Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Одногруппница Таня

Таня училась со мной с первого курса института. Поначалу я совсем не замечал её, так как был занят учебой — был круглым отличником. Но вскоре отношение изменилось. Все парни из нашего группы за глаза обсуждали её, а я приходил домой и, мастурбируя, представлял в самых разных видах — то просто голой, то с раздвинутыми ножками, то целующей меня.

Вскоре у моих одногруппников появилось новое развлечение — «лапать». Заключалось оно в том, что они выбирали понравившуюся девушку, на переменке зажимали в углу, окружали толпой и, как могли, трогали за разные места. Конечно, целью обычно были грудь и писечка, но девушки так зажимались, что парнямдоставалось полапать лишь спину и, максимум, попку.

Я редко участвовал в подобных развлечениях. В основном потому, что не пользовался авторитетом ни у одногруппников, ни у одногруппнниц. Главным заводилой в группе был высокий и сильный Саша, который постоянно бахвалился тем, что имел большой сексуальный опыт. Я особо не верил, но возражать не смел, опасаясь его кулаков. Да и держался он при этом уверенно. Однажды на перемене Саша собрал парней в кружок и заговорщицки объявил:

— На следующем перерыве лапаем Таньку.

Это означало, что пришла Танина очередь оказаться зажатой в углу и ощущать неумелые мальчишеские щипки на своем теле. Признаюсь, это идея меня одновременно и возбудила, и испугала.

— Может, не надо... Таню? — робко произнёс я.

— Почему это? — заржал Саша. — Серёжа, влюбился что ли?

От мысли, что мальчишки могут подумать, что я влюбился, мои уши покраснели. Саша заметил это и заржал сильнее:

— Смотри-ка, точно влюбился! Аж красный весь.

— Просто я боюсь, что она может пожаловаться декану, — я робко попытался найти причину. Но уже никто не слушал.

— Да не волнуйся ты, ей самой понравится, — подмигнул Саша. Его слова меня возмутили. Как может такой девочке понравится, что её лапают?..

На следующем перерыве Саша, расставив руки, загнал Таню в угол. Остальные мальчишки тоже были тут как тут. Я увидел, как их руки потянулись к нравящейся мне девочке. Таня захихикала, но, в отличие от остальных девушке не сжалась в клубок, а лишь крепко сжала ноги. Саша рукой начал гладить её грудь. Я стоял в стороне и смотрел, как сквозь тонкую ткань её белой блузки обозначились затвердевшие соски. Ещё чья-то ладонь легла на её попку. Таня, похоже, смущалась только для вида. Поймав её взгляд, я понял, что ей это нравится. Да и мне тоже — член предательски встал, оттянув штаны.

Парни продолжали гурьбой зажимать Таню в углу. Я заметил, что она положила свою руку на Сашину, якобы удерживая его, но на самом деле крепче прижимала его руку к груди. Свободной рукой Саша накрыл её лобок поверх юбочки. От этого я чуть не кончил прямо в трусы.

На следующий день я решился подойти к Тане на перерыве. Несмотря на увиденное вчера, я всё ещё стеснялся. Но решил сразу брать быка за рога:

— Таня, ты мне нравишься, — прямо сказал я ей после ничего не значащих фраз об учёбе.

— Ты мне тоже, — Таня потупила глаза и, показалось мне, даже покраснела. Её губки расплылись в смущенной улыбке. — Давай будем встречаться? — спросил я.

— Ну, можем попробовать, — прошептала Таня. — А тебя не смущает, что меня только что лапали?

— Если хочешь, я защищу тебя, — я попытался показаться героем.

— Не надо, — сказала Таня, — а то я буду белой вороной среди девушек. Все прошли через это, придётся и мне.

«Что же делать. Значит так надо», — смирился я.

Так мы начали встречаться с Таней. Каждый день я смотрел, как её лапали. Постепенно парнивсё смелели. Сначала Сашина рука начала залазить под юбку, остальные же парни гладили коленки и внутреннюю сторону бёдер. Таня выглядела при этом так, будто ей нравится. «Она просто делает вид, чтобы другие девушки нормально общались с ней», — думал я, отбрасывая остальные мысли.

Через несколько дней, стоя в кабинке туалета, я услышал Сашин голос. Он вошёл в туалет с кем-то из моих одногруппников:

— Я ей прямо на пизду ладонь положил, прикинь!

— А она что? — спросил собеседник.

— А она там мокрая. Она ж тоже кайф ловит.

«Неужели это про мою Таню?» — подумал я. Уже собирался было выйти и возмутиться, но вдруг понял, что мой член стоит, а я испытываю небывалое возбуждение. Я обхватил писюн рукой и начал дрочить.

— Мы ж её так и зовём — «Танюха — мокрая пиздюха». Она ж сама всегда специально покороче юбочку надевает, чтоб мне удобнее было.

От возбуждения я чуть не застонал.

— У неё такие горячие и мокрые губки, — продолжал Саша. — Я их даже немного потёр сквозь трусики.

На этом я начал бесшумно кончать прямо в унитаз. Потом нажал на кнопку смыва.

Услышав шум льющейся воды, парни быстро ретировались. А я вышел из кабинки и направился в аудиторию.

Таня, как ни в чём не бывало, сидела на своём месте — за одним столом со мной. Когда началось занятие, я решил проверить, правда ли то, что Тане нравится, когда её лапают. Я положил руку на Танину коленку. Она скинула. Я положил снова. Она снова скинула. Через ещё несколько попыток Таня наклонилась к моему уху и прошептала:

— Серёженька, не надо так...

«Да врёт он всё, этот Саша! — подумал я. — Просто бахвалится перед мальчишками, и ничего больше».

Я продолжал провожать Таню в общагу после учебы, носил её вещи. Однако, Саша тоже начал поджидать её во дворе, чтобы поприставать.

Так, однажды, он поймал меня и Таню на выходе и сказал:

— Таня, подожди, — он обращался к ней, как будто меня не было рядом.

— Чего тебе? — обернулась Таня.

— Танька, покажи трусики, — внаглую сказал Саша.

— Ты что, не видишь, я с Сережей, — ответила Таня так, как будто я был единственным препятствием для этого.

— Да он не против! Правда, Сережа? — обратился он ко мне, незаметно для Тани показывая кулак.

— Ну... Если Таня согласится, то я не буду возражать, — нехотя протянул я.

Таня посмотрела на меня. В ее глазах заиграли искорки:

— Ты правда согласен? — прошептала она мне, почти прижавшись телом.

— Если так надо, Танечка... — отнекивался я, но писюн уже предательски заворочался в штанах.

Таня подмигнула Саше:

— Пойдём за гаражи! — отдала мне в руки свой рюкзак и направилась в укромное местечко возле двора.

Саша тут же пошел за ней. Несколько парней, находящихся поблизости, последовали туда же. Я нехотя потащился за ними, держа в руках два рюкзака.

Завернув за угол, Таня остановилась, повернулась передом ко всем нам и начала приподнимать юбочку. Постепенно показался край её белых трусиков. Вскоре она стояла, похоже, не смущаясь, и держала подол задранным, а мы все рассматривали тонкую белую ткань, охватывающую губки.

Парни зашептались между собой: «Вау... Вот Танька даёт...»

Саша, как самый смелый, сказал ей:

— Таня, дай потрогать.

— Если Сережа не против, — ответила Таня и посмотрела на меня.

— Я... не против... — прошептал я, находясь в крайнем возбуждении.

— Какой у тебя Серёжа молодец! — насмешливо похвалил Саша в то время, как его рука уже легла на Танин лобок. Похоже, ей это понравилось, потому что она заметно тяжелее задышала и оперлась на его плечо.

Сашины пальцы тем временем проникли под трусики и начали гладить её губки. Нам, парням, было не всё видно — только влажные розовые кончики губок, вылазящие за край, и Сашины блестящие пальцы, массирующие их. Таня обмякла на плече у Саши, хотя смотрела мне прямо в глаза. Я видел в её взгляде похоть. Она обнимала Сережу, гладила его по волосам. И хотя мне было стыдно, что такое происходит с девушкой, за которой я ухаживаю, я был безумно возбуждён. Сережа стоял спиной ко мне, закрывая Таню, и мне даже показалось, что она делает рукой что-то у него в штанах. «Нет, она его не гладит. Наверное, просто отстраняет его руку», — подумал я.

Через некоторое время она резко оттолкнула его и сказала:

— Ну всё, хватит!

Серёжа, похоже, и сам не ожидал такого, потому что ничего не сказал — просто молча отстранился и начал делать движения, как если бы застегивал ширинку. «Неужели он успел достать член? А она? Она что — тоже трогала его?» — мысли в моей голове сумбурно мельтешили. Таня же, как ни в чем не бывало, при восхищенном молчании парней, наблюдавших эту сцену, оправилась, подошла ко мне, забрала свой рюкзак и объявила:

— Пока всем! Пошли, Сережа! — после чего направилась прочь.

Мне ничего не оставалось, как догонять её, стараясь не смотреть на своих одногруппников.

Мы некоторое время шли в молчании, пока она не заговорила первая:

— Ты же понимаешь, что несмотря на то, что ты только что видел, ты мне нравишься?

— Да, Танечка, — промямлил я. — Но... Как же... Ты же сегодня на паре не разрешила мне...

— Серёжа, запомни, всему своё время! — резко прервала Таня. — Я же для тебя не просто девушка, которую можно полапать?

— Да, Танюша. Ты мне очень нравишься.

— Тогда ты, наверное, не против, если такое будет иногда повторяться?

— Что именно — такое?

— Ну, что меня иногда будут лапать другие парни?

— Хорошо, Танечка.

— Мой мальчик... — Таня улыбнулась мне и посмотрела прямо в глаза. — Как хорошо...

После этого случая отношение Тани ко мне изменилось. Она начала просить меня не ходить с ней и парнями на перерыве, чтобы я не смотрел, как её лапают. Я и не ходил, хотя сильно переживал по этому поводу.

Однажды, когда после перерыва в аудиторию вошла раскрасневшаяся Таня и села со мной, я увидел, как мальчишки как-то с ехидцей погладывают на нас. Тогда я осмелел и попробовал взять наши отношения в свои руки:

— Таня, я хочу тебя поцеловать!

— Сереженька, не надо сейчас.

— Ну пожалуйста, я хочу чтобы все видели, что ты со мной.

Похоже, Тане это понравилось, потому что она повернулась и нежно провела рукой мне по лицу. По щеке, потом по губам. Я поймал её ладошку и поцеловал. Таня сладостно улыбнулась. Я был на вершине возбуждения. Меня смутил только странный привкус её ладошки. Какой-то солоноватый, что ли...

Я понял, что мне необходима разрядка. Весь урок сидел, как на иголках, а на следующем перерыве побежал в самый дальний туалет, где, как я знал, редко кто бывает. Запершись в кабинке, я сел на унитаз, достал стоящий писюн и начал дрочить. Тут вдруг дверь туалета открылась. Кто-то пришёл. Я испугался и затих.

— Саша, ну не сейчас. Зайти кто-то может! — я узнал голос Тани.

«Неужели он затащил её в туалет?» — подумал я.

— Давай сейчас по-быстрому, — это сказал Саша.

Я приник к щели, наблюдая за ними. Саша расстегнул ширинку, и на свет появился его член. Хотя мы были одного возраста, член Саши был гораздо больше моего. Таня посмотрела вниз на этот агрегат и, к моему удивлению, обхватила его рукой.

— Возьми в рот, — попросил Саша.

— Саша, нет. Зайти могут. — прошептала Таня.

Я продолжал дрочить.

Саша вместо ответа взял её за руку и стал водить по стволу. Таня стояла сбоку от Саши, опершись на его плечо, не отрываясь, смотрела на член и водила по нему рукой. Через несколько движений Саша начал кончать: из его члена выстрелила густая белая жидкость, забрызгавшая пол и стену туалета. Часть осталась на Таниных пальцах. Таня подняла руку к своим глазам, расторпырила пятерню, и сгусток соскользнул на пол.

— Как много! — произнесла Таня. — Ты же на прошлом перерыве только кончил.

«Неужели это у них не в первый раз?» — промелькнуло у меня в голове. Эта мысль возбудила меня настолько, что я тоже кончил прямо на дверь кабинки перед собой.

Раздался звонок. Саша заправил штаны, а Таня быстренько сполоснула руки под краном, и они ушли. Я осторожно вылез из кабинки. В глаза бросились белые капли Сашиной спермы на стене. Не отдавая себе отчета в том, что я делаю, аккуратно обмакнул в неё палец и облизал его. До этого я уже пробовал сперму на вкус — правда, только свою. Сашина по вкусу не сильно отличалась, была такой же солоноватой и вязкой. Это был тот самый вкус — вкус ладоней моей любимой. «Значит, тогда она тоже подрочила ему», — понял я. Однако, начисто облизал палец и поспешил на лекцию.

Весь день до вечера я пребывал в возбуждении, думая о произошедшем. К моему страху, я обнаружил, что Таня теперь нравится мне ещё больше.

После занятий я решил проследить за Таней. Я издалека смотрел, как она собирает тетради. Вот к ней подошел Саша и что-то сказал на ушко. Она улыбнулась и кивнула в ответ.

«Наверное, пообещала, ему что-то», — подумал я.

Парочка вышла из дверей и направилась к стоящим неподалёку гаражам. Я старался идти за ними на таком расстоянии, чтобы меня не было видно.

Саша завел Таню за гаражи, взял у нее рюкзак, положил на землю. Другой рукой он без церемоний залез ей под юбку. Таня чуть раздвинула ноги, чтобы ему было удобнее. Я стоял за кустами и наблюдал. Писюн предательски стоял.

— А ну-ка, покажи письку, — скомандовал Саша.

Таня хихикнула и подняла вверх подол платья. Моему и Сашиному взору открылись обычные белые трусики, которые Саша наглаживал пальчиками. Он надавливал ей между ног. Тане, похоже, это нравилось она начала постанывать. Саша приспустил трусики до колен. Я впился взглядом в Танину писечку. Не в такой ситуации фантазировал я первый взгляд на Танино сокровище. Раньше, когда я дрочил, мечтая о Тане, я предвкушал, что она будет моя и только моя. А теперь... Глаза моего одногруппниканагло обшаривали розовые губки. Пальцем Саша пошурудил в складочках, и Таня громко застонала. Я не удержался и опять полез в штаны за членом.

— Давай, короче, — сказал Саша и надавил девочке на плечи.

Таня стала на коленки на свой же рюкзак и начала расстегивать его штаны. Второй раз за этот день перед моим взором предстал Сашин член. На этот раз, слегка ударив Таню по лицу. И вот девушка моей мечты поцеловала его, потом захватила головку в рот и начала делать сосательные движения. Довольно быстро Саша застонал и, судя по судорожным движениям, начал кончать. Таня принимала всё в ротик, но непроизвольно мотнула головой и часть спермы пролилась вниз, прямо на подол её юбки. Я опять разрядился одновременно с Сашей. Но моя сперма полетела не на мою любимую, а на землю.

— Молодец, Танюха, — Саша потрепал девочку по голове и быстро, не дожидаясь её, заправился и ушёл.

Таня же не спеша поднялась, отряхнула рюкзак, потом долго вытирала пятно с юбочки. Наконец, поднялась и побрела назад.

Я прошёл за ней следом, а через несколько сот метров догнал. Решив притворяться, что ничего не знаю, крикнул:

— Танюша, подожди.

— А, Сережка, привет. Я уж думала, ты сегодня меня провожать не будешь, — как ни в чем не бывало, произнесла Таня. — Пойдем вместе.

Я зашагал рядом. Мысли всё ещё были там, за гаражами. В голове крутилась картинка Таниных красивых губ, обхватывающих чужой член. Таня же спокойно шла, улыбалась и болтала, как будто это не ей 5 минут назад Саша кончил в рот.

Я был не на шутку возбуждён. Я очень хотел Таню, но не знал, как подступиться. Я не решался быть таким смелым, как Саша. Да и разве она сама не дала мне отпор, когда я пытался полапать её...

— Таня, можно тебя поцеловать? — в конце концов решился я.

— Ну, Серёжа, если только один поцелуй...

Я аккуратно чмокнул её в уголок рта. Рта, в котором только что побывал чужой член. Я ощутил знакомый вкус Сашиной спермы. Это Таня не до конца вытерлась, и её губы всё ещё пахли.

— Танечка, я тебя хочу, — сказал я.

— Сереженька, откуда такие пошлые мысли?

— Я всё видел. Там, за гаражами, прошептал я ей в ушко и ещё раз прижался своими губами к её.

— Ах вот как... — Таня на секунду растерялась, но быстро нашлась. — Что ж, я гляжу, тебе понравилось то, что ты увидел?

— Ну, — засмущался я. — Ты мне всегда нравишься. Не смотря ни на что.

— Даже, когда я сосу у других мальчиков?

— Мальчиков? Неужели не только Саша?

— Ой, Серёжа, ну что ты сразу! Мало ли с кем я чем занимаюсь. А что даже если и не только с Сашей?

— Таня... — не нашёлся, что ответить я. Лишь приник к её губам в поцелуе. Я попытался, как Саша, взять её руку и положить к себе на бугор на штанах, но она сопротивлялась.

— Не сейчас, Серёжа. Приходи сегодня вечером к нам во двор. Знаешь, где в садике мы собираемся?

Я понял, что она говорит про беседку в детском саду. Там после захода солнца обычно собирались все хулиганы с нашего района — пили пиво, курили сигареты. Это была опасная компания, от которой меня всегда предостерегали родители.

— Тань, я там никого не знаю. Они все взрослые, — робко начал возражать я.

— Ничего, я там всех знаю. Не бойся, — просто ответила Таня.

Тем же вечером, после захода солнца я направился в садик возле Таниного двора. Ещё издалека, по огонькам сигарет, я заметил шумную компанию парней в беседке. Я осторожно приблизился и, не решаясь заговорить, наблюдал рядом. Там было человек пятнадцать. В основном парни, но и пара девчонок. Все старше, многие курили и пили пиво. Меня, похоже, заметили, но не обращали внимание. Я же высматривал Таню. Её нигде не было видно.

Внезапно она показалась из-за угла, держа под руку какого-то парня лет на 5 старше нас, довольно гоповатого вида, коротко стриженого и в трениках. Подойдя поближе, она заметила меня, бросила его и с криком «Сережка!» подбежала ко мне. Чмокнула в щеку. Парень же степенно подошёл и, не протянув руку, спросил:

— Меня Димон зовут. Ты что ли тот самый её одногруппник?

— Ну, наверное. Какой тот самый? — удивился я.

Он только открыл рот, но Таня прервала:

— Я всем рассказала, что мы встречаемся!

Димон странно загоготал и, хлопнув меня по плечу, сказал:

— Давай, удачи, чё!

Мы подошли к остальной компании, и Таня объявила:

— Мой одноклассник. Серёжа.

Это заявление было опять встречено смехом.

— Не обращай внимания. Всё в порядке, — шепнула Таня мне.

— Таня, а почему вы с Димоном шли под руку?

— Серёжа, ты что ревнуешь? Мы просто покурить отходили.

«Странно, — подумал я. — Все же прямо здесь курят».

Но вслух ничего не сказал.

Минут пятнадцать мы стояли в темноте рядом со всей компанией, говорили ни о чем. А моя рука, обнимавшая Таню за плечи, сползала всё ниже. Сначала на спину, потом ещё ниже. Сквозь тонкую материю легкого летнего платьица я ощутил резинку её трусиков, начал гладить попку.

Вдруг пара пацанов поднялась и крикнули:

— Танюха, пойдем до ларька сгоняем!

Таня отклеилась от меня и сказала:

— Подожди здесь, мы быстро.

— Ну как быстро. Как пойдёт, — заржали пацаны и пошли в сторону. Таня шла между ними, поддерживая их под локти.

Я подумал, что это довольно странно для похода в ларёк. От предположения, что между ними что-то может случиться, мой член опять встал.

Тани с парнями не было минут пятнадцать. Когда они вернулись, парни выглядели расслабленно и, что самое интересное, в руках у них ничего не было. Таня сразу направилась ко мне и опять заняла место рядом со мной. Я вернул руку на её спину и продолжил поглаживания. Тут я с удивлением заметил, что на ней нет трусиков — моя рука спокойно скользила по спине и попке.

— Ты же в трусиках была? — спросил я Таню на ушко.

— Да. Просто сняла их, когда пописать ходила по пути.

Я хотел было начать допытываться ещё, но она повернулась и поцеловала меня в губы. Глубоко, с язычком. Я задрожал от желания. У Тани во рту я ощутил подозрительный знакомый солоноватый привкус.

— О! Вот это одногруппник даёт! — заржала компания.

— Дураки! — хохотнула Танька. Пойдём отойдём.

Она взяла меня за руку и завела за кусты. Мы начали целоваться. Мои руки коснулись её груди. Она не носила лифчика — сисечки были слишком маленькие. Я сковзь такнь погладил заострившиеся соски. Таня застонала, но когда моя рука потянулась ей под юбочку, сжала ноги и сказала:

— Нет, Серёжа, я ещё не готова.

— Но Танечка, я так хочу тебя...

— Как — так?

Я вытащил наружу стоящий член.

Да, он был небольшой. Но по Таниному взгляду я понял, что она похоже разочарована. Она тактично не сказала ничего, лишь грустно посмотрела на него и произнесла:

— Давай лучше сам.

— Но как — сам, Танюша? Мы же встречаемся.

— Да, но для меня это значит не просто секс, а чувства. Секс придет сам собой.

— Но ты... и Саша... — промямлил я.

— Это другое. Я всего лишь взяла у него в рот. Это ничего не значит.

Услышав такое, я почувствовал, что член лопнет от напряжения, и схватил его рукой.

— Ты же сам говорил, что не против, когда твоя девушка немного шалит с другими... — продолжила Таня.

Я не мог сдерживаться и начал дрочить. Моё возбуждение говорило само за себя.

— Я заметила, что тебе это понравилось. — рассказывала Таня. — А если я тебе расскажу, что я чувствовала с Сашей?

— Да ты что? Прямо... во время?

— Да. Мне он совсем не нравится. Мне нравишься ты. Но он чуть ли не силой заставил меня отсосать у него. Просто поставил на коленки и дал в рот. Мне пришлось обслуживать его.

— Какой он был? — только и нашёлся, что спросить, я.

— Такой... горячий. Мягкая кожица, но внутри твердый. Я гладила его ладошкой и лизала.

Я начал кончать. Таня провожала глазами белые сгустки спермы, шлепавшиеся в листву. Для меня это было незабываемо — ещё бы моя девушка видела, как я кончаю! Это же почти как секс!

Таня показала на капельку моей спермы, попавшей ей на коленку.

— Ну вот. Что ты наделал?

— Я сейчас уберу, Танечка.

— У тебя что, есть салфетки?

— Нееет, — протянул я. — Я не знаю чем...

— Попробуй языком, — Таня потянула мою голову вниз.

Я опустился на коленки и поцеловал её ножку, слизывая сперму. Тане, похоже, это понравилось, так как она застонала и прижала мою голову к себе. Пока я лизал коленку, посмотрел наверх и впервые так близко увидел её писечку без трусиков. Нежные губки были приоткрыты и уже не были того нежного розового цвета, как в институте, когда она спускала трусики перед парнями. Теперь они были красные, блестящие, влажные. Если бы я не знал, что я не занимался сейчас с ней сексом, я бы подумал, что их разворотили членом. Но я отнёс это на счёт возбуждения от моих поцелуев.

— Ну хватит, Сереженька, пойдём, — Таня отстранила меня и ласково поцеловала.

В тот вечер дома я долго не мог заснуть — всё представлял Таню. Член снова стоял, и я ещё раз подрочил, на этот раз представляя, что Таня стоит рядом и смотрит.

На следующий день я чувствовал себя настоящим мужчиной. Ещё бы — у меня почти был секс. Даже когда на большом перерыве Саша и ещё один парень, Вова, повели Таню под лестницу, я не чувствовал ревности. Я знал, что чувствами Танечка всё равно со мной.

Тем не менее, я решился проследить за ними. Троица зашла под лестницу. Там без разговоров Таня села на корточки и сказала:

— Давайте быстрее, мальчики.

Мальчикам только того и надо было. Они расстегнули ширинки, и два обнаженных ствола выпрыгнули перед Таниным лицом. Она умело обхватила один ротиком, а другой начала подрачивать. порно рассказы Моя девушка преданно смотрела в глаза своим ебарям. Сначала она сосала Саше, а рукой гладила ствол Вовы. Потом наоборот — Вова надел её голову на свой член и прямо-таки начал трахать в рот. Это было очень грубо. Саша же взял Танину руку и просто дрочил себе её ладошкой.

— Вова! Мне больно! — попыталась возмутиться Таня в один из редких моментов, когда ей удалось отстраниться.

— Заткнись! Я сам знаю, как тебе в рот давать! — зло ответил Вова и с новой силой вонзил член прямо Тане в горло. То ли от обиды, то ли от глубокого проникновения в глотку на глазах моей девушки выступили слёзы.

Я, наблюдая за ними в углу, тоже дрочил. Через несколько фрикций Вова застонал и крепко прижал Танину голову к себе. Его яйца начали сокращаться — он кончал. Таня, очевидно, захлебывалась и пыталась вырваться, но Вова крепко держал мою любимую за голову и спускал ей горло. По лицу Тани катились слёзы, но она была уткнута в курчавые волосы на лобке Вовы. Саша тоже начал кончать от — струи его семени полетели сбоку на Танино лицо. Одна легла на плечо, другая на щеку и губы.

Парни довольно отстранились, застегнулись и ушли.

— Давай, Танюха! Увидимся. — Со смехом пожелали они и ушли.

Моя девочка осталась сидеть на корточках в слезах и сперме. Я решился выйти из своего укрытия. Таня увидела, что я иду к ней, поглаживая член.

— Таня... можно я тоже... на лицо?

— Ты что, дурак? Помоги мне лучше! Как я пойду в таком виде-то?! — обернулась ко мне Таня.

Я посмотрел на неё. Реснички были мокрые от слёз, красные растраханные губы, чужая сперма. Не соображая, что делаю, я наклонился к ней и поцеловал. Таня с радостью ответила на мой поцелуй. Наши губы сомкнулись. Она приоткрыла рот, и я почувствовал непередаваемый вкус чужой спермы во рту своей любимой. Её язык переплёлся с моим, и небольшое количество вязкой жидкости перешло ко мне в рот. Я судорожно сглотнул слюну, смешанную со спермой.

— Почисти меня, — сказала Таня, и я, целуя её обкончанные губки, начал тщательно слизывать остатки семени с щеки и плеча. Моей девочке это очень понравилась. Она даже перестала плакать и улыбалась блестящими от спермы и слюней губами. Волна возбуждения накрыла меня, и я кончил прямо на пол.

С этого момента Таня начала раскрываться передо мной. Во-первых, она призналась, что целку ей двинули ещё давно назад — друг её мамы, оставшийся на ночь после пьянки. Прямо на кухне, пока мама спала. Во-вторых, Таня рассказала, что получает особенное удовольствие от грубого секса — когда её берут силой, и желательно несколько человек одновременно. При этом меня к своей писечке не подпускала. «У нас же, — говорит, — с тобой чувства, а не просто похоть, как с другими».

Как-то вечером я снова направился в беседку в детском садике возле Таниного дома. К моему удивлению, там никого не было. Только одинокая парочка. В сумерках я различил Таню, сидящую на коленях у уже знакомого мне Димона. Я подошёл. Таня, обнимая Димона одной рукой за шею и не вставая с колен, повернула голову ко мне и поцеловала:

— Привет, Сережка!

— Привет, Таня. Привет, Димон, — поздоровался я.

Димон кивнул мне, не вытаскивая ладонь у Тани из-за пазухи, где он, похоже, лапал её груди. Таня, не смущаясь, похлопала по свободному месту на скамейке рядом с ними:

— Присаживайся, Сережа.

Я сел, наблюдая, как рука Димона гуляла под маечкой моей девушки. Другой рукой Димон гладил коленки Тани, периодически заползая под коротенькую юбку. Таня же озорно посмотрела на меня и приподняла край юбки совсем высоко, то ли позволяя Димона щупать ноги до трусиков, то ли, чтобы я видел черное нижнее белье, скрывающую губки. А скорее всего, для обоих. Я не мог оторвать глаз от Таниных губок, обтянутых темной материей, касающихся треников Димона. Присмотревшись повнимательнее, я понял, что у Димона стоит — твердый бугор, натягивающий спортивки, врезался Тане как раз в промежность. Таня хихикала и о чем-то шепталась с Димоном. Он полез пальцами ей в трусики, сдвинул полоску ткани в сторону и кончиком пальца погладил влажные складочки. Таня застонала и обхватила его голову. Он вложил мокрый от выделений палец ей в рот, и она начала посасывать его, глядя мне прямо в глаза. Я опять возбудился. Таня полезла рукой вниз и начала сквозь трико поглаживать член Димона. Вот ее пальчики скользнули под резинку спортивных штанов, и наружу появился лиловый отросток. Я уставился на него. Димон поймал мой взгляд и молча положил Танину руку на свой член. Моя девочка стала гладить его. Потом протянула руку к моим губам. Я, забыв про Димона, автоматически поцеловал её ладошку, ощущая терпкий вкус чужого члена, который она только что дрочила.

— А он такой... — ухмыльнулся Димон. — Ты была права.

— Не бойся, Сереженька, — сказала Таня. — Мы же никому не скажем. Правда, Дима?

Дима в ответ кивнул и пересадил Таню на своих коленях так, чтобы член скользнул прямо в нее. От такого зрелища я чуть не кончил. Таня раздвинула ножки пошире, чтобы я мог наблюдать, как блестящий ствол скользит в ней, растягивая губки.

— Трусики мешают. Подержи их, — обратилась ко мне Таня.

Сначала я подумал, что она хочет снять их, но потом понял, что она имеет в виду отодвинуть полосочку, чтоб Димин член не натерся. Я пододвинулся поближе, пальчиком поддел полоску трусиков и отодвинул в сторону, придерживая, пока в моей девушке орудует член этого гопника. Моя рука оказалась зажата меж их потными ляжками. Я чувствовал, как гладенькая Танина ножка скользит сверху, и как мокрые волосы на ноге Димона прижаты снизу. Более того, я ощущал, как мокрые Танины губки касаются моего пальца, а с другой стороны ко мне прикасается чужой скользкий член.

— Сейчас можно в меня, — сказала Таня Димону. — Сережа все уберет.

Димон вместо ответа крепче прижал мою девушку, зарычал, и я почувствовал, как под мягкой кожей его члена ствол пульсирует, извергая сперму.

Через секунд десять он затих. Член продолжал находиться в Тане. Я чувствовал, как по моим пальцам, придерживавшим трусики для удобства их траха, стекает сперма.

— Давай, чё! — заржал Димон.

— Ты встанешь, Танюша? — обратился я.

— Давай прямо так! — ответила девушка.

— Но в тебе же член Димона, — робко возразил я.

— Ну так вытащи!

Я опустился на колени меж раздвинутых волосатых ног Димона. В нос ударил запах секса — пота, спермы, женских выделений. Перед моими глазами были Танины губки, обхватывающие съежившийся член, по которому стекали несколько капелек спермы.

— Быстрее! Вытекает же, — скомандовала Таня.

Я не знал, как начать, поэтому приблизил лицо, рукой аккуратно обхватил член Димона у основания и вытащил из Тани. Полилась свежая сперма. Я погрузил язык в Таню, языком заткнув этот водопад, и начал пить. буквально высасывал чужое семя из лона моей девушки. Таня застонала и заерзала на моем языке, растирая остатки спермы по моим губам. Я поднялся.

— А меня почистить? — вдруг заявил Димон.

— Но я не... пидор... — возразил я.

— Я тоже. Просто вычисти, и всё.

— Давай, Сереженька, — присоединилась Таня.

Ей я не мог отказать. Сидя меж раздвинутых ног Димона, я забрал его вялый член в рот и начал облизывать Танины выделения, смешанные со спермой и потом. Язык щекотали курчавые волосы. Подняв глаза, я увидел, что Димон целует мою девушку в засос, пока я облизываю его член. Потом Димон заржал, несколько раз ударил мокрым членом мне по лицу и заправил в штаны.

— Всё, свободна, Танюха, — гопник похлопал ее по щеке и не спеша удалился.

Таня повернулась ко мне и прижалась к моим губам. Я целовал её, гладил тело, ласкал грудь. Не так смело, конечно, как только что делал её любовник, но всё же. Прижимаясь к горячей только что оттраханной девочке, я ощутил, как она дрожит — похожа вся ситуация Таню не на шутку возбуждало. Вдруг я ощутил, как ее ладошка опустилась на внутреннюю сторону моего бедра, радом с давно стоящим члеником. Другой рукой Таня схватила меня за волосы и сказала:

— Тебе понравилось?

— Я... Я не знаю... Я никогда раньше такого не делал, — промямлил я.

— Да ладно! — засмеялась Танюшка. — А мне показалось, что ты сосешь лучше меня.

— Мне хорошо, когда тебе хорошо, — прошептал я.

— Хочешь послушать, что ещё сегодня было? — Таня лукаво заглянула мне в глаза.

Я не нашелся, что ответить. Да и не нужно было — упершийся ей в бедро член говорил сам за себя.

— Сегодня меня трахали уже в третий раз. До Димона меня ебали Леха и Антон. Они втроем с Димоном уже ждали меня, когда я пришла. Чуть увидели — сразу потащили в кусты. Ну, я как обычно, пошла. Там Леха просто раком меня поставил, даже трусики снимать не стал — просто спустил до колен и вонзил. Ты же знаешь, они с резинками не заморачиваются. Да и я не парюсь — мальчики-то, вроде, нормальные. Вот я и постояла на четвереньках в траве. Приятно было, только быстро. Он пока сзади пристроился, Антон штаны расстегнул и поглаживать себя начал. Не понимаю, почему в рот мне не дал... Знает же, что люблю сразу в несколько дырок. Похоже, Леха давно не трахался — спустил мне в киску сзади буквально через пару минут. Я только разогрелась — чувствую, хлюпает. Но Леха хлопнул меня ладонью по попке и заржал: «Следующий!» Это он Антону, значит. Я даже обернуться посмотреть не успела — чувствую к моей писечке сзади уже другой пристраивается. Антон долго кончить не мог по Лехиной сперме меня драть, наверное, не сильно тесно было. Да и дырочку у меня за последние дни подрасширили. Пришлось мне руку снизу просунуть, погладить его волосатые яички. Они слегка мокрые были от моих выделений и Лехиной спермы. Ноготками я провела по ним и сразу ощутила, как кожица сжалась, под ней началось сокращение, и в меня полилась горячая струя. Антону-то что — он член вытащил, об трусики мои вытер и пошёл к пацанам, а я раком стою, из меня сперма двух парней течёт, почистить некому... Жалко, тебя рядом не было...

Во время этого рассказа я чуть не кончил. Член мой упирался в Танину ногу, а рукой я залез к ней под юбочку и сквозь мокрые трусики с подсыхающей спермой гладил её растраханную писечку.

Таня ещё плотнее прижалась ко мне, и — о да! — я почувствовал прикосновение ее пальчиков на кончике члена. Она, еле дотрагиваясь, зашептала:

— Я отряхнулась немного и вышла из-за кустов к мальчикам. Там сидел и Димон. Он посмотрел на меня и спросил: «Ну на кого ты похожа?» Я посмотрела на себя. И действительно, коленки грязные натертые, локти красные, юбка смятая. По бедрам сперма стекает... «А ну-ка, подойди», — сказал он, и я приблизилась. «Подними юбку». Я подняла и показала ему трусики, которые сейчас были пропитаны грязью и спермой. «Приспусти трусы» — приказал Димон. Я опустила трусики до колен, обнажив свежеоттраханную писечку. «Есть у меня работы для такой грязной шлюхи», — ухмыльнулся Димон. Став коленками на лавочку, развернулся спиной ко мне, спустил штаны и показал свою волосатую задницу. Я поняла, что от меня требуется. Сереженька, ты не поверишь, но на секунду я засмущалась Лехи и Антона, стоящих рядом. «Давай, давай», — веселились они. Я наклонилась к заднице Димона и поцеловала его ягодицу. Кожа на его попке была упругая, и на вкус какая-то неприятная. Смесь пота с специфическим запахом мужчины. Я начала покрывать поцелуями его попку, не решаясь приблизиться к дырочке. Вдруг он грубо схватил меня за волосы и ткнул лицом прямо между ягодиц. Я уткнулась ртом во влажную дырочку, и мне ничего не оставалось, как высунуть язык и начать лизать её.

В это самое время Таня этим же языком проводила по моим губам, и вкус чужого члена из моего рта и чужой задницы из ее сплетались в наших ртах.

— Я кончиком языка раздвигала тугое колечко его ануса, перемежая надавливания с продольными движениями, обильно смачивая слюной его попку лизала, утыкаясь носом то в основание спины, то в волосатые яйца. Через несколько минут он отпустил мои волосы, развернулся и сел на лавочку. Наконец, я смогла отдышаться и увидела, что Леха с Антоном уже ушли. Димон кинул мне бутылку с минералкой: «Помойся, жополизка, и иди сюда» Я сполоснула лицо и подсела к нему на коленки. Ну, а тут и ты пришел.

На следующий день в институте я уже был готов к тому, что мою Таню будут ебать, но то, что случилось, превзошло все ожидания.

На паре мы сидели рядом с Таней. Она было одета в джинсы и блузку. Неожиданно сидящий на правом ряду Саша передал ей записку. Развернув бумажку, Таня задумалась. Я заглянул ей через руку. «Сними штаны» — гласила записка. Я поднял глаза — да, это Саша с правого ряда отдал такой приказ моей Танечке. Он задорно смотрел, что она будет делать. А я уже догадывался, что она подчинится. Она, делая невозмутимое лицо, опустила обе руки под стол и начала расстегивать свои джинсы. Потом немного привстала и стянула джинсы почти до пола вместе с трусиками. Теперь она сидела голой попкой на стуле. Сидевший рядом с Сашей Вова тоже заинтересованно впился взглядом в Танины бедра. Саша знаками показал повернуться к нему. Таня повернулась к нему лицом, ко мне спиной и раздвинула ноги. Еще пара парней вокруг Саши и Вовы посмотрели на нее. Преподаватель же что-то читала, сидя на своем месте и не замечала этой развратной пантомимы.

Таня сама опустила руку между ножек и начала гладить киску. Потом протянула пальчик мне. Я понял, что от меня требуется и облизал сок возбуждения. Таня снова начала гладить себя. Саша махнул ей, мол, пойдём, и, отпросившись у преподавателя, вышел из аудитории, якобы, в туалет.

Таня спокойно одела джинсы и, подождав пару минут, тоже отпросилась.

Их не было минут пять. Я сидел как на иголках, разрываясь от возбуждения. Наконец, появился раскрасневшийся Саша. «Иди, тебя Таня там ждёт», — знаками показал он мне. Я поднял руку:

— Елена Сергеевна, можно выйти?

— Что-то зачастили вы!

— Ну, пожалуйста.

— Хорошо, только быстро!

Я вышел из класса, с трудом сдерживаясь, чтоб не побежать. Интуитивно я направился в мужской туалет. Попытался открыть дверь, но на входе стоял парень, который грубо толкнул меня в грудь:

— Тебе чего здесь надо?

— В туалет, — растерялся я.

— Подождёшь, — сказал он и захлопнул дверь перед моим носом.

Я остановился в замешательстве. В это время из-за двери донеслись голоса.

— Не выебывайся!

— Мальчики, только не в попку. — Я узнал голос Тани.

Послышался шум возни, потом сдавленный стон моей девушки. Я догадался, что они сейчас трахают её, пока кто-то стоит на шухере.

— Охуенная блядина, — ржал внутри кто-то.

Опять немного возни и через минуту из туалета вышла группа парней. Я юркнул в дверь. В туалете было несколько кабинок. Одна была закрыта. Я подошел и постучался:

— Таня?

— Сереженька! — обрадовалась Таня и открыла дверь.

Картина, представшая моему взору была возбуждающа: голая и заплаканная Таня сидела на унитазе и (тут я обомлел!) гладила себя пальчиком. Вся её киска была мокрая от возбуждения. Ей нравилось то, что только что произошло! На голом теле моей девочки блестели капли спермы. Её было не очень много, но Танюша была заляпана вся — чуть-чуть на личике, немного в волосах, на груди, на ножках. На лобке, похоже, тоже было, но там она уже растерла, мастурбируя.

— Сереженька, — повторила она радостно. — Как раз тебя мне сейчас не хватает.

Она свободной рукой взяла меня за волосы, притянула к себе и поцеловала в засос. Я ощутил вкус мужских членов и семени на ее языке.

— Представляешь, — сказала Таня, — Саша завел меня сюда, посадил на унитаз и дал в рот. Ну так, по-быстрому, чтобы разгрузиться. И только он спустил мне в рот, как зашли эти двое. Они тут же скомандовали ему выметаться, а мне что было делать? Я как сидела, так и сижу. А они сразу: «Сейчас ебать тебя будем!» Ну что я могла поделать? Пришлось еще пять минут раком постоять. Только этот, последний, мне в попку засунул. Да ещё и накончал туда. Так болит теперь...

На этих словах она приподняла таз, и я увидел красное немного растянутое колечко ануса. Не отдавая себе отчета в своих действиях, а стал на коленки перед сидящей на унитазе девочкой и поцеловал его. Танечка застонала, прижала мою голову и сильнее заработала пальцем в своих складочках. Она кончала. Мышцы попки начали сокращаться, и мне в рот вылилось немного неприятно пахнущей чьей-то спермы.

Я сплюнул на пол, а Танечка, не отрывая моей головы от попки, сказала:

— Подожди еще чуть-чуть...

Я застыл на четвереньках перед ней. Она на секунду сжалась, а потом мне на язык полилась струйка ее теплой, почти не пахнущей мочи. Она писала мне в рот. От неожиданности я хотел отпрянуть, но Таня держала меня за волосы, и, несмотря на то, что большая часть все же лилась по моему языку вниз, в унитаз, кое-что пришлось сглатывать.

Больше я сдерживаться не мог, встал и начал дрочить. Таня же почему-то отпрянула, встала и смотрела рядом, как я кончил в унитаз. Как я любил её в тот момент...