Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Извиваясь от оргазмов.

Щёлкнул шило переключатель во мне.

... Мы пришли в садик. Шило завёл меня подальше за садик, на внутреннюю игровую площадку и остановился.

– Будем драться или сам встанешь раком – пренебрежительным тоном предложил он.

Я от неожиданности словно онемел. Думал, это просто, какая – то очередная подъёбка, которую он у старшиков научился.

– Вставай раком – начал он жёстко меня заставлять.

– Нет – сказал я. Ища подвох. Всё ещё думая, что это просто очередная какая – то проверка или подъёбка, которую он подхватил у старшиков. Одна из многих. Типа очередная блатная мудрость.

Но, Шило просто взял меня и бросил на травку. И мы начали бороться. Конечно он был тем ещё драчуном, сильнее и опытнее меня. Он при мне только каждую неделю дрался. А сколько не при мне. Я сначала даже не боролся. Думал, он просто меня завалит и положит на лопатки. Победит и успокоится. Я знал, что он драчун и его звериную жестокость и злость. И даже и не пытался состязаться. Пусть подавиться. И он быстро переборол меня. Но, положил не на лопатки, а на живот и захватил меня сзади. Захватив меня одной рукой за шею, другой снимая мне штаны. Я конечно же начал дёргаться и сопротивляться изо всех сил. Шило прекратил снимать с меня штаны. Но зато сжал мне шею обеими руками так, что у меня в глазах зарябило и потемнело. И я обеими руками попытался сорвать его руки. Но без полезно, захват был сильным. Я прекратил сопротивляться и обмяк, и ослаб в руках Шило. Шило снова держа меня одной рукой за шею, начал другой снимать с меня штаны. Я снова начал дёргаться. И Шило снова сжал обеими руками захват у меня на шее. У меня сразу же кончились силы, в глазах темнело. Я опять обмяк. Шило опять повторил попытку. И я опять попытался дёргаться. Шило опять придушил меня, но больше не отпускал, даже когда я не сопротивлялся и обмяк. Когда я уже совсем начал закашливаться. Он опять ослабил захват. И сквозь зубы прорычал:

– Лежи сука –

Но я снова попытался дёрнуться, думая что пусть лучше изобьют, чем он меня дотронется своим членом. Тогда даже просто это уже считалось зачморённым. И опять получил жёсткое удушение. И сразу ослаб. В итоге уже у меня просто не было сил сопротивляться и дёргаться. И Шило легко держал и душил меня одной рукой. Сильно не напрягаясь, придушивая, одной рукой как только я пытался напрячься. Второй рукой стянув с меня штаны с трусами и оголив мне попу. Потом с себя и я почувствовал на своей жопе его член. Который он свободной рукой начал надрачивать. Я в последний раз дёрнулся, но куда там. Шило просто немножко напряг на моей шее вторую руку, и я придушенный сразу опять успокоился. Юношеский член встал у него почти сразу твёрдо во всю силу как и должно быть у юношей. И он буквально воткнул его мне в зад. Не забывая по крепче держать меня за шею. Я с силой сжал ягодицы и напряг жопу. Последнее, что я мог сделать. Но, вспотевшая от борьбы и от летнего тепла жопа предательски пропускала всё ближе к заветному проходу член. Да и Шило вдруг отстранился, держа меня за шею, хоть и это и не надо было я уже просто лежал почти как мешок. Шило плюнул на руку и смазал слюнями член. Ещё раз плюнул и смазал мне жопу. Наверно старшиков наслушался. Хотя она от пота была и так скользкая. Но всё равно, в первый раз мне смазали рукой попу. И Шило, направив член рукой, уткнул его прямо куда надо. Надавив всей своей силой и телом. И как я не напрягал жопу. Скользкий член проскользнул между скользких ягодиц в скользкую дырочку и медленно с усилием и напором, не смотря на все мои сопротивления, настойчиво раздвинул её и прошёл дальше внутрь. Я не почувствовал там прям сильной боли до слёз. Да была резкая мышечная боль когда член раздвинул проход и вошёл внутрь. Но она сразу стала утихать. Когда член раздвинув проход, проскользил внутрь. Моя жопа просто заскользила по стволу члена. Больше я не чего не почувствовал. Шило наверно испугался сам. Наверно у него тоже это был первый раз. И просто замер с членом во мне. Немного полежав, он начал очень аккуратно двигать задом вверх и вниз. Потихоньку сам наверно боясь того, что делает. Я просто лежал. Только чувствуя как член Шило в скользкой жопе скользит то вверх, то вниз. Шило потихоньку осмелевал и надавливал всё глубже и сильней. И я почувствовал сперва раз сильную боль где то внутри меня, когда член ткнул меня внутри, потом, когда член начал меня внутри постоянно тыкать постоянную боль от толчков. Причём сильную. Но Шило уже было не остановить. Он разогнался что бы кончить. И кончил в меня, сжавшего от сильной боли зубы. Вытащил член, деловито вытер мне его об жопу. Встал отряхиваясь. Довольно сказал:

– Ну вот, а ты боялась, только юбочка помялась –

И добавил:

– Не дай бог кому нибудь расскажешь, или пожалуешься. –

И ещё немного задержавшись бодро бросил:

– Не рассказывай не кому и никто не узнает –

И довольный пошёл из садика. Удовлетворённый и победивший. Сделавший своё дело. Я опущенный и униженный остался в садике на травке. Я натянул штаны и поднялся на колени. Сидеть на жопе было больно. Всё равно что – то там повредилось внутри. Я долго сидел в садике. Пока не стемнело. Потом, нехотя поднялся, и пошёл домой. Жопа конечно побаливала. Но так почти не заметно. Ничего там серьёзного. Гораздо больше было больнее душе. Конечно я сразу не верил Шило, что он не кому не расскажет...

Здравствуйте! Хотел бы я здесь написать рассказ о счастливой жизни нормального парня. О прекрасной любви к девушке. О прекрасном сексе с девушками. И с той единственной. Его любимой девушкой, с которой он разделит всю жизнь. И о трудностях, с которыми им пришлось столкнуться на пути к счастливой семейной жизни. Как я наверно хотел изначально. Но жизнь распорядилась иначе и писать я вам буду о гомосексуализме. Здесь в категории гомо.

Сейчас, сидя за рабочим столом. В своём кабинете. В своей большой роскошной квартире. В одной из престижных высоток города. В дорогом районе на берегу одной из великих рек России. В очередной раз оцениваю, переоцениваю и анализирую свою жизнь. И как все мудрые люди, решил написать если не мемуары, то хотя бы рассказ о своём прошлом. Благо, есть, что вспомнить и о чём написать.

Конечно, сейчас я имею хороший социальный статус. Я директор фирмы. У меня своё дело. Именно дело. Мне никогда не нравилось слово бизнес. Хотя какая разница. И у меня не просто дело. Я занимаюсь небольшим производством нужных вещей и горжусь этим. Что не спекулирую и не перекладываю бумажки. Есть конечно вклады в банках. Куда же без них. У меня несколько дорогих, больших, роскошных квартир. Хорошие машины. Дача. Но, дача не для того что бы растить помидоры с морковкой. Нет, конечно, яблони с вишней и малиной есть. Но, в целом это что – то типа загородного комплекса отдыха с небольшим спортзалом и танцевальным залом. Конечно же баней и уголком для шашлыков с беседкой. Сам я веду здоровый образ жизни и слежу за собой. И отпуска провожу не на дорогих курортах. А в хороших санаториях или профилакториях. Проходя ежегодно полное обследование. Постоянно занимаюсь спортом. И могу намного больше, чем даже тренированные мужчины моих лет. Конечно выгляжу подобающе. И хоть не так ярко, как в молодости, но всё равно есть на что посмотреть. Но как говориться, делу время, а потехе час. Нет конечно отдыхаю и отрываюсь. А иначе зачем мне дача. Люблю танцевать разные танцы. Люблю шумные компании. Анекдоты. Люблю хорошие клубы. Очень нравится театр.

Теперь о семье. Женат уже почти 20 лет на одной женщине. Очень её люблю и она меня тоже. У нас почти полная гармония и совпадают многие интересы и увлечения. Да и не представляем мы жизни друг без друга.

У меня двое правильно воспитанных детей, которым я изо всех сил стараюсь подавать правильный пример успешного, здорового и счастливого образа жизни. И стараюсь не баловать. Настаивая на том, что бы они обязательно с детства научились правильно распределять бюджет. Экономить и откладывать. Что явно не хватает сейчас в нашем мире многим мажорам. С детьми постоянно занимаются дорогие репетиторы. И за физическим развитием следят хорошие специалисты. Учёба и спорт. Вот всё на чём я настаиваю и за чем слежу. А в остальное время пусть увлекаются, чем хотят. Хоть этой заразой, интернетом. Куда же без него. Хотя, конечно, я уже обеспечил им будущее и понапакупал квартир. Скорее всего, наивно полагая, что они будут жить в нашем городе. Хотя они уже сейчас заявляют о переезде чуть ли не в минимум в одну из региональных столиц. Или вообще Москву или Питер.

Я же напротив. Хоть и много путешествовал, но всегда люблю и любил свой город. Стоящий на берегу одной из больших рек России. Хоть конечно и задавал он мне задач. И любой здравомыслящий, нормальный человек давно бы уже отсюда, будь он на моём месте, переехал куда по дальше. Но я, как бы мне здесь трудно не было. Как поётся в одной хорошей старой песне:

– Я остаюсь, что бы жить! –

А трудно мне было. Особенно с общественным мнением. В нашей, и сейчас, далеко не самой толерантной и терпимой стране. А в те времена в провинциальном городе тем более. Нет, что бы вы не подумали. Я полностью разделяю позицию и культурную линию современной власти насчёт сексуальных меньшинств. Но, если человека сначала насильно заставили быть нетрадиционной ориентации, а потом ещё и сами разгласили об этом на всех углах. Ну и как тогда быть? Причём заставили чисто по русски. Опустили, как принято именно в России, по нашему, по отечески. На Западе вряд ли так умеют. Не за что толпой насиловать. Считая, что это правильно. Типа по понятиям.

И что дальше делать парню? Идти в милицию и разсмешить там всех. Даже пусть отнесутся серьёзно. Заведут дело, о котором все сразу узнают и горячо будут обсуждать. И ты на всю жизнь везде останешься жертвой насилия. Вы сами представляете, как это будет. Потом суд. Уже смешно.

И что мне более всего всегда смешило. Как утверждают. Гомосексуализм – эта западная зараза. Пришла к нам с перестройкой. У нас то не было. Бред! Всю жизнь в России всё через жопу решали. В тюрьмах с дореволюционных времён процветало мужеложество. Так называемые опущенные петухи, трахнутые и трахаемые весь срок на зоне мужики, далеко не всегда насильники. Знаменитый, великий Солженицын описывал всё в красках. А когда в девяностые в провинциальных городах воровские понятия вышли за пределы тюрем и начали править и на улицах. Это распространилось везде. Могли легко трахнуть в жопу и на улице. Просто за неосторожное выражение, просто за слова. Типа, что за пидор здесь насал. При стоящей компании. Которая две минуты назад это сделала. Всё голубятня обеспечена. А вы моралисты на Запад грешите. Сами опустив кого – нибудь за гаражами анально. Крича при этом нет гомосексуализму! Здесь вопрос, кто ещё кого заразил. Да вы сами погрязли в этом по уши. Ещё с царских времён.

Но, я не о чём не жалею и ничего не хочу менять. Я успешный человек. И всё, что хотел, имею. Всего этого я достиг благодаря тому, что я вёл развратный образ жизни и был голубым. Скажите, продал душу дьяволу взамен на хорошую жизнь. Смеясь отвечу вам. Не успел. Без меня продали за дозу ханки.

Навряд ли я, если бы жил правильно и вёл обычный образ жизни, жил бы так же успешно. Мои родители были простые работяги и работали на простаивающем предприятии. И навряд ли у меня было бы высшее образование и деньги на начало своего дела. Да и наверняка со мной никто бы не стал иметь дело из серьёзных людей.

Нет конечно всегда нужно оставаться человеком и пытаться жить нормально. И я тоже мог бы попытаться. Но стоило ли?

У меня много знакомых из нетрадиционной сексуальной ориентации. Так вот один парень с детства был очень воровитый. И до воровался. Попал в тюрьму, малолеточку. Но и там не успокоился и воровал у товарищей, крысятничал другими словами. Ну не мог без этого. Ну и опустили его в итоге, как принято говорить: "за пачку печенья". Воровать конечно отучили всё – таки. На районе конечно, где он жил, все сразу об этом узнали. Что его, как все говорили, проткнули. Потом он пришёл с зоны и попытался начать обычную жизнь. Вести правильный образ жизни. Ну народ у нас всё – таки "добрый". Все это ему "простили". Но взамен на его согласие со всеми, молчание и расположения всем. Он должен был постоянно ходить всем кланяться и улыбаться. И быть благодарным, за то, что с ним просто общаются. То есть каждый начал показывать за счёт него какой он добрый человек, выставляя каждый раз его чмом. Но этому человеческому добру грош цена, когда он начинал равноценно общаться. То все сразу думали дурачок, с ним поздоровались, а он не благодарен. Позволяет себе иметь ещё своё мнение.

Женился он конечно не на самой красивой девушке. Благо только, что она его любила. Тоже не от хорошей жизни, наверное. Дороги ему все поперекрывали, сразу, такие же вот моралисты. Нет, конечно, иди горбаться где – нибудь на дешёвом труде. Но, не вздумай вылезти. Так как сразу кого – нибудь начинает жлоба грызть. Это как же я такой авторитетный, настоящий человек имеющий положение, а здесь какой – то бывший пидор голову поднять посмел и меня обойти. А такие моралисты есть везде. Зато они с ним здороваются и общаются. Какое одолжение! Какая радость не быть изгоем!

Нет конечно по понятиям есть решение. Смой позор кровью. Убей того, кто тебя опустил. Или убейся сам. И это за пачку печенья. Которую он стащил. Как не плохо а? Нет конечно всё равно, можно и нужно было притворяться нормальным человеком и пытаться нормально жить как это делают многие люди побывавшие в такой ситуации. Но всё это будет просто бред. Тебя всё равно все будут считать если не человеком, то не полноценным человеком точно. И общаться с тобой постоянно напоминая, что они тебе делают снисхождение, даже просто общаясь с тобой. Вот я и не хотел никогда, что бы меня жалели и делали мне одолжения и снисхождения. Что наверняка повлияло на многие мои поступки и публичные решения.

Да и вообще, а сможет ли человек, с которым так поступили, стать нормальным хотя бы просто физически. Или неужели вы думаете, что скажем после того, как парня или мужчину вдруг не за что опустили и проебли какое – то время. Он сможет жить нормально. Конечно насилие и секс влияют и меняют не только психически, но и физически. Конечно в его теле начинают вырабатываться женские гормоны. Заставляя его почитать, любить и хотеть мужскую силу, хочет он этого или нет. Можно конечно это подавлять в себе, но тянуть будет всегда. А если ещё хоть раз кончил на члене. То точно всё.

Ну что же. Вот вам ещё пример. Ещё история. Может подскажите. Любители, не смотря на заповеди, гласящие:

– Не суди, да не судим будешь –

– Кто без греха, пусть первым кинет в меня камень –

Посудить людей. Как надо было действовать главному герою.

Родился и рос я в одном хорошем, большом, входящим в двадцатку городов России по населению, но далеко не самом красивом, провинциальном городе находящимся довольно далеко от центра нашей родины. И не в самых тёплых краях. Сначала шло всё хорошо. Обычное детство, обычного ребёнка в трудовой семье рабочих одного из крупных предприятий. Я сначала ходил в садик, потом пошёл в школу. Был октябрёнком. Успел побывать даже пионером. Конечно не я один. Нас во дворе росла целая компания сверстников. Мы целыми днями все пропадали на улице зимой и летом. Начиная чуть ли не с самого детства. Одни без присмотра родителей. Шарились где хотели и делали что хотели. В той стране это считалось абсолютно нормальным. Да и не было тогда не каких сотовых телефонов, компьютеров и интернетов. И в нас было куда больше жизни, чем в современных подростках. Мы играли в футбол, в хоккей, зимой в карты в подъездах. Много общались в живую. У всех у нас сначала всё было хорошо. Сначала все ходили в садик. Потом нас всех вместе торжественно проводили в первый класс и так дальше. У меня до сих пор хроняться те счастливые фотки, где мы все вместе перед первым классом, ещё хорошие и не испорченные. Фотки, буквально из того времени, из той другой, ещё доброй, страны.

Потом пришли девяностые. Переворот. Потом развал. В городе повставали почти все промышленные предприятия. Перестали платить зарплаты. Люди быстро откатились к черте бедности. Благополучные семьи добросовестных рабочих вдруг оказались не благополучными. И мои родители тоже были не исключение. Но всё равно как – то крепились и выживали на те маленькие деньги. Которые были. Но не у всех было так же всё не плохо. Много семей из – за трудной жизни не перенеся испытаний начали разваливаться или спиваться. Семьи некоторых моих сверстников тоже были не исключением. Добрая страна перестала существовать. На улице всё больше воцарялась анархия. Каждый сам за себя и выживай, как хочешь. Конечно ослабла позиция власти и порядком начинали править всё больше не законные элементы. Да и милиции тогда платили копейки, впрочем, как и чиновникам. И карупция быстро победила все нормальные законы. В провинциальном городе. Где большая половина жителей, тогда оказалась за чертой бедности. Власть быстро перешла к ворам и криминальным авторитетам. И на улицах быстро воцарились воровские понятия. Пришедшие из мест не столь отдалённых вместе с новыми хозяевами города. Если ты не живёшь по воровским понятиям, ты лох. Причём это касалось всех в городе.

Вместе с развалом пришёл разврат. В стране только что прогремела сексуальная революция! И хоть провинциального города это не сильно коснулось. Старые устои, хоть и с большим треском, но устояли. Да и воровские понятия сдерживали немного. Порицая блядство. И делая гомосексуалистов изгоями. Но пропаганда шла полным ходом. В моде был бум сексуальности и мини. Модно было выглядеть максимально сексуально. И все женские модные вещи были если не прозрачные, то короткие до трусов или с вырезами. Весь наш шоу – бизнес только так себя и вёл. На центральных каналах по три раза на неделе крутили "Эммануэль", "Дикую орхидею" и уж совсем невинный фильм в этом списке " Девять с половиной недель". В продаже появилось порно продукция – карты игральные с порнухой. И открылись первые секс – шопы. Расцвела проституция в саунах и гостиницах.

Но была и другая сторона. В месте с воровскими понятиями с зоны в народ вышло так называемое "наказание хуем". Человека опускали и делали его изгоем касаясь его хуем. До любой части тела. Иногда обосывали. Но чаще всего трахали в жопу. По примеру зоны. Как бы отстраняя его от всей человеческой жизни и лишая его всех прав по понятиям. Конечно, иногда это было и во благо, когда касалось насильников. Или с проигравшихся в хлам в карты вместо стрясания долга наказывали хуем. И больше никто с ним в карты играть не садился никогда. Но чаще просто по беспределу. За разное. Но фактически не за что. Да и вообще иногда понятия диктовали совсем смешные правила. Например правило не пить с одной стопки. Это когда девчонка или девчонки проводили вечер или ночь в компании пацанов. Их всю ночь трахали по многу раз и разыгрывали в карты. Но только классически, чисто во влагалище. С поцелуями. С ней просто шёл очередной пацан и всё. Это считалось нормально. Это считалась, что девчонки просто гуляют. Но не дай бог ей взять в рот, или дать в жопу. Всё сразу она была блядиной. Она тут же становилась полным изгоем. Её грубо прогоняли и никто с ней больше не общался. На моей памяти при мне даже обосали одну. И не в коем случае нельзя с ней пить с одной стопки, не говоря уже про поцелуи. Замараешься. Так же по понятиям нельзя и парню делать никаких кунилингусов. По этому же правилу с ним так же никто не будет пить с одной стопки. Да и вообще здороваться. Но почему то никто не возражал, когда девчонки руками брались за хуй, а потом этими же руками за ту же стопку. Или болезни. Сифилис и другие половые инфекции и классически не плохо передаются. И к чему это правила? Но их свято чтили.

Но несмотря на эти строгие правила фактически блядство процветало. Всех девчонок пришедших в компанию парней обязательно трахали, при чём не разбирая на возраст и семейное положение. Если пришла в компанию, начала общаться, гулять и выпивать. Всё вечер ебли обеспечен. Если она сама первая не звала, что кстати почти всегда было. Она за этим и пришла. То её всё равно в итоге уламывали или просто зажимали. Да и если не дала большой беды не было. Уходили, убегали и всё. Но всё равно потом приходили. Кому не нравилось, больше не приходили. Но это была редкость. Почти все приходили следующим же вечером. Девчонки сами чуть ли не прыгали на члены. Модно было. Так что чаще всего надо было просто предложить. Некоторых просто ловили, когда те шли мимо, просто знакомые или местные. Опять же надо было просто предложить, если она сама не звала. И многих девушек и женщин молодые парни позатаскивали и позажимали в разных углах. И если хоть раз она поддалась. Тут же распространялись сплетни, что она даёт и её снова затаскивали куда нибудь и ебли, пока она в конце концов не привыкала к этому. Сразу шёл слух, что она даёт и все желающие могли попытать счастье. Да и сами девчонки и женщины охотно давали. И ещё вопрос. Кто кого трахал, звал, заводил и завлекал за гаражи. Сексуальная свобода процветала. Но всё равно всё было как – то жизненно, живо, нравственно. По понятиям. Никаких минетов, или аналов. Классика и поцелуи и всё. Ничего лишнего. Красиво всё и весело было.

Да и не было не каких сотовых телефонов. Все общались в живую и все друг друга знали. И встречались не в социальных сетях, а вечером во дворе дома. Было настоящее общение. И настоящая жизнь во дворах. С живыми обсуждениями, скандалами с гулянками, да просто с ежевечерними встречами во дворе. В знакомствах живая романтика, а не в соцсетях. Парень вынужден был в живую подходить к понравившейся девушке, волнуясь, переживая, а не просто написать ей в соцсетях. Знакомства на улице. И настоящий секс. Живой, случайный, спонтанный, с адреналином. В большом количестве. А не порнуха в инете.

Помню, как старшики к Маринке подкатили. Красивая, гордая, замужняя, но уже взрослая лет 30 девушка просто вышла в магазин. По домашнему в халате в шлёпках. Старшики к ней. И как не в чём не бывало в наглую, но уважительно, предложили отойти с ними. Ей бы смутиться, но она тоже как ни в чём не бывало согласилась. Как будто так и надо. Просто спросив сколько их. Сама спокойно пошла в укромное место. Благо тогда не так всё застроено было. Держась одной рукой за дерево, и спокойно улыбаясь сама сняла трусы и встала. И потом как её полчаса по очереди четыре старшика имели задирая ей халатик. И ноги. А она всё пристанывала:

– Ой мамочки –

А мы подглядывали. И как не в чём не бывало потом все разошлись. Как будто так и надо. Маринка, выебанная, как ни в чём не бывало, разогнулась, поправилась и дальше пошла в магазин. Старшики по своим делам. Я потом полгода эту Маринку по вечерам только и вспоминал. Особенно, когда видел во дворе, как она мимо проходила. И так реально можно было подкатить если не к каждой. То к каждой второй девчонке, девушке, женщине. Жизнь была такая простая, жаркая, живая, настоящая, острая, свободная и раскованная. Как в Бразилии или на Кубе.

Даже помню пацан один приходил в компанию и сразу ставил вопрос:

– Кого сегодня выебать? –

Какую девку с какого подъезда поймать да позажимать. Может жёнушку чью нибудь молодую. Если она хоть раз дала. Всё ей не отвертеться. Или к девкам завалиться студенткам, которые недавно квартиру сняли, или к тётке племянница приехала к ней сходить. Причём как будто так и надо. И они сто процентно дадут. Что кстати почти всегда так и было. Нет конечно были недотроги. Которые просто ходили мимо и не позволяли с собой ничего такого. Их никто и не трогал. Но чаще девушки легко соглашались, шли на контакт и сами первые звали ебаться и раздвигали ноги..

Наркотики пришли позже. Тогда страну охватило повальное пьянство. В районах провинциального города были целые пьяные дома. Где большинство жителей пили. Не от хорошей жизни. А потому что предприятие, которое выдавало квартиры в этом доме простаивало. Вот и я рос в одном из таких домов. Но моих родителей это мало коснулось. У них была крепкая семья с советскими, крепкими устоями. И они пережив трудности. Выкарабкались и всё равно начали жить более – менее прилично. Даже потом землю приобрели в бум раздачи земельных участков. И построили нормальную дачу. И я жил в вполне благополучной семье. Так же ещё несколько моих сверстников. Но не всем повезло. Некоторые семьи откровенно пили. Вот тогда и произошло разделение. На нас на маменькиных сынков. За которыми родители смотрели. И на маленьких, тогда уже бандитов, детей из неблагополучных семей. Которые уже с детства были чуть ли не сами по себе. И тогда уже начинали хулиганить. Органы опеки если и были тогда, то про них никто не слышал.

Да и мы маменькими сыночками не были. Просто нас родители ещё более – менее воспитывали. А так мы тоже с утра в школе. Весь остаток дня на улице. Не было тогда не телефонов, не компьютеров, не интернета. И жизни в нас куда больше было, чем в современных подростках. Мы летом играли в футбол до темна, зимой в хоккей. Пропадали в подъездах играя в карты. Везде лазили. Шарились и уходили далеко от дома. Летом купаться пешком ходили. Но не за всеми из нас родители смотрели. Были сверстники, у которых родители конкретно пили. Один из них не смотря на неблагополучную семью, больше к нам тянулся. Пару пацанов просто жили с одними матерями и они с ними справится не могли. Один пацан Рябина, жил вроде в хорошей семье. Но на него как – то родителям всё – равно было что ли. И он вместе с Шило с детства безпределили. Шило был конечно главный хулиган во дворе. Родители Шило пили и когда всё хорошо было. А когда всё плохо стало вообще спились. Но тем не менее отец Шило всё таки научил сына хорошо драться. Благо сам в юности много занимался боксом. Да и старший брат Шило тоже был в юности не плохим боксёром. Но в те не лёгкие времена в спорте дальше проходили не те кто талантливый, а те у кого есть деньги или связи. Работать тоже не смог и в преступность не попал, наверно из – за алкоголизма. Так и спился. Да мало ли тогда хороших спортсменов поспивалось из – за невозможности воплотить мечту. Особенно в провинциальных городах. Зато они хорошо научили Шило драться с самого детства. И он постоянно со всеми задирался. И недели не было что бы он с кем нибудь не дрался. Конечно не от хорошей жизни. Дома у него постоянно выпивали разные взрослые и пацаны с района. Конечно поддерживая и жалея бойкого пацана. И он был типа, как сыном района. И постоянно проводил время с ребятами по старше – старшиками. И Рябина с ним его лучший друг. Школу Шило бросил ещё в классе в пятом. Опять же из – за того, что много дрался и не давал себя воспитывать. Время они проводили постоянно со старшеками в местной районной банде. Тогда очень развиты были районные группировки. И много было разборок между районами. Но всё равно иногда приходя к нам и рассказывая нам чему научились и что видели у старшиков. Уча нас премудростям, которые нахватались у старшиков. Благо и там учителей побывавших в тех местах хватало. Рассказывая про понятия. Как надо правильно разговаривать, как себя вести, как жить и что делать. Но мы всё равно как то больше старались стремиться к добру. Как родители нас воспитывали. И мы всё меньше слушали Шило. Да и мы нормальные были в отличии от него. Учились нормально. Да конечно мы слушали его, но больше из – за того что боялись его. И Шило прекрасно понимал, что его не уважают, а больше боятся. Я же наоборот всё больше становился заводилой у местных пацанов. Я нормально учился. И Шило как не пытался с нами дружить. Но всё равно пацаны больше меня слушали, чем его. Да и драками своими он уже всем надоел. Да я был умнее и нормальнее его. И пацаны всё больше меня слушали и стремились к нормальной жизни и к нормальному будущему. Нежели рассказы Шило про понятия и воровскую жизнь. И Шило всё реже и реже приходил к нам всё больше проводя времени в местной районной банде, которая каждый вечер собиралась или в скверике или в садике. Благо тогда ещё не засстроенно всё так было. И много скверов и пустырей было, сараек и гаражей. Да и садики все были открыты вечером. Становясь пристанищем для молодёжи. Собиравшейся там большими группами до пятидесяти человек. И гулявшей по всем ночам.

Однажды когда я возвращался с учёбы с первой смены он подождал меня на полдороги у одного из садиков. И предложил мне зайти в садик, как не в чём не бывало. Так посидеть пообщаться. Я ничего не подозревая пошёл с ним...

Дальше промолчу...

Для меня это была катастрофа. Беда. Прекрасный мир с счастливым будущим вдруг за один день помрачнел. Это как скачивание в интернете. Когда премиум версия. Тебе показывают большой список возможностей и напротив каждой написано зелёным цветом открыто. Когда не премиум, а просто версия, напротив каждой возможности стоит красный крест и написано закрыто. Кроме одной, самой простой и по сути не нужной. Только жить и мучиться. Я не понимал теперь как я смогу не только общаться, но и просто подойти к пацанам, к одноклассникам. Особенно к девчонкам. Как я буду с ними общаться. Притворятся? Вести себя, как будто ничего не было? А если они узнают. Ведь по понятием я теперь вообще изгой и со мной даже общаться нельзя, или что ещё хуже стрёмно.

Нет, я ещё тогда вечером знал, что делать. Я не собирался не кому рассказывать, жаловаться. Как думал Шило. Я не маменькин сынок. Я не собирался, как диктуют понятия, и как наверно тоже думал Шило, мстить ему. Во первых. Как мстить? Убить его. Да нужен он. Много чести. Зачем ломать себе жизнь. Конечно он этого не стоит. Натренироваться и тоже его поиметь. Вообще бред. Во первых уподобиться ему, стать таким как он. Да и мне от этого легче не станет. Только ему хуже и всё. Я сразу после насилия понял, что бы вернуть уважение и доверие, теперь мне нужно сделать чудо. Не больше не меньше. Что бы стать таким как прежде. Да и Шило показать, что он всё равно ничего не добился, что я всегда буду лучше его и ему никогда меня не победить. И я уже тогда сказал себе, что буду учиться. Изобретать. Займусь спортом. Добрым. Не как подонки. Позанимаются рукопашным боем. Научаться драться. И начинают всем портить жизнь. Просто покажу, что если бы захотел я раздавил бы Шило, как клопа.

Но легко сказать. Первое время я стал буквально, чуть ли не прятаться от всех. Я вдруг неожиданно для себя начал прогуливать учёбу. Я просто не знал, как там находиться. Да и когда не прогуливал. Старался не с кем не общаться. Уходил подальше в угол. Да просто боялся. А вдруг они всё узнают и спросят почему я сразу не сознался. Как будто я прокажённый. Родителям говорил. Что бы когда за мной заходили друзья. Они говорили, что меня нет дома. Но всё равно настрой был всё исправить. Какой я был наивный...

Меня выловили когда я возвращался домой с учёбы. И завели опять в тот же садик. Как Шило не рассказал я сразу понял. Компания была из пару десятков старшиков. Местная банда, местного района. Мне сразу стали задавать неудобные и грубые вопросы. Разговаривая со мной в пренебрежительном тоне. Обо всём, только не о том, что меня уже поимел Шило, типа он здесь не причём. Да и Шило сидел вообще в стороне и молчал при старшиках, потом даже ушёл куда – то. Я старался непровоцирующе, спокойно отвечать. Но всё равно когда одному старшику не понравилось как я ответил. Он мне прямо сказал, что сейчас здесь прям здесь на лавке в садике меня бросит и выебет. Но всё равно весь разговор шёл к тому, что бы меня опустить. Поставить раком. Они только искали весомый повод. Грузили меня базаром. Пытались постоянно зацепиться за мои слова и предъявляя постоянно мне чуть ли не за каждое выражение. Постоянно повторяя мне что у меня никаких понятий и я типа так называемая броня. И что ломать надо с маргарином. В итоге они доказали сами себе, что они правы. Что деньги, которые я здесь в разговоре задолжал я всё равно не отдам. С чем я согласился. Один из них сбегал в молочку за маргарином. Меня завели в закуток за садиком и приказали снимать штаны и загибаться раком. На мой отказ сказали, что меня сейчас просто обоссут все и всё. Конечно никто и не в каких кругах бы никогда так не позволил им обойтись со мной. Но они прекрасно знали, что я уже опущенный. А тут извините. Имеют право. Я опущенный и они просто хотят это утвердить и закрепить раз и навсегда. И я покорно приспустил штаны и повернулся и опёрся на стену садика. Мне жирно намазали жопу маргарином и засадили колы. В жирно смазанной жопе я почти нечего не чувствовал, кроме сильной тяжести в животе когда очередной член упирался внутри и долбился, засаженный под корень. Да руки на талии натягивающие мою жопу на очередной не детский член. Имевший явно большие размеры и длину, чем места в моей жопе. Сперва один потом следующий и так человек пять пока мой взбудораженный кишечник не выдал всё что я ел за день. Я чуть ли не взмолил отпустить меня с очередного ебущего члена. Обломав старшика. Чуть не крича, что срать хочу. Из меня буквально хлынуло. Я вытер листьями жирную измазанную маргарином жопу. Больше я никого наверно не возбуждал. Да конечно с таким видом. Из меня хуями выкачали буквально всё из моего живота.

Я опять прятался и ходил кругами. Но всё равно через месяц, возвращаясь с учёбы, я зашёл в подъезд и увидел там сидящего на лесенке Шило, ждущего меня. Он, долго не разговаривая, спросил у меня сначала денег, потом просто приказал мне спустить штаны и сесть ему на член прямо в подъезде. Я, настроенный больше никогда не ебаться, пусть хоть обоссут, хоть что делают. Конечно на отрез сразу сказал нет. И сразу получил два удара в лицо кулаком. Так не очень сильных. Но, мне хватило что бы растеряться и потеряться. Шило в ожидании замер, всем видом показывая, что не отстанет. Его стремительный напор заставил меня сразу растяряться. И мне ничего не оставалось, как подчиниться. Просто не осталось выбора. Подумаешь ещё разок. После тех же раз со мной ничего не случилось. Поэтому и показалось, что проще дать. Я прекрасно помнил, как легко Шило положил меня в садике на живот. И он без сомнения готов был повторить это сейчас. Сначала надавав мне по лицу. Да и не хотелось поднимать шум в подъезде. А то весь подъезд услышит и узнает обо мне. Да и по лицу получать ещё не хотелось. Лучше тихо дать, пока никто не слышит. И может никто не узнает. И всё будет нормально. И от меня все отстанут и забудут. И что для меня это раз. Да пусть берёт. Всё равно я лучше его...

Я, спустил штаны и сел на его, достатый из штанов, надроченный, стоячий член. Жопа сначала вязко, не хотя, пропустила член, но потом разработалась и заскользила нормально. Больше я практически ничего не чувствовал. Ему снизу было неудобно. Он поднял меня, и поставил раком, сбоку у стенки. Быстро выебал, кончив в меня. Достал член и вытер его об стенку. Как раз когда он вытирал член об стенку, а я натягивал штаны. Выглянула соседка. И удивлённо спросила, чем мы здесь занимаемся. Ничего к счастью не поняв. Шило ответил, что ни чем. И соседка спряталась обратно. Захлопнув дверь.

Конечно ходили сплетни, что одну девку зажмёшь и всё, другой пива купишь и она даст, третью надо заломать погрубее, другой расстегнуть или залезть куда нибудь. Что бы я встал раком надо всего – то пару раз въебать мне и всё. Но если бы всё было так просто... Навряд ли это вышло у кого – нибудь кроме Шило. Двумя ударами Шило не только взял меня в подъезде...

Шило мне просто напомнил, о чём я, теперь всегда, должен думать, когда он рядом. Быстро навёл порядок в моей голове, в теле и душе. Показав, что не важно моё мнение и желание. Если он хочет, меня всё равно сейчас будут ебать. Пару раз щёлкнув мне, напомнив, что хочу я или нет, моё тело сейчас снова будет ебаться. И он силой готов опять настоять, если надо.

Шило по мужски меня просто взял, как будто так и надо и так будет всегда. Ловко посадил меня на хуй, пока я терялся и выебал. Приучая меня отдаваться. Дав опять почувствовать свой член внутри меня и разбудив во мне страсть. Но далеко не мужскую. Породив во мне некую стервозность что ли. Типа да ты сильнее и будешь меня сейчас ебать, но всё равно я тебе не подчинюсь, не покорюсь. Ты не сломишь мою волю и душу и всё равно я тебя буду презирать. И отдался с этими мыслями на зло Шило. Даже не думая, что сам поймался в ловушку, как множество стерв. Чисто физеологически. Не зная до того, что может произойти с юнышеским организмом, когда его ебут. Не насилуют а именно заставляют отдаться. Что я и сделал. Не подозревая что член Шило может внутри меня наделать. И как моё юношеское тело может предательски отдать меня хозяину члена ходящего во мне. И как мне вдруг это может понравиться. Как это просто. И именно тогда появилось это желание – отдаваться. Женские гормоны! Этим всё сказано.

К слову. В организме каждого мужчины и юноши есть маленькое количество женских гормонов. Как кстати и у женщины и девушки мужских. У кого – то больше у кого – то меньше. Но обычно женские гормоны у мужчины сильно подавлены мужскими. И не сильно влияют на все процессы в организме. Другое дело, когда их число начинает расти и превышать мужские. Это, как сейчас пишут, бывает, когда мужчина много пьёт пива. Транссексуалы пьют женские гормоны в таблетках, что бы максимально походить на женщин. Но это плохие женские гормоны. Другое дело у меня. Самые хорошие и лучшие. Рождённые в любви и сексе. Когда свои мужские гормоны сильно подавлены другими мужскими извне. Стоит ли говорить, что мои женские начинают любить те мужские, которые подавили меня. Начиная управлять всеми процессами в моём организме. Строя его по женскому типу. И управляя подсознанием. И заставляя чувствовать, как женщина. И испытывать женские желания. В том числе и влечение к мужчине. А стоит ли упоминать. Что юноша не в состоянии управлять своими чувствами и порывами. Тем более при гормональном буме или взрыве, как у меня. Спокойно оценивать ситуацию и трезво мыслить, когда его переполняют чувства.

В садике Шило победил тогда физически показав бесполезность моего сопротивления в драке. А сейчас он победил окончательно, заставив меня захотеть его, как мужчину. Хотеть отдаваться ему. Шило по мужски, твёрдо и жёстко взяв меня, тогда переделал, взорвав во мне женское начало. Переключил меня с мужских гормонов на женские. Подчинил не только тело, но и мысли. Переделав химически на гормональном уровне, и психически на уровне подсознания. Заставил меня согласиться, с тем что меня ебут. И захотеть, что бы меня ебали дальше. И породив во мне страсть. Мысли, что пусть меня ебут, плевать мне на всех. На чьё – либо мнение. Главное мне нравится. И на зло всем я буду отдаваться. Всегда. И поэтому окончательно переделал. Одно дело когда насилуют, но если хоть раз заставили, принудили или уломали добровольно отдаться – это навсегда! Значит это возможно и ещё раз заставят или уломают или принудят. И сделать это наверняка будет легче. Да и пару раз заставят, а дальше уже сам будешь давать и прыгать на член, как будто так и надо. Не бывает бывших голубых!

Но такое отношение у меня было только к Шило. С другими я готов был драться, но не сдаться и не подчиниться. Ещё изображая из себя нормального парня. Но Шило я готов был втайне от всех давать себя ебать. Да и вряд ли кто нибудь кроме Шило настоял бы так. Просто, как я уже писал пересеклись наши пути. Да и Шило был первым, кто взломал меня и остался им навсегда. Навряд ли я кому нибудь позволил бы так взять меня. Пусть меня даже избили бы. Но Шило я захотел. Захотел его дразнить, типа на еби меня, всё равно я тебе не подчинюсь. Но только еби. Захотел его мужскую силу, начал почитать и преклоняться перед ней. Захотел, что бы он меня брал так же, как в садике, как в подъезде, грубо принуждая к сексу. Меня почему то начало это сильно возбуждать. Хоть даже я и не испытывал никакого практически удовольствия от анального секса. Но почему то сильно захотел отдаваться Шило снова и снова. Меня начало тянуть к нему. И очень сильно. Я хотел, что бы он ещё и ещё брал меня. И задрачивал дома член думая уже не о девушках. А о том как снова меня будет иметь Шило. И при следующей встрече конечно же сам уже готов был предложить ему себя. И позвать куда нибудь. Что я и сделал. Причём только его одного. Других я отверг бы сразу.

Да и не нужен я был другим. То, что произошло тогда в садике у меня со старшиками. Это скорее была дань тому времени. Тогда было принято так время проводить в районных группировках. Как поётся в одной из песен самой народной группы того времени:

– Маньке целочку порвали. Саньку в жопу выебли. А потом в рояль насрали. Чудно время провели! –

Не было тогда не сотовых телефонов не интернета. И улица правила всеми. Беспредел царил. Меня для порядков тогдашних просто утвердили опущенным. Больше я не нужен был не кому. Кроме Шило.

Потом Шило снова подкараулил меня в подъезде. Просто наверно что бы утолить подростковую гиперсексуальность за счёт меня. Бить меня больше не надо было. Я, скрывая свою радость и уже больше изображая жертву, нежели будя ею, сам предложил Шило забраться на чердак. Что бы нас никто не увидел, как тогда соседка. Мы залезли. И опёршись на стропило я снова получил уже другое стропило в жопу. Конечно когда Шило вставлял в меня член было неприятно в жопе, когда член пролазил в неё, и немного больно. Но жопа быстро привыкала. Зато какоё – то чувство успокоение на душе появилось от вошедшего желанного члена, которого, с некоторого времени, не хватало мне. Шило так же выебал меня, кончив в меня, утолив свою похоть. Я опять сильно ничего не почувствовал, кроме скользящего в моей жопе члена. Но удовлетворение и сексуальную разрядку я получил, это точно. И где – то глубоко в душе я был доволен, что он пришёл. Кончив он вытер об что – то там свой член. Я одел штаны и мы слезли. Потом он подкараулил меня ещё раз. Уже по зиме когда выпал снег. И так же выебал на чердаке. Потом до весны ничего не было. Меня никто не трогал и не замечал. Шило больше не подкарауливал меня. Я жил один, как изгой.

Я как и хотел нашёл себе спортивную секцию. Стараясь там изо всех сил. Тренер наверно думал, что я хочу стать каким – нибудь чемпионом. По совету тренера я стал ходить бегать на стадион. Так как, бегать лучше по стадиону, по его словам, особенно в молодости. С головой ушёл в учёбу, когда не прогуливал. Чем ещё заниматься. На улицу я больше не ходил.

Пришла весна. Закончилась учёба. На улице опять всё рассвело и процветали радостные настроения. И гуляния до поздна. Я сидел в основном дома. Ко мне никто уже не приходил давно. И я сам не куда не ходил. Родители с наступлением тепла постоянно начали ездить на дачу. Благо там забот хватало. Я легко оставался один дома. Как – то уже ближе к вечеру в дверь позвонили. Я открыл. На пороге стоял Шило с дружками. Они искали денег что бы продолжить распитие пива на своём любимом месте. Конечно они легко сразу выяснили, что я один и родители на даче. Но взяв деньги ушли. Уже поздно вечером в дверь позвонили. Я спросил кто там. На пороге стоял один Шило. Я открыл дверь и впустил его. Он нормально попросил переночевать у меня. Сказав, что никому не скажет. Я согласился. Мы перекусили. И дальше Шило имел меня несколько раз в разных местах и позах. Уснув потом на диване. Я помылся и лёг у себя на кровати. С утра я встал раньше и согрел чай. И уже допил его когда проснулся Шило. Член у него дымился по молодецки. Он начал надрачивая неожиданно уговаривать меня взять в рот. Что я никогда не делал. Я хоть и был местным опущенным, но защеканцем не был. Да и не у кого в голову не приходило. Сделать со мной такое. Но Шило проснулся у него стоял как труба и он просто хотел удовольствия. И уговорами, угрозами и чуть ли не мольбами уговорил меня. Шило начал меня уламывать как мог. Нормально не зло, прося буквально, изнемогая от возбуждения. И уломал. И я в первый раз в жизни взял в рот. И не умело начал сосать как мог. Вернее Шило просто додрочил член у меня во рту. Сперму я не смог выплюнуть, потому что её было больше чем помещает мой рот и я неожиданно для себя всё проглотил. Шило довольный потянулся. Я согрел ему чаю. И мы позавтракали. Стоит ли говорить, что в последствии я брал в рот у него постоянно. Шило выяснил когда у меня родители уезжают на дачу и начал приходить ночевать ко мне постоянно. Фактически сделав меня своей любовницей. Но в этот раз он слово своё сдержал. Не как тогда, в первый раз. Никто не знал об его постоянных походах ко мне. Удовольствия от секса физически я почти не получал. Скорее больше неудобства. Иногда сильно разъёбанная жопа или грубо взятая саднила. Но моральное удовлетворение от секса я получал сполна. Моя душа и тело были удовлетворены полностью. Особенно, когда я после ухода Шило задрачивал свой член, вспоминая снова и снова, как он меня ночью имел.

Первые оргазмы.

Так прошло лето. Я всё лето жил один как изгой не общаясь не с кем. Только утренняя физкультура, спортивная секция, вечером стадион, душ и ночь с Шило, если он приходил. Что к концу лета было всё реже и реже. На район пришли наркотики. Трава самая натуральная, не как сейчас химия продавалась в нескольких точках прям на районе в наглую. Не как сейчас закладками, а прямо из рук в руки. Но это пол. беды. Весь район буквально подсел на иглу. Кололись почти все поголовно ханкой. Её брали у цыган. Был у нас в городе райончик, где жило тогда много цыган. Потом в середине 2000 их разогнали. Масштаб распространения иглы просто поражал. Дешёвая ханка. Ну как дешёвая на современные деньги 1000 р. На троих. На раз, и потом ещё вторяки. Варили везде и кололи. Старшики всей своей районной бандой целыми днями искали деньги на очередную дозу. Начали случаться передозировки. Появились первые повешанья не смогших пережить ломку или абстинентный синдром. Или просто много задолжавших. И количество всё росло. Игла правила всем на районе. Кумарили все.

Шило был не исключением. Подсев конкретно на ханку со всеми старшиками. Всё чаще и чаще спрашивая у меня деньги. Я давал, конечно если были. Дошло до того, что он начал приходить ко мне не ночевать. А просто посшибать денег. Но откуда у меня. Вещи какие – то давать из дома я наотрез отказался. Потом пришла осень учёба. Родители всё реже ездили на дачу. Потом собрали урожай и навели на зиму порядок и вообще перестали туда ездить. Да и Шило приходить ко мне перестал. Я жил сам по себе выполняя свою программу спорт, учёба. Но в один октябрьский день зашёл Шило и сказал мне собираться. Что надо куда – то съездить. На мои расспросы куда он говорил, что скоро узнаешь.

Я собрался и мы поехали. Шило, я, и завсегдатай друг Шило, Рябина. Приехали в цыганский райончик. Кругом были зажиточные цыганские коттеджи. В один из них Шило позвонил. Нам открыли и мы с Шило прошли. Рябина остался на улице. Мы прошли в дом. В прихожей сидел толстый цыган лет пятидесяти. Шило остался у порога. Меня же он подозвал к себе. Внимательно осмотрев меня. Он грубо требовательно спросил:

– Ты пидор? –

Я не зная, от такого жёсткого и прямого вопроса, что сказать. Молчал. Цыган ещё грубее ещё раз настойчиво спросил:

– Он тебя ебёт – указывая на стоящего в углу Шило.

– Да – ответил я просто уже от того, что нельзя было не ответить.

– Всё он тебя больше не тронет – сказал цыган и кивнул одной из цыганок, крутившихся здесь по хозяйству. И она вместе с Шило вышли. Потом я узнал. Что Шило привёл меня сюда просто за одну дозу ханки. Цыган приказал мне раздеться. Я замешкался. Но когда цыган взял в руки бич или что то похожее на бич. И пристально посмотрел на меня. Я сразу быстро разделся до гола. И заметил игривые взгляды молодых цыганок, шнырявших мимо по хозяйству. Больше, чем полгода спорта и лето на стадионе прекрасно отразились на моём молодом теле. Оно было прекрасно по юношески сложено и подтянуто. Всё везде крепко и красиво. Цыган сказал мне, что бы я повернулся, придирчиво осмотрел меня как коня перед покупкой. И сказал, что я сейчас отработаю за дозу ханки, которую он дал Шило, что бы тот привёл меня. Но сначала он заговорил о работе. Предложив работать на него. Сказав. Что у меня будет всё хорошо и я буду хорошо нормально жить и учиться, с деньгами и под защитой и что меня не посмеют больше тронуть эти уличные наркоманы. Предложив фактически мне заниматься проституцией. Или я откажусь и меня здесь изобьют выебут и выкинут раз и навсегда запретив мне приходить сюда. И я так и останусь вонючим пидором, которого все всегда будут иметь бесплатно и безнаказанно. Всё это время, мимо всё шныряли молодые цыганки с нескрываемым интересом наблюдая за тем, как цыган со мной стоящим голым разговаривает. Я конечно же с ним согласился, просто что бы нормально отсюда уйти. Цыган приказал мне опуститься на корточки. Я опустился. Цыган приспустил штаны достав свой член. И приказал сосать. Я взял член в рот. Тот нехотя начал твердеть. И наконец встал. Он был не длинный. Зато толстый еле влазил мне в рот. Я всё равно начал сосать, как мог. Цыган ещё немного потерпев мои неумелые попытки отсосать. Взял мою голову в руку, и жёстко насадил её на свой член. Так, что у меня чуть рот не порвался и челюсть не выскочила вместе с глазами. Цыган лишь жёстко и грубо продолжил насаживать меня головой на свой толстый хуй. Приказав мне дрочить свой член. Я сперва не понял, но когда он крикнул и ещё раз сказал дёргать свой член. Я опустил руку на свой член и начал дрочить. Мне никогда и в голову не приходило делать это, когда меня имел Шило. На моё удивление мой член встал и меня охватило возбуждение, что меня имеют в рот, практически рвут его. Цыган всё жоще и глубже насаживал меня ртом на свой член. Заставляя меня давиться и истекать слюнями. От напряжения я всё лихорадочнее дрочил свой член и не чувствовал никаких мучений. Напротив меня даже возбуждало, что со мной делает цыган. И я чуть не кончил от орального секса. Офигеть почти за год сексуальных контактов с Шило я так и не разу не испытал оргазм или что – то подобного, какого – либо сильного физического удовольствия. А здесь с первого раза, да ещё от того, что меня ебут в рот вообще чуть не кончил, чуть – чуть не успел. Цыган вытащил член, уже довольно глубоко засунутый мне в рот. И сказал что бы я встал и лёг животом на стол. Я быстро поднялся и лёг. Цыган сразу вставил мне в жопу свой член. От чего опять у меня чуть глаза не выпали. Когда толстый хуй буквально растянул как струну мою жопу и натянул её на свой ствол. Заставив меня выгнуться схватившись со всей силы за стол. Но молодая жопа была эластичная. Как надо растянулась, натянулась и не порвалась. Туго поехав по толстому стволу. Хоть я уже и не дрочил, но член у меня стоял просто дымился во всю. Цыган так же не церемонясь начал меня обычно ебать. Я кончил на его члене. У меня из члена буквально с каждым его толчком в меня начала выстреливать сперма. Заставив меня выгнуться и задёргаться на хую цыгана. И в итоге обмякшим рухнуть на стол без сил. Цыган доебал моё молодое тело. И податливую жопу, которая уже вообще не как не сопротивлялась. Здесь я краем глаза заметил подглядывающих молодых цыганок. Цыган кончил в меня и жестом показал м

не идти сказав, что за мной заедут завтра вечером. Если я не выйду мне будет хуже. Взял меня уже в конкретный оборот цыган. Но, я как то об этом не переживал. Я был поражён буквально. Меня в первый раз в жизни по настоящему выебли. Так что я кончил. Так что я просто не понял, что со мной произошло. Секс с Шило был как – бы не по настоящему. Он в меня посувал член и всё. Я особенно ничего не чувствовал. А здесь моё молодое тело как следует выебли. Я чувствовал себя очень развратно, и был словно пьян.

Конечно у меня был выбор. Я мог не ходить к цыгану. Но цыган был прав. Кто я без поддержки? Никто. Сколько я не занимался, об меня всё равно будут вытирать ноги. А здесь мне предложили хоть какую – то поддержку и защиту. Всё равно мне нужно было, что бы за меня кто – нибудь заступился. А так в любой момент меня просто могли толпой избить и изнасиловать. И пожаловаться не кому. Кто заступится за пидора, даже в милиции. Да и предложение было серьёзное. Да меня особо никто и не спрашивал. Сказали, что буду работать и всё, или мне будет плохо. Да и что делать, если уже тебя окончательно сделали таким. Всё равно обратно ничего не переделаешь. А жить как то надо дальше. Тем более в то, не очень богатое время отношение к проституции было совсем другое. Как будто в шоу бизнес попасть. Да и опять сыграла некоторая стервозность, типа вы меня ебите, но всё равно я лучше вас. И плевать я хотел на ваше мнение. И я буду ебаться вам всем на зло. И спокойно ходить среди вас. И ничего вы не сделаете.

Следующим вечером за мной заехала машина. Увидев в окно. Я быстро оделся и вышел. Сел в машину и поехал. Меня привезли в одну из новостроек. И мы поднялись в одну из квартир. Квартира была большая четырёх комнатная. Цыган вошёл в одну из комнат. Потом минут через пять приоткрыл дверь и позвал меня. Я зашёл в одну из комнат. Которая была сделана под кабинет. И Цыган меня представил местному как я понял управляющему. Сказав мне раздеться, повернуться. В этой очень дорогой квартире, офисе, вечером собирались проститутки. Красивые молодые девчонки. В основном красивые студентки разных факов, особенно будущие хореографы танцовщицы. Которым сам бог велел показывать своё тело. Практика типа. Были даже будущие тренерши. Студентки спорт. факов. Которым тоже сам бог так же велел не прятать тело. Да и просто приезжие девчонки. Зарабатывали на учёбу и на жизнь, что бы не напрягать родителей. Город был провинциальный и сильной экзотики не было. Было пару зрелых женщин. Лет сорока. Тоже красивых и аппетитных. Все они здесь красились, мылись, наряжались в рабочую одежду, кружевную, готовились к работе. Красивой одежды и вещей для секса здесь было море. Как и презервативов, которые стояли коробками. Дорогие кстати.

Девчонки просто в ожидании работы пили чай кофе в конце концов. Другое здесь как на нормальной работе не приветствовалось. Были конечно те кто баловался. Но они, как мне сказали быстро скатывались на обычную панель. И стояли снимались на улице. А отсюда девчонок на машине развозили по вызовам. Саунам, гостиницам, клубам или в конце концов просто домой. Никто здесь не жил и не снимался. Это был офис. Здесь просто собирались и ждали звонка. В общем Цыган привёл в место, если не в элитное, то дорогое точно. По тем временам, даже что – то вроде элитного борделя. Хотя как я уже писал, конечно здесь на квартире ни кто не снимался. Все по вызовам ездили.

С медициной тоже было всё в порядке. Осмотр гинеколога каждую неделю. В том числе и нас парней. Там ещё парни были. Студенты, тоже на жизнь с учёбой зарабатывали. И анализы раз в месяц. Из вены и из пальца, на все рабочие болезни в ближайшей больнице. Конечно, не о нас заботились. А об имидже борделя прежде всего. Да и клиентов обслуживали строго в презервативах. Нет конечно я мог легко взять в рот сосать и ласкать ртом без презерватива. Это все проститутки делали. Конечно если визуально нет ни каких болезней. Да и всегда потом можно рот с хлоргексидином прополоскать. Но если клиент начинал меня ебать в рот, ещё и глубоко. Я обязательно настаивал на презервативе. Хотя бы, что бы лучше проскальзывал и скользил член в моём горле.

Я мог бы может быть и сам сюда попасть. Но где гарантия, что на месте Цыгана не окажется ещё какой – нибудь бандит. Здешний управляющий, Бухгалтер, так его звали. Был тот ещё сутенёр со стажем и знал о бизнесе всё. После того, как Цыган ушёл. Он крикнул какого – то парня и сказал ему, что бы тот ввёл меня в курс дела, и рассказал все правила и всему научил. Парня звали Костя. Он тоже был хореограф – танцор. Он мне рассказал о всех премудростях и тонкостях профессии. Об уходе за телом. О клиентах, как себя вести с ними в разных ситуациях. В общем всё о выездах и о работе.

На выезды выезжали обычно просто девчонки. Одна из них брала деньги. Или водитель брал, если забирали всех девчонок. За что, тоже здесь принята была символическая плата, так называемые чаевые, на современный лад где – то 300 р. Так что можно было просто всю ночь ездить и брать деньги и заработать неплохую сумму. Костя морально приготовил меня. Ближе к вечеру нас с ним вызвали и сняли в сауну. Он меня быстро переодел, как надо собрал. И давая последние наставления и инструкции всю дорогу. Мы приехали в сауну. Там были, как всегда, бывшие отсидевшие братки, которые просто соскучились по зоновским пидорам. В девяностых это было не зазорно. И они нас заставляли несколько часов их развлекать. Как когда – то опущеных на зоне. И конечно же ебли. Ебли жёстко. Как пидоров на зоне. Всё время угрожая нас избить. Но так и не тронули, только выебли.

В этом наверно и был весь прикол. С пидором можно вообще не сюсюкаться. А просто брать и ебать. Не думая больно ему или нет. Понравишься ты ему или нет. Большой у тебя член или нет. А просто наслаждаться тем, что ты жёстко кого – то имеешь. Да и большинство девчонок работали без анального секса. Или за приличную доплату. Стоит ли говорить, в чём ещё плюс? Конечно, рабочая жопа. Которую много ебли. И жёстко. Такие клиенты мне кстати больше всего потом нравились. Намного меньше нравились клиенты, хотевшие "мальчика". Таких тоже было много. Вот им меня и привозили. Да бывшие отсидевшие, вспоминавшие, как они круто на зоне резвились с пидорами.

Конечно, поначалу было тяжело. Когда меня жёстко ебли всю ночь напролёт. Да потом после ночи общаться со всеми. Стараться быть обычным парнем. Да конечно Цыган привёл меня в бордель и заставил быть проституткой. Торговать своим телом. Заставил давать себя каждый вечер всем, кто заплатит. Но если бы он этого не сделал разве лучше было бы? Я так бы и сидел изгоем дома в полном одиночестве. Я и сейчас то, когда проститутки в полной доступности и иногда прикалываясь, откровенно соблазняли меня, всё равно не мог подойти к ним. Помня, что я не мужчина. А так вообще бы и разговора никакого не было бы о сексе. А Цыган дал мне море секса. А что ещё нужно молодому юношескому организму. Секса и чем больше, тем лучше. Неважно какого. Главное много секса и оргазмов. И я их получал. Я как меня Цыган научил, когда ебался дрочил постоянно. И мог всю ночь как и положено молодому здоровому организму кончать. И я кончал. И извивался на членах, и с членами во рту не хуже тех молодых блядей, проституток – нимфоманок. Я могу всё рассказать вам об оргазме. Об этом пике сладкого напряжения. И о муражках по жопе, когда она начинает сладко неметь со сладкими покалываниями, и потом тебя сотрясает, и о сладких выгибаниях и о сладкой судороге, дёрганьях на члене. О том как я бился на длинных хуях. Прекрасно понимая женщин, любящих длинные, глубокие сладкие толчки, частые тыканья и сладкие удары где – то в глубине тебя. Которые тебя уносят всё дальше в наслаждение. И порыве страсти пытаясь насадится ещё глубже и усилить толчки и удары. И о маленькой смерти, когда сразу после оргазма, как спадёт это сильное сладкое напряжение и организм обмякнет без сил, анальный секс становиться не приемлем и неприятен, и чем сильнее оргазм, тем сильнее отвержение дальнейшего секса. И о кончаниях, когда меня ебли и у меня с каждым толчком из меня фонтаном выстреливала сперма. Много. Больше чем обычно. Так как членами мне внутри раздалбливали всё. И конечно же массировали простату. Заставляя её вырабатывать сперму литрами. И выстреливать во время оргазмов с каждым толчком. Вышибая из меня ещё и сознание.

Да отношение у мужиков к женщине к проститутке и парню для ебли совсем разное. С женщиной, хочешь не хочешь, а ты мужчина. А проститутка всё равно женщина. А юноша – это просто юное тело для ебли, который как мужской пол наоборот хочется не жалеть. А наоборот заставить как можно больше напрячься на хую. И с ним можно расслабляться и наслаждаться человеческим телом на своём хую. Особенно с оральным сексом. Когда мужчина трахает в рот женщину. Он всё равно сдерживает себя. Даже самый грубый. Просто что бы не навредить ей. Боясь, что она не выдержит. Когда мужик ебёт в рот пидора. Ему всё равно выдержит он или нет. Навредит не навредит. Ему похуй, что с ним будет. Пидор – это не человек. Это просто тело для утоления потребностей и похоти. Пидора просто надо ебать и всё. Если не даёт, то избить. Для этого они нужны на зоне. И любой мужик просто берёт и натягивает голову пидора ртом на весь свой член, какой бы длинный и толстый он не был. Просто берёт и засовывает ему в рот на всю глубину. Так как полностью уверен, что так и надо и так правильно иметь в рот пидоров. Да и конечно же приятнее, когда вставляешь весь член, несмотря на все сопротивления и дёрганья. И даже самый добрый мужик с хуем как у Распутина, когда я надетый ртом на его член, не налазил до конца, только по доброму кряхтя и усмехаясь прикладывал ещё силы что бы натянуть меня и мою голову полностью на свой член. Да и просто по привычке. Они долгие года на зоне не жалея так имели в рот пидорасов. И его мало волновало, что я не зоновский пидор, а рядовой мальчик по вызову. Пидор и всё. Женщина же человек, с ней так нельзя.

Начались "рабочие будни". От одного часа до всей ночи ебли. Редко, очень редко, не было вызовов. И я всю ночь сидел в офисе. А так каждую ночь. Секс в рот и в жопу. По нескольку раз. По несколько клиентов. Всего по два выходных в неделю. День за днём. Неделя. Месяц. Второй. Первая сотня... Были ночи, когда мужики столько ебли меня. Так выкачивали из меня всё своими членами, как насосами. Так разряжали моё тело. Пользовали меня, выкачивая и тратя мою энергию из моего тела. Столько заставляли мое молодое тело кончать. Так будоражили и так заставляли работать мой организм. Всё заставляя и заставляя меня напрягаться и кончать падая обмякшим, без сил. Меня изнутри, через жопу, столько стимулировали и будоражили. Заставляя меня и моё тело подчиняться их членам. Получали от меня, что хотели и потрясали заставляя сотрясаться в оргазмах, сладких пиках напряжения. Так издевались над моим кишечником, ебя его и заставляя в бешенном темпе перерабатывать всё, а мой организм всасывать всё пополняя силы, после очередного оргазма. Что я испытывал дикий голод. Мой обессиленный организм требовал подзарядки. Через желудок дико, просто нестерпимо, требовал любой еды. И готов был принять всё даже сперму с большим аппетитом. И во время бурной ебли я постоянно хотел жрать. И чем больше ебли, тем больше хотел. И я прекрасно понимал, тех голодных проституток, что готовы были как кошка которой наступили на хвост, после долгой ебли жрать и переварить всё что дадут...

Но потом я понемногу втянулся. И понеслось. Сауны, гостиницы, клубы, рестораны, базы отдыха. Красивая жизнь и море секса. Что ещё нужно молодому организму. Я кончал и кончал. Благо Цыган научил. Моё молодое тело могло кончить много раз за ночь. Я следил за собой и поддерживал своё тело в хорошей форме и пользовался хорошим спросом. Даже у достаточно приличных людей. Мне такая светская жизнь всё больше нравилась. Да и вознаграждение в виде на современные деньги по 60 – 70000р в месяц. Для меня совсем не лишним. И это половина. Половину я отдавал Цыгану, что бы он обеспечивал мне нормальную жизнь и защиту на районе и вообще.

По совету и примеру проституток танцорок и спортсменок, я фанатично качал жопу и поясницу. Простое, но очень эффективное упражнение. Ложишься поперёк обычных брусьев жопой вверх. Подложив что – нибудь под таз спереди, что бы труба не давила, и просунув ноги под второй трубой. Наклоняешься вниз и выгибаешься убрав руки за голову. Потом ложишься сверху обоих брусьев так же поперёк на живот, и держась руками свешиваешь ноги. И так же делаешь махи ногами вверх, как можно выше. И я так накачивал до неприличия поясницу и жопу. Так что мне даже на улицах говорили, что у меня неприличная походка. Но мне нравилась моя юношеская, твёрдая подтянутая фигура с плоским прессом, осиной талией и с сильно выпуклой, твёрдой как сталь классной попкой. Которую, как всегда казалось, можно было размягчить только одним способом. Выебать и заставить кончить. Всё это прекрасно продавалось и регулярно использовалось по назначению. Именно по прямому назначению. Потому что у такой жопы не может быть банальных назначений типа для туалета. Сочные накачанные снизу, сверху, сзади и с боков, ягодицы. Выходящие из осиной талии. Натренированной как две струны на гитаре, и в сочетании с классными бёдрами. На длинных, стройных и спортивных ногах. Две сильно выпухлые ягодицы. Такие орехи созданы для раскалывания, всё остальное побочные эффекты, и не важно кто их обладатель, мужчина или женщина. Тем более если это юноша. Такие зады созданы для секса. И именно это главное назначение таких жоп. Для удовольствия. Для надевания на член. Для страстного, похотливого, грязного разъёбывания. Для большого хуя. Тем более, если это юноша, сам бог велел воспользоваться его спортивной, твёрдой, налитой соком, жопой для утоления жажды страсти.

Мне нравилось моё тело. Нравилось раздеваться. Нравилась эта жизнь в саунах. Я приезжал красиво раздевался и меня тупо ебли. Девчонки – хореографы научили меня классно танцевать и двигаться. И я танцевал и меня снова ебли. Такие клиенты мне больше всего нравились.

Намного хуже я относился к настоящим скрытым голубым. Которые в повседневной жизни были обычными людьми. Разных профессий. Но иногда, каждый по разному, наведывались в сауну для секса с парнем. Некоторые даже в масках были. С ними приходилось заниматься классической любовью. Что, честно, не очень мне было по душе. Но молодой организм был за любую ёблю и возбуждался на всё. Но если честно. То мне не нравилось целоваться с мужчинами. Что по мне, так лучше в рот взять или дать себя выебать в рот. И я, всегда, клиентам мужчинам, которые пришли заниматься со мной классической любовью, говорил, что не целуюсь в губы. Но, уж если они настаивали, конечно приходилось. Не отталкивать же их. Скорее всего я всё таки не был прирождённым голубым. Скорее обращённым. И в поцелуях это лучше всего проявлялось. Я бы даже назвал это тестом на ориентацию. С кем нравиться тебе целоваться. Такой ты и ориентации. А то, что тебе дают в рот или ебут тебя в рот. Ну берут тебя. Ну и что. Ну используют твой рот для удовлетворения члена. Если он создан и подходит для удовольствий тоже. Или используют твою классную жопу. Ну походит в тебе чей – нибудь член. Потыкается, поупирается. Поимеет всего тебя. Твоё тело. Ну попользуют для удовольствия весь твой организм. Будет кому – то и тебе приятно. Что дёргаться? Если я, и моё тело может доставить такое удовольствие. И создано для удовольствий. Что его прятать то. Если действительно есть что ебать. То пускай ебут. Тем более, когда за это платят. Так же женщина может тебя использовать. Женщина тоже может сказать, что поимела мужчину. И не только сказать, но и поиметь кстати, во всех смыслах. Что, впрочем женщины с мальчиками по вызову делали.

К сексу с женщиной я относился серьёзно. Намного проще мне было давать и отдаваться. Чем начать какие – то заигрывания с женщинами. Да и вообще я не осмеливался подойти к женщине. Я же не мужчина. Даже с проститутками вёл себя как друг. Даже, когда они меня откровенно соблазняли. У меня был бзик. Вот стану мужчиной, докажу всем, что я мужчина. Что, само по себе смешно, при моём занятии торговлей собой. Тогда выберу себе женщину, какую захочу. И поэтому первый секс с женщиной у меня случился намного позже самого первого секса.

Клиенты были самые разные. Попадались и такие, которые хотели посмотреть, как другой мужчина трахает их жену во все щели. К слову, таких вообще было полно. К ним другие ребята ездили. Но вот такие, которые, что бы жлоба их не давила. Которым обязательно, после того, как их благоверную жёнушку отъимеют по всякому, и во всё что можно, нужно поиметь ебаря. Так я и занялся первый раз сексом с женщиной. Чисто по работе. Я красивый, спортивный парень приехал по специальному заказу и трахнул несколько раз во всё что можно, включая сиськи, одну жёнушку. Кстати довольно красивую и привлекательную женщину лет сорока. На глазах у мужа. А потом на её глазах он трахнул меня и порядок в семье был восстановлен.

Я так же активно занимался спортом хорошо учился, хореографы местные меня научили классно танцевать. У меня постоянно были деньги я хорошо питался. И откладывал в валюте помаленьку, в рублях в те года бесполезно было. Быстро повзрослел и на полном серьёзе уже подумывал снять себе квартиру и съехать от родителей. И вообще с этого злополучного района. А лучше с города. Я тогда наивно полагал, что я куда нибудь уеду и оставлю всё это в прошлом. И заживу нормальной жизнью. И никто не узнает о моём прошлом. Сразу скажу наперёд, куда бы я не приезжал или не приходил. Каким – то чудом туда проходила обязательно или весточка или сплетня, что я был опущен на районе, и даже кем и как. Даже когда это казалось совсем не возможным и невероятным.

Шило и местные пацаны больше не трогали меня. Видя, как иногда ко мне заезжают разные машины. Или просто за мной. Или Цыган за деньгами. Цыган кстати своё слово держал. Я после начала работы у цыгана начал жить намного расскованей, свободнее. Перестал прятаться. Стал помаленьку оживать. Спокойно ходить по улице. Не прячась. Что, сильно не нравилось наверно местным беспредельщикам. Ну не должен по их мнению опущенный так себя вести на районе. Нормальные пацаны обо всём давно забыли и просто не замечали меня. Конечно им Шило всё рассказал. Про то, как продал меня цыгану за дозу ханки. Но, не все на районе были нормальные. Были и конкретно отмороженные. У кого уже было по паре судимостей. Которые на волоске висели от "неба в клеточку, малолеточка. " Только потому что местная инспекторша "по делам" была чуть ли не святой женщиной и по настоящему возилась с ними, как родная тётка. Но они к сожалению это не понимали. Жаль, что 99% её труда так и пропало даром и почти все её подопечные всё равно получили свои сроки. Конечно, кому вообще повезло, что живой остался. Да и к слову вообще раньше милиция была как то ближе к народу. Участкового вообще все если не любили, то принимали как своего. Это сейчас им чуть ли не с детства внушают, что они и народ, это две разных касты. Сразу переодевая их чуть ли не в школе в форму, и приучая, что они не народ...

Один из таких отмороженных на районе был тувинец по погонялу " Монгол", славившийся своей жестокостью. Он гонял вообще всех и издевался над так называемыми лохами. Ну и компания у него тоже была такая же отмороженная. Я нарвался на них случайно. В местном скверике, который конечно же в наше время уже давно застроен многоэтажками и заселён. Но тогда это был всего лишь скверик. Где частенько тусовались такие компании. Я там проходил с одного магазина в другой. Как всегда в свободных спортивных коротких шортах, открывающих классные ноги и бёдра и футболочке. Такого пидора они ну не как не могли пропустить. Сразу услышав знакомое до боли:

– Эй иди сюда –

Я подошёл. Со мной сразу не по доброму начали разговор, напомнив мне конечно же, что я опущенный. Они ничего не хотели. Просто поиздеваться. Так как просто были, по сути, подонками с детства. Я им сказал, что работаю у Цыгана. И они будут иметь дело с ним если меня тронут. Но их это не смутило. И они просто начали надо мной издеваться. Так, как я в их понимании вообще был не человек. Меня заставили раздеться. Сказав, что не будут меня ебать, но обоссут, если я не разденусь. Потом начали настойчиво меня заставлять взять у них за щеку. Я наотрез отказался. Сказав, что обо всём скажу Цыгану. Разговаривая я даже не заметил, как один из них зашёл ко мне сзади. Я стоял перед ними голый. Мне конечно было не привыкать раздеваться и стоять голым перед мужиками. Я уже собирался взять одежду и уходить. Немного отойти одеться и уйти. Как вдруг получил сокрушительный удар сзади в затылок. Я сразу упал вперёд на четыре кости в почти в нокауте. Удар был сильным и неожиданным. В голове всё помутилось. Стрижка у меня была короткой. И попытка взять кого то меня за волосы не удалась. Меня взяли за шею и чуть ли не на сухую вставили мне сзади в меня член. Мне было очень больно и отвратительно. Но меня продолжили насиловать. В голове немного прояснялось. Мне вдруг спереди начали совать в рот. Я конечно же не взял. И получил ещё удар в лицо. сразу немного потерялся, моя челюсть расслабилась и мне легко запихали в рот член и начали насиловать ещё и глубоко в рот. У меня уже был опыт ебли в рот. Большой проблемы это не вызвало. Но вот попорченное лицо... Который ебал меня в рот кончил быстрее, и его сразу сменил другой, потом следующий и так пока все не кончили. Изнасиловав и удовлетворившись, покончав в меня. В конце отпустили. Они только смеялись.

Я сразу поехал к Цыгану, рассказав, что было, и сказав, что дня три не смогу работать. А это были неплохие деньги. Цыган отпустил меня на неделю восстанавливаться. Их нашли тем же вечером и поставили на бабки... Заставив отдать деньги. За беспредел они должны были заплатить. И за убытки. Так как я работаю на Цыгана. И просто так меня трогать без его разрешения нельзя... По понятиям. Конечно, они там где то, что то наворовали, натрясли с кого – то. Но деньги отдали. Меня больше никто даже и не думал трогать.

Спорт и секс – мой девиз!

Я спокойно жил и много занимался спортом. Учёба мне тоже легко давалась. Тем более с деньгами. Которые в те времена учителя брали открыто. Причём все. Такая у них зарплата была. И я весь был в спорте. И конечно же ночи секса напролёт. Сказка а не молодая жизнь. Сон после работы. Учёба. Дневной сон. Спорт, душ. Вечер. И вот уже я, придерживая член, сажусь на него. Демонстрируя сзади своё прекрасное тело и спину очередному моему обладателю. Как раз после стадиона со всеми своими проработанными мышцами. Клиенты не могли взгляд отвести. И страстно ебли. Что ещё надо молодому спортивному организму. Только хороший твёрдый и крепкий член ходящий в нём с зади. Прочищающий всё и жопу, тело, мысли и душу.

Но я так же любил стадион. И каждый день шёл туда. И был образцом физкультурника. Километр для разогрева. Растяжка. Много гимнастики. Упражнения для спины, постницы и жопы. Пресс. Стометровки на бёдра. Дальше немного, но очень эффективные и очень хорошие упражнения. Всем рекомендую. Никаких присядов. Присяды нужны сороколетним. Медленные тяжелые нагрузки для окрепших мышц, но не совсем крепких связок и суставов. Самый раз. Если вам сорок и больше. Но если вы молоды. Вы должны быть как тигр, как пантера, как кошка. Быстрыми и гибкими. Так что идите на стадион и тренируйте скорость, ловкость, стремительность, гибкость. Возьмите скакалку. Найдите ступеньку и делайте запрыгивания на ступеньку и спрыгивания назад по 30 – 50 повторений. Постоянно увеличивая высоту ступеньки. Бегайте стометровки. Спринт. Вы должны быть быстрыми, а ваше тело, как жгут. Ягодицы, пресс. Про пресс думаю не надо рассказывать. Ягодицы. Простое, но очень эффективное упражнение. Ложишься поперёк обычных брусьев жопой вверх. Подложив что – нибудь под таз спереди, что бы труба не давила, и просунув ноги под второй трубой. Наклоняешься вниз и выгибаешься убрав руки за голову. Потом ложишься сверху обоих брусьев так же поперёк на живот, и держась руками свешиваешь ноги. И так же делаешь махи ногами вверх, как можно выше. И сразу на травку на пресс. Вот это класс. Да и просто бег. Не трусцой. Поспешный бег километра на три на пять, после всех упражнений. И я выполняя всё это, ещё и не хотел уходить, а потом ещё и просто бегал, уже трусцой, виляя своим проработанным задом. Так что на трибунах стадиона люди пришедшие сюда просто на прогулку не могли взгляд отвести. И не только женщины.

Был такой случай. Мужик всё моё занятие сидел на трибунах и откровенно смотрел весь вечер, как я бегаю. На верхней скамейке правой трибуны. Посередине, как сейчас помню. Я это видел и не просто видел. Я чувствовал его взгляд и меня это возбуждало тоже сильно. И я на волне возбуждения нарезал круги. Просто дразня как бы его. Потом уже собрался уходить. Просто потому, что пора уже было. Потянулся, пошёл. Но вдруг сзади меня буквально схватили и затащили в кусты. И со словами:

– Стой спокойно, а то вьебу, убью нахрен –

Кинули на железную ограду стадиона. Я повернулся и увидел кулаки мужика сжатые, готовые к ударам. Я подчиняясь, спокойно повернулся на ограду и взялся за неё руками. Думая, что лучше подчиниться. Что мужик пойдёт до конца и не отступит. И лучше дать. Чем сейчас этот сведённый с ума, не маленький мужик, кинется на меня с бешенными глазами. Мужик сам снял с меня шорты до земли. Обнажив сзади мою жопу, бёдра и ноги. Конечно он думал, что он первый, и прижал в углу и сейчас будет ебать невинного юношу – спортсмена. Он явно волнуясь, напряжённо надрочил, смазал член слюнями и трясясь и волнуясь, вставил мне. И расслабился. Стресс с изнасилованием подействовавший больше на него, чем на меня. У него прошёл. Напряжение спало. И он по хозяйски начал ебать меня. Спокойно засаживая в меня рывками весь член. Хоть его член и не был больших размеров, но всё равно заставил меня заскулить. Пришлось заскулить, как той сучке, когда он вошёл в напряжённое и твёрдое от спортивных нагрузок моё тело. Которое через несколько минут будет обмягшим и полностью расслабленным, выебанным, кончившим и уставшим. Мужик тоже кончив в меня медленно вывел член. Я устало медленно разогнулся. И не надевая штанов отойдя пару шагов присел на корточки, что бы из измученной, выебанной и раскрытой жопы вытекла его сперма. Что было ошибкой, так как сразу получил ещё и в рот. Мужик, увидев нормальный, доступный рот на уровне своего члена, не упустил случай ещё и дать в рот. Использовав и этот свой шанс. Спокойно подошёл и просто дал мне в рот свой опадающий член. Стоит ли говорить, что конечно же я взял. Член встал и я держась за его бёдра руками сделал ему ещё и минет. Высосав и проглотив вторую маленькую порцию спермы. Должны же были мои виляния своей накачанной жопой этим закончиться, когда – нибудь. Вот пожалуйста, получил.

Следующие несколько раз я приходил на стадион днём, сразу после учёбы. Потом наступило лето и я приходил, как вставал в полдень. Обычно там в это время никого не было. Да и не хотелось вечером опять искать бесплатных приключений на свою жопу. Мало ли что можно подхватить от таких ебарей. Да и людей завсегдатах и занимающихся физкультурой и спортом, просто отдыхающих после работы играющих в мяч, вечером было намного больше. Что уже здесь говорить о толпах пацанов, которые здесь всегда тусовались. Просто собирались с девчонками на трибунах большими шумными компаниями. Или в футбол гоняли. Полюбому кто нибудь да видел как меня мужик за трибуной напяливал. Сперва жопой потом ртом. И все всё поди уже знают. Про такого яркого местного завсегдатого физкультурника.

Не долго я так спокойно ходил на стадион днём правда. Одним прекрасным летним утром. Помню суббота была что – ли. Я так же в прекрасном настроении шёл на стадион. Побегать на скорость, покувыркаться. Поделать упражнения на спину, поясницу, пресс на свою разработанную и в спортивном смысле тоже, видную жопу, в конце концов. У стадиона на брёвнышках сидела компания и пила пиво. Так пацаны девчонки. Человек восемь, десять. Я как обычно спокойно шёл мимо бегать. Компания, как это обычно бывает со всеми. Молча замерла. Глядя на мою походку. Конечно же на накачанные в бёдрах ноги и твёрдую выпуклую жопу. На фоне талии и плоского пресса и сильной поясницы. Всё это прекрасно проглядывалось через футболку и не обтягивающие обычные даже не беговые, свободные короткие, но не самые короткие спортивные шорты. Я как всегда невольно виляя всем этим прошёл мимо. Девчонки, как всегда молча с завистью вылупились, прикусив губу, с интересом. Пацаны презрительно промолчали. Сразу почуяв масть. Впрочем как и девчонки. Только девчонок это как всегда тянуло. Пацанов отвращало и вызывало желание немедленно доебаться. Я спокойно прошёл, довольно чувствуя как произвёл очередной фурор своей задницей, особенно среди девчонок, и удовольствие от того, что уделал пацанов. Уже зайдя на стадион и начав как обычно с километровой лёгкой пробежки для разогрева. Я услышал как один из этих пацанов из – за стадиона прокричал:

– Я не люблю твоих француских булок, я алкоголик, ебанный придурок! –

Причём это слышали все на стадионе. Раньше не было наушников плееров как сейчас. И уши не у кого не были заткнуты. В основном занимались тогда на стадионе воспитанники местной ДЮСШ. Которые сейчас сразу поймут, если конечно вспомнят тот далёкий год, и этот забавный эпизод, о ком идёт речь. У меня этот эпизод всегда вызывал лишь удовольствие и смех. Да и кто ебанный придурок ещё вопрос.

Я разогрелся, растянулся. И начал бегать по моему стометровки нагрузки на ноги. Кстати из спортсменов самый большой и мощный зад у спринтеров, если кому интересно. Я даже не заметил, как та компания переместилась на стадион и продолжила распивать пиво на трибунах. Меня они больше не трогали. Потом я заметил как они общаются с местными пацанами, припёршимися на стадион показывая на меня. Потом все пацаны встали и пошли ко мне. Подошли и сказали, что бы я с ними отошёл к нижним лавочкам трибун поговорить типа надо. И сразу начали:

– Что нам про тебя пацанята говорят, что тебя здесь давно уже выебали – начал один.

Тут я разглядел плохую компанию. Неизвестно как сюда забредшию. По крайней мере один из них был растатуированный основательно. Что сразу говорило об его ходках в места не столь удалённые. Обычно такие люди с уважением относяться к таким местам. И пиво сюда пить не ходят. Может просто с девчонками забрели.

– Мало ли что говорят – спокойно ответил я.

– Так выебали или нет – настаивал он.

Я промолчал. Зачем вообще отвечать на такие вопросы.

– Зачем тебе такая жопа – влез другой.

И дальше началось обсуждение моей заднично – поясничной выпуклости.

– Так ебёшься или нет? – требовательно настоятельным тоном не подразумевающим других ответов кроме "да" или "нет". Начал наезжать один. Не татуерованный. Но тоже наверно приблатнённый.

– Да. – ответил я спокойным твёрдым тоном.

– Всё успокоились или что – то ещё – добавил я.

Пацаны от неожиданно прямого ответа подрастярялись и пока молчали. Не зная что дальше делать. Видимо, первоначальной целью было просто восстановить себя в глазах своих девчонок и конечно же в своих глазах. Просто унизить меня тем, что я пидор, а они мужчины. И когда она так быстро была достигнута, немного подрастярялись, но почуяв лёгкую добычу отпускать меня явно не хотели. Так как я в их глазах сразу потерял все права на своё мнение и слово. Разве может не мужчина, пидор возражать настоящим мужчинам. И что – бы показать себя настоящими мачо перед своими девчонками. Да и просто их наверно задело, что какой – то пидор так нагло себя ведёт. Вёл бы попокорнее, наверно бы удовлетворились и отстали. Но они начали надо мной прикалываться. Что мне быстро надоело и я решил уйти. Но мне вдруг не дали. И даже пригрозили въебать мне. На что я сразу прямо сказал, что без труда положу их всех, так как постоянно тренируюсь и имею навыки. Они предложили мне отойти с стадиона в кусты. Уже в другую сторону стадиона. Не туда где меня с месяц назад одним вечерком выебал и потом дал в рот тот мужик. В другие кусты. Не кусты, а буквально заросли, в которые даже если и днём зайдёшь никто тебя там не увидит. На мой вопрос зачем. Мне так прямо и сказали. Что сейчас меня будут ебать. Поняв, что если я не подчинюсь, они кинутся. Так как, хоть и не самые лучшие пацаны, но всё таки не из робкого десятка. Что бы не устраивать драку на стадионе перед воспитанниками ДЮСШ, их тренерами, малолетками на трибунах, да и просто не осквернять стадион разборками и драками, я молча пошёл с ними. Приготовившись и собравшись. Но в кустах они не кинулись. А начали долгий разговор, разборки, как это было тогда модно, меня грузить. Что я пидор и просто обязан дать. По беспределу конечно, как и много что тогда. На что я просто ответил, что не хочу и насиловать себя не позволю, так как не приемлю насилие. На что мне доказывали, что согласно воровским законам и понятиям, которые по мнению пацанов были неоспоримы и как заповеди, не только на зоне, но и везде. Я просто обязан дать и подчиниться. И вообще не имею права возражать. И что они люди конечно же серьёзные и всё равно меня достанут. На что я сказал, что мне всё равно, пускай вредят и пакостят. Дошло до того, что они буквально чуть ли не упрашивали меня встать раком, уламывали так сказать. Что мало имело значение во всех кругах. Значение имел результат. Трахнут они меня или нет. В итоге дошло до того, что бы я дал хотя бы одному и они отстанут.

– Поворачивайся. Загинайся – в итоге скомандовал мне тот, который всё и начал.

Я увидел на его лице полную готовность всё – таки кинуться в драку. Если я не медленно не выполню, то, что он мне говорит. Я конечно, мог просто сказать нет. И положить их всех. Но, мне понравилась такая, истинно мужская позиция. Что ни кто не сдал заднюю. Хотя со мной это было легко. Просто плюнуть на меня и всё. Всё равно они уже всё доказали, что хотели. Но парень видимо был не промах и всегда доводил дело до конца. Мне пришлось подчиниться. Видя, что он не отстанет. И что я ему нужен на его хую прямо сейчас. Хоть цену называй. Что я конечно же не стал делать. Не рассказывать же им о работе. Пришлось так дать. Просто потому, что не хотелось возражать такому принципиальному, настоящему пацану. Да просто он мне понравился. Он настоящий пацан, а кто я такой. Пидор. Значит должен встать раком. И что ломаться. Меня сотни раз имели люди, куда недостойнее его.

Неожиданно меня это возбудило. Просто по доброму дать нормальным пацанам. Да и сама обстановка полянка в кустах. Пятеро подвыпившхих гопников. Этот смешной мачо, приказавший мне ебаться. Заиграли гармончики. Уламали всё – таки! Пригрузили чисто базаром, как тогда было модно говорить. Я негодуя, ворча и злясь, скинул футболку, снял через кеды шорты с трусами, обнажив своё прекрасное тело. И оставшись в одних кедах, повернулся и оперевшись руками на дерево, выпятив свой шикарный зад, рассерженно встал в позу. Пацаны от увиденного аж приссвиснули. Гопник деловито приспустил штаны надрочил член. Потыкался мне в анус, надавил. Сухой анус не хотел раскрываться. Гопник плюнул мне на жопу растёр членом где надо и конкретно упёрся мне хуем в анус. Смоченная головка потихоньку начала пролезать в меня. В конце концов анус поддался растянулся и член медленно вошёл в меня. Заставив меня напрячься, вцепиться в дерево и сжать зубы. Гопник неожиданно не грубо начал меня ебать, медленно, не протыкая меня, останавливаясь, как только его член упирался внутри меня. Наверно смакуя такую офигенную жопу надетую на его член. И давая поглазеть другим на обалденную жопу на члене. Моя жопа привыкла к ебущему члену. И не испытывая особых ощущений, я спокойно стоял, пока меня имеют. Гопник потихоньку начал разгоняться. Запыхтел. Ебя всё глубже. Пару раз с силой ткнул в глубь меня. Натянул меня поглубже. И наконец резко с силой засадил мне под корень свой член. Вызвав у меня невольный вскрик. И сбив мне дыхание. Что наверно подстегнуло его и он разгоняясь с силой начал насаживать мою жопу до конца. Заставив и меня запыхтеть как паровоз и напрячся от долбёжки. Выпитое пиво наверно не давало ему сразу кончить и он долго в высоком темпе долбил меня натягивая руками мою жопу до конца на свой член. Заставляя меня чуть ли не зубами впиться в дерево от напряжённой долбёжки. В итоге я кончил, как всегда, с сладкой судоргой, спазмом, кончил с мурашками на жопе, с волной в мышцах с передёргиванием, с выгибанием с стоном сквозь зубы. Кончил раньше и мне сразу стало резко неприятно и я обмякший, просто терпел, пока меня доебут. Наконец он кончил в меня и выдохшийся вытащил член. Моя жопа конечно же не закрывалась после такого разъёба. Пацаны офигели от такого вида обалденной раскрытой, разъёбанной только что выебанной жопы. Я уставший медленно осел на корточки, у дерева, что бы из раскрытой жопы вытекла сперма. И опять сразу понял свою ошибку, увидев как возбудились остальные гопники. Что тоже не прочь мной насладиться. Попытался встать но мне не дали положив руку на плечо и надавив, усадив меня на корточки и дав в рот уже давно стоящий член. Я понял, что пока меня сейчас все не трахнут не отпустят. И просто начал откровенно ебаться. Взяв в правую руку свой член и начав его надрачивать, а в левую член дающего мне в рот. И так пока не кончил ещё раз надрочив свой член. Потом просто держась за бёдра отсосал всем и всё. Они довольные ушли пошёл домой и я. Как обычно в душ после стадиона. Только не после спортивных нагрузок, а после групповой ёбли в кустах. На стадион ходить не перестал. Раз ебут, то пускай ебут, значит есть, что ебать.

Отдал, называется, честь в армии.

Сразу скажу, всем заблудившимся в интернете и по ошибке попавшим сюда, моралистам – вычислителям, что от армии у меня была отсрочка. Я пошёл в армию немного позже совершеннолетия. Мог вообще не ходить. В те времена откупиться от армии было не просто легко, а очень легко. Одна моя месячная зарплата. Да и по сути не нужен я там был теперь такой.

Но, я не сомневался, что мне надо идти в армию. Нет я не бежал. Мировозрение у меня давно уже поменялось. И мне было глубоко плевать на мнение окружающих. И на то, общаются они со мной или нет. Впрочем как и окружающим на меня. Общения мне по работе хватало с переизбытком. Но я всё ёще хотел нормальной жизни. Как было изначально задумано и запрограммировано ещё тогда, в той жизни. Когда я своё будущее представлял немного другим. Что у меня будет нормальная жизнь, семья, работа, дом дети. Как у всех. Те кто не как все. Всегда мечтают, что бы было просто, как у всех. Нет, мне и сейчас всё нравилось. Много секса. Оргазмов. Спорт. Счастливая разгульная жизнь. Вечеринки. Да и всем всё нравилось. Сутенёры мной довольны были. Я приносил хороший доход. Постоянно поддерживал себя в прекрасной форме и следил за собой. Они наверно все так и представляли. Что я сейчас откуплюсь от армии. Поступлю в институт. И довольный дальше буду работать на них. Ну я точно знал, что надо всё менять. А изменить можно было только так. Сбежать. Тем более служили тогда по два года. А за два года может многое измениться. Да забудут меня все наверное. Благо и им работников хватало всегда. Да и общество может будет смотреть на меня после армии не так укоризненно. Мне хоть и было всё равно. Но иногда некоторые эпизоды прям задевали за душу и сильно портили настроение. Когда я проходил. А при мне начинали громко орать что – нибудь обидное. Подкалывая. Или мне в спину.

Я в тайне от Цыгана и всех прошёл медкомиссию в военкомате. Все собеседования. И попросился в самую дальнюю часть. Понятно почему. Что бы не нашли. И тем более, что ещё важнее. Что бы обо мне там не узнали. Там я реально собирался играть роль нормального спортивного умного и мудрого парня. И даже не представлял, что будет, если меня кто – нибудь узнает.

И в итоге в один прекрасный день собрал сумку. Дал наказания родителям. Что бы не в коем случае не переживали, не волновались за меня. Не приезжали и не помогали мне, но писали почаще. Прибыл в военкомат. Дальше всё как обычно. Пару дней на пересыльном. Сопровождающие, на поезд и в часть. Аж в другой конец страны. Я был доволен. Конечно, я ехал не один. Команда у нас была человек 20. Но про меня вроде никто не знал. Всё вроде шло нормально. Цыган теперь меня пусть хоть заищеться.

Потом прибыли в часть. Сначала конечно в учебку. И первое время всё шло вроде ничего. Да дрочили, да придирались. Но для меня это были семечки. Конечно дедовщина. Начавшаяся прямо с учебки. В армии в то время вообще была полная разруха и беспредел. Чего только стоят слова командира учебки, когда мы только прибыли:

– Вы здесь ничего не пейте! Всё, что можно было пить, офицеры и прапорщики уже давно выпили до вас! –

Просто были случаи. Когда солдаты травились антифризом. Думая. Что от него пьянеют. Порядки в частях наводили дембеля. Иногда управляя и держа в руках целые подразделения. Дедовщина была полная. Обслуживающего персонала в армии тогда вообще не было никакого и всё делали солдаты, всю работу, включая и всю грязную работу. Жизнь по уставу не приветствовалась вообще. И в армии так же как везде в то время за деньги можно было всё. Если у тебя есть деньги. То для тебя служба сладким раем покажется. У меня были деньги в валюте. Достаточно, что бы проплатить всю службу. Но я их надёжно спрятал. Так как не хотел, как то выделяться вообще. Деньги я с собой не брал. Так немного. Да и те сразу сержанты в учебке отобрали. Когда переодевали в солдатскую форму. Я не сильно то и протестовал. Пускай подавятся. Я здесь не за этим. А что бы отсидеться два года. И ничего они со мной не сделают. Всё страшное, что со мной могло произойти. Уже давно произошло.

Но куда там. Первые пару недель всё шло вроде неплохо. Как я и хотел. Но потом каким – то чудом в учебке все узнали, что на гражданке я был опущен. То ли земляки с других призывов увидели меня. И кто – то узнал. Может из провожавших на вокзале у поезда кто меня узнал и в письме написал. То ли ещё как. То ли Цыган подстроил. Я не знал, что и думать. Но отношение ко мне поменялось резко и сразу. Стало не как к обычному молодому солдату – духу. А прям жёсткое, ненавистное. Меня сразу стали несправедливо жёстко задрачивать. Да мне прямо в лицо говорили пидор и выгоняли из всех компаний. И я стоял в стороне. Реально как изгой. Конечно сразу командир учебки обо всём узнал. И меня сразу после присяги выкинули в часть. Не было не какого разговора о шестимесячном курсе молодого бойца, как положено было тогда. Да о трёхмесячном сокращённом. Месяц, присяга и досвидания.

В часть конечно же сразу долетела весточка о том, кого к ним прислали. И в первую же ночь, после отбоя. Меня в кровати толкнул солдат, из наряда, и сказал, что бы я шёл в курилку. Я встал и как был в одних трусах пошёл. Как только зашёл в курилку за мной закрыли дверь. В курилке, как я понял была самая наглая часть роты, включая и дежурного по по роте. Зажравшиеся дембеля с круглыми охреневшими мордами, местные деды и как я понял их приближённые, местные уркаганы. Все весело ржали и откровенно дурачились, но увидев меня многозначительно замолчали. И один из дедов сидя на скамейке начал меня допрашивать. Сразу напрямую спросив в глаза нагло:

– Ты кто? –

– Солдат – тихо ответил я.

– Ты пацан? – уточнил вопрос дед.

Я конечно же сразу понял, к чему все эти разговоры. И что здесь давно уже про меня всё знают. Отпираться бесполезно, только хуже будет. И собравшись с духом. Смело как уже не раз бывало в экстремальных ситуациях, каких у меня раньше бывало не мало с перепившими клиентами.

– Нет, я не пацан. – сразу расставил все точки над "и" ответил я.

– Зачем ты в армию пришёл – матом спросил меня нагло другой дембель.

– Меня не спрашивали – спокойно ответил я.

– Что ты так разговариваешь? – внезапно влез один из урок и отвесил мне сильный удар в живот. Я был готов. И сильно не сложился, как наверно хотел этот уркаган. Да и наглости в ударе было явно больше, чем силы. Боевой подготовки явно не хватало. Так дыхание перехватило. Уркаган явно не ожидавший такой реакции принялся безнаказанно дубасить меня по привычке, как наверно он безнаказанно поступал постоянно здесь. Всё таки заставив меня присесть на корточки. И довольный успокоился и отошёл в сторону. Я хоть и знал основной закон армии, гласивший "как себя поставишь, так и жить будешь". Стерпел. Понимая, что ещё не время. Может ещё отстанут. И удастся тихо и спокойно отслужить. Но...

– В рот берёшь? – нагло спросил один из дедов меня, пока я корчился на корточках.

– Да конечно берёт – не дожидаясь ответа влез один из уркаганов.

– Дайте ему в рот – нагло отдал уркаганам комаду один из дедов.

Вот теперь пора. Я мог спокойно бы терпеть все тягости и издевательства. Как это проходит у обычного молодого солдата. Но насилие я явно терпеть не собирался. Хоть и переживал это не раз раньше. И легко, не напрягаясь, положил вокруг себя всех уркаганов меньше, чем за минуту. Навыки и внезапность. Все, кто был в курилке, охренели и притихли. Особенно деды. Не зная просто, что делать. Зато я знал. Знал, что всё равно не отстанут и жизни не дадут. Не силой, так подлостями и пакостями достанут. Не нытьём так катаньем. Всё таки это их армия и часть и они здесь хозяева и вообще нормальные обитатели. Это я здесь непрошенный гость. Что же придётся дать. Сделать, что они хотят, что бы отстали и успокоились. Да и что мне этот раз, после пары лет ночной работы телом. Сейчас, пока я явно был хозяином положения. Я ткнул пальцем в одного из более менее очухавшихся уркаганов и спокойно и твёрдо сказал:

– Пошли –

– Куда? – уже явно не так нагло брякнул тот.

– Ну где вы собирались меня – разъяснил я.

– Не где – испугано замялся тот, явно расхотев делать то, что собирался.

– Ну вы будете делать, что собирались или нет? – уже я спросил с одного из дедов.

– Конечно будем – зло с желанием поквитаться вдруг вставил другой, отошедший от ногдауна, уркаган.

– Ну пошли – сказал ему я.

– Пошли – с злостью ответил тот.

Он взял ключи у дежурного по роте. И завёл меня в кладовку для вещ. мешков, ОЗК, ещё там чего – то и закрыл дверь. Я сам прошёл к подокойнику, снял трусы, оставшись в одних тапках, опёрся руками на подоконник и спокойно отдал свой зад на растерзание. У солдата после долгого воздержания конечно сразу же, моментально встал трубой. Я почти сразу, как только снял трусы, повернулся задом и встал в позу, резко ощутил сильно упёршийся мне в жопу ствол члена. Который, как сухой черенок просто резко, зло, с силой уткнулся мне в анус и не мог пролезть на сухую. Но уркаган явно со знанием дела плюнул на член смочил его слюнями. И жоще повторил попытку. Его член сразу взломал мою крепкую задницу, сломив все сопротивления на пути, заставив мою жопу как надо растянуться и проехаться по нему, ткнулся как всегда где – то во мне глубоко. Выбив из меня сильный вздох, перехватив моё дыхание и захватив его. Сразу подчинив меня себе и заставив дышать, как он хочет. Уркаган держа меня за талию, сразу начал резко, молча и со злостью меня натягивать до конца, и долбить. Желая наверно отомстить за то, как я пару минут назад уложил его с удара. Начал буквально разъёбывать всё у меня внутри. Конечно я не собирался здесь стонать или ебаться, как я это делал всегда на работе, много чести. Но у меня всё равно от глубоко и грубо ебущего меня члена предательски перехватывало дыхание, и заставляло напрячься, вцепившись руками в подоконник, тяжело дышать и кряхтеть. Когда стальной член протыкал и разъёбывал меня внутри, моё молодое тело реагировало автоматически, как его за пару лет приучали, и тренировали. Покорно подчинилось и отдало меня всего новому хозяину моего тела. Подчинив меня и всё во мне его члену ходящему во мне. Я чуть ли не физически ощущал уши всех дембелей и дедов, подслушивающих звуки ебли за дверью. Уркаган всё бешеней и не сдержанней ускорялся, наверно от долгого воздержания. Буквально раздалбливая меня, заставляя всё больше напрягаться и ёрзать в его руках, стоять от напряжения на одних больших пальцах. Но не долго. Опять же сказалось воздержание. Он кончил в меня и отдышиваясь вытер мне об жопу сделавший своё дело член. Я, как это уже много раз было, устало одел трусы. Вышел и пошёл в туалет мимо ошалевших дембелей за дверью. Всё. Опущенные выебанны. Статус кво был восстановлен. Порядок в части навёдён. Никто ко мне не лез. Я просто ходил вечно один, как изгой и всё. Не долго правда. До первой гулянки дедов. Где меня конечно же опять затащили в кладовку и уже все по очереди выебли, как будто так и надо. Но уже по согласию. Я конечно же дал. Всё таки это их армия. И я им позволял делать их дело. Ко мне относились нормально и я отвечал тем же. Никто надо мной не издевался и меня не дрочил, а я в замен давал. Позволяя себя брать и пользовать для утоления похоти. Были случаи, когда после отбоя некоторые совсем осмелевшие деды просто звали меня к себе в кровать. Я нырял к ним под одеяло и отсасывал им член. Высасывая из них накопившуюся страсть и сперму. Всё это было как – то по доброму, весело, без грязи. Потом я шёл спать. А они только прикалывались. Но не долго. Чуть больше месяца.

Обо всём прознало в итоге командование. Кто там кому проболтался. Уже не важно было. И меня просто сослали в часть обеспечения. Даже не в хоз. двор, даже не на свинарник. Меня сослали обслуживать фекальную машину. Помогать водителю. Была такая в части. Ездила по разным площадкам, стрельбищам и откачивала отхожие места в уличных туалетах. Понятно, что канализацию не везде протянешь. Место конечно не престижное. Но, зато от меня все отстали. Никакой боевой подготовки или ещё там чего – то. Выполнили заявки и приказы. Объехали караулы, стрельбища и площадки. Откачали всё. Слили в овраг. И всё. Свободное, или как оно в армии называется, личное время. Я конечно же всё свободное время посвящал спорту. Классно раскачался. Благо гирь хватало. Да и по груше наработался. Ну как груша. Дерево обмотанное старыми матрасами. Настучался досыта. Всё отрабатывая и отрабатывая удары. Скорость и точность. Так и дослужил. Скучно. Без всяких стрельб. Нарядов. Караулов. Полигонов. Учений. И демобилизовался в срок.

Следующая часть под названием "Первая взрослая любовь" выйдет, как у меня появиться свободный вечер. Что бы отвлечься от всего. Тихо, спокойно сесть. Собраться с мыслями и написать. Яндекс мани 410016096205843.

P. S. Уважаемые господа моралисты. Конечно, сейчас вы будите судить и начнёте охоту. Ну я буду только рад тому факту. Что вы просто есть. Потому что такие уроды, как вы, породили таких уродов, как мы. И пока есть вы, соответственно, будем и мы. Пока есть вы, есть возможность делать людей изгоями насилием. Вот когда будут говорить. Его трахнули в жопу. Ну и что из этого? Идиоты и всё. Тогда будет другой разговор. Ну, а пока праздник продолжается. Как говориться Шоу мас гоон.