскресшему члену. "Я так ещё кончу!" - Подумал я, хватаясь пальцами за Веркины соски и поднимая глаза на Дениса.

— Не вздумай кончить! В неё.

Он молча кивнул, продолжая методично двигать задом. Удовольствие росло и росло и вот, наконец, я почувствовал, что оргазм подступает. "Надо же! Я сейчас второй раз кончу, а он всё трахает, как автомат."

— Сейчас кончу, - предупредил я жену.

В ответ раздалось нечленораздельное мычание. Я попытался оттолкнуть её голову, но она не далась. "Ну, как хочешь!" - И я спустил ей прямо в рот. Мы с ней никогда так раньше не делали. Она, дёрнувшись, закашлялась, но головку изо рта не выпустила. Денис достал свой член и, дроча рукой, стал спускать ей на попу, на спину и даже до моего лба долетело. Верка повернулась и облизала головку и ему. Потом толкнула его, втискивая нас рядом в одно кресло и улеглась на колени обоих, обхватив меня за шею.

— Хорошо! - Мечтательно выдохнула она. - Но мало!
Верка встала, бросив нас одних в кресле и пошла в сауну. Мы посидели и стали выбираться, не глядя друг на друга. Потом почему-то, не сговариваясь пош

ли в душ. Пришла жена. Тоже сполоснулась. Обняла меня за шею, прижимаясь грудью и спросила на ухо:

— Ты в порядке, милый?

— Я нормально. Как ты? - Заботливо спросил я.

Она отстранилась потянулась, раскидывая руки и поднимаясь на цыпочки:

— Ой, мальчики, как хорошо-то!

Потом провела руками по телу и спросила Дениса:

— Ты как, Денис, не испугался? - При этом она протянула руку и пощупала его свисающий член.

— Мне очень понравилось, - без обияков ответил Денис, косясь на меня.

— Так, Денис, я предлагаю тебе сегодня заночевать у нас. - Она повернулась ко мне с невинной улыбкой. - Правда, дорогой?

И не дожидаясь ответа, опять Денису:

— Мы приглашаем тебя в гости на пир. Мы будем и гурманами и деликатесами. Мы будем наслаждаться друг другом. - Она опять взглянула на мои бестолковые ошарашенные глаза. - Вернее, вы будете наслаждаться мной, - она чмокнула меня в нос, - а я Вами, - она пожала ладонью Дениса за член. - У нас комната маленькая, зато кровать большая.

И мы собрались и пошли. К нам. На "пир".

Пир длился не долго. Даже вдвоём поочереди мы не смогли довести Верку до оргазма. Выдохлись совершенно. Я и так уже дважды кончил. И дома меня хватило ещё на раз. А Денис на новенького очень сильно перевозбуждался от моей Верки и тоже не мог сдерживать страсть.

Уже через час мы были полностью обессиленны и уснули, уткнувшись носами в Веркины груди, которая в каждой руке держала по дохлому пенису.

На утро, я пытался выяснить у жены, как она спала. Мы с Денисом избегали встречаться взглядами. А Верка наоборот - была деланно бодра и весела.

— Ой, мальчики! Как же с вами было хорошо! - Она чмокнула меня в щёку и погладила Дениса по бугру на брюках. - Давайте, до вечера! Я жду вас обоих.

Она проводила нас до двери и на прощание, уже высунув голову на лестницу, спросила:

— А у вас там ещё друзей нет?

Денис оглянулся и посмотрел непонимающе. Я вообще не нашёлся что сказать. По дороге я решил объясниться. Я рассказал Денису, что мы с Веркой знакомы всю жизнь, что мы с ней трахаемся чуть ли ни с детства и продолжаем трахаться до сих пор каждый день с огромным удовольствием. Но вот недавно, она вдруг заявила, что я её никогда не удовлетворял, и что она не получает от меня оргазма. Но другие мужики ей не нужны, она любит меня, она хочет со мной, ей только хочется, чтобы было побольше крепких членов.

Денис слушал с большим удивлением.

— Ну, вы, ребята, даёте! Так вы нарочно заманили меня? Я думал, что и вправду понравился.

— Ничего не нарочно! Так получилось. Ты вспомни, кто нас вчера в эту сауну затащил. Чуть не насильно. - Я похлопал его по плечу. - А ты ей, правда, понравился. Вернее, - поправился я, - твой ей очень понравился.

— Ну, хотя бы так... - Не нашёлся, что возразить Денис.

Мы шли молча, по сосредоточенному лицу приятеля было видно, что он серьёзно обдумывает всё, что услышал, и всё, что произошло.

— Ну, и что теперь? Ты всерьёз будешь ей искать ещё новые члены?
— Не ищу я ей ничего. Я же тебе сказал - это случайно.
— Но она явно рассчитывает, я слышал, как она сказала. - Он махнул рукой назад за спину.
— Ну, сказала, и сказала.
— Не говори-и-и! Она точно надеется, что её в конце концов оттрахают, как следует. Во все дыры.
— Во все дыры не надо. Она хуже смерти боится анала.

— Это я так, образно. Речь не о жестокости, речь именно о наслаждении. Тут либо надо какого-то негра найти с отбойным молотком. Либо... У тебя есть знакомый негр?
— Нет, слава Богу! Что либо?
— Либо брать количеством, как она и просит.

— Ну, и как ты себе это представляешь? Открыть какой-нибудь анонимный паноптикум, где каждый через дырку в стене будет трахать мою жену?
— Не ерепенься. Твоя жена, в конце концов. Что мне тебя учить? В Интернете не смотрели? Там обявления какие-нибудь "ищем пару МЖ" или "семья свингеров познакомится"?
— Нет, не смотрели. Мы только теоретическм обсуждали. Ты случайно подвернулся.

Мы почти дошли, когда Денис вдруг хлопнул себя по лбу и остановился.

— Слу-у-ушай! Только ничего не говори, подумай. Нам четверых стажёров прислали, молодых оболтусов на неделю. Они реальные жеребцы. И баб, наверняка, не нюхали ещё, только мечтают. Их через неделю не будет, они нас не знают, мы их не знаем.

— Несовершеннолетние что ли?
— Не, не должны. Проверим.
— И как? Как ты их э... позовёшь, если говоришь, что не знаешь.
— Слушай, не накручивай. Тоже мне проблема заманить юнца тёлку трахнуть.
— Вот пусть своих тёлок и трахают! А не мою жену.
— Тихо, тихо! Они-то трахнут, конечно. Рано или поздно. А ты останешься с носом. Надо-то тебе. А ты нос воротишь от такого инструмента. Лови момент!

Мы вошли в здание и разошлись по этажам. В обед встретились в столовой. Вроде не специально, но похоже, он встречи искал.

— Ну, как? Надумал?
— Что, прямо так - сразу?
— А что? Куй. .., пока горячо!
— Придём вечером, посмотрим, может мы вдвоём справимся. - Тут меня вдруг пронзила мысль, что я говорю такое другу! Дескать, приходи вечером, потрахаем вместе мою жену, может повезёт, она спасибо скажет.

Я задумался, как же быстро Верка меня охмурила на такую авантюру. И ведь правда, ещё и на дорожку таким напутствием проводила. Это даже не намёк, а практическое руководство.

— Чёрт её знает! Может, ты прав. Надо Верку спросить.
— Спроси. Только лучше не спрашивай, а предупреди. Дескать, мы придём не одни. И посмотри на реакцию.
— А кто будет юнцов уговаривать.
— Нечего там уговаривать. Я им устрою практику, они всю жизнь вспоминать будут, как волшебный сон.

Денис обвёл взглядом зал, а вон и они. Четыре рослых парня поочереди отходили с подносами от стойки, крутя головами в поисках свободного места. Денис встал и махнул рукой:

— Сюда, парни! Мы уже поели.

Мы встали, освобождая им столик на четверых.

— Спасибо! - Парни смущённо потёрлись и стали расставлять подносы.
— Пацаны, вам сколько лет? - Денис простецки хлопнул по плечу белобрысого парня.
— Мне восемнадцать, - ответил тот, вопросительно взглянув на Дениса.
— И мне.
— И мне.
— А мне девятнадцать. - Откликнулся темноволосый крепыш, уже усевшийся на стул.
— Точно? - Переспросил Денис, зачем-то поднимая указательный палец вверх.
— Права показать? - Вспыхнул белобрысый.
— Да нет, не надо. - Денис похлопал его по плечу, приглашая садиться тоже. - Верю. Просто у нас тут с коллегой - он повернулся в мою сторону - факультативчик один вечером. Помощь нужна. Только поздно, несовершеннолетних нельзя привлекать.
— Не, я сегодня не могу. - Пробасил снизу девятнадцатилетний.

Остальные нерешительно мялись.

— А что делать-то? - Спросил несмело белобрысый.
— Да всё нормально, парни. Ничего сложного. Тут помочь вот надо ребятам. - Он снова кивнул в мою сторону. - Не халтура. В обиде не останетесь. Поможете?
— Ну, можно...
— Ладно.
— Поможем, чё ж не помочь.
— Тебя как зовут? - Обратился Денис к белобрысому. - Меня Денис.
— Антон.
"А зовут его Антон..." - Всплыла в моей голове цитата.
— А тебя?
— Я Саша. - Ответил патлатый парень в очках.

— Я тоже Денис. - Произнёс высокий короткостриженный атлет.
— А я Кирилл. - Привстал брюнет.
— Очень приятно, пацаны. - Денис энергично потряс каждому руку. - Ну, что, Кирилл, ты как?
— Не-е, я не могу. Я матери сегодня обещал после работы прийти.
— Ну, хорошо. А с вами, Антон, Александр и тёзка, мы договорились?
— Договорились, - прогудел в ответ нестройный хор. - А куда приходить-то?
— Собираемся после работы на проходной в семь-десять? ОК?
— ОК.
— Вот и славно! Пока, пацаны, до вечера. Приятного аппетита.
— Спасибо! А... это... а что делать-то?

Но мы уже удалялись от их столика.

— Ну, вот! А ты боялась. - Он ткнул меня в бок локтем. - Звони своей венере.
— Слушай, а сауну надо наверное заранее заказать? А вдруг там мест не будет. Большую ведь сегодня?
— Здравствуй, ёлка - Новый год! Нахрена нам сауна? Стереотипчики у Вас, сэр...
— Да, действительно. Что это я? Ладно, пойду позвоню.
— Только не спрашивай сначала! - Крикнул он мне вслед.

Я зашёл в контору. Очень удачно - никого не было. Я набрал номер:

— Привет! Как дела?
— Привет! Что это ты звонишь? Случилось что?
— Нет, так - узнать. Как ты там, всё в порядке?
— Да-а... А что?
— Мы не одни сегодня придём.
— Кто это мы?
— Ну, как? Мы с Денисом.
— Та-ак. И с кем?
— Да, тут с... с парнями.
— Много?
— Э... трое.
— Ну, хорошо. Приходите! Буду ждать. Вас кормить ведь ещё надо.
— Да, ладно. Пицу закажи. И вина. Не возись с готовкой, обойдёмся.

Я положил трубку, вышел из конторы и пошёл к себе. "Надо же! Как-то всё так закрутилось... И все на всё согласны, детали даже не интересуют!"

В семь десять мы впятером собрались на проходной.

— Ну, пошли! - Энергично скомандывал Денис и возглавил колонну.
— А куда идём? - Спросил белобрысый Антон?
— Тут не далеко, минут десять, в один дом.
— А что делать-то? - Спросил спортивный тёзка.
— Значит так, парни. У жены моего друга - он показал на меня - день рождения. Кстати, муж,объелся груш, ты когда жене цветы последний раз дарил.
— Я растерялся.
— Так-так-так. Сейчас, парни, заскочим за цветами, купим вина, тортик, устроем даме феерический праздник.
— Ребята растерянно смотрели то на меня, то на Дениса, пытаясь понять, что же всё-таки от них-то требуется.
— Пацаны! Женщина у него обделена мужским вниманием. Просто устроим ей весёлый праздник. С вас же не убудет? А она будет счастлива. И друг мой останется довольный.

Не знаю, какой они вообразили себе мою жену, но видно, что вздохнули с облегчением. В конце концов, что, влом разве выпить да пожрать за чужой счёт? Даже, если с уродом каким. Или инвалидом.

Мы заскочили за цветами, я купил каждому по букетику так, что вместе выходил очень приличный букет. Потом купил вина - в конце концов, если жена и заказала, лишним не будет. Ну, и тортик, для антуража, для легенды.

Впятером мы не стали тревожить лифт и поднялись на четвёртый этаж пешком. Выстроились перед дверью, я не стал открывать, а нажал кнопку звонка.

— Кто там?

— Это мы.

Дверь распахнулась на пороге в ореоле света стояла Верка в умопомрачительном наряде. Нет, она не нарядилась. И даже не накрасилась. Какой смысл краситься в сауну, или что она там себе представляла? Она достала откуда-то свой детский халатик, который я помню ещё до свадьбы. Он открывал почти полностью все ноги. Был тесно застёгнут на талии, подчёркивая стройность фигуры и выделяя выпуклые груди. Лифчика точно не было, и на просвет она стояла, как голенькая.

— О-о-о! Как вас много! - Она отступила, приглашая. - Ну, проходите, проходите.

Мы подтолкнули парней вперёд.

— С днём рождения! - Они заходили по очереди, вручая каждый свой букет и целуя руку:
— Антон.
— Вера, очень приятно.
— Денис.
— Вера, очень причатно.
— Саша.
— Очень приятно, Вера.
— Ты же сказал трое! - Прошипела она мне в ухо.
— Ну да, трое. Их трое, и нас двое.
— Ну вы даёте?

Вид у неё, впочем, как и у всех, был смущённый.

— Проходите в комнату, садитесь. Сечас будем лазанью есть. И пицу.
— Мы тортик принесли! - Похвастал Денис, целуя её в щёку. - Будем чай пить.
— И вино, - добавил я, позвенев бутылками в сумке.
— Я тоже вина купила. Ох, напьёмся! - Она всплестнула рукакми и упорхнула на кухню.

Я подтолкнул Дениса вслед за парнями, а сам пошёл за женой.

— Ты что? - Горячо зашептала она. - С ума сошёл? У нас нет еды на солько, я же не знала.
— Да, ладно, перебьёмся. Мы же не есть пришли. "День рожденья"!
— У нас что, будет оргия?
— Похоже, да. Ты так Дениса распалила, что он утром понял тебя буквально.
— А это кто? Где вы их взяли?
— Стажёры. У Дениса.
— А они ничего, нормальные?
— Вроде ничего. Как мы могди проверить? На вид нормальные.
— Они хоть взрослые?
— Ага, с правами.
— Ну,.. я боюсь.
— Всё, поздно. Бери свою лазанью, пошли.
Мы вошли под преветственные возгласы гостей. Денис уже сам нашёл штопор и откупоривал бутылки.
— Кому красного? Кому белого?

Все сошлись на красном. Верка собрала все цветы, поставила на середину стола огромную вазу. Прозвучали первые тосты за именинницу. Постепенно напряжение спало, и началось обычное застолье с болтовнёй о чём попало, какими-то анекдотами на грани. Парни пялились на Веркину грудь, с выпирающими сосками, туго обтянутую тонкой тканью. На её голые ноги, которые спереди, где не сходились полы халатика, открытывались до предела, когда она садилась, и были готовы, кажется, засветить уже трусики. Только мне показалось там на лестнице, когда она открыла нам дверь, что трусиков на ней не было.

— Ребята, - обратилась она к молодёжи, - у вас есть девочки? Вы любите девочек? - Она обвела всех блестящими глазами. - У меня есть тост. Давайте выпьем за ваших девочек!

Все выпили. Вопрос, есть ли у них девочки, оказался риторическим. Ответов мы не узнали.

— А у меня есть муж! Смотрите, какой красавчик! - Она подошла, уселась мне на колени, и поцеловала. - Я его очень люблю. Предлагаю тост - за любовь!

Выпили за любовь. Верка перебралась на колени к Денису и поцеловала и его.

— А это Денис. Он классный парень. Он тоже меня любит, как муж. И я его.

— Вот тебя как зовут? - Она так же бесцеремонно взобралась на колени к самому красивому парню, и погладила его по короткому бобрику на голове.

— Денис.

— Да, точно, ты говорил, ты тоже Денис. Ты любишь девочек? Будешь любить меня, как твой тёзка. - Она повернулась и протянула голую ногу под столом к ширинке Дениса.

Парень не нашёлся, что ответить.

— А ты? - Верка соскочила с Дениса младшего и уселась к очкарику. - Какие у тебя шелковистые волосы! Мечта любой девчонки. Ты э...

— Саша, - подсказал очкарик.

— Да, Саша. Ты когда целуешься, очки снимаешь?

— Я не...

— Сейчас проверим. - Верка сняла с парня очки, положила на стол, запустила ему пальцы в шевелюру, прижала к себе и впилась в губы своим ртом.

Повисла тишина. Поцелуй затянулся. Саша обнял женщину за плечи и стал поглаживать по спине.

— Пацаны, давайте выпьем за мужскую дружбу! - Налил Денис всем вина, пытаясь разрядить обстановку.

Верка, наконец, с глубоким вздохом оторвалась от парня.

— Я поддерживаю! Дайте мой бокал. - Протянула она руку. Оба они тяжело дышали, лицо у Саши было пунцовым, и чувствовалось, что ему понравилось.

Верка специально поёрзала попкой у парня на коленях, встала, пощупав ладошкой вздувшийся бугор в штанах, и направилась к последней жертве.

— Ну, а ты? Давай и с тобой знакомиться.

— Антон. - Сказал белобрысый и отставил бокал.

— Не отставляй! Мы с тобой выпьем. За вашу мужскую дружбу. - Она уселась на колени к нему, только уже не боком, как ко всем, а прямо верхом. - Давай с тобой выпьем набрудершафт.

Они скрестили руки и выпили до дна, запрокидывая головы. После чего Верка обхватила белобрысого за шею и прильнула теперь к его губам. Все выпили свои бокалы, и Денис тут же долил ещё. Широко расставленные ноги Верки задирали халатик так, что попка уже высунулась наружу. Правда, до конца так и не было понятно, есть ли на ней трусики, или нет. Но и такого вида было достаточно, чтобы у всех в штанах стало внезапно тесно.

— Антон, - Верка оторвалась от губ парня. - Я тебе нравлюсь?

— Нравитесь. - Антон потупил взгляд, глядя на пышные холмики в вырезе халатика и держа женщину за талию.

— Антошка! Мы же набрудершафт выпили, мы теперь на ты.

Она повернулась ко всем:

— Мальчики! - Она оглядела устремлённые на неё взгляды, и решила поправиться, вдруг мальчишки не так поймут. - Мужчины! Мужики! Вы мне устроили такой праздник! Я вас всех люблю! Ну-ка, налейте мне! Я хочу выпить за мужчин.

На сей раз жена, похоже, не прикидывалась. Кажется, она и вправду напилась. Многовато тостов. Она сползла с колен Антона и направилась к атлету.

— А вот с тобой, красавчик... - Она опрокинула залпом бокал, неверной рукой поставила его на стол, и обняла парня, усаживаясь так же верхом к нему на колени. - С тобой,.. Денис! С тобой мы ещё не целовались. - Она открыла рот и, зажмурившись, подставила ему влажные губы.

Парень приблизил свои к ней. Она обхватила его голову и с силой прижала к своему рту. В тишине раздавалось только сопение. Я заметил, как Саша, надев очки обратно, пожимает себе рукой между ног.

— Ну, что? Давайте выпьем! - Произнёс я отрешённо. - Ты как, Антон? Всё в порядке?
— Класс! - Выдохнул Антон.
— А ты, Александр?
— Да. А она правда ваша жена?
— Правда. Мы с ней знакомы чуть ли не с пелёнок.
— И часто у вас так?
— Ты не поверишь, нет. Первый раз!

Мальчишки недоверчиво смотрели на меня, оглядывясь на торчащую из-под халата попку на коленях своего друга.

— Долго объяснять, пацаны. - Сказал я, принимая от Дениса полный бокал. - Давайте, правда, выпьем. Я сегодня решил устроить ей оргию. В качестве подарка. И она согласилась. Она очень любит мужчин. Настоящих мужчин, - многозначительно добавил я, понижая голос - дескать, ну, вы же понимаете.

Ребята так же многозначительно закивали - дескать, а то, понимаем, конечно.

— Мужчины! - Вдруг позвала жена совершенно трезвым голосом, отрываясь от юного атлета. - Вы бы пока сходили в ванную, помылись. Поочереди, или вместе, как вам там удобнее. Дорогой! - Она повернулась ко мне. - Достань там полотенца, чтобы всем хватило. - И отвернулась обратно целоваться, расплющивая свои грудки о широкую накачанную грудь.

— Пошли! - Кивнул я Денису, поднимаясь.

— Да, мужчины! - Верка оторвалась опять, оборачиваясь. - У кого-нибудь есть презервативы.

Тишина.

— А кто-нибудь пользуется презервативами?

Опять тишина. Мы с Денисом переглянулись, понимая, что вопрос не к нам.

— А ни у кого нет никакой нехорошей болезни.
— Нет.
— Нет.
— Нет.
— Ну, и отлично! - Воскликнула она ликующим голосом. - Значит, вперёд! Всё по плану.

Мы зашли с Денисом в ванную, я достал ещё четыре полотенца и развесил их на сушителе.

— Давай, пока ты. А я посмотрю, как там. - Я оставил приятеля подмываться, а сам вышел, и стал наблюдать за комнатой, оперевшись спиной о косяк.

Парочка всё так же целовалась. Жена обнимала парня за шею, парень обнимал её за талию. Халатик уже задрался совсем, и теперь было совершенно очевидно, что никаких трусиков там нет. Ребята сидели пунцовые и щупали свои шишки сквозь штаны, не отрывая глаз от раскинутых белых ног моей жены и её аппетитной попки.

Вышел Денис в обмотанном вокруг бёдер полотенце.

— Я готов, давай ты.

Я зашёл и быстро сполоснулся, помыв, как следует между ног и подмышками. Так же обмотал полотенце, собрал одежду и вышел. Две минуты - не более. В комнате ничего не изменилось. Только теперь Денис стоял на моём месте у косяка. Я подошёл к жене и взял её за плечо:

— Дорогая, тебе не надо в ванную?

Она оторвалась от сомлевшего парня и оглянулась по сторонам:

— Нет, я к вашему приходу подготовилась.

— Ну, а вино пока не просится?

— Вино? А точно! Я сейчас. - И она, виляя попкой, скрылась за дверью.

— Ребята, - я оглядел компанию. - Никто ничего вам указывать не будет, делайте, что сочтёте нужным, что вам хочется. Только одно условие - слушайтесь эту женщину, она для вас богиня, её слово сегодня - закон. Кстати, нет желающих уйти?

Все смотрели на меня и изредка косились друг на друга. Никто ничего не говорил. И не спрашивал.

— Ну, и хорошо. Сейчас она выйдет, вам надо будет сходить в ванную. Там тесно, рекомендую раздеться заранее. Сложите одежду, повесьте в прихожей на вешалку. Смелее!

Они гурьбой потянулись в прихожую. Из ванной выпорхнула Верка, тоже завёрнутая в полотенце и уже без халатика.

— А где все? - Протянула она от неожиданности. Но почувствовав возню за спиной, радостно выдохнула: - Ах, вот вы где!

Ребята по одному выходили в комнату в трусах и строились у стены. У атлета Дениса действительно было красивое тело, грудь и плечи покрывали густые волосы. Саша был не очень складный, кожа у него была светлая, каштановые волосы волнами ниспадали на плечи, а в трусах обозначалось солидное хозяйство. Антон тоже выглядел неплохо, всё вроде бы при нём.

— Мужики! - Обратилась она к нам с Денисом. - Вы вот так девок в бане выбираете? - И махнула рукой на шеренгу. - Ребята, чего выстроились? Я жду вас. Давайте, мойтесь поскорее.

Парни всей гурьбой заперлись в ванной. "Задохнутся ведь!" - Подумал я. - "Или вывихнут себе что-нибудь". Верка подошла к столу и упёрлась в него бёдрами.

— Так, мужчины, давайте! Убираем всё это быстренько и расстилаем постель.

— Мы отнесли остатки со стола на кухню, сложили его и задвинули в угол. Я открепил рычаги и опустил от стены нашу гордость - нашу королевскую кровать. Сексодром! Она занимала собой почти всю комнату. Верка бросилась посередине, распахнула полотенце и нетерпеливо воскликнула:

— Ну, мужчины, идите же ко мне, поцелуйте меня!

Я погасил верхний свет, скинул полотенце и прыгнул за женой. С другой строны подполз Денис. Я залез между ног и прильнул к своим любимым губам - половым, - пока никто не занял, Денис принялся целовать и облизыват соски. Открылась дверь и из ванны стали по одному появляться завёрнутые в полотенце парни.

— Мальчики! Где же вы? Идите к нам скорее! Я заждалась совсем. - Верка приподнялась, отодвигая нас, и протянула руки к компании. - Скидывайте свои юбки, и давайте сюда! - Она похлопала рукой по кровати рядом с собой.

Парни потоптались и опустили полотенца.

— Ой-ой! Дверь только в ванную не закрывайте! - Попросила Верка. - А то тут совсем ничего не видно.

Она поднялась ещё выше, подползая к краю и пытаясь разглядеть каждого по отдельности.

— Вот ты, большой! Денис! - Она схватила атлета за руку и потянула за собой. Ложись вот сюда. Вот так на спину. Я лягу вот так, - она зашла сзади, легла сиськами ему на лицо, отклячив попку, положила голову на крепкую волосатую грудь и протянула руку парню между ног, - буду ласкать твоё мужское достоинство, а ты будешь целовать мои грудки. Знаешь как? Ты их полижи язычком, пососи губками, покусай чуть-чуть сосочки... Вот-вот! Нет, больно! Потише! Вот так!

Женщина в два приёма заставила подняться красную головку из кустов у атлета.

— Ты,.. Саша! Тебе очки не мешают?

— Н-нет.

— Ну, иди сюда, будешь смотреть. Стань вот тут у нас на колени. - Она похлопала ладонью по кровати перед своим носом возле атлета. - Вот сюда, ближе! - Она пошлёпала его по бедру. - Я так не достану.

Поднеси своего дружка мне ко рту. - Она захватила в ладонь толстую колбаску надувшегося члена, потянула к губам и залезла язычком под крайнюю плоть. - Ну, не бойся ты! Иди ближе! Обопрись что ли там сзади о мою попку. Ты должен мне изо всех сил упираться лобком в лицо.

Саша склонился, положил руки жене на бёдра, сжимая ягодицы ладонями. На счёт упираться, она поторопилась. Член у парня быстро рос и вырос до катострофических размеров.

— Вот это да! - Восторженно воскликнула жена, задыхаясь. - Нет, теперь отодвигайся! Ты возьми меня за голову и сам управляй, трахай меня в рот. Подожди, подожди! Белобрысый, ты где? Антошка? Дай мне сюда твой мужской член! - Она вытянула руку в сторону и сделала ладонью сжимающие движения.

Антон подполз с той стороны и подставил свою надувшуюся головку. Я отметил про себя, что член у атлета примерно, как у меня, а то и меньше. У Антона он был с Денисов. А вот у Саши был монстр! При этом не корявый, молодой, гладкий, красивый. И совершенно бритый. У него там, как и у Дениса было всё выбрито. У Антона волосы были, но они были светлые, и не сильно заметные. Наверное, их Верка только на ощупь чувствовала.

— Итак, мужчины! Вы, взрослые, сами знаете, что делать. Поехали! - И она насадилась ртом на Сашин кол, упираясь подбородком в крепкую грудь Дениса младшего, в каждой руке по юному члену - в одной атлета, в другой блондина. Попа отклячена в позе раком и ждёт нас.

Денис подполз головой жене под живот и занялся её клитором, посасывая и полизывая его, предоставив мне по праву заняться главным отверстием. Я стал, раскорячившись, над Денисом, пристраиваясь сзади жены, легко ввёл ей торчащий, как шип, член в уже совершенно мокрую киску, обхватил за талию, и начал дрючить, наращивая темп. Мне было видно всех, кроме Дениса. Он, как я догадывался, работая под моим поршнем своим языком, одновременно дрочил себе руками у меня за спиной.

Первым кончил атлет. Видимо, совсем был заведён ещё тем бесконечным поцелуем. Он тяжело задышал под Веркиными грудями, задрожал и выдал сочную струю в потолок. Она ещё немного подрочила, но он стал зажиматься и пытаться выбраться из под неё.

Не забывая дрочить Антону, она сосредоточилась на Саше. Встала поровней на четвереньки, давая заодно и мне возможность теснее ей упираться в переднюю стенку влагалища. Она задрала голову, подстраивая горло и стала насаживаться на Сашин кол всё глубже и глубже. Саша закатил глаза и с силой дёргал жену за голову, навстречу своему поршню.

— Всё! Всё! Не могу! - Взвыл он, выхватил свой член и, сжимая рукой, стал спускать на всё подряд - на лицо, на голову, в рот, на грудь.

— Бедненькие! Изголодались. - Верка потянула к себе последнего прямо за член. - Иди ко мне скорее, Антошка!

Она взяла в рот у него, но не успела облизать, как он спустил прямо в неё.

— Ай, Антошка, ай, нетерпеливый ты мой! Ты мой вкусненький! - Она всё тщательно вылизала и проглотила. - Отдохните, ребятки, отдышитесь. Пусть пока дядьки меня побалуют.

Денис подполз повыше и стал сосать Верке груди, продолжая пальцами дразнить ей клитор. Периодически, он просовывал пальцы прямо вместе с моим членом во влагалище, чтобы намочить их. Ощущения в этот момент зашкаливали. При очередном таком погружении, я не выдержал, прилип к Веркиному заду, и с дрожью кончил. Денис в этот момент обхвотил кольцом из двух пальцев мой член у основания и ещё подоил его.

Верка перекатилась на спину и увлекла его на себя.

— Так, Дениска! Давай, мой хороший! Где там твой красавчик? - Она рукой шарила между раскинутых бёдер, торопясь поскорее всунуть в себя член Дениса.

Он вошёл, и они задёргались синхронно в мерном ритме. Он с размаху вгонял в неё блестящий от влаги поршень, она со стоном подкидывала ему бёдра навстречу, прижимая пятками задницу. Я подсунул под неё подушку, зная, что она любит, когда её приподнимают под попку.

Денис задвигался быстрее, замер, выхватил член и обкончал ей всю лохматую киску снаружи.

— Спасибо, Дениска! - Верка лежала, широко раскинув ляжки, и размазывала чужую сперму по промежности, периодически массируя головку клитора.

Я огляделся вокруг. Все пацаны сидели и тупо дрочили.

— Денис, давай! - Я подтолкнул атлета вперёд.

Молодой забрался на Верку прижал её голову к своей широкой груди и неистово задолбил тазом. Через минуту он замер, задрожал и спустил ей под попку. Верка посмотрела на нас - на меня, на двух истощённых Денисов, на парней, зажавших в кулаках свои ещё грозные орудия. Она подползла к краю, держась за щиколотки, развела пошире ноги с поднятыми коленями и позвала:

— Сашенька! Встань, мой милый, вздрючь меня, как следует! Теперь тебя должно надолго хватить.

Она повернулась ко второму:

— Антошка, иди сюда! Садись на меня, смотри, что я тебе тут риготовила! - Она сжала руками сиськи, делая между ними второе влагалище.

Ребята сориентировались быстро. Через несколько мгновений Саша уже трахал жену между грудей, Антон - куда положенно. Двигались они синхронно, равномерно, как буд-то ими кто-то дерижировал. Верка лежала с зажмуренными глазами и издавала полуоткрытым ртом томный стон при каждом толчке. Наконец, она, кажется, дождалась - её мечта сбылась. Её всю заполнял незаурядный здоровый член.

Так продолжалось долго. Очень долго. У нас уже снова начало возбуждаться хозяйство. Вот Антон, наконец, стал сбиваться с ритма, задёргался и кончил пятью или шестью струями прямо в открытый рот. Верка, как будто и не заметила, не открывая глаз, она предавалась ощущениям внизу. Она раскинула руки и сжала кулачками простыни. Я подполз и, как раньше Денис, стал ласкать ей пальцами клитор. Только я не смог просунуть их во влагалище вместе с Сашиным поршнем. Впрочем, смазки было достаточно, если я просто брался на секунду за него, когда он вылезал.

Денис подложил Верке под шею подушку, запрокидывая голову, и приставил свой вновь торчащий член к её губам, рассчитывая на глубокий минет. Я положил её руку себе на член. Денис младший с другой стороны подставил свой. Отдыхал только Антон. Верка лежала распятая, дроча каждой рукой по члену. В горло её трахал мой друг Денис. А влагалище ей растягивал упругий монстр молодого Саши. При этом я старательно массировал клитор и дразнил головку, с очаянием решив, что на этот раз мы её затрахаем.

Атлет опять кончил первым, скрючившись в конвульсиях и отталкивая Веркину руку от своего паха.

Потом неожиданно стал кончать Денис, не предупредив, и прямо спустил ей в горло. Она закашлялась и задёргалась, мотая головой. Потом с силой сжала кулачок на моём члене и стала сводить колени. Я тоже кончил, но постарался прижать её к кровати и продолжал дрочить ей клитор. Она завыла и стала вырываться. Саша крепко держал её за бёдра и с силой долбил во влагалище.

— Всё! Всё! Хватит! Не могу-у-у!!! - Она корчилась, хватая нас руками за всё подряд и пыталась вырваться.

Я навалился на неё всем телом, сидя на груди и прижав ей руки коленями. И продолжал изо всех сил дрочить клитор, прижимая таз и не давая вырватся. Парень колотил, что есть мочи.

— Не надо-о-о! Пустите-е-е! Я умру-у-у!.. - Она вдруг задрожала мелко-мелко, покрылась вся мокрым потом, выгнулась и затихла.

Я убрал руку, и слез с неё. Глаза у неё закатились под лоб. Щёки пылали от яркого румянца. Но дыхание было. Ещё какое - она часто шумно дышала.

Саша, замерев, смотрел на всё это сверху. Я поднял на него взгяд и кивнул, успокаивающе. Он отпустил её бёдра, и ноги тут же безвольно упали с кровати. Достал свой член, сжал его в кулаке, несколько раз подрочил, напрягся и стал спускать на вздрагивающий Веркин живот и дрожащую киску.

Все, тяжело дыша, лежали без сил вокруг этой прекрасной женщины и ждали, когда она придёт в себя. Наконец, она стала дышать ровнее, глаза спокойно закрылись, кожа посветлела. Она пошевелилась. Открыла глаза. Увидела меня и улыбнулась:

— Спасибо, милый! Так вот он какой, оргазм! Счастливые вы! Каждый день так. - Она погладила меня по спущенному члену. - Хотя... Каждый день не надо. Вдруг я умру от счастья.

Мы встали и стали собираться. Сегодня мы выгнали всех, и Дениса тоже. Верка, провожая, спросила:

— Мальчики, у вас сколько ещё практика?

— Четыре дня ещё.

— Всего четыре дня-я-я?! - Она поцеловала каждого в щёку. - Ну, заходите, если успеете. Адрес знаете. Мы будем рады. - Обернулась она на меня.

— Заходите, заходите.

Ребята ушли. Ушёл и Денис. Мы вернулись в койку и моментально уснули, оставив всё до утра.

2017