Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Когда жена больше не нужна

У тротуара перед школой остановилась белоснежная «Шкода Октавиа».

— Ты помнишь, у тебя сегодня танцы, — красивая женщина лет сорока посмотрела в зеркало заднего вида.

Откуда-то со спины раздался вздох.

— Ма-ам, танцы были вчера. Вчера же четверг был. Ты что?

Совсем юное создание, гордо отвечающее всем, что ей десять, и она уже взрослая, с длинным белокурым «хвостом» взялось за ручку на двери, и хотело было улизнуть, но мать, даже повернулась к пассажирке.

— Как четверг? Подожди...

— Обыкновенно, мам. После среды идёт четверг, после четверга — пятница, после пятницы...

— Ладно уже, всезнайка. Замоталась мама. Так, бегом на уроки, но сперва в щёчку.

Юная леди самостоятельно вышла из машины, обошла сзади, и подойдя к водительскому окошку, чмокнула маму. Мама в свою очередь, обняла, как смогла, через опущенное стекло дочь, ответила на поцелуй также в щеку, легонько щёлкнула по совсем маленькому носику, и услышала в ответ «Ну мама!».

— Скорее всего, радость моя, тебя заберёт папа. У меня сегодня полно дел, — усмехнулась женщина, и невольно уставилась в одну точку, вспоминая, что пятница должна быть тяжёлой с массой проблем, которые нужно вовремя решить.

— Я побежала. Пока, мам.

— Люблю тебя, солнце! И перестань заигрывать с Вовой! Слышишь?!

Какое там! Юная леди уже была на крыльце, готовая к новым свершениям. И к заигрываниям со своим одноклассником и «первой любовью» — Вовой.

***

Виктория Олеговна Купцова была счастлива. Даже не смотря на то, что сегодня, как вдруг неожиданно выяснилось, была пятница, к которой она не подготовилась. Длинноногая в разумных пределах красавица, с хорошей фигурой даже после вторых родов, с копной светлых, но к сожалению, уже не таких густых и длинных волос, с голубыми глазами и красивой, слегка завораживающей улыбкой, она действительно была счастлива. Сорок лет, двое детей, старшенький уже институт заканчивает, младшенькая в пятом классе, красивый, без вредных привычек, муж, солидная работа, и к тому же хорошо оплачиваемая. Своя трёхкомнатная квартира, два автомобиля, и три подружки, с которыми она знакома целую вечность — со школьной скамьи. О чём ещё можно мечтать?

К слову сказать, семейство Купцовых работало в одной строительной компании. Максим Юрьевич занимал должность ведущего инженера, а Виктория Олеговна работала бухгалтером. Должности хоть и не руководящие, но хорошо оплачиваемые и по-своему интересные. Максиму с детства нравилось строить, Виктории — считать. Прожив с мужем в браке почти двадцать два года, Виктория до сих пор не считала семейную жизнь рутинной, а интимную — подавно. Да, секс вроде как без «изюминок», но, на зависть подружек, всегда качественный, с оргазмами и регулярный. Так что, жизнь била ключом, и только иногда — по голове.

— Привет Викусь. Ты сегодня как? — защебетал голос Кати из динамика.

— Ой, Катюх, я сегодня — пас. У меня столько дел! Представь себе, я думала, что сегодня четверг, — ответила Виктория подруге, а сама одной рукой вывернула руль вправо.

— Вот дурында! Замоталась, ты, подруга, совсем. Тебе срочно нужен релакс. Так что, давай, бросай все свои дела к чёртовой матери, и дуй к нам на девичник.

— Нет, подруга, даже не уговаривай. На работе напряг жуткий, — «Шкода» зарулила на свободное парковочное место у фирмы. — К тому же у меня с супругом годовщина на днях, а я даже не знаю, что ему подарить.

На соседнем с права месте уже стоял «Мерседес» Максима. Муж решил пораньше сегодня приехать на работу. Какие-то срочные дела.

— Нашла проблему, — искренне удивился голос Кати в динамике. — Надеваешь пенюар, чулки, туфли на «шпильке», и — вуаля! Подарок готов! Только предварительно Киру куда-то сплавь. Хотя бы даже мне.

— Ладно, подруга. Разберёмся. Всё, чмоки-чмоки. Побежала трудиться.

— Ну давай. Бухгалтер, милый мой бухгалтер...

— И не начинай! — пробурчала в микрофон Виктория, и отключила связь.

Утро набирало обороты. Кофе, сводки, сверки, мысленные маты, снова кофе, телефонные разговоры, уточнения, перекус, подправка макияжа, и снова отчёты. Всё как обычно с той разницей, что сегодня пятница, конец квартала. Работать нужно вдвое быстрее и больше.

— Привет, — Максим влетел в кабинет. — Ты Киру заберёшь?

Виктория оторвалась от экрана ноутбука.

— Здрасте, приехали... Только тебя хотела попросить. Сегодня же пятница.

— В этом-то и дело! — супруг присел на соседний стол. — Я хочу сегодня и завтра добить один проект, чтобы быть свободным на понедельник.

И муж лукаво подмигнул. Виктория с чувством прикусила кончик ручки и тихонько промычала.

— Ах да! Чуть не забыл. Сегодня или завтра, в перерыве между работой, я свалю в супермаркет. И не один. Буду выбирать тебе подарок. Поэтому взял помощника.

— И кто же это? — с любопытством поинтересовалась супруга.

— Вот потому и не скажу. Это твоя хорошая знакомая. Не хочу, чтобы ты потом выболтала у неё что за подарок.

— Вот как! А сам что, выбрать не можешь? — Виктория внутренне слегка напряглась, хотя Максим ни разу повода для ревности не давал.

— Подарок специфический, потому нужна консультация специалиста. В моём случае — человека, разбирающегося в таких вещах.

— Ювелирка что ль? — в лоб спросила жена.

— Нет, как с тобой можно жить? — вздохнул Максим, встал со стола и направился к выходу.

Виктория улыбнулась. Значит, угадала, какой подарок её ждёт. Ну, или почти угадала.

— Макс, стой. Так а мне ты зачем это сказал?

Развернувшись у порога, Максим ответил:

— Чтобы ты была в курсе, если кто-то из твоих подружек меня с ней увидит в юве... Ай! Всё, я на тебя обиделся!

Виктория засмеялась, а супруг, передразнив её, вышел из кабинета. «Всё же интересно, что же он мне подарит, хитрец», — подумалось женщине.

— Так, а Киру-то, кто забе... — Виктория задала в пустоту вопрос, и потом поняла, что ей и придётся забирать ребёнка.

***

За всей этой сплошной суетой незаметно подошёл конец рабочего дня.

— Привет, солнце моё. Как дела в школе?

— Привет, мам. Всё хорошо, получила «отлично» и «отлично» по «зарубежке» и «физре». Написала контрольную по языку, и это...

— Да, солнце, я слушаю. Молодец! Умница!

— Мам, там Светлана Валентиновна просила сдать на эту... как её?

Другой детский голос подсказал:

— На тюль.

— Да, точно, на тюль. Пятьсот рублей.

Женщина чертыхнулась про себя, а в микрофон сказала:

— Понятно. Там с тобой Даша?

— Да мам. Я у тебя ещё хотела спросить, кто меня будет забирать?

— Я, солнце. Уже скоро буду выезжать.

— Мам, а можно я к Даше домой поеду? Нам надо подготовить биологию. Мы вместе будем делать лабораторку.

— Домой к Даше? Вас тётя Ира заберёт?

— Угу! А потом кто-то из вас меня домой отвезёт, но Дашина мама сказала, что может меня подвезти.

Виктория Олеговна на секунду задумалась. Потом решила.

— А точно домой к Даше делать биологию?

На другом конце связи послышался тяжёлый вздох.

— Даю трубку, — и чуть приглушённо, — на, это моя.

— Алло? Тётя Вика? Здрасте! Это Даша.

— Привет Дашуль. Так значит, лабораторную делать будете?

— Ага. У нас совместная работа.

— И сколько по времени она будет длиться?

— Ой, не знаю, тётя Вика. Но мама сказала, что сможет отвезти Киру домой.

— Всё понятно. Ладно, дай мне Киру. Солнце, давайте, занимайтесь, я сейчас позвоню Дашиной маме, и если что — поедишь с ней. Вам часа два хватит на подготовку?

— Думаю да. Ключи я взяла. Всё, пока-пока.

— Целую, солнце.

Виктория Олеговна отключила связь. Затем покопалась в телефонной книге и набрала мужа.

— Занят?

— Да, скоро небольшое совещание. Ты что-то хотела?

— Кира у Даши будет делать биологию. Ирина её может отвезти. Сейчас с ней созвонюсь.

— Понятно, тогда я сегодня до упора. Всё, целую, давай.

Когда с Дашиной мамой, Ириной, Виктория договорилась по поводу дочери, и та заверила, что сможет отвезти девочку домой, она позвонила подруге Екатерине.

— Ты там что-то говорила о девичнике? Я неожиданно освободилась. Предложение в силе?

— А как же! Давай через час на «Оазисе».

Женщина откинулась на спинку кресла. Ну, а что? Расслабиться действительно нужно, неделя была очень напряжённой. А впереди к тому годовщина. Будет повод продлить удовольствие.

***

Кафе «Оазис» было местом очень даже неплохим. Виктория частенько засиживалась со своими школьными подружками за чашкой «латте» или бокалом вина. А однажды они все вчетвером по случаю дня рождения Людки «наклюкались» так, что Виктория проснулась на следующий день в квартире у Катьки, хотя она точно помнила, что продолжение банкета было у виновници торжества, и, следовательно, как она очутилась у Екатерины — оставалось загадкой по сегодняшний день. Но, поскольку, она сегодня была за рулём, то решила ограничится чашечкой чая и, так уж и быть, порцией «тирамиссу».

За их столиком уже была Анна и кокетничала с официантом. Разведёнка, без детей, она порой позволяла себе переспать с кем-то из обслуживающего персонала заведения. Так, например, в её списке был нынешний начальник охраны, уволившийся бармен, и кто-то из кухни.

— Привет, подруга.

— Привет. Ой, сейчас такое расскажу! — защебетала Аня.

— Я пока заказывать не буду, минут через десять, договорились... Руслан? — Виктория улыбнулась новому официанту, которому её подруга уже успела «построить глазки».

— Хорош, правда? — Аня подмигнула Вике, кивнув в сторону удаляющегося Руслана.

— Не знаю. Нет возможности сравнить.

— А вот была бы — могла бы уже и сравнивать! — укоризненно заявила Аня. — Короче, на днях...

Минуты через три к их дуэту присоединилась Людмила. Состоявшаяся в бизнесе, она была не особо счастлива в браке с мужем, который был на 18 лет её старше.

— Привет девчонки. Блин, какой-то урод подрезал автобус, и я простояла в пробке почти сорок минут! — пожаловалась Люда, присаживаясь к подругам. О чём речь?

Дольше всех задерживалась Екатерина, которой обычно это было не свойственно. Хотя, если она также попала в пробку...

Заказав себе сначала основное блюдо, и успешно поглотив его за болтовнёй с подругами, Виктория перешла к десерту — чаю с пирожным.

— Так, пора бы Катюхе уже и быть с нами. О, а вот и она! — воскликнула Людмила.

— Привет, пропажа. Ты где была? — поинтересовалась Виктория. — Сама же всех и звала, а появилась последней. Ну-ка, рассказывай нам, как космические корабли...

—. .. бороздят просторы большого театра, — закончила Анна. — Ты не заболела, Катюх?

Довольно строго вида с короткой причёской крашенная брюнетка буквально упала на стул.

— Фух! Между прочим, с тебя услуга, — взгляд чёрных глаз пронизывал Викторию.

Женщина резко напряглась. Что-то внутри, интуиция что-ли, сработало, и всё тело натянулось, будто струна.

— Что-то случилось? — почти хором спросили трое женщин.

— Как сказать. Буквально час назад гуляю я по «ЦУМу», вдруг из магазина женского белья выходит твой, Вика, супруг.

Вздох облегчения. Ну, хоть ничего серьёзного.

— Вот как! И что же? — с любопытством поинтересовалась Люда, а Аня добавила: — Бельё чтоль выбирал?

— Да, вполне вероятно. У нас же в понедельник годовщина, — объяснила Виктория. — Подарок покупал, наверное.

Катя криво ухмыльнулась, и допила одним махом полбокала вина у Ани.

— Ага! Да только муженёк-то был не один, а с какой-то молоденькой шлюшкой.

Люда и Аня перевели взгляд на Вику. Та и бровью не повела. Это тоже объяснимо.

— А-а, да, он меня сегодня об этом предупреждал.

Теперь уже у троицы отвисли челюсти.

— Как предупреждал? Что он будет выбирать тебе лифчик и трусы с неизвестной девицей? — недоверчиво с

просила Катя. — И что в ювелирке с ней серьги с брюликами — тоже?

— Они и в ювелирке были? — тут же поинтересовались Аня с Людой.

— Мало того, она их практически при мне меряла, а он только и кивал головой. Они там пол-ювелирки перемеряли.

Продолжая оставаться невозмутимой, Виктория сказала:

— Всё верно. Он сегодня мне случайно проболтался, когда предупреждал, что будет выбирать на годовщину подарок с кем-то из женщин, кого я знаю, но хочет, чтобы это было сюрпризом, и я не смогла узнать, что он мне приготовил. Буквально сегодня утром мы с ним об этом говорили.

За столом повисла минутная пауза. Все четверо вдруг замолчали. Затем Екатерина спросила:

— И он тебе сам об этом сказал? Хм-м, тогда ладно. Выходит, я зря была сегодня в роли Штирлица.

И четверо женщин дружно засмеялись. Инцидент, похоже, был исчерпан.

***

Но что-то всё же поселилось внутри у Виктории Олеговны. Какой-то неприятный осадок, тревожный колокольчик. Мерзкое ощущение.

На перекрёстке загорелся «красный». Половина восьмого, дочь прислала смс-ку, что она уже дома, сын позвонил, и порадовал хорошей новостью, что на следующей неделе приедит на пару деньков, и вечер был прекрасен, но тревожная мысль не покидала голову женщины. Взгляд скользнул по стоящей с левой стороны машины. Чёрный внедорожник. Справа — ржавая рухлядь. Сзади расфуфыриная иномарка. И тут Виктория краем глаза заметила парочку, переходившую вместе с остальными пешеходами дорогу. Женская кратковременная память тут же выдала результат — Максим. Такой же тёмно-синий костюм, рост и комплекция вроде бы те, и под ручку с... блондинкой, кажется?

Нет, бред. Это уже переходит в параною. Тёмно-синий от чёрного при таком освещении отличить практически невозможно. А комплекция и рост — он же не один такой на планете, в самом-то деле! Просто, накрутила она себя, вот ей теперь уже и мерещится везде муж.

Пальцы сами собой нажали на вызов. Абонент вне зоны действия сети. Всё верно, снова на работе. Он ведь предупреждал её, что сегодня будет работать допоздна. Зато в понедельник целый день выходной.

И тут пришла ещё одна мысль. В динамике послышались гудки. Тем временем загорелся «зелёный». На четвёртый гудок Екатерина ответила.

— Кать, а подскажи, та молодая особа была брюнеткой или шатенкой?

Внутренний голос специально опустил светлый цвет волос, как бы намекая на то, что та особь должна быть либо той, либо той.

— Что, подруга, сомнения возникли?

— Ну так...

— Блондинистая блондинка с патлами чуть ниже плеч. Метр с кепкой, с третим размером. Смазливая, молодая, примерно лет двадцати. Знаешь такую?

Блондинка... Блин, описание подходит. Кажется...

— Да, знаю такую. С работы, — зачем-то соврала Виктория лучшей подруге, хотя получилось не совсем уверенно.

Но Кате об этом знать было не обязательно.

— Ладно Катюх, давай. Я за рулём.

— Давай подруга.

— Спасибо.

— Обращайся, — ответил голос, и связь оборвалась.

По щеке медленно стекла слеза. Что это? Тушь что ли попала, или ресница? Женщина посмотрела в зеркало заднего вида. Она плачет. Надо включить радио. Отвлечься от всего.

Наманекюренный пальчик нажал на кнопку, и из колонок тут же донеслось:

—. .. и это только начало пройденного пути, как если бы, скажем...

Она переключила станцию.

—. .. в связи с резким увеличением...

—. .. обещают рост температуры на...

—. .. и будьте всегда в выиграше!

— Да где же музыка, блин?! — вскипела Виктория и переключила ещё одну станцию.

И, как бы, насмехаясь над ней, из динамиков донеслись слова песни:

—. .. одинокие стрелы летели в моё нежное сердце.

И мне нечем согреться.

Мне больше нечем согреться.

Если я тебе больше не нужна, тогда и ты мне на...

Тогда и ты мне на...

Если я тебе больше не нужна, а-а-а...

Если я тебе больше не нужна, тогда и ты мне на...

Тогда и ты мне на...

Если я тебе больше не нужна, а-а-а...

Слёзы полились ручьём. В сердцах Виктория ударила ладонью по рулю и попала на сигнал. Автомобиль резко и обиженно засигналил.

— Чёрт возьми! Да что же это происходит?!

Женщина попыталась вытереть мокрые следы на лице, но слёзы всё текли и текли. Отчаяние заставило руки вывернуть руль до упора влево, пересечь двойную сплошную и нажать ногой на педаль акселератора.

— Только бы это оказалось бредом! — пыталась уговорить себя Виктория. — Только бы ты был на работе.

Дверь кабинета главного инженера-проектировщика открылась, и без стука в кабинет влетела заплаканная и разъярённая Виктория Олеговна, бухгалтер фирмы. Что-то внимательно читая, за столом сидел начальник Максима Георгий Вячеславович. Он поднял глаза на вошедшую женщину и спросил:

— Виктория, что-то случилось?

— Пока не знаю. А мой где?

— Максим?

— У меня есть ещё один муж? — довольно резко вопросом на вопрос ответила вошедшая женщина.

Георгий Вячеславович слегка опешил.

— Да нет, отпросился. До обеда был, после ушёл. Что-то насчёт годовщины вроде... Ах да, подарок выбирать. А что такое, Вика? Случилось что?

— Подарок, значит, выбирать пошёл... Ясно.

И бухгалтер, крутнувшись на месте, выскочила из кабинета. Георгий Вячеславович тут же достал телефон и набрал Максима Юрьевича. Тот естественно находился вне зоны действия сети. Главный инженер лишь пожал плечами.

***

Сев в автомобиль, Виктория поникла. В голове всё перемешалось, в душе появилась пустота, и абсолютно ничего не хотелось делать. На работе Максима нет, телефон выключен. Вечер, девятый час. Где же тогда он обитает? У этой двадцатилетней блондиночки с третьим размером, которая сегодня полдня примеряла цацки да шмотки?

Женщина повернула ключ зажигания. На приборной панели загорелись лампочки, а затем заурчал двигатель.

Ну загулял ты, ну, блин, будь же ты мужиком, признайся, в конце-то концов! Да ёлки, хотя бы не ври так жестоко, чёрт бы тебя подери!

Виктория дёрнула ручку коробки передач так, что чуть не выдернула её из гнезда.

— Кобель долбаный! «Я буду выбирать тебе подарок, любимая», «я буду с помощницей, дорогая».

От резкого нажатия на педаль акселератора, двигатель заревел, а колёса, забуксовали, и рвонули машину вперёд.

А вот интересно, когда же это всё началось? Может быть, с той командировки годичной давности? Когда он так и не смог толком объяснить, кто же его в эту командировку отправил? Виктория тогда ещё сильно удивилась, когда узнала, что его шеф, Георгий Вячеславович, никуда никого не отправлял. А Максим что-то там говорил о какой-то несогласованности между его начальником и ещё одним главным инженером!

В голове начали выстраиваться, будто части пазла, все странные события за последнее время. И та странная смс-ка: «Готовлю сюрприз. Не опаздывай». А странный переход на белые трусы-боксёры! Он тогда сказал, что тёмные ему надоели. Хотя до этого Максиму было наплевать, какого цвета у него бельё! Да если вспомнить, то и секс у них был в последнее время какой-то однообразный. Всунул-высунул, всунул-высунул, кончил. Практически всегда в миссионерской позе, и лишь крайне редко — в позе наездницы. А цветы! Он ей на недавний юбилей, когда Виктория отмечала сорок лет, забыл цветы купить, а ведь ехал специально за букетом к их знакомой Тамаре!

Обалдеть! И это всё происходило у неё под носом... Но она не замечала. А он ей врал, изворачивался, как уж на сковородке. Занимался с ней любовью, а потом шёл и трахал эту суку. Потом снова приходил домой, как ни в чём не бывало, целовал дочь, её, признавался в любви, а сам снова бежал к этой шалаве, и трахал, трахал, трахал!

— Ненавижу! Тварь! Подонок! Как ты мог! У нас же дети, урод... — Виктория кричала и била кулачками по рулю, от чего «Шкода» слегка виляла по дороге, создавая опасные ситуации. Но женщина этого не замечала. Она сейчас ничего не понимала и не видела перед собой. Точнее, она понимала, что, по крайней мере, уже год жила с предателем, с человеком, который прожил с ней в браке почти полжизни, который преданно смотрел в глаза и изменял ей, который говорил «люблю», а тем временем развлекался с другой. С тем, от которого у неё замечательный сын, и прекрасная дочь. С тем, кому она собиралась посвятить всю жизнь, с тем, за которого она выходила замуж и клялась в верности точно так же, как и он — ей. И кому она не то, что ни разу, а даже мыслено представить себе не могла об измене. С тем, кто должен был стать ей опорой, каменной стеной, защитой и поддержкой, спутником жизни. И видела не дорогу и другие автомобили, а видела голую блондинку и Максима, который её имеет во всех позах.

— Приехали, твою мать... — Виктория сжала руль до такой степени, что её костяшки побелели. — Хорошо. Если я тебе больше не нужна — значит и ты мне не нужен, подонок. Будь уверен, ты своё получишь.

Она решилась. Уже дважды за день пересекла двойную сплошную линию, «подрезав» какой-то внедорожник, и прибавила скорость.

***

Настал день годовщины. Он подарил целых двадцать одну розу и колье с фианитами. Довольно дорогой подарок, учитывая то, что он, наверное, потратился ещё и на другую женщину. Но Виктория Олеговна с достоинством и лицом, не выражающим никаких негативных эмоций, приняла дары, и в свою очередь пообещала, что в ближайшее время он получит свой подарок, так как его ещё не доставили. В общем, день прошёл, можно сказать, в стиле семейной идиллии. Кроме секса естественно. И хотя Максим был слегка шокирован тем, что у супруги внезапно начались «эти дни», тем не менее рассчитывал хотя бы на минет. Но не тут-то было! У Виктории в связи с такими делами ещё и разболелась голова. Так что муженёк остался на свою годовщину и без подарка, и без секса и даже без оральных ласк.

Прошло совсем немного времени. Виктория узнала достаточно о своём ненаглядном и образцовом муже. Примерно полтора года назад у Максима начался бурный роман со Светланой, студенткой-третьекурсницей. И как ни сравнивала Виктория себя с этой Светой, никак не могла понять, что их отличает настолько, чтобы муж решил ей изменить. Разве что лишь возраст. Светлана была ровно в два раза моложе Виктории. На этом кардинальные отличия заканчивались.

Настал день «Икс». Довольный, с улыбкой на лице, Максим шёл под ручку со своей пассией Светланой в гостиницу, где он за несколько дней раньше снял номер. В это время серебристого цвета «Мерседес» мигнул «аварийкой». Высокая женщина с прикрытым шарфом лицом села внутрь, сунув дубликат ключей в карман на джинсах. Немного повозившись со стаканчиком кофе, стоящем на подставке у водителя, незнакомка вышла из машины. «Мерседес» снова мигнул. В этот раз на прощанье. Подойдя к урне, незнакомка выбросила полиэтиленовый пакет, и заспешила прочь. Дело было сделано.

Максим кайфовал. Трижды кончить в объятиях этой ненасытной крошки — было верхом блаженства. Сейчас бы только кофейку! Но пора собираться, он ещё должен сегодня сдать чертежи на согласование и успеть домой на ужин.

— О, я и забыл. Мой кофе ещё остался! — обрадовался Максим, когда они со Светланой сели в автомобиль.

— Вот видишь, как всё здорово получается. Если сегодня твои чертежи утвердят — ты будешь за сегодня удовлетворён пятый раз, — засмеялась Света, и наклонилась к чужому мужу, чтобы поцеловать того в губы.

Ответив на жаркий поцелуй, Максим выпил остававшееся в стаканчике кофе, и тронулся с места. А ещё, он любил быструю езду.

Автомобиль на скорости в сто сорок километров в час врезался в фонарный столб, и отлетел в сторону. Водитель погиб сразу, а пассажир, получив серьёзные травмы, выжила, но осталась инвалидом. Красивая и уже немолодая женщина с десятилетней дочкой уехала жить в другой город, известный лишь трём её подругам. Возможно там что-то изменится к лучшему. Возможно...

by Аlеx Аlmаzоv