Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Чувственная поездка в Петербург (эроповесть, часть 10)

— Театр — место атмоферное и требующее от актеров своих ритуалов священодействия, — продолжила Инга, — взять хотя бы, к примеру, гримерку. Это ведь своего рода духовное чистилище актера перед выходом на сцену. Именно в гримерке он должен оставить свои страхи перед исполнением роли. И не стоит пробуждать эти оставленные ранее страхи непочтением к чистилищу. Актер должен заходить в свою гримерку обязательно с левой ноги, а зато на сцену — только с правой ноги. Иначе ему не справиться с тревожностью из-за того, что в гримерке откроется «ящик Пандоры» прежних страхов.

— А мне нужно сегодня соблюдать какие-то театральные обычаи?

— Все один. Перед выходом на сцену артисту нельзя желать удачи, а лучше говорить «Ни пуха ни пера!», чтобы получить ответ: «К черту» — и тогда бесовщина поможет сыграть роль.

Наше появление в театре тут же обернулось расспросами, кем же я прихожусь Инге. Даже бородатый режиссер удивился тому, что между мной и Ингой никакого родства нет. Инга провела меня в почти совершенно пустой зал, в котором была освещена только сцена и велела сесть в последних рядах. Я пожелала ей «Ни пуха ни пера!» Вошедший в зал режиссер уселся на шестом ряду по центру, спросил светотехников о готовности и дал команду.

Только я настроилась на восприятие спектакля, как минут через пятнадцать он был прерван жесткой репликой режиссера. Он велел повторить сцену, начиная со слов, в которых его не вполне удовлетворила интонация актера. И эта сцена тут же была переиграна с теми же словами, но пластика взаимодействия актеров была уже несколько другой, чем при первом прогоне. Таких скорректированных указаниями и по иному акцентированных сцен в итоге оказалось шесть. Одно замечание режиссера было сделано Инге — он попросил ее чуть дольше задержать паузу перед репликой. После второго замечания я стала пробовать предвосхитить, в чем и как изменится в исправленном повторении только что увиденная мною сцена. И ни разу не попала в точку. И этот процесс уточняющего повторения был для меня чрезвычайно увлекателен. Меня допустили к «авторской кухне» спектакля и я была горда тем, что такая честь выпадает редкому  зрителю.

После репетиции Инга познакомила меня с остальными актерами, занятыми в спектакле. Мы сидели в буфете и они довольно долго расспрашивали меня о впечатлении от игры каждого, как будто я была для них самым важным после режиссера зрителем. Наше общение прервал телефонный звонок Дениса. Он поинтересовался, закончилась ли репетиция, и сообщил, что через десять минут будет ждать меня у входа в театр.

Денис сказал, что мы находимся на проспекте, который во времена императрицы Анны Иоанновны назывался Малой Першпективой. И предложил пройтись до стрелки Васильевского острова, чтобы полюбоваться самой красивой круговой перспективой Великого Города. Сказал, что он очень любит открывающуюся оттуда круговую панораму в разное время суток, в разные времена года и в разную городу. А по пути, если есть настроение, нам можно будет заглянуть в ресторан «Cаsа dеl мясо» и угоститься стейком из мраморной говядины с бокалом хорошего чилийского вина. Я взяла Дениса под руку и мы неспешно пошли по першпективе, осматривая примечательные дома.

Стейки были восхитительны. Никогда не подозревала, что может быть столько оттенков вкуса мяса в зависимости от степени прожарки и выбранного соуса. За дегустацией Денис как бы невзначай спросил: «А хотите знать, милая барышня, почему Алёна отправила нас с вами в прогулку тет-а-тет и причем по возможности до самого позднего вечера?» Я удивилась вопросу и недоуменно посмотрела на Дениса.

— Просто Алена решила на тот момент свести к минимуму, а еще лучше к нулю ваше возможное сегодняшнее общение с Романом. Кстати, 8 марта будет не только женский праздник, но и восемнадцатилетие Романа.

— Так вот почему вы оба так отреагировали на мое предложение приехать в Питер 8 марта. А почему же все-таки Алёна решила меня изолировать от Романа?

— Мы с ней потом переговорили и решили уже по-другому. Что лучше вас не изолировать от Романа за вашей спиной, а наоборот — просто рассказать, в чем причина нашей озабоченности и замешательства. Дело в том, что если верить тому, что я узнал от звенящей тишины, то ваш возможный в будущем муж — это Роман.

— Как Роман? Почему Роман? Он же моложе меня почти на два года! Он вообще еще даже школу не закончил! Какой из него муж?

— В том-то и дело. И сами понимаете, что ваша с Романом разница в возрасте отнюдь не единственная проблема, связанная с вашим возможным союзом. Тут куча проблем, затрагивающих и ваши интересы, и интересы нашей семьи.

— Я вообще в полной шоке. Ничего себе заявочка на мою бедную голову! Роман, конечно, парнишка симпатичный. Но все же вы меня совсем огорошили. Я надеюсь, хоть он этого известия не знает?

— Конечно, не знает и вообще знать от нас не должен. Это для него точно лишняя информация.

— И что это означает, что все для меня уже предопределено на будущее?

— Как я понимаю, на сегодняшний момент никакой предопределенности для вас нет. Думаю, что просто кто-то, кто выше нас, дает вам какой-то срок, чтобы осознать альтернативы и сделать свой выбор. А срок выбираете вы сами.

— И срок этот привязан к моменту потери девственности, раз уж тот, кому я отдам свою девственность, станет моим мужем?

— Видимо, это так. Кстати, еще не понятно, каким именно по очереди мужем — первым, вторым, третьим, четвертым...

— Спасибочки — этого еще только мне не хватало! Я не собираюсь менять мужей как перчатки. Я хочу нормальную крепкую семью, в которой у детей одна мама и один папа.

— Милая барышня! Я понимаю, что разозлил вас, подкинув вам сейчас кучу очень проблемной информации для размышления. Но я не думаю, что было бы лучше скрывать от вас то, что мне известно от звенящей тишины касаемо вас. Я не хочу лишать вас свободы выбора.

— Да и не виню вас ни в чем, Денис. Просто все это уж как-то все неожиданно ответственно. И ответственно не только за себя одну.

— Давайте сейчас возьмем паузу в обсуждении этой темы на какое-то время и просто продолжим нашу прогулку. А когда эмоции у вас немного улягутся, можно будет вернуться к животрепещащей теме.

Денис расплатился за ужин и мы прошли к стрелке Васильевского острова. Спустились по мощенной набережной к Неве. Впереди нас две девушки со смехом поцеловали морду каменного льва. На мой недоуменный взгляд Денис сказал, что Петербург — город мистический и его понять до конца не дано никому.

— В Петербурге свои места для поклонения тех, кто верит в приметы. Вот к примеру, у грифонов Банковского моста полагается просить удачу в бизнесе. И вроде бы

как не зарастает тропа народная к грифонам состоящая из топ-менеджеров разных компаний, гладящих грифонам лапы и трущим позолоту на крыльях.

— Как забавно — нужно будет при случае и мне попросить повышенной стипендии.

— Вообще-то по мифологии, грифоны охраняли сокровища, а не раздавали их просящим мимопроходимцам. Но это уже детали, мешающие живучести мифа, — посмеялся Денис.

— А вы сами, Денис, просили что-то у грифонов?

— Нет, конечно. Я же человек вполне рациональный. А вот тем приезжим в Питер, которые просят себе здоровья — вот им дорога в Аптекарский переулок, чтобы потереться спиной об старинный дом. И тогда якобы все хвори пропадут.

— Главное для больного — верить в чудодейственность лекарства. Глядишь и в самом деле поможет.

— Ну у каменных львов Петербурга просят все подряд и кто во что горазд. Вот сейчас мы у места, суперпопулярного у молодоженов. Им обязательно нужно подержаться вместе за медные кольца в пасти львов на набережной, чтобы супружеская жизнь была долгой и счастливой. А девушкам же, желающим поскорее выйти замуж, полагается поцеловать каменного льва в нос.

— Я не собираюсь целоваться с этими истуканами, — со смехом сказала я.

Денис предложил прогуляться к Петропавловской крепости. Я уже совсем успокоилась и спросила Дениса, а что он сам думает обо всем этом.

— Самое определенное, что я могу сейчас сказать — так это то, что мы с Алёной категорически против раннего брака Романа с кем бы то ни было.

— Тут я с вами заодно. Парень должен жениться, когда он может ну хотя бы наполовину содержать свою семью, а не сидеть на шее у родителей.

— Значит, будем считать, что в этой запутанной ситуации у нас с вами хоть на что-то есть какая-то общая точка зрения. Кстати, у Романа есть постоянная девушка. Причем уже почти три года. Ее зовут Катя, одноклассница Ромы.

— Вы ее видели?

— Она иногда бывает у нас. Последний раз в прошлое воскресение была.

— И какая она?

— Внешние данные шикарные. Умна, амбициозна, хорошо воспитана, умеет нравиться. Круглая отличница с первого класса, идет на золотую медаль. В общем, все при ней.

— Тогда все в порядке. Могу им только пожелать большого-пребольшого личного счастья.

— Есть, правда, одна деталь. Нас с Алёной настораживает, что Катя ведет сейчас себя с Ромой как ласковая кошечка, умеющая приятным мурлыканием всегда добиваться своего. Она привязала к себе Рому, забрала себе власть над ним и по сути распоряжается им как его эксклюзивная собственница. Как будто у них все уже предрешено, как будто они уже связали себя узами брака до конца дней своих. Думаю, что в конце концов добром это у них не закончится.

— Ну раз Рома попал под каблук, то так ему и нужно подсознательно, видимо, по жизни. Лично мне муж-подкаблучник без надобности. Пусть Рома продолжает млеть от прелестей Кати.

— У Романа характер, между прочим, покруче моего будет. Он рано или поздно взбунтуется.

— Что же он до сих пор не взбунтовался?

— Может быть, потому, что у него же опыт отношений всего с одной девушкой. Катя жестко пресекает на корню все попытки конкуренток подобраться к Роме. Она приучила его только к себе. Уверен на 100%, что в том числе и через хороший секс. Я конечно свечку не держал, но когда они у нас уединялись в комнате Ромы, то по звукам можно было точно сказать, что Катя девушка в постели весьма темпераментная. Так что Роман сейчас он ведет себя как верный ей однолюб.

— Странно все-таки. У вас такая раскрепощенная в сексуальном отношении семья. У вас в доме и в вашей постели бывали такие красивые девушки. Казалось бы, такие широкие возможности для Ромы развернуться в плане мужской самореализации.

— Может быть, это в нем из духа противоречия мне как главе семьи. У него сильный характер и он вырабатывает себя сам. В подростковом возрасте он был просто несносен в отстаивании своего права на самостоятельность. Даже из дома уходил пару раз в знак своего протеста, ночевал у приятелей.

— А сейчас такой вежливый интеллигентный мальчик. Никогда бы не подумала, что в нем бунтарская натура спит. Но кстати, у этого бунтаря-однолюба на меня точно стоит.

— Ну это мы с Аленой это сразу заметили и, признаться, даже удивились тогда его реакции на вас. Не физиологической реакции — тут все понятно, дело молодое. Он словно осторожно присматривается к вам.

Я небрежным тоном ответила, что сама не очень обращала на это внимания, и предложила уже возвращаться к Дворцовому мосту. Мы шли молча. Я пыталась собрать воедино рассыпанную мозаику мыслей, но у меня все особенно целостного не получалось. А сегодня последний вечер этой поездки в Петербург. И мне видимо нужно занять какую-то позицию хотя бы на ближайшее будущее. Прерывать знакомство с семьей Дениса после завтрашнего отъезда мне ни в коем случае не хотелось. Я рассматривала это знакомство как подарок судьбы, а от подарков не отказываются. Если не все эти непонятности с Романом как с моим возможным мужем в каком-то будущем, вообще все было бы здорово. Особенно с учетом наметившегося и крайне вдохновляющего меня медиа-проекта с Ингой.

А вот перипетии, связанные с Романом, совершенно выпадали из общей благостной картинки. Но с другой стороны, ситуации, в которых видишь лишь одни сплошные бонусы и ни одного минуса, наверняка обернутся потом какой-то западней по жизни. За всякий свой успех нужно чем-то платить, потому что совсем бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Нужно брать, но нужно и отдавать.

Я спросила Дениса, дома ли сейчас Роман. Он позвонил Алёне и сказал, что дома.

— Вы с Аленой хотите, чтобы я как-то вмешалась в отношение Ромы к Кате?

— Пожалуй, хотим. Но одновременно мы не хотим для Романа раннего брака. Не важно: с вами, с Катей или кем-то еще.

— Я не собираюсь делать большие и необратимые глупости с Ромой, когда пока вполне можно ограничиться небольшими и обратимыми. Ну что — считаем, что мы уже нагулялись, и держим путь домой курсом на Рому?

— Держим, — улыбнулся Денис.

— А вы готовы к тому что я, возможно, проведу ночь с Романом, а не с вами и Алёной?

— Если вы не будете заходить дальше петтинга, то, мы со своей стороны готовы и потерпеть.

— Заходить дальше не будем — я же говорила, что не собираюсь делать необратимые глупости... 

                                                   Продолжение следует

                            P. S.       E-mail автора: sheheri.zada << ГАВ!! >> yandex.ru