Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Сложные отношения Часть 3



Часть 3


В кухне возилась мать, готовила завтрак. Сима ушла на ферму, в душевой плескалась Верка, отец ещё не выходил, а Лёня досыпал у себя на койке, и мы с мамой обсуждали мою ночь с тётушкой.

– Как всё прошло у вас? – немногословно поинтересовалась мама.

– Скажи, вы с сестрой о сексе никогда не говорите? – задал я встречный вопрос матери.

– Зачем, у неё секса давно нет. Моим она не интересуется. Обсуждать между нами это не принято. А почему ты спрашиваешь меня об этом? У неё появились какие – то проблемы?

– Полагаю, она выросла с ними, потому и мужа нет. Меня интересует, на сколько вы отличаетесь друг от друга.

– Ты, смотрю, решил лично сам убедиться в этом, сынок?

– Хотелось бы, но ни так, как это было вчера в душе, прости за излишний темперамент.

– У тебя это от меня. А всё же, что с ней не так?

– Тебе знакомы такие понятия, как оральный, анальный секс? Я уж не спрашиваю, занимаетесь ли вы с отцом этим хоть иногда?

– Ну, эти новомодные словечки и занятия подобными извращениями меня никогда не занимали, да и отец не сторонник таких забав. Хотя, по началу что – то и пытались, но не увлекло как – то…

Возможно, перед этим вы что – то пропускали или не учитывали.

Ну, переучиваться в моём возрасте уже поздно. Так с Симой, что у вас?

– Мне удалось с ней кое – что, думаю, ей понравилось. Но у меня к тебе серьёзное деловое предложение. Как бы ты взглянула на инцест по прямой с согласия всех сторон, я имею в виду нас всех. Это вполне допустимая комбинация партнёрства, особенно для вашего возраста.

– Мне сейчас тебе врезать, мальчишка? Или сам заткнёшься, умник?

– Смотри сама, как всё это просто и понятно. У тебя с отцом скучный, вялый секс. Симе по темпераменту больше подходит наш папенька, да и она ему не безразлична. Свести эту пару проще простого. Далее, у тебя, на мой взгляд, есть реальный потенциал в плане темперамента и желаний. Мы с тобой рядом на одной планке. Почему бы тебе не согласиться попробовать со мной. Тут все четверо получают реальную выгоду и удовольствие. Вернуться к прежнему варианту никогда не поздно. То, что я предлагаю, люди ищут на стороне, а это всё в рамках семьи да и залететь не возможно.

– Слишком ладненько как – то всё. Продолжай, ты ведь и Лёне что – то предложишь, возможно, меня?

– И не только тебя… Есть Сима. А почему бы и нет? Если мы с тобой будем заниматься любовью, то и они могу заниматься тем же изредка. На каждого мужика по две бабы и на каждую бабу по три мужика. Не плохой расклад и всё я беру на себя.

– Надеюсь, что в этот водоворот сексуальной распущенности, моя дочь не будет втянута?

– Теперь о Вере. Ты, как всякая мать, явно недооцениваешь свою дочь.

– Что ты хочешь сказать, что она уже не….

– Нет, я о другом. Когда я учился в технаре, с нами в группе учились пять девчонок. Студенческая жизнь, свобода, самостоятельность, проживание в дали от дома, родителей. Так вот, кому живётся проще и удобней в общении с сокурсниками, преподавателями, девочкам, получившим строгое домашнее воспитание или тем, кто шире смотрит на всё вокруг. Есть ещё одна сторона для подобных закомплексованных девиц. Для них, вырвавшихся из под родительской опеки и диктата, начинается иная жизнь. Всё можно, и в первую очередь то, что так долго для них было запретом – это дискотеки, алкоголь и секс. И чем строже запрещалось, тем более становится доступно. Вот и смотри, что предпочтительно, а что нежелательно. Кстати, могу тебя успокоить, наша Верочка не оторва и не блаженная, но не без недостатков и один из них – её девственность, с которой она непременно расстанется на первом году пребывания в технаре. Но как это произойдёт, можно лишь предположить. Её первым мужчиной вполне может оказаться типичный батан в очечках, который сделает ей ребёнка и лучше, если сразу откажется от неё, ибо в дальнейшем это только усложнит её жизнь. Да и она не имеет ни каких навыков в элементарных вещах, касающихся сексуальной жизни женщины. И лучше, если ты сама сможешь её подготовить к этому.

– Ну это ты загнул, сотни девочек уезжают из дома, нормально учатся и возвращаются домой.

– А зачем нашей Верочке возвращаться домой, чтобы сесть рядом с тобой в правлении и как Ирина выскочить за муж за местного алкаша, а потом ты ей будешь высматривать любовников по приличней, возможно и женатых. Я предлагаю тебе подготовить дочку к самостоятельной жизни и не сильно ждать её возвращения в наш грёбанный посёлок после учебы. Много ли девчонок возвращается из города домой? Со мной училась в техникуме моя одноклассница Валька Степунова, так со второго курса её отчислили и вся её связь с сельским хозяйством ограничилась овощной палаткой в городе, и домой возвращаться она не думает. А чтобы Верку отпустить в город на учёбу, пусть она оставит свою девственность дома и сделает это с ней Лёня. Парень порядочный, здоровый и свой. Причём, он ей откровенно нравится, так сказать с пользой и удовольствием. Тем более, наш вариант с Симой ей известен и она его поддерживает, во всяком случае, не осуждает.

В ходе моих рассуждений, мама медленно опустилась на стул, подложив ладонь под щёку, внимательно слушая меня и задумчиво хмуря брови.

– Так, что из того, что ты мне здесь наплёл – правда, а что – твои эротические фантазии и бред?

– Практически, выходит всё правдой. Желание Лёньки продолжать отношения с твоей Ириной натолкнулось на решительный её отказ. Ей не нужны Лёнины страсти без перспективы на нормальную семейную жизнь. А кроме желанной беременности, с его помощью, ему ничего не светит с ней. И тут я её понимаю. И что ему остаётся? Её залёт, беременность, роды, окончательная отставка. Ему это нужно? А он будет страдать и бухать вместе с её мужем?...

– А что ты предлагаешь, – задумалась мать, – подложить ему своих баб и ублажать его несчастного?

– И себя в первую очередь, а его, практически, уберечь от твоей Ирины. Словом, сама реши за всех, а я всё беру на себя и замысел и исполнение.

Мать внимательно посмотрела на меня, покачав головой, в растяжку произнесла:

– С Верой я сама должна по – матерински потолковать. Тут я на тебя не полагаюсь. С отцом и Симой – сам решай, моё согласие дам, хотя, не уверена, что это им необходимо. Отношения между нами – абсурд, не думаю, что отец пойдёт на это …


* * *


Возвращение с фермы тётушки прервало наши рассуждения. Увидев, что мы тут же прекратили нашу беседу, она поспешила найти себе занятие и скрылась в своей комнате. Взглянув на мать, я последовал за Симой, в надежде оценить её самочувствие после бурной ночи. Войдя в её комнату, я подошёл к тётушке и по хозяйски обнял её. Сима попыталась высвободиться из моих рук, отстраняя меня от себя. Но я проявил настойчивость и повалил её на кровать, с усилием раздвигая ей ноги.

– Митя, мы ведь договорились, что только ночью и не часто. Лариса может войти, я так не хочу. Отпусти меня, я с фермы, мне умыться надо.

Но моего поцелуя она не смогла избежать и уже без возражения приоткрыла рот, принимая мой язык. Мои руки легли на тёткины бёдра и потянули юбку с оголившихся колен.

– Димочка! – Вскрикнула Сима, останавливая мои намерения, – не сейчас, не надо милый, мы не успеем. Пошли на кухню, Веру пошлют за нами, я со стыда сгорю…

Её возражения одержали верх и я отпустил тётку, сев рядом на кровати. Она вскочила и опрометью отбежала от меня в другой конец комнаты.

– Иди бесстыдник от сюда. Я ведь не девчонка принимать у себя парня уже с утра.

– Оставим эти этикеты. О нас знает даже Верка. Ничего нет в том, что я захотел тебя с утра. Уверен, что ты и сама не против этого, ладно, пожалуй, я пойду, но только один твой поцелуй и всё.

Она недоверчиво приблизилась ко мне и положив руку на моё плечо прижалась губами к моей щеке. Но я не мог ограничиться этим целомудренным прикосновением к себе и поймав её губы, приник к ним своим ртом. Её спина напряглась и ощутив на своей попе мою руку смирилась и приоткрыла рот, впустив меня в него.


* * *


Сидя за столом, домочадцы оживлённо обсуждали приближающий новогодний праздник. Планировали, куда можно съездить за праздничные выходные. Мать, строгим голосом отмела наши с Лёнькой планы на поездку в город за бухлом, предлагая ограничиться ассортиментом местного продуктового магазинчика. Я поймал растерянный взгляд отца и прикинул, что ещё можно предпринять, чтобы исправить ситуацию.

– Мамуль, спиртное не самое главное, мы хотели Вере показать город, где ей придётся жить и техникум, куда она собирается поступать.

– А заодно, ночные дискотеки и забегаловки? – дополнила мамуля.

– Ну, это мимоходом, в порядке ознакомления с местами посещения не раньше второго курса – заверил я её.

– Лариса, ну пусть съездят, чего им тут торчать, – подключилась Сима, – и Верочка покатается, всё развлечение.

– Димка мёртвого уговорит, – согласилась мать, – а где вы там ночевать собрались?

– У меня там друзья живут из местных, не волнуйся, все приличные ребята. – постарался я успокоить мать.

– Я тебе список приготовлю, прикупишь кое – что. Хотя, лучше Вере, на тебя положиться не во всём можно. – перевела мать своё задание на сестру.

Успокоившись, отец вновь встревожился и вопросительно скосился на меня. На что я лишь пожал плечами и взглянул на торжествующее выражение на лице сестры. Ещё бы! В первоначальном плане её кандидатура даже не рассматривалась. Возможно, я поспешил с импровизацией… Тут, я решил её продолжить, положив руку под столом на колено сестрёнки. Непорочность Верки моментально сработала на подсознательном уровне, она резко дрыгнула ногой, зыркнув на мой мстительный взгляд. Да, денёк на завтра уже определился. Я кивнул Лёньке и мы пошли перекурить.

– Дима, наша программа меняется на глазах, сначала изменение в составе, теперь должность казначея ушла из под рук. – загундел Лёня.

– Не ной, что – нибудь придумаем. – огрызнулся я. Кстати, как тебе наш казначей, как женщина? Не вдохновляет на эротические фантазии?

– Сестёр не трахаю, Митяй! – возмущенно с вызовом ответил братишка.

А придётся и не только сестёр – мысленно произнёс я про себя, а вслух добавил, – собирайся, нытик, пора топать на работу.

Лёнька вошёл в дом, но на крыльце нарисовался отец и сразу приступил к делу.

– Дима! Я на

тебя рассчитываю, привезёшь, как договорились, я мужикам обещал… А что с Симой, ты ей не говорил обо мне?

– Тебе надо бы с матерью решить для начала или она тебе уже позволила в постель к своей сестре залезть? Да и со мной вопрос не решен пока, я как бы в штате у тёти… Короче я пойду только на равноценный обмен – сестру на сестру.

Отец возмущённо уставился на меня – А ты парень не обнаглел ли? Вторую бабу под себя кладёшь? Да она с тобой не станет связываться… после меня! Да чёрт с тобой! Уломаешь – твоя. Но Симу мне отдашь.

– Идёт! Но с возвратом, ни как с Аляской. Так будет даже лучше.

Мы пожали руки и я вернулся домой. Отец хмыкнул и поспешил на работу.


* * *


Войдя к матери, я решил подтолкнуть маятник наших отношений на ускорение.

– Мамочка, я спросить тебя хочу… Наш уговор ещё в силе?

– Ты о чём сынок? Если о Симе и отце, я возражать не буду, но только после того, как он сам меня попросит.

– Но я поставил ему условие, я ему даю Симу, а он мне тебя….

– Ну и как, облом? – Усмехнулась мать.

– Он согласился, но с возвратом, так сказать, с периодическим использованием.

– Он совсем охренел! А не много будет для него? – Возмутилась маман, – да чёрт с ним, импотент долбанный, пусть Симка огребёт по полной с этим хмырём! А тебе я ничего не обещала, так что закати губёшки.

Огорчаться я не стал, понятно с кем имею дело. Тут необходима импровизация и, возможно, случай.

В таком случае поговори с сестрой, мол без обид и флаг вам в руки. Пусть к ночи ждёт. Отца я направлю к тебе с объяснениями. Врят ли, он сможет что – то предложить Симе после меня, ну это ещё поправимо. Горю желанием обнять тебя и убедится, в том, что с тобой не всё так плохо как с твоей сестрой.

– Не рассчитывай особо, сынок. Я на измену не способна, не говоря уж о сыне.

Упорное возражение матери меня только возбуждало и бесило. Там в душе, а затем в кухне, она уступала в своём упорстве и подчинялась моей грубой воле. Я прижал её к себе и провёл рукой по ягодицам, сжимая их. Мать, пытаясь вырваться из моих цепких объятий, подогнула колени и оттолкнула меня в грудь, отчего пошатнувшись, но удержавшись на ногах, я оставил попытку приручить эту женщину. Во избежании шума, я не стал более посягать на принципы матушки, оставив всё до вечера.

– Ты меня только раззадорила и возбудила. Как теперь мне идти на работу?

– Обратись к тётушке, она, поди, посговорчивей.

– Ей на сегодня этих страстей хватит, а вот ты лишаешь себя их зря.

– Переживу как – нибудь, не в первой, ступай. Лёня уж заждался поди.

– С Верой побеседуй, не забудь.

Заглянув к Симе, я намекнул ей о желании нашего хозяина и предстоящим разговоре с его супругой. На что тётушка испуганно вскочила со стула и несвязанно зачастила, причитая о своей «сельской чести». Я ободряюще погладил её по спине, пообещав, что это не будет слишком часто, т. к. я её не собираюсь вовсе отдавать, а лишь для её удовольствия. Потискав пышную грудь своей тёти, нежно поцеловав её губы, я простился с ней до вечера и вышел из комнаты.


* * *


Мы шли с Лёней, обсуждая нашу завтрашнюю поездку в город. Ехать предстояло на рейсовом автобусе, который ходил один раз в день. Отъезд на мечен на обед. Приедем на место, прошвырнёмся по магазинам, наберём заказы и пойдём в гостиницу устраиваться на ночлег. Если в гостинице сможем взять пару свободных номеров для себя и Верки, всё сложится отлично, в противном случае буду искать бывших сокурсников.

Мать, собираясь на работу, заглянула к сестре и категорическим тоном провела с ней беседу по поводу вечернего визита к ней моего отца. Сима оторопело глядя ей в глаза запричитала о чрезмерном грехе, ложащимся на неё. Виданное ли дело, день с отцом, день с его сыном, а там, гляди и свой сынок пристроится. Сплошной блуд и всё это ей одной…

– Одним больше, одним меньше, – прояснила матушка, – мне, поди тоже в сторонке не стоять. Считай не с чужими – со своими. Им в удовольствие и нам не во вред. Не переживай, люди по более грешат, свои до смерти не затрахают. Зато на сторону не побегут – здоровее будут.

Сима угрюмо молчала, перебирая в руках края фартука. На вопрос Ларисы, о её согласии, женщина тяжело вздохнула и едва кивнула, не поднимая на неё глаз.

– Ты уж соизволь вслух согласиться, чтобы потом не говорила, что ничего не сказала.

– Да, согласна, Ларис, хотя это на блядство смахивает.

– Видать, судьба у нас такая – мужиков ублажать, самое наше бабское дело.

Мать вышла из комнаты, Сима осталась сидеть одна, пытаясь представить свою первую ночь с деверем, как станет смотреть ему в глаза, говорить с ним, а на следующий день общаться с домочадцами. Подойдя к шкафу с постельным бельём, сняла с полки чистый комплект и начала застилать постель, сунула под матрац чистую тряпицу.


* * *


Вечером обитатели нашего дома собрались за обеденным столом. Ужин прошёл в напряжённой тишине. Выходя из – за стола, я съехидничал в адрес папаши:

– Мам, а кто сегодня Симе помогает мыть посуду?

– Вот ты и поможешь, нам с отцом поговорить надо. Приступай сынок, – с иезуитской улыбкой произнесла мать.

– Так тебе и надо, сводник! – мстительно процедила сквозь зубы тётушка.

– Вот и делай людям добро, – усмехнулся я, – ты ему мои секреты не раскрывай, они ему не нужны.

– Ещё чего! – вспыхнула Сима, – У меня язык не повернётся такие гадости рассказывать.

– Скоро ты без этих гадостей жить не сможешь. Мать не зря тебе его даёт, с ним скучно и неинтересно. А у нас с тобой кровь одна, только ещё холодная, но дай время, разогреем.

– Ведь я тебя просила – не отдавать меня никому…

– Крепче меня любить будешь.

На кухню вышел отец и Сима тут же ушла к себе.

– Ты о чем с ней говорил, обо мне?

– О себе с ней сам будешь говорить. С матерью что решили? Она согласна?

– На счёт Симы – не возражает, а с тобой… вопрос открыт, но я думаю, что она категорически возражать не будет – уломаешь….

– Ладно, батя, удачи тебе.


* * *


Я проводил глазами его до двери тёткиной комнаты и пошёл к матери. Войдя к ней, я сел на диван и выжидательно уставился на неё.

– Что? – Оглянулась на мой пристальный взгляд мать, – ты опять за своё!

– Послушай меня, все условия договора соблюдены. Дело за тобой. Если учесть, что мы уже с тобой раз перешагнули черту и были вместе, то это будет лишь приятным для нас продолжением. Претензий ни с чьей стороны не будет, в тебе я вижу сейчас исключительно женщину, а не мать. Но то, что ты остаёшься для меня матерью, лишь дополняет мне остроты в нашем сексе. Поверь, я для тебя не могу быть молодым парнем, ты у меня далеко не первая женщина в моей жизни и отношения с ними добавили необходимые навыки в отношениях с бабами. Надеюсь, ты их оценишь по достоинству.

Мама застонала в бессилии, слёзы хлынули из её глаз, руки сжали ворот кофты, глаза молили меня в слабой надежде не делать последнего шага.

– Мама, изменить что – либо уже невозможно. Ты ведь не захочешь повторения насилия с моей стороны? Тебе лучше принять это, как неизбежное, разденься сама и не принуждай меня это сделать с тобой силой.

– Сынок, тебе не следует этого делать со своей матерью. Есть другие, с кем тебе будет приятней и приличней. Кроме того, что я твоя мама, я уже не молода и не смогу доставить тебе то, чего ты ждёшь от меня. Это только страсть, она пройдёт и нам будет стыдно вспоминать об этом, мой мальчик. Пожалей свою маму, ты не сделаешь этого со мной. Нас могут услышать, не делай этого… нет, нет не сейчас!..

– Ты ведь не захочешь, чтобы сюда пришел Лёня вместо меня. Свести счёты с отцом, лучше с его сыном, чем с племянником. Решай, я сделаю, как ты решишь, но сегодня тебе придётся переспать с кем – то из нас.

Мама вжалась в стену, не решаясь уйти из комнаты, не раздеться при мне.

Я не спеша подошёл к ней и опустил её руки к низу. Она в упор глядела мне в глаза, в надежде, что может остановить меня от непоправимой ошибки. Я медленно стал расстёгивать её кофточку. Не выдержав моего решительного взгляда, она резко отвернула в сторону голову и закусила губу в немом отчаянии. Намерено, я не спеша раздевал свою маму, снимая с неё по одной вещи и откладывая их в сторону.

– Подожди, мне надо принять душ, – попросила мать, я сейчас вернусь.

Она набросила на себя халатик и скользнула за дверь. Спустя минуту, мне пришла потрясающаяся идея. Я забежал в комнату к Лёньке и приказным тоном распорядился:

– Лёньчик, если хочешь свою тётку, бегом в душ и постарайся, чтобы она тебя не узнала, пусть примет тебя за моего отца. Главное, успей получить её, а там как покатит. Приложи все усилия, чтобы ей это понравилось, на случай, я буду рядом. Быстро, дебил, это твой единственный шанс.

Рожа у Лёньки застыла в немом удивлении, но я моментально содрал с него трусы и майку, вытолкнув за дверь тугодума. Через короткий промежуток времени я последовал за ним к душевой. Мой предыдущий опыт дал изумительные результаты. Приоткрыв щёлку в дверном проёме душа, я увидел следующую, ожидаемую картину. Через шторку просвечивалась фигура моей мамочки, удерживаемая рукой племянника, лицом к стене. Ситуация повторилась один в один. Поняв моё нетерпение и желание также принять душ перед нашим грехопадением, она сознательно не повернулась к Лёньке, а лишь терпеливо ждала «мой» страстный порыв в ощупывании своих прелестей, также терпеливо приняла в себя возбудившийся член, решив снять первое извержение молодой плоти в себя. Всё, что последовало за неизбежной разрядкой моих любовников следует рассказать подробнее. Мама, приняв в себя весь залп молодого племянника, устало выпрямилась, прогнувшись в спине и укоризненно произнесла:

– Ну, добился своего! Чем остальным будешь меня занимать? Это я уже видела, ты повторяешься мой мальчик.

Продолжительное молчание Лёньки вызвало некоторую настороженность в его партнёрше. Ещё не допуская дежавю, но чувствуя подставу, она медленно развернулась к своему любовнику, вперив в него свой взгляд.

– Лёня! С и м и н ты сын! Чем ты здесь занимаешься мерзавец? Кто тебя сюда послал, я уже догадываюсь и знаю где этот режиссер. А ну, за мной!

Продолжение следует