Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Капкан. Часть третья

Капкан

Часть третья

Домой они возвращались на такси. Расположившись на заднем сидении, молчали, каждый по-своему переживая сладострастные мгновения. Сергей продолжал наслаждаться половым актом, проникновением в оба отверстия, глотанием спермы покладистой, доступной женщиной. Но самое главное было не это! Главное — он смог доставит ей огромное удовлетворение, и это придавало уверенность в себе! Женский сокрушительный оргазм не выходил из головы. Казалось, прикоснись сейчас к её телу, и она пойдёт навстречу, переполняемая животной похотью. Невозможно не желать повторение того, что произошло час назад!

А у Ирины Васильевны было совершенно другое состояние. Женщину терзал не сам половой акт, а то, что она не смогла сдержаться, полностью потеряла над собой контроль под нескромными ласками. Накопившаяся сексуальная энергия выплеснулась с такой силой, что ей стало страшно. Такого оргазма не испытывала давно. Да и было ли вообще что-то подобное? Она совершенно не понимала, что произошло, до сих пор ощущая инородную плоть в прямой кишке и сладострастное покалывание в промежности, с ужасом подсознательно желая, чтобы такое испытать вновь. Ей чудилось, что даже водитель такси чувствует её состояние, не говоря уже о сыне.

— Мама, — наклонился Сергей и положил тёплую ладонь на стройную ножку, чуть выше коленки, — ты не обижаешься на меня?

От столь интимного прикосновения у Ирины Васильевны сладострастно сжалось сердце, перехватило дыхание. По телу мгновенно разлилась приятная, ноющая истома.

— Серёженька, за что? — ели справившись с волнением, улыбнулась в ответ, чувствуя, как напряглись и закололи сосцы, слегка оттопыривая ажурную ткань бюстгальтера, заныло внизу животика. — Всё нормально …

— Дурочка, надо было выпить что-нибудь успокаивающее! — раздражённо пронеслось в голове, чувствуя, что возбуждение окутывает тело. — Что теперь он думает обо мне?

— Спасибо, — ещё ближе наклонился он и еле слышно зашептал, приятно скользя пальчиками по внутренней стороне бедра, поднимаясь всё выше. — Ты не представляешь, как мне было хорошо!

Тёплое дыхание обожгло шею и Ирине Васильевне захотелось обнять его, прижаться к нему, шепча нежные слова любви, разрешая ладони и дальше двигаться к промежности, ласкать, начавшее вновь испускать слюни влагалище.

— Давай об этом поговорим дома, — тихо ответила ему и поцеловала в щёку. — Не здесь же …

Она прекрасно осознавала состояние сына, даже не пытаясь убрать ладонь с ножки, которая нескромно проникла под подол платья. Да и сама не хотела этого. С ужасом понимая, скользни его рука ещё чуть выше, и она будет не в состоянии сопротивляться, пойдёт ему навстречу, слегка разводя коленки …

— Всё образумиться …, — пытаясь справиться с волнением, успокаивала себя. — Пусть немного угомониться, и я с ним поговорю …

— Да …, не думала, что так далеко зайду …, — раздражённо пронеслось в голове. — Ещё не хватало в такси отдаться! Ой …, до чего дошла!

И Сергей с надеждой на повторение произошедшего облокотился на спинку сидения, нежно сжав женскую ладонь в руке.

Ему казалось, что теперь она его женщина и не сможет отказать в физической близости, с огромным желанием пойдёт навстречу самым смелым мечтам и фантазиям …

***

Но он ошибался. Прошло уже больше месяца, а их отношения совершенно не изменились. Сын постоянно возвращался к тому событию, сладострастно вспоминая обнажённое тело матери, содрогающееся в муках оргазма, не в состоянии понять, почему она ведёт себя так, словно не было тех замечательных мгновений, которые пережила вместе с ним под объективом видеокамеры.

А Ирина Васильевна в глубине души продолжала стыдиться не столько за физическую близость, сколько за то, что не смогла сдержаться, перестала себя контролировать и испытала сокрушительный оргазм, какой, как казалось, не испытывала никогда. Сладострастные мгновения вновь и вновь всплывали в мозгу, заставляя женщину нервничать, злиться на себя. Постоянная тяжесть внизу живота раздражала её, иногда доводя чуть ли не до истерики.

— Веду себя как сучка в период течки! — злилась Ирина Васильевна, но ничего не могла поделать.

Даже самой себе было трудно признаться, что она обыкновенная женщина со своими тайными желаниями и слабостями. И пошла на это не только из-за трудного материального положения, но и ведомая, до конца не осознанной, потаённой похотью. А отсутствие денег — лишь повод оправдать себя.

Пошлые воспоминания и сладострастные вожделения, почти каждую ночь посещали её, но женщина с негодованием отбрасывала их, стараясь не думать об этом, искренне ругая себя. Она не так воспитана, и думать об этом, а тем более повторить что-либо подобное было выше сил.

Но мысли подсознательно всё равно приходили вновь и вновь, будоража и без того расстроенную душу. Странно, но отсутствующая уже почти шесть лет тяга к противоположному полу неожиданно появилась вновь, да ещё с такой силой, что Ирина Васильевна временами не могла найти себе места. Давно забытое желание близости с мужчиной нестерпимо терзало внутри, и ладонь всё чаще накрывала промежность, нежно перебирая опухшие, налившиеся кровью складки влагалища.

— Интересно, — тяжело вздыхала она, — кого Сергей теперь во мне видит? Желанную женщину, которая стонала под ним и корчилась в муках оргазма, как последняя сучка … или …

Ответ напрашивался сам собой, но она отвергала его, пытаясь что-то выдумать, отвлечься от терзающих мыслей:

— Надо с какой-нибудь хорошей девочкой познакомить. Вот Света — отличная пара. Семья материально обеспеченная. Умница, красавица и он ей нравиться. Ещё год, два и надо будет искать невесту …

Но что-то затаённое не позволяло этого сделать, разрешить раз и навсегда терзающий душу вопрос. Подсознательно она не могла представить рядом с ним другую женщину кроме себя. От ревности к несуществующей любовнице сжималось сердце.

***

В среду вечером неожиданно раздался телефонный звонок, когда Ирина, набросив на голое тело халат, только вышла из ванной комнаты.

— Ирочка, здравствуйте! — ошеломил женщину голос Владислава Ивановича. — Как у вас дела? Как поживаете? Всё нормально?

Справившись с волнением, она тихо произнесла:

— Всё нормально! А чего это вы звоните? Мне кажется, что все вопросы между нами давно решены!

— Не подумайте ничего плохого, — засуетился он, боясь, что женщина бросит трубку. — Извините за беспокойство, но ваша семья далеко не безразлична мне. Как Серёжа?

— Спасибо …, хорошо …, — еле слышно Ирина процедила сквозь зубы, и саркастически добавила, — … польщена вашей заботой о сыне.

— Ирина Васильевна, — продолжил он, совершенно не обращая внимания на не приветственные нотки в голосе женщины, — у вас в почтовом ящике диск с последней съёмкой.

Ирина опешила, испуганно вздохнула, не зная, что ответить.

— Вы …, с ума сошли! — со страхом выдохнула она. — А если Сергей или кто-нибудь другой сейчас его заберёт!

— Не переживайте, — спокойно произнёс он. — Видео в архиве с паролем! Никто кроме вас посмотреть не сможет.

Женщина замерла, тяжело дыша в трубку.

— Оно произвело настоящий фурор! — усмехнулся он. — Все затраты полностью окупились и с такой лихвой, что мне бы хотелось ещё раз предложить сняться у меня. Но только в более откровенных позах, с поцелуями и минетом …

— А если согласитесь …, то возможен и … групповой секс …, — похотливые нотки скользнули в его голосе. — Я за это очень хорошо заплачу …

— Можно добавить женщину … или мальчика …, — соблазнительно выдохнул он, — … вроде друга сына …

— Нет! — резко выдохнула она. — Этого больше не повториться! С меня достаточно! Я и так до сих пор не могу найти себе места!

— Ирочка, но вы посмотрите. Подумайте. Я вас не гоню …, — сарказм слышался в его голосе. — Всему своё время …

— Вы так великолепно выглядите на видео! Настоящая порно звезда! — серьёзно произнёс он. — Не только я от вас без ума, но и все мои клиенты. Если хотите, сделаю персональный сайт лично для вас, где будите с ними общаться? Заработаете кучу денег.

Возмущённая женщина не хотела понимать, о чём он говорит.

— Да, чуть не забыл! Пароль …, — и искуситель произнёс два слова. — Вы их наберите русскими буквами в латинской раскладке, и всё будет нормально. Только без пробела! Да и Сергею не надо показывать, а то с ума сойдёт! Вы там такая прелесть! Мечта любого мужчины!

Не успел Владислав Иванович повесить трубку, как Ирина через секунду была у почтового ящика.

— Какая наглость! — возмущалась она, доставая пакет с диском. — Не буду эту гадость смотреть! Тоже выдумал — персональный сайт для поклонников! За кого принимает!

***

Только два дня диск смог пролежать в шкафу на полочке с нижним бельём, как изнывая от любопытства, Ирина достала его.

Всё складывалось замечательно. Сергей ушёл с друзьями в кинотеатр, обещал вернуться поздно, часам к двенадцати. Так что его компьютер в её полном распоряжении.

Но всё было не так просто. Редко общаясь с ним, Ирина долго не могла сбросить с диска архив на компьютер, а потом распаковать, используя сообщённый пароль. Уже шёл десятый час, когда на мониторе появилась она с сыном.

Ирина не могла поверить, что почти мгновенно произошло с ней! Замерло сердце, заныло внизу животика, начало пузыриться влагалище, испуская слюни. Воспоминания происходящего на экране настолько были реальными, что женщина ощутила инородную плоть внутри животика и ладонь самопроизвольно опустилась на лужайку разросшихся кучерявых волосиков, давно не бритого лобка. Пальчик скользнул под тонкую ткань трусиков и прикоснулся к клитору …

По телу побежала мелкая дрожь, и Ира, закрыв глаза, откинула голову назад …, ей показалось ещё чуть-чуть, и она кончит …, тело содрогнётся в сластолюбивых муках оргазма …

Ничего не существовало вокруг. Женщина словно провалилась в иллюзорный мир сладострастия и похоти. Бешеное желание любовника сковало разум, и ладонь Ирины скользнула ниже по влажной расщелине, прикасаясь к коричневой розочке анального отверстия. Сразу же бархатистая кожа ножек покрылась гусиной кожей. Мочка пальчика начала нежно ласкать не распустившийся бутончик, медленно погружаясь в узенькое отверстие.

Ей никогда не нравился анальный секс, но после того, что произошло под объективом видеокамеры, женщина подсознательно мечтала вновь пережить это, сладострастно вспоминая член сына, распирающий попку, а пальчики ласкающие клитор. И ладонь второй руки накрыла спелую вишенку, выпирающую из-под капюшона складок половых губок …

— Мама …, — неожиданно ввёл её в ступор резкий голос Сергея, — … я пришёл! Ты где? Дай покушать!

Ирина Васильевна чуть не умерла от страха, судорожно пытаясь выключить видео, вытащить из дисковода диск, найти и удалить распакованный файл.

— О, мама, ты здесь! — через минуту сын стоял на пороге комнаты. — Изучаешь компьютер? Давно пора!

— А чего без меня? Я бы тебе помог …

— Серёженька, — предательски дрожал женский голос, засовывая пакет с диском под халатик, — мой ручки …, я сейчас приготовлю ужин …

— Ну, куда же ты делся? — злилась Ирина, не в состоянии найти папку с файлом. — Дурочка! Вдруг он увидит?

— Мама, ну ты долго? — раздался нетерпеливый голос Сергея из кухни. — Я с голода умир

Ирина тяжело вздохнула, слёзки навернулись на глаза и с надеждой, что он пропадёт, самопроизвольно раствориться, выключила компьютер.

Эх, если бы женщина знала, что не услышала, когда Сергей пришёл домой. Не включая свет в коридоре, он снял обувь и приоткрыл дверь своей комнаты. Мать сидела к нему спиной перед компьютером, слегка откинув голову назад …, а на экране …

Сергей обомлел …, он ласкал пальчиками анальное отверстие женщины стоящей на четвереньках …

Не было никаких сомнений — это последняя их съёмка! А стоящая в развратной позе женщина — его мать! Ой, как захотелось испытать это вновь!

Прикрыв дверь и выждав несколько минут, пытаясь справиться с волнением, Сергей, набравшись смелости, тяжело вздохнул, включил в прихожей свет и крикнул:

— Мама …, я пришёл!

Прекрасно понимая, что зайти сейчас в комнату он не может, не имеет права.

***

— Только бы не включил компьютер! — переживала Ирина, лежа в постели. — Только бы не включил …, а завтра найду …

— Найду, удалю эту гадость …, и диск выкину, — металась женщина в постели. — Вот дурочка, решила посмотреть на свою голову! Вдруг найдёт? Что обо мне подумает? Веду себя как сучка в период течки!

Тяжело вздохнув, Ирина перевернулась на бок, закрыла глаза, пытаясь уснуть, но о каком сне могла идти речь. Не прошло и пяти минут, как женщина встала, набросила поверх ночнушки халат и вышла в коридор.

Худшие опасения подтвердились. Через щель между полом и дверью было видно, у Сергея включен компьютер. От ужаса сжалось сердце, и Ирина подошла к двери, прислушалась, не зная, как поступить.

— Серёжа …, а чего ты не спишь? — попыталась улыбнуться, заходя в комнату. — Уже поздно, первый час …

На экране монитора она лежала на боку, а Сергей высоко поднял её ножку, держа ладонью под коленкой, врывался в истекающее соками влагалище. Через секунду камера приблизила женскую промежность, и розовая, истекающая соками любви расщелина между опухшими валиками половых губок предстала во всей красе на весь экран.

У Ирины сжалось всё внутри, и на мгновение показалось, что сейчас потеряет сознание и упадёт в обморок.

— Мама, — совершенно не стесняясь, посмотрел он на неё через плечо, — откуда это у тебя? Владислав Иванович дал, чтобы мы посмотрели?

Его голос слегка дрожал от возбуждения, а взгляд раздевал, не видел на ней одежды. Ей показалось, что она совершенно голая стоит перед ним. У женщины подкосились коленки и, сделав несколько шагов, подошла к сыну, положив руки ему на плечи.

— Нет, Серёжа, — затрепетал её голосок, — это он дал мне посмотреть! А тебе строго настрого запретил показывать!

— Хотела удалить, но не успела, — чуть не плача произнесла она. — Ты рано вернулся и застал меня врасплох. Прошу, выключи …, не хочу, чтобы смотрел …

— Мамочка …, но ты здесь такая красивая! — повернулся он, и, обнимая за талию, прижал к себе. — Глаз нельзя отвести! Давай посмотрим вместе, мы же видели с тобой не один такой фильм?

— Серёженька, это совсем другой фильм! — тихо выдохнула она. — Выключай и ложись спать! Завтра поговорим. А вообще лучше его удали сейчас! Я не хочу, чтобы ты смотрел это!

— Мама …, ну пожалуйста, — заныл он, целуя через ткань халатика животик, ещё сильнее, не очень скромно, прижимая изящное тело к себе. — Давай посмотрим вместе, и я удалю! Обещаю!

Ирина заколебалась, прекрасно понимая, что трудно будет удостовериться на сто процентов, что сын сейчас удалит файл и не оставит копии. Ведь у неё нулевые навыки в компьютерной технике, а у него слишком великий соблазн посмотреть его полностью, наслаждаясь просмотром, и в этом виновата была только она. Её безрассудное поведение.

— Ладно …, — тяжело вздохнула Ирина, с ужасом чувствуя приятную теплоту ладони на ягодице, — … посмотрим …, и ты сразу удалишь!

Не успела она сесть на стул рядом с ним, как на экране замелькали начальные титры на английском языке.

— Серёжа …, зачем включил сначала? — возмутилась она. — Ты уже это смотрел, а мне совсем не интересно!

— Ну, мамочка …, — обнял он обеими ладонями её ручку и поцеловал в щёку. — Я хочу с тобой посмотреть сначала …

— Ты же не видела? — с любопытством посмотрел он ей в глаза.

Ирина опустила взгляд, тяжело вздохнула и ничего не сказала. А что женщина могла ответить? Смотрела и мастурбировала, желая вновь ощутить дрожащую, разрывающую её плоть в изнывающем от желания чреве? Ласкала клитор и засовывала палец в анальное отверстие? И если бы он причёл чуть позже, то бы кончила?

— Вот дурочка, ещё подумает, что специально дала ему посмотреть эту гадость! — раздражённо пронеслось в голове. — Тупая курица! Что он обо мне думает? Мало того, что дала перед объективом видеокамеры, так ещё и соблазняю его сейчас …

Не прошло и пяти минут, как она почувствовала тёплую дрожащую ладонь на коленке. Полежав чуть-чуть, она медленно поползла вверх, приподнимая подол халатика. Ирина хотела остановить, убрать руку, но она сама опустилась вниз, успокаивая женщину. Но через минуту опять поползла вверх, нежно лаская внутреннюю сторону бедра …

— Но это слишком! — вздохнула женщина, мысленно желая убрать её, но ладонь опять скользнула вниз.

Ирина старалась отключиться, не смотреть на монитор, но происходящее на экране, нахлынувшие воспоминания и нескромные прикосновения кружили голову. Природа брала своё. Внизу животика ныло, половые губки налились кровью, влагалище пузырилось, испуская слюни. Безумная волна похоти окутывала разум.

Она пыталась не обращать внимания на ладонь, залезшую далеко под подол халатика, гладившую внутреннюю сторону бедра почти у самого края промежности. Ещё чуть-чуть и пальчики прикоснутся к распухшим, влажным валикам половых губок. Ужас, а на ней нет трусиков! Но она вновь поползла вниз, глубоко в душе подсознательно вызывая двоякое чувство — облегчения и разочарования.

— Ничего в этом страшного нет! — кто-то нашептывал внутри. — Ну, если бы он не видел тебя голой, не совокуплялся, используя даже задний проход, то тогда другое дело. А сейчас? Тебе же было приятно? Один раз или два, какая разница? И ты хочешь и он …

Ей стало страшно, что очень приятны и желанны столь интимные прикосновения, и она, теряя рассудок, не может отказаться от них, хочет большего. Даже больше того, что происходит на экране …

От Сергея не ускользнуло, что Ира закрыла глаза, облокотилась на спинку стула, приоткрыв ротик, а коленки слегка разошлись в стороны, словно приглашая его смелее двигаться дальше. Не было сомнений — ей приятны столь откровенные ласки! И сумасшедшее возбуждение, охватившее сына, сделало своё дело …

Появилась уверенность, что она не откажет, разрешит прикоснуться к запретному плоду, пойдёт навстречу обоюдному желанию. Недолго раздумывая, пальчики, забыв об осторожности, медленно поползли ещё выше, скользнули во влажную расщелину, между пухлыми валиками половых губок, ища вход в глубину животика. Женщина вздрогнула, ухватилась за руку и открыла глаза, со страхом смотря на него, не зная, что предпринять.

— Серёжа …, — задрожал её голосок, не веря в происходящее, — … ты смотри …, а я пойду … спать …

— Очень устала … сегодня …, — еле выдавила Ирина из себя, не в силах убрать руку из-под подола, открыто признать его желании физической близости с ней.

— Мама …, давай досмотрим …, — от возбуждения и близости истекающего соками запретного плода дрожал голос Сергея, и пальчики скользнули глубже между опухшими складками половых губок, — … совсем немножко осталось …

Мочка прикоснулась к входу ведущего в глубину животика и беспрепятственно скользнула внутрь. По телу женщины пробежала дрожь, перехватило дыхание и Ирина Васильевна, как заворожённая, с ужасом в глазах посмотрела на него. Ещё секунда и пальчик глубоко проскочит внутрь разгорячённого, изнывающего от желания физической близости чрева.

— Нет! — почти вскрикнула она, резко сжимая коленки и отдёргивая его руку от промежности. — Я пойду спать!

— Мама …, ну куда ты? — в его голосе звучала такая страсть, что у Ирины от страха и желания сжалось сердце.

Ещё немного и она не устоит, пойдёт ему навстречу, придумывая какие-нибудь отговорки для успокоения души.

— Спать …, — откровенно врала, — … очень устала …

Ирина резко встала и не поверила сама себе — тёплая ладонь смело скользнула под подол и нежно провела по обнажённым ягодицам, скользнула в расщелину между ними. По телу женщины пробежала нервная дрожь, и она поняла, ещё чуть-чуть и тоненькая ниточка, удерживающая её от опрометчивого поступка, оборвётся. И она упадёт в глубокий омут похоти и разврата, из которого никогда не выбраться!

— Мама …, как я люблю тебя! — тяжело выдохнул он, исследуя пальчиком истекающую соками расщелину. — Ты даже представить не можешь …

— Серёженька …, я тоже тебя очень люблю …, — еле справилась она с волнением, отходя от него, смотря, как рука сына тянется за ней, приподнимая подол халатика, с любопытством и страстью рассматривая обнажённые ягодицы. — Я бы осталась …, но очень хочется спать …

— Ой, — спохватилась она, — какую глупость сказала! Если бы не хотела спать, то … отдалась ему? Ой, какая дурочка!

— Ну, ладно, если устала, иди спать. А я досмотрю и тоже лягу …, — разочарованно произнёс Сергей, смотря ей вслед.

***

Но о сне не было и речи. Ирина долго ворочалась в постели, не могла найти себе места, пока не услышала тихий голос Сергея зашедшего в комнату:

— Мама, ты спишь?

Она промолчала, делая вид, что спит.

— Можно лягу с тобой?

— Серёжа, нет! Иди спать к себе! — в ужасе вскрикнула она, прекрасно понимая, зачем сын пришёл в спальню.

Для Ирины Васильевны не было никакого секрета кого он сейчас видит в ней — свою любовницу! Доступную женщину, с которой можно удовлетворить разбушевавшуюся похоть. До безумия желает физической близости с ней.

— Надо что-то делать! — чуть не плача прошептала Ирина, как только вышел Сергей из комнаты. — Это всё может плохо кончиться …

Ещё совсем недавно, даже в самом страшном сне, женщина не могла представить, что отношения с сыном зайдут так далеко. Как она вообще могла согласиться отдаться ему, тем более перед объективом камеры? Деньги были нужны? Лучше бы проституцией занялась!

— Но что ты так расстраиваешься? — вновь кто-то зашептал внутри. — Это естественно! Не собираешься же ты от него рожать? Ты любишь его, он любит тебя. Да и было уже у вас! Один раз или два — какое это имеет значение?

Только под утро Ирина провалилось в царство Морфея …

***

За завтраком они молча сидели напротив друг друга. Ирина Васильевна не знала, что сказать Сергею, а он ей.

— Попала в капкан! — кружилось в голове. — Дурочка, сама виновата. Он стал забывать, а я фильм подбросила, напомнила! На Серёженька, смотри! Забыл, в каких позах совокуплялся с мамочкой? Как извивалась под тобой в сладострастных муках? Так я тебе напомню!

— Дурочка! Что он теперь обо мне думает? — злилась на себя Ирина Васильевна. — Только одно — сгораю от желания затащить его на себя! Веду себя как шлюшка!

Сергей поднял голову и, пристально посмотрел на Ирину. Лёгкий макияж, которым женщина редко пользовалась в выходные дни, приятно удивлял его. Ему казалось, что она сделала это только для него, стараясь быть более привлекательной, соблазнительной женщиной.

— Выглядишь просто великолепно, мама! — широко улыбнулся он. — Ты такая красивая у меня!

— Спасибо …, — через силу улыбнулась Ирина Васильевна, опуская глаза, подсознательно ругая себя. — И зачем накрасилась? Бестолковая! Точно думает, что для него! Веду себя как …

— Мама, пойдём куда-нибудь сегодня сходим? — не отводил он от неё взгляда, чувствуя уверенность в себе. — В кино или парк? Сегодня же ты выходная?

— Серёженька …, не знаю …, — женщина бросила на него грустный взгляд и опустила глаза, — … я так на работе устаю. Отдохну немного и решим …

— Конечно, мамочка …, — смело смотрел он на неё, чувствуя женскую робость.

— Извини меня …, — набравшись смелости, тяжело вздохнула Ирина, — … что вчера получилось так …

— За что мама? — искреннее удивление звучало в словах Сергея.

Женщина промолчала и, сделав небольшую паузу произнесла:

— Ты удалил?

— Конечно! — мгновенно выпалил сын, и подсознательно Ирина поняла, что это не так.

— Ты не обманываешь?

Сергей удивлённо посмотрел ей в глаза:

— Зачем тебя обманывать?

Не было сомнений, что ужасный файл остался на компьютере, но у неё не хватило смелости сказать ему прямо об этом.

— Спасибо …, — уныло вздохнула она и стала убирать посуду со стола.

— Мама …, давай я помою …, — вскочил Сергей со стула. — Ты же услала …, отдохни …

Ирина улыбнулась, ласково смотря на него, обняла за плечи и попыталась поцеловать в щёку. Но сын резко повернул голову и подставил губы. Их уста слились в мгновенном сладострастном поцелуе, и по телу женщины пробежала мелкая дрожь.

Ой, как ей приятен был такой поцелуй!

***

Время шло к обеду, когда Сергей тихо приоткрыл дверь, бросил взгляд на лежащую к нему спиной мать с поджатыми коленками к груди. Короткий подол халатика не скрывал аппетитную попку, обтянутую белой тканью ажурных трусиков. Не было никакого сомнения — она крепко спала, и он решительно сделал шаг вперёд.

Присев у женских ножек, посмотрел на пухленькие, белоснежные ягодицы, выпуклые вареники половых губок обтянутые полупрозрачной тканью. Соблазнительная, желанная расщелина явственно просматривалась между ними. Но ужасно возбудило не это, а гладко выбритые половые губки, которые ещё вчера покрывала обильная растительность.

То, что она привела промежность в порядок после вчерашнего совместного просмотра видео, привело Сергея в состояние безумия. Не было сомнения — женщина готовится к физической близости, желает вновь испытать сладострастное наслаждение в его объятиях! Ведь ей так было хорошо тогда!

Он почему-то был уверен, что она и раньше хотела этого. Но его скромность и нерешительность делали желаемое практически нереальным. А вчера, наконец-то, набрался смелости, открыто прикасаясь к возбуждённой киске, и она поняла, что сегодня или завтра будут спать в одной постели, пойдёт навстречу своим и его желания и мечтам.

Одурманенный безумными мыслями Сергей нежно провёл ладонью по бархатистой коже и решительно лёг на кровать, прижимаясь к попке пахом, накрывая ладонью женскую грудь. Напряжённый член коснулся расщелины между ягодицами, а пальчики нежно скользнули по слегка торчащему сосочку под тканью халатика.

Ирина сразу почувствовала столь откровенное прикосновение и открыла глаза.

— Серёжа, — тихо выдохнула она, стараясь сдержать дрожь в голосе, — идем в кино?

Но он промолчал, продолжая прижиматься к ней.

— Я тебя очень люблю …, — произнесла Ира, прекрасно понимая, что он хочет. — Ты самый лучший мужчина, который когда-либо был рядом со мной …

— Но пойми …, я не так воспитана! — понизила она голос. — Между нами ничего не может быть …

Ирина Васильевна тяжело вздохнула и повернулась к нему, пристально смотря в глаза.

— Мама …, — задрожал голос Сергея, — … тебе хорошо было со мной?

— Очень, — улыбнулась она, — ты даже представить не можешь …

— Ой …, как я буду завидовать твоей жене …, но прости меня …, я не так воспитана! И давай забудем об этом. Вокруг столько красивых женщин …, — она сделала паузу и добавила, — Хочешь, познакомлю с кем-нибудь?

— Не надо …, я и сам могу …, — недовольно произнёс он и встал с кровати. — Одевайся, пошли в кино …

***

Выходные прошли, как в кошмарном сне. Противоречивые мысли лезли в голову и, измучившись в понедельник под конец рабочего дня, Ирина решила разрубить гордиев узел раз и навсегда, подошла к подружке, почти на n лет младше неё:

— Лариса, ты одна сейчас живёшь?

— Ирка, нет … с котиком? — засмеялась подруга. — А что ты хотела?

— Знаешь, мне нужна твоя помощь, — тихо произнесла Ирина. — Давай после работы расскажу. Ты свободная сегодня?

— Да …, свободная! — улыбнулась она. — В гости меня решила пригласить?

— Лара, поговорим, всё тебе расскажу. А ты примешь решение — в гости ко мне или нет!

***

Недолго пришлось уговаривать подружку стать на время любовницей сына.

— Ой, Ирка, не думала, что ты такая сводница! — улыбнулась Лариса.

— Не говори глупости, просто жаль смотреть на него, — с серьёзным видом взглянула она на подружку. — Сергей мальчик скромный, не опытный в общении с женщинами, а ты можешь его просветить в этом деле. Да и удовольствие получишь!

— А ты откуда знаешь, что получу? — хохотнула Лариса. — Пробовала? Понравилось?

— Дурочка что ли? — недовольный взгляд бросила на подругу. — Совсем крыша поехала?

— А если залечу …, — громко засмеялась Лариса, — … мамулька?

— Примешь с ребёночком?

— Лариска, я к тебе с серьёзным вопросом, а ты всё в шутку переводишь! — недовольно скривила губы Ирина. — Тебе противозачаточные таблетки купить или спиральку вставить …, невестушка?

— Ирка, — обняла подруга её за плечи, — не обижайся! Пошутить уже нельзя?

— Ладно, — серьёзно Лариса посмотрела на неё, — я домой, приведу себя в порядок, переоденусь и через часик у вас!

***

Не прошло и часа, как Лариса была у них. Они ужинали за столом на кухне, пили марочное вино, ведя непринуждённую беседу.

— Вы меня извините, — встала Ирина из-за стола, — голова что-то сильно разболелась. Пойду, полежу немного …, может, пройдёт …

— Серёженька, — неожиданно обратилась она к сыну, — если усну, то ты тётю Лару проводишь домой? А то уже поздно, страшно одной женщине в такое время ходить.

— Конечно, мама! — улыбнулся Сергей и от Ирины, не ускользнул похотливый взгляд, какой он бросил на Ларису.

— Ирочка, иди, отдохни, а мы с Серёжкой ещё посидим немного, — лукаво улыбнулась подружка. — Мне так приятно с ним общаться. Какой у тебя замечательный сын!

— Я прямо влюбилась в него! — засмеялась она.

***

Ирина лежала на кровати, не расстелив постель, надеясь, что скоро Сергей с Ларисой уйдут, и она примет душ, ляжет спать. Но они и не собирались уходить, громко смеясь на кухне. И вдруг голоса затихли …

— Наконец-то Лариска домой собралась, — облегчённо вздохнула она, но как-то ревностно кольнуло сердце. — Давно пора, уже двенадцатый час!

То, что подруга не упустит своего шанса, и соблазнит Сергея, у Ирины не было никакого сомнения. Красивая и рослая блондинка с большими голубыми глазами пользовалась огромным интересом у мужчин. Её стройные ножки, шикарная грудь и изумительная фигурка лишали их дара речи и превращали в кроликов, смотрящих на удава. Вполне возможно из-за этого она до сих пор не могла найти спутника жизни — мужчины боялись её красоты!

Полежав ещё некоторое время, Ирина встала и вышла в коридор.

— Серёженька …, милый …, — донеслось до неё из комнаты сына, — … как хорошо …

— Не останавливайся …, прошу тебя …, можешь туда …, не бойся …

— Ой …, — стонала Лариса под ласками сына, — … сосочек поцелуй …, пожалуйста …

— Сильнее …, не бойся. Ой, как приятно!

И вдруг из горла подруги вырвался сладострастный рык. Она взвыла, как раненая волчица!

— Сучка! Похотливая сучка! — гневно пронеслось у Ирины в голове, и она резко повернулась, зашла в свою комнату, плотно закрывая за собой дверь. — Даёт всем направо и налево! И что мужики в ней находят?

Упала на кровать, тихо всхлипывая, уткнулась лицом в подушку.

***

Ирина не спала, слыша, как несколько раз любовники, тихо смеясь, ходили в ванную комнату. У женщины не было сомнения, что не только подруга получает неземное наслаждение, но и Сергей.

— Мама, ты самая красивая женщина на свете! — вспоминала Ирина слова сына и слёзы катились из глаз. — Лучше тебя нет!

Ирина Васильевна не могла уснуть до тех пор, пока не услышала, как рано утром скрипнула входная дверь и подруга покинула квартиру.

— Вот сучка! — тяжело вздохнула она, раздираемая чувством ревности и, злясь на себя за то, что свела подругу с сыном.

***

— Ирочка! — обняла Лариса Ирину за плечи и поцеловала в щёку, как только она открыла дверь кабинета. — Спасибо тебе огромное!

— Не поверишь, — похотливо засмеялась она, — такого не испытывала никогда!

— Сбилась со счёта — сколько раз кончила! Оргазм за оргазмом …, думала, умру …, до сих пор ножки дрожат …

— Серёжка просто прирождённый любовник! Женский угодник! Ой, как жалко, что он настолько младше меня, — продолжала восхищаться сыном, — всё бы сделала, чтобы выскочить за него замуж! Не муж будет, а золото!

— Таких мужиков уже нет! Это редкость, в красную книгу надо заносить! Спасибо тебе Ирочка! А я дурочка ещё думала соглашаться на твою просьбу или нет.

И Лариса начала рассказывать в подробностях, как они провели время, когда Ирина Васильевна ушла. В каких позах и как Сергей доставлял ей неземное наслаждение.

— Он такой ненасытный! — возбуждённая от рассказа лепетала женщина. — Еле живая уже была, а он всё давай, и давай!

— Даже в попку сама дала! — стеснительно улыбнулась она. — Никогда такого не было, чтобы сама пошла на это! Но так хотелось, сделать ему приятно, что не удержалась …

— До сих пор ощущаю его член в себе, и коленки подгибаются! — с благодарностью Лариса поцеловала ещё раз Ирину в щёку. — Спасибо тебе подружка!

Ой, как неприятен был Ирине Васильевне это рассказ! Чувство раздражения и ревности переполняло сердце.

— Лара, — неожиданно перебила она монолог подруги, — а у тебя есть на примете какой-нибудь порядочный мужчина?

— Для чего? — удивилась подруга. — Кран подчинить? Или …

— Или! — раздражённо женщина перебила её.

Дурная мысль пришла в голову Ирине Васильевне. Ой, как хотелось отомстить сыну за измену, отплатить той же монетой, совершенно не задумываясь, что в этом сто процентов её вина. Она уже представляла, как приведёт вечером мужичка, и они будут кувыркаться всю ночь, издавая истошные вопли, бегать голыми подмываться в ванную комнату. А Сергей за стенкой переживать и страдать. Но подруга разочаровала её.

— Ирка, — засмеялась Лариса, — да где сейчас найти нормального мужика? Вон сколько их у меня было и не одного порядочного! Им выпить, и в лучшем случае палочку бросить, удовлетворить свою похоть. А о тебе даже и не думают. Лежишь потом, как дурочка, не знаешь, что делать, хоть за фаллоимитатор беги, покупай и заканчивай за него работу.

— Да, — неожиданно добавила она, сменив тему разговора, — совершенно забыла сказать. Не знаю почему, но он меня постоянно сравнивал с тобой …

— Я, конечно, не приняла это в серьёз …, но всё же …, любопытно …

— Говорит — хорошая у тебя попка Лариса, но у мамы лучше, — засмеялась она. — Или — у тебя грудь больше, но у мамы красивее …

— Иринка …, у вас что-то было с ним? — с любопытством посмотрела Лариса ей в глаза.

— Ты что, с ума сошла? — испуганно возмутила Ирина, чувствуя, как сжалось сердце, и кровь ударила в голову. — Тоже мне скажешь! Что у нас с ним может быть?

— Видел, наверное, когда-нибудь, как переодеваю …, — быстро начала она опровергать догадку подруги, — … или купаюсь …

— Вот и навыдумывал …, — продолжала она. — Ты же, наверное, в детстве за папиком подсматривала, а братик за мамой?

— Что было …, то было …, — засмеялась Лариска. — Я даже один раз видела, как соседка по лестничной площадке у него сосала …

— Ой, как потом мучилась и страдала …

— Подойди он ко мне, расстегни ширинку, вытащи свой болт, и я бы безропотно взяла в рот …, сделала бы не хуже, чем соседка …, — сладострастно выдохнула Лариса. — Но он совершенно не обращал на меня внимания …

— Правда, однажды, когда был пьяный, расстегнула ширинку, достала причиндалы …, но он тяжело вздохнул, и меня как ветром сдуло! — засмеялась она. — Пришлось потом у соседа отсосать! У мужа той, которая отсасывала!

— Он потом в конце девятого класса и анальной девственности лишил …

— А Сергей тебе больше ничего не говорил? — перебила Ирина подружку.

— Да нет, ничего …, правда, вначале какой-то порнографический фильм хотел показать, но мне это не надо. Я и без него была заведённая так, что …, — Лариса закрыла глаза и сладострастно вздохнула.

У Ирины Васильевны сжалось сердце. Мысль о том, что Сергей не удалил их последнее видео, и хотел показать его Ларисе, привело женщину в ужас.

— Неужели у него на это хватит ума? — содрогнулось всё внутри. — Надо с ним срочно поговорить и удалить эту гадость!

— Иришка, — перебила подруга её тревожные мысли, — я ему свой номер телефона дала и у него взяла. Ты не возражаешь отпускать его ко мне с ночёвкой? А то у вас как-то не совсем удобно заниматься любовью, да и тебе мешать не хочу …

— А чего мне возражать? — пожала Ирина плечами, чувствуя, как ревность раздирает сердце. — Сама же тебя попросила …

— Спасибо, Ирочка! — вновь поцеловала Лариса в щёчку. — Побегу, а то ещё у меня куча работы. Начальник и так волком смотрит.

Ой, как хотелось Ирине Васильевне сказать какую-нибудь гадость в адрес подруги, но она промолчала.

***

Сергей закончил ужинать, когда Ирина Васильевна пристально посмотрела на него.

— Мама, ты что-то хочешь спросить? — поднял он взгляд.

— Да, — тихо выдохнула она, — хочу …

— Как тебе тётя Лара? Понравилось с ней? — пытливо она посмотрела ему в глаза.

— Ты что, ревнуешь? — засмеялся Сергей.

— При чём тут ревнуешь! — неожиданно вспылила Ирина. — Спросить нельзя что ли?

Только слепой мог не заметить, что Ирину Васильевну раздирает чувство ревности.

— Женщина, как женщина …, — усмехнувшись, опустил он глаза. — Ничего так, конечно …, за второй сорт сойдёт …

— Но с тобой не сравнить! — сделав небольшую паузу, и выплеснул он.
— Ладно, про неё хватит …, — с

трого смотрела Ирина на сына, испугавшись, что разговор по такой теме может зайти слишком далеко. — А какой фильм ей хотел показать? Наше последнее видео?

— Ты что мама? Я его удалил! — удивлённо он посмотрел на Ирину.

— Серёжа, не обманывай меня! Ты не мог его удалить! Думаешь, я не знаю тебя? Скажи правду или я обижусь …

— Но не удалил …, — тяжело выдохнул он после небольшой паузы. — Прости …, не смог этого сделать …

— Но показывает ей, даже не думал. Дурачок что ли совсем? Не понимаю, что такие вещи надо в глубокой тайне от всех хранить?

— Серёженька …, прошу ещё раз, удали его …, пожалуйста! — глазами полными мольбы она посмотрела на него.

В кухне наступила томительная тишина. Сергей царапал вилкой пустую тарелку, не произнося ни слова.

— Ты меня слышишь? — повысила голос Ира.

— Слышу …, — тяжело выдохнул он.

— Ты знаешь …, — произнёс Сергей и сделал небольшую паузу, — … я вчера был с ней и не с ней …

— Закрою глаза …, а это не она …, а ты …, — грустные нотки зазвучали в его голосе.

— Я …

Он хотел что-то ещё сказать, но неожиданно раздалась мелодия сотового телефона в его комнате, Сергей встал и вышел из кухни.

— Да, слушаю вас …, — донёсся до женщины голос сына и сразу он закрыл дверь.

Ирина Васильевна встала и подошла к двери, прислушиваясь к разговору.

— Нет, Лариска, ты что? Очень понравилось! О чём ты говоришь …, — прислушалась Ира к разговору. — Конечно, хочу, но сегодня не могу …, курсовая работа …

Наступила пауза. Лариса о чем-то долго говорила ему.

— Вот сучка! — ревностно пронеслось в голове матери. — Сказали тебе нет, значит, нет!

— И завтра не смогу …

— Не знаю когда …, — еле слышался голос сына. — Очень большой объём работы …

И опять наступила пауза. Видимо Лариса упрашивала его, прийти к ней домой с ночёвкой.

— Лариска, как только разгребусь, сразу позвоню. Целую …, — услышав окончания разговора, Ирина бросилась на кухню и села за стол.

— Серёженька, кто звонил? — наивные глазки смотрели на него.

— Да, с института товарищ. Сказал, что завтра не будет первой пары …

— Ох, какой обманщик! — удовлетворённо пронеслось в голове женщины.

— А хвосты в институте у тебя есть? — спросила мать.

— Нет …, — грустно ответил он. — Всё нормально …

— Не переживай за меня мамулька! Всё под контролем! — тяжело выдохнул Сергей и вышел из кухни.

— Ой, — спохватилась она, — о видео ничего не решили …

Но было уже поздно, сын ушёл в свою комнату.

***

— Нет, обязательно сегодня надо всё расставить по своим местам, удалить эту гадость с компьютера! — расстелив постель, Ирина подошла к зеркалу, и посмотрела на своё отражение.

Проводя ладонями по лицу, разглаживая морщинки, женщина долго рассматривала себя, тяжело и недовольно вздыхая.

***

Ей показалось, что он спит, убаюканный тихим жужжанием включённого компьютера, хотя шёл только девятый час. Сергей лежал в одних трусах на спине поверх покрывала с закрытыми глазами.

— Ты спишь? — то ли вопрос, то ли удивление прозвучало в женском голосе.

Он промолчал.

— Ладно …, — разочаровано произнесла Ирина, — … спи …

— Нет, — Сергей повернул голову в её сторону, — не сплю. Думаю …

— О чём? — улыбнулась она и села на кровать. — Если не секрет, конечно.

— О тебе! — резко выдохнул Сергей.

У Ирины Васильевны перехватило дыхание, пожалев о заданном вопросе.

— Мама …, — не дав ей опомниться, продолжал он, — … можно тебе задать один вопрос?

— Конечно …, — глупо улыбалась она, подсознательно чувствуя какое-то коварство в его словах.

— Только честно ответь на него! — не унимался он.

— Серёжа …, я не знаю, о чём хочешь спросить …, — предательски дрожал её голосок. — Постараюсь …

— Почему ты со мной отказалась целоваться в губы? — пристально он посмотрел на неё.

Она облегчённо вздохнула и, улыбнувшись, произнесла:

— Глупенький, я не отказываюсь …

— Давай поцелую …, — и она наклонилась, прикасаясь к его устам.

Пухленькие женские губки нежно поцеловали его и она, продолжая улыбаться, произнесла:

— Видишь, целую тебя и ничего страшного.

И стараясь уйти от такого скользкого вопроса, Ирина ласково погладила ладонью по его волосам:

— Серёжа, ты знаешь, тётя Лара просила меня отпустить тебя сегодня к ней с ночёвкой. Если хочешь, сходи, я не возражаю …

— Не хочу! — по слогам произнёс он и добавил, — А ты не уходи от вопроса. Почему отказалась тогда?

Женщина замялась и тихо произнесла:

— Хочешь честно?

Сергей улыбнулся и кивнул головой.

— Не знаю, поймёшь меня или нет, но постараюсь объяснить …

Она тяжело вздохнула и положила ладонь на его обнажённую грудь, нежно поглаживая кожу.

— Не знаю, но мне кажется, что женщины любят целоваться в губы больше, чем мужчины. Но у неё никогда не возникнет желания поцеловать даже в щечку, тем более в губы, незнакомого или просто безразличного ей мужчину. А если есть желание, то это означает, добрые эмоции по отношению к тому мужчине, с которым целуется.

— А почему ты отказалась тогда целоваться со мной? — удивлённо он посмотрел на мать.

— Серёженька, но это совсем другое дело! — раздражённо выдохнула она. — Ты прекрасно понимаешь, чем мы занимались тогда! Сексом!

— Секс — это животная потребность…, а поцелуй, тем более в губы, проявление чувств или какой-то симпатии…, — необдуманно продолжила она. — Вот, к примеру, проститутки никогда не целуются в губы! Секс — это их работа, а поцелуй …, это интим, так сказать…

— Она отдаёт своё тело, которым пользуется мужчина за деньги, но душу нет! — всё дальше несло Ирину. — Она встала из-под него, отряхнулась и забыла, кто был рядом. А поцелуй в губы …

Женщина замолчала, сделала небольшую паузу и продолжила:

— Ох …, Серёжа …, ты не можешь представить …

— До сих пор помню первый поцелуй в губы! Конечно, он был неуклюжим, неловким, но не хочу забывать. Он стал моим первым эротическим ощущением, мощным энергетическим зарядом, — тяжело вздохнула она и закрыла глаза, словно вспоминая первый поцелуй.

— Серёжа, помнишь фильм «Красотка»? Мы с тобой смотрели его, — пытливо взглянула Ирина в глаза сыну. — Там это всё хорошо показано. Женщина легкого поведения не целовалась в губы, боясь влюбиться …

— Целуя мужчину в губы, женщина отдаёт ему не только тело, но и сердце! Она любит его и между ними не животный секс, а несравненно большее! — Ирине показалось, что доходчиво объяснила сыну, почему уклонилась тогда от откровенного поцелуя в губы. — Понятно?

— Да, — грустно вздохнул Сергей. — Ладно, иди спать, а видео удалю …, не переживай. Ты же за этим пришла?

— Серёжа, ты обиделся на меня? — только сейчас дошло до Ирины, что она не совсем правильно ответила на его вопрос, обидев его.

— Успокойся! — небрежно бросил ей, поднимаясь с кровати и садясь за компьютер. — Чего мне на тебя обижаться? Ты всё доходчиво объяснила! Спасибо!

Слово «спасибо» прозвучало так, что у Ирины сжалось сердце.

— Серёжа …, — попыталась ещё что-то пояснить сыну, — … может ты не понял меня? Я …

— Всё! — он резко оборвал её. — Иди спать, не мешай! У меня к тебе больше вопросов нет! Всё ясно! Спокойной ночи!

***

Ирина лежала на кровати, переосмысливая разговор.

— Вот дурочка! — ругала она себя. — Теперь думает, что отдалась ему, как проститутка за деньги!

— Обидела, — скребли сердце мысли. — Сказала, что не люблю …

— Встала из-под него, отряхнулась, как проститутка … и забыла …

Женщина тяжело вздохнула и перевернулась на бок. Прошёл час, другой, но она не могла уснуть, переживая о случившемся. Ой, как ей хотелось объясниться с ним, сказать, что не так понял её. Она любит его. Он самый дорогой и желанный мужчина на свете, но только её воспитание не позволило целовать откровенно тогда его в губы. Этот поцелуй мог стать для неё роковым!

Она встала, вышла на кухню и достала из шкафа начатую бутылку коньяка. Одна, вторая, третья рюмочка немного подняли настроение, придавая уверенность. Выпив ещё, женщина задумалась, обнадёживающие мысли промелькнули в голове.

— Нет, надо поставить точки над «и», — тяжело выдохнула Ирина Васильевна, опрокинув ещё одну. — Хороший коньяк, можно и не закусывать!

***

— Серёжа, ты спишь? — присела Ирина на кровать, зайдя в комнату Сергея в одной, довольно коротенькой, ночной рубашке. — Прости меня. Наговорила всяких глупостей …

— Не обижайся …, я тебя очень люблю. Ты самый дорогой и желанный мужчина …, но пойми правильно …, я не так воспитанная …

Сергей молчал, тихо посапывая, лежа к ней спиной на боку. Он тоже не спал, переживая недавно сказанное матерью. И скорее всего от обиды не ответил ей.

— Спишь, — грустно произнесла женщина, — а я не могу уснуть …, переживаю …

И Ирина решила выговориться, облегчить душу, не подозревая, что сын внимательно слушает её.

— Думаешь, не понимаю твоё состояние? — тихо промолвила женщина и легла на кровать, обнимая его рукой, прижимаясь бюстом к голой спине. — Прекрасно понимаю …

— Стыдно признаться …, но у меня оно такое же …, — тихо произнесла она и нежно поцеловала обнажённую спину, сильно прижимаясь к нему. — Не за какие бы деньги не отдалась тебе, тем более под объективом камеры, если бы не любила …, не был бы ты самым желанным мужчиной на свете …

— Ой, как было приятно с тобой …, даже представить не можешь …, — нежно гладила Ира рукой по груди, целуя спину. — Такого не испытывала никогда …

— Каждую ночь думаю о тебе …, переживаю сладострастные мгновения …, не могу уснуть …, — тяжело выдохнула Ирина. — Хочется обнимать, целовать, ласкать тебя …, пойти навстречу любым твоим желаниям …

— Но мне очень стыдно перед тобой …, стыдно за развратные мысли …, за страсть к тебе, как к любимому …, желанному мужчине …

— Прости …, но я не могу перейти через этот барьер …, — произнесла она и замолчала, нежно лаская его грудь ладонью, опускаясь всё ниже.

Ладонь скользнула по животику и прикоснулась к резинке трусов. Задержавшись на секунду, она опустилась к паху, слегка прикасаясь через ткань к возбуждённым гениталиям.

— Познакомила тебя с Ларкой …, а теперь переживаю …, ревную …, как глупая баба. Не хочу, чтобы ты с ней встречался …, — скользнули пальчики Ирины по резинку трусиков, слегка прикасаясь к истекающей соками любви распухшей головке.

— Не хочу, чтобы твой петушок ласкал её! — нежно обхватила она ладонью дрожащий от напряжения стержень. — Чтобы она стонала под тобой …

— А Ларка ещё посмела рассказывать, в каких позах и как ты совокуплялся с ней …, — раздражительные нотки зазвучали в женском голоске. — Какое наслаждение испытала с тобой!

— Сучка! Похотливая сучка! — со злостью произнесла она. — Наверное, не одного мужика не найдётся в городе, перед которым бы не расставила ноги! Шлюшка!

— Ты мой и только мой! — заплакала Ирина, целуя обнажённую спину, сильно сжимая разбухший член. — Как не хочется тебя кому-то отдавать!

Она затихла, тихо всхлипывая, а Сергей до безумия возбуждённый её словами и прикосновением не знал, что делать, как вести себя дальше. Ответь ей, признайся, что не спишь, и она вскочит, убежит в свою комнату. Молчать, изображать и дальше из себя спящего, она ещё сильнее расстроится и уйдёт со слезами на глазах.

— Как понравился вкус твоей спермы …, — всхлипнула она. — Если бы мы были тогда одни, то не смогла бы удержаться …, взяла бы его в рот …

— Как хочется ласкать …, сосать твоего красавца …, — понял Сергей, что и она возбуждается от своих слов и близости с ним. — Быть покорной …, покладистой … женщиной …, твоей любовницей …

— Отдать себя всю без остатка …, броситься в безумный омут …

Она затихла, замолчала, словно раздумывая о чём-то и сильно прижавшись к нему, тихо, обречённо произнесла:

— Можно … поцелую тебя … в губы?

Сергей промолчал, не зная, что ответить, чувствуя, как напряжённо торчащие сосцы скользнули по спине. Ему казалось, что прояви какую-либо инициативу и всё мгновенно разрушиться, она вскочит, и убежит в свою комнату, сгорая от стыда.

— Спи мой мальчик …, спи …, — похотливо произнесла она, и, ухватившись за плечо, повернула его на спину.

Не успел он сообразить, как пышные женские губки впились в его уста. Язычок начал скользить по губам, раздвигая их, и через мгновение ворвался внутрь. Ой, какой это был изумительный поцелуй!

Ирина целовала и целовала, всё сильнее прижимаясь к нему, а Сергей продолжал спокойно лежать, стараясь не проявлять никакой инициативы. Ему показалось, что она стала доступнее, чем тогда под объективом камеры. Ещё чуть-чуть и … они не выдержит …, сольются в сладострастном экстазе …

— Прости меня … за всё …, — зашептала женщина, и капелька женской слезы упала на его щёку. — Но мне трудно перейти эту грань …

— Прости …, — она встала и вышла из комнаты, плотно закрывая за собой дверь.

***

— Мама …, — пристально посмотрел Сергей на Ирину, — … с тобой всё нормально? Хорошо себя чувствуешь?

Женщина, не поднимая на него взгляда тихо произнесла:

— Да …, что-то неважно себя чувствую …

Ей ужасно было стыдно за ночное поведение, за те слова, которые говорила ему. А вдруг он не спал?

— Может врача вызвать? — обеспокоенность зазвучала в его голосе.

— Какого врача? — усмехнулась Ира, и встала из-за стола. — На работу надо идти!

***

— Иринка, — улыбаясь, Лариса, подойдя к ней в конце рабочего дня, — завтра суббота, выходной, зайду вечером к тебе. Посидим, поболтаем …

Ирина Васильевна не успела возразить, как подружка поцеловала её в щёку и побежала по коридору. Женщина прекрасно понимала, что не она ей нужна, а сын.

— Вот сучка! — раздражительно промелькнуло в голове. — Он не идёт к ней, так она к нему …

***

И вновь втроём они сидели на кухне, пили вино.

— Ладно, — встала Ирина из-за стола, чувствуя, что ещё чуть-чуть, и скажет какую-нибудь едкую гадость в адрес подруги, — я купаться и спать. Не буду вам мешать …, молодёжь …

Как ей было неприятно, что Лариса при ней целует сына в губы, а он, совершенно не стесняясь её, бродит руками по изнывающему от желания близости женскому телу.

— Не хватало, чтобы он раком при мне её поставил! — терзала ревность женщину, выходя из кухни. — Как она так может вести себя при мне? Постеснялась хотя бы!

От выпитого спиртного и бессонных ночей Ира практически сразу, как только легла, погрузилась в царство Морфея.

***

Ирина Васильевна устало открыла глаза, переживая невероятно эротический сон, в котором её насиловал Сергей. Но это трудно было назвать изнасилованием, она сама соблазнила его, а потом только стонала, стараясь скрыть отвратительное, недостойное матери поведение:

— Нет! Не надо! Что ты делаешь? Остановись! Пожалуйста …

Но остановить его было невозможно, да и она не хотела этого! Точка невозврата была пройдена. С безумной страстью, используя попеременно оба природных отверстия, сладострастно целуя в губы, он глубоко врывался в разгорячённое чрево, совершенно не обращая внимания на слова мольбы.

И она отвечала ему взаимностью, чувствуя, как далеко не платоническая любовь разливается, заполняет каждую частичку тела. Она подмахивала бёдрами, идя навстречу стальному стержню, чувствуя, как он, вырывая из горла сладострастные вздохи, делает её полностью покорной, доступной женщиной, готовой воплотить его самые безумные и извращённые сексуальные фантазии.

— Возьми в рот …, пососи …, — властно произнёс Сергей, и Ира безропотно обхватила губками дрожащий член, с жадностью глотая горячую сперму …

***

Сладострастный сон не отпускал, голова кружилась не только от него, но и от нескольких бокалов выпитого вина, а жара между ног была ошеломляющей. Влагалище пузырилось, бурлило, как гейзер, испуская фонтаны слюней …

Такого безумного возбуждения Ирина Васильевна не ощущала никогда! Женщина была готова на всё, лишь бы ощутить разрывающую инородную плоть внутри животика. Сергей казался самым любимым и желанным мужчиной на свете, которому готова была отдаться до последней капельки! Воплотить самые изощрённые его мечты и фантазии!

— Присниться же такое? — удовлетворённо пронеслось в голове, пытаясь ладонью прикоснуться к мокрым в промежности трусикам …, неожиданно осознавая, кто-то лежит сзади, прижимаясь эрегированным членом к расщелине между ягодицами, а рука сжимает правую грудь …

Усталые глаза внезапно вспыхнули, Ирина поняла, что это сын спит сзади неё. А кто ещё может?

— А где же Лариска? — мгновенно пронеслось в голове, но сразу нашёлся успокаивающий ответ, — Домой ушла …, вот он и пришёл ко мне …

— Не лёг с этой сучкой в постель!

Она торжествовала, что он не остался с подругой! Предпочёл её!

Жёсткий стержень накрывал почти всё расщелину между пухленькими ягодицами, жадно прижимаясь к ней.

— У него, наверное, самый большой член, … с которым когда-либо приходилось общаться …, — подумал женщина, и сразу же мысленно выругала себя.

Смешно, но ещё секунду назад что-то подобное она переживала во сне…

Ирина была уверена, Сергей крепко спал. Глубокое, горячее дыхания обжигающее шею, да и вторая бутылка, которую они начали с Ларисой, когда она собиралась уходить, не вызывали в этом никакого сомнения. Сглотнув слюну, женщина задумалась, не зная, как вести себя дальше…

Тело изнывало, страдало, безумно желая совокупления с мужчиной!

— М-м-м-м…, — тихо застонал Сергей во сне, ещё крепче сжимая ладонью грудь, прижимаясь к спине, заставляя Ирину содрогнуться, чувствуя, как с новой силой вспыхнул не затухший пожар между ножек.

— Чёрт! — недовольно пронеслось в женской головке, чувствуя, как безумная похоть охватила каждую частичку тела и беспорядочные сладострастные мысли закружили, закрывая пеленою разум.

Она понимала, что это неправильно, но не хватало силы воли, чтобы выбраться из щекотливой ситуации. Женщина нестерпимо хотел большего. Словно в трясину засасывало непреодолимое желание физической близости с мужчиной. Ей показалось, что готова отдаться любому, лишь бы снять не на шутку разыгравшуюся безумную похоть.

Закрыв глаза, начала фантазировать, что бы сделала, если бы у неё была такая громадная игрушка, как член сына. Сумасшедшее возбуждение и алкоголь полностью лишали женщину здравого рассудка.

— Может немного поиграться? — похотливо усмехнулась она. — Он крепко спит. Аккуратно и медленно, чтобы не разбудить его …, что в этом страшного. Не я же пришла к нему …, а он ко мне …

Бабочки возбуждения неутомимо трепетали крылышками внизу животика, когда Ирина осторожно приподняла его ладонь, высоко задирая подол ночной рубашки, позволяя ему прикоснуться к обнажённой груди.

— Вот засранец …, — оправдываясь, улыбнулась она, — … чуть ночнушку с меня не снял …

Удерживая ладонь Сергея, она начала его пальчиками ласкать сосочек, затем скользить по животику, опускаясь всё ниже, прислушиваясь к дыханию сына, боясь разбудить. А он ровно и спокойно продолжал дышать …

Ира где-то читала или кто-то говорил ей, что человек, глубоко погруженные в сон, может неосознанно воплощать свои мечты и желания, не отдавая себе в этом отчёта. И если она засунет руку в трусики, поласкать его пальчиками истекающую соками любви киску, то ничего страшного нет. Это не она, а он так хочет! Главное не разбудить Сергея. Ну, а если и проснётся, то вся вина ляжет на него. Причём тут крепко спящая женщина, не она же легла к нему в постель, а он! Ирина была полностью уверена, что в этом случае он не поймёт ничего, возьмёт вину на себя и всё сойдёт ей с рук!

Это, конечно, было неправильно, запретно, но в женской головке кружились такие похотливые мысли, что трудно было отдавать себе отчёт. Сладострастная пелена полностью закрыла разум.

Спокойно дыхание Сергея и напряжённый член, прижавшийся к расщелине между упругими ягодицами, придавали уверенность. И Ирина, не раздумывая, начала осторожно его руку засовывать под резинку трусиков. Пальчики прикоснулись к аккуратно подбритой лужайке кучерявых волосиков, скользнули в расщелину между влажными складками половых губок, вырвав из груди женщины тяжёлый вздох. Ой, как приятно было это прикосновение!

Ирина остановилась, замерла, прислушиваясь к дыханию сына и начала его пальчики дальше просовывать в истекающее соками ущелье любви. Она, задыхаясь, отпустила его запястье только тогда, когда указательный коснулся входа в глубину животика. В течение нескольких минут женщина просто лежала, тяжело дыша, чувствуя, как её соки обильно покрывают пальцы Сергея, подсознательно надеясь, что он ими задвигает, вонзит в неё, начнёт играться с киской…, но ничего не происходило …

Его спокойное дыхание ещё больше придавало уверенность Ирине и женщина начала медленно двигать кругами его рукой.

— Ах …, — тихо выдохнула она, наслаждаясь ощущением ладони сына между ножек.

Но ей нужно было больше! Она провела его рукой вперёд и назад по изнывающему от желания ущелью, слегка надавив на средний палец, так что он скользнул между мягкими губами влагалища, мочкой едва погружаясь в глубокую норку, ведущую к алтарю любви. Надавила сильнее, и он проскочил глубже. Горячие стенки жадно обхватили его, и по женскому телу пробежала мелкая дрожь. Казалось, что в любой момент её тело взорвется, остатки разума покинут и …

Но Ирина сдержалась, прислушиваясь к дыханию сына.

Выждав несколько минут, она ещё сильнее надавила на пальчик, заставляя проникнуть в тугую, скользкую дырочку, как можно глубже и он полностью погрузился в разгорячённое чрево. Как ей хотелось, чтобы он задвигал им, но Сергей продолжал тихо и ровно дышать. Ирина начала сжимать стенками влагалища инородную плоть, пытаясь как-то повлиять на него, но он продолжал спать …

А как ей хотелось физической близости, чтобы он ворвался в неё, наслаждался узостью отверстия, выплёскивая в глубину изнывающего чрева густую, горячую слизь! И не отдавая отчёта, Ирина ухватилась за резинку своих трусиков, стянула их почти до колен, полностью обнажая попку.

— Что тебе ещё надо! — так и хотелось закричать, но Сергей оставался безучастным к происходящему.

Медленно она начала двигать бёдрами, скользя расщелиной между ягодицами по напряжённому члену, прикрытому шторкой трусов, заставляя и пальчик слегка двигаться в ней.

— М-м-м-м-м…, — тихо застонал Сергей, и она замерла, надеясь, что если он проснется, то подумает, что это всё сделал сам и продолжит наслаждаться её прелестями.

Он продолжал так же тихо и спокойно дышать, но через мгновение начал медленно двигать бедрами. Его разбухший стержень двигался вверх и вниз вдоль трещины между обнажёнными ягодицами Ирины. И она закрыла глаза, наслаждаясь этим …

— О-о-о-о …, — вырвался тихий вздох из её груди, когда почувствовала, что пальчик начал шевелиться внутри неё.

Изнывая от желания, Ирина стала двигать бёдрами вместе с ним, чувствуя, как пальчики играются с истекающим соками любви влагалищем. Но этого ей было мало, ей хотелось большего …

Ирочка до безумия желала, чтобы он ворвался внутрь разгорячённой киски, не в состоянии осознать, как может жаждать столь запретного. Женщина не могла больше себя сдержать …

Глубоко вздохнув, Ирина дотянулся рукой до своей промежности, и осторожно убрала пальчик, ласкающий стенки влагалища. Подтянув коленки к груди, приподняла попку, выгибая спину, прижимаясь доступным, вагинальным отверстием к головке стального стержня…, но он скрывался за шторкой трусов.

Ухватившись за резинку, Ирина Васильевна потянула их вниз, обхватила кончиками пальцев основание члена, и направила головку к пещерке, ведущей в глубину животика. Нервно сглотнув, двинула бёдрами навстречу, и она беспрепятственно скользнула внутрь.

— Ой …, — тихо вздохнула она, — … какой он большой!

На секунду остановившись, Ирочка прислушалась к его дыханию, и медленно задвигала бёдрами, насаживаясь на желанного петушка. Трепещущий член легко скользил между влажными губками, всё глубже проникая внутрь.

— А? — неожиданно тихо воскликнул Сергей и замолчал.

Ирина затихла, не смея пошевелиться. Сердце бешено застучало от страха и возбуждения, надеясь, что он не поймёт, кто истинный виновник происходящего.

Его дыхание изменилось, и женщина почувствовала, как инородная плоть дёрнулась, слегка двинулась вперёд.

— Мама? — удивлённо прошептал он.

Ирина промолчала, делая вид, что спит. А он, замерев на несколько секунд, словно задумавшись о происходящем, и начал медленно двигать бёдрами.

Не удержавшись от навалившегося наслаждения из-за движения стального стержня в горячем, хлюпающем влагалище, неожиданно Ирина ахнула, но сразу замолчала, закусив губу. Он тут же остановился, вероятно, испугавшись разбудить её.

— О …, — удовлетворённо пронеслось у неё в голове, — … какой у него большой член. Как растягивает меня!

И с этого момента Ирине не надо было уже ничего делать, Сергей проснулся и к своему счастью обнаружил, что его член глубоко проник в киску матери, а она спокойно спит, не обращая на него внимания.

Выждав минутку, он двинул бёдрами вперёд, и Ирина еле сдержалась, чуть не застонала вновь, стараясь оставаться неподвижной.

— Как хорошо! — в сладострастной истоме закружило внизу животика.

Он медленно скользил, распирая узенькое отверстие стальной плотью, а Ирина плотно сжала губы, словно тиски, наслаждалась происходящим. Сказал бы кто-нибудь ей, что такое может случиться ещё день назад, она бы высмеяла его и обиделась на всю жизнь.

Неожиданно Сергей резко двинул бёдрами вперёд, мягкая голова монстра упёрлась в шейку матки, и женщина чуть не закричала, до боли закусив нижнюю губу …

***

Сергей не сразу понял, что происходит …

Напоив специально Ларису почти до бесчувствия, открыв ещё одну бутылку вина, он с трудом дотащил женщину до постели. Положил на кровать, раздел до нижнего белья. Не прошло и пары минут, как она крепко уснула.

Ему не хотелось, чтобы мать переживала из-за их интимной близости, и, решив сказать об этом, зашёл к ней в комнату. Но женщина крепко спала в соблазнительной позе, отставив попку, поджав коленки к груди.

Улыбнувшись, он лёг сзади, нежно обнял за грудь и безмятежно уснул.

Но сейчас отходя от эротического сна, Сергей пытался понять, что происходит. Перед ним лежала голая женщина с задранным подолом ночной рубашки почти до шеи и спущенными до коленок трусиками, а его член сжимали упругие стенки разгорячённого влагалища.

Дрожащий от напряжения стержень неторопливо выходила из неё, и через секунду в таком же темпе возвращался обратно, разливая по телу сладострастные ощущения.

Сергей остановился, замер, до конца не веря в происходящее и начал медленно извлекать разбухшую и мокрую от соков любви плоть из женского чрева.

— Ах, — тихо вздохнула она, и её попка потянулась за уходящим членом, сильно сжимая его стенками влагалища.

Не было никаких сомнений, Ирине сниться прекрасный эротический сон и она до безумия хочет его продолжения. И Сергей полностью уверенный в этом резко двинуть бёдрами вперёд!

Головка петушка хлопнула по шейке матки, глубоко проникая внутрь, заставляя её тяжелее, чем раньше вздохнуть. Движение его бёдер ускорялось, а Ирина всё активней двигала попкой ему навстречу. Не прошло и пары минут, как она задрожала, сильно сжав ножки, и по телу женщины побежали судороги.

Издав тихий, сладострастный стон, Ирина замолчала и через мгновение стала ровно дышать, не вызывая у Сергея сомнения, что мать испытывает оргазм, продолжая крепко спать. Он, дыша ей в шею, на мгновение затих, не делая никаких движений, чувствуя, как стенки влагалища мягко сжали дрожащую от напряжения плоть, по ним побежали судорожные волны.

Он медленно вытащил член и заскользил по влажной расщелине, периодически натыкаясь на спелую вишенку клитора. При каждом прикосновении вырывая из женской груди тихий, сладострастный вздох, ощущая, как попка каждый раз двигается ему навстречу.

У Сергея не вызывало сомнений, что он доставляет Ирине удовольствие и головка вновь скользнула в желанную норку. Стенки влагалища с жадностью стиснули её, и он резко двинул бёдрами вперёд.

Ирина от переполняемого удовольствия, не в состоянии себя сдерживать, тихо стонала сквозь плотно сжатые губы, при каждом толчке желанной плоти. И через секунду волна оргазма вновь подхватила её и со всего размаху бросила вниз …

По дрожащему от напряжения стальному стержню вновь побежали волны судорожно сжимающихся стенок влагалища, заставляя её тяжело дышать, всё сильнее прижимаясь упругими ягодицами к паху. Одна за другой волна сладострастия накрывала женщину, не давая возможности передохнуть.

Каждый раз, когда Ирина эякулировала, горячая, прозрачная жидкость выливалась из неё, стекала по ягодицам, разливаясь большой лужей на простынке, а в голове кружилось:

— Ой …, как хорошо …

— Неужели так с ним может быть хорошо! — не отдавала женщина отчёта, двигая попкой навстречу, слыша, как по комнате громко разносятся хлюпающие звуки истекающей вагины.

Никогда Ирина Васильевна не испытывала многократные оргазмы и это было что-то! Ни с чем несравнимое состояние! Она растворилась в иллюзорном мире сладострастия. Ничего не существует вокруг. Только они, плескающиеся в омуте сладострастной любви! А он всё двигал и двигал бёдрами, высасывая из неё последние капельки силы …

Наконец его рука крепко прижалось к низу животика, когда Сергей сильно двинул бёдрами вперёд, глубоко врываясь в разгорячённое чрево, и горячая сперма брызнула на шейку матки…

— Ох …, — снова Ирина Васильевна не выдержала и сладострастно застонала, двигая попку ему навстречу, чувствуя, как разбухшие губки киски прижались к волосатому основанию петушка.

Головка члена сильно надавила на шейку матки, кормя её молочной диетой, не выпуская на волю до тех пор, пока последняя капелька не проскочила в неё. Женские глазки широко раскрылись, и Ирина вновь начала содрогаться от конвульсий оргазма при ощущении горячей, густой жидкости, заполняющей чрево.

Невероятное количество спермы Сергей выплеснул в сочное влагалище матери, когда его член не начал уменьшаться в размерах и выскользнул из сладострастного отверстия. Ирина Васильевна настолько была ошеломлена кровосмесительной похотью, что даже не задумывалась, дрожа от сладострастия, о возможности забеременеть. Ей хотелось повернуться к Сергею, обнять его, сладострастно с благодарностью целуя в губы, ощущая, как безумная, далеко не платоническая любовь заполнила каждую частичку тела.

***

Придя в себя от испепеляющего оргазма, Сергей тихо встал и, укрыв Ирину простынкой, вышел из комнаты, плотно закрывая за собой дверь. А она осталась лежать в той же позе, приходя в себя, чувствуя, как сперма вытекает, полностью покрывая левую ягодицу, собираясь в большую лужу на простынке …

— Надо сходить в ванную …, подмыться …, — промелькнуло в женской головке, и обессиленная Ирочка не в состоянии встать, погрузился в глубокий, удовлетворенный сон.

***

Ирина Васильевна слышала, как Сергей утром ушёл с Ларисой. Сердце ревностно сжалось, и сразу же стало стыдно на ночное поведение.

— Ой …, ужас …, — робко сжалось сердце, — … до чего докатилась …

Но воспоминания изумительного, всесокрушающего оргазма закружилось в голове.

— Не я пришла к нему, а он ко мне! — начала она оправдываться, подсознательно чувствуя, что совершенно не жалеет об этом.

***

— Обед готовишь? — услышала Ирина Васильевна за спиной голос Сергея.

Она повернулась, и их глаза встретились.

— А я тебе подарок купил! — улыбаясь, протянул ей пёструю коробочку, перевязанную красной ленточкой с большим цветком.

— Спасибо, — опустила женщина глаза, с любопытством смотря на подарок. — А что это?

— Посмотри, надеюсь понравиться …

Развернув коробочку, Ира чуть не умерла от неожиданности …, Сергей подарил ажурное красное нижнее бельё!

— Серёжа …, — начала она лепетать, — мне как-то неудобно принимать от тебя такие подарки …

— Их дарят …, — хотела она сказать кому, но Сергей прервал её, — Красивым, сексуальным женщинам как ты!

— А ты самая лучшая из них!

— Извини меня, что ночью получилось так …, — начал он, — … не мог сдержаться …

— Постоянно думаю только о тебе …, я …

Ирина посмотрела ему в глаза и перебила, прикладывая пальчики к его губам:

— Молчи, ничего не говори. Это я виновата во всём …, ты меня должен простить …

— Твоей вины здесь нет!

— Если женщина не захочет, у мужика не вскочит …, — грустные нотки зазвучали в её голосе.

Они замолчали, смотря в глаза и, их губы потянулись друг к другу, сливаясь в сладострастном поцелуе. Ирина закрыла глазки и откинула голову назад, ощущая тёплую ладонь под подолом халатика, ласкающую упругую ягодицу. Но она не возмутилась, а ещё сильнее прижалась к оттопыривающему ткань брюк члену. Рука скользнула дальше и …, Сергей с удивлением заметил — на ней не было трусиков.

— Серёжка! — засмеялась женщина, и щёки покрыл лёгкий румянец. — Только из ванной вышла, а ты тут как тут!

Она лгала, ей почему-то хотелось ходить сегодня в одном коротеньком халатике без нижнего белья.

— Не смущай меня …, — тихо выдохнула Ира, разрешая его пальчикам медленно ползти по расщелине между упругими ягодицами.

— Тебе хорошо со мной? — неожиданно произнёс Сергей, пристально смотря ей в глаза, чувствуя, как ладонь подобралась к выпуклым вареникам половых губок.

Густо краснея, женщина опустила голову и тихо выдохнула:

— Серёженька …, мне очень стыдно …, что получилось так …

— У меня никогда не было такого мужчины как ты. Никого не любила как тебя! — начала она изливать душу, не обращая внимания, что Сергей развязывает поясок халатика, и он соскальзывает с плеч, падает на пол. — Прости меня …, но я …

— За что? — улыбнулся он, подхватывая доступное обнажённое женское тело на руки и неся в спальню. — Мы друг друга любим …, а это самое главное …

***

Прекрасно понимая их отношения, Ирина сама настояла, чтобы Сергей встречался и с Ларисой. Прошло несколько месяцев, и у подруги появился небольшой животик.

— От Серёжки понесла? — улыбнулась она, нежно прикасаясь к нему.

— А от кого ещё? — хихикнула Лара. — Сколько мне уже лет? Ужас! Ещё чуток и с родами проблема будет. Да и мужика нормального не найдёшь. А ребёночек нужен …

— Но ты не переживай! — посмотрела ей в глаза. — Претензий никаких не будет. Сама знаю, на что иду …

— А как с финансами?

— Что-нибудь придумаю!

— У меня есть идея заработать довольно приличную сумму, — промелькнула у Ирины Васильевны идея в голове, вспомнив о Владиславе Ивановиче. — Тебе не составит большого труда заработать их.

— Что за идея? — с радостью и любопытством Лариска посмотрела на подружку. — Это бы мне не помешало!

— Но я сначала должна поговорить с Сергеем, — вздохнула Ирина. — Согласиться он, тогда скажу.

Её совершенно не интересовало мнение подружки.

***

Сын согласился сразу, и Ирина Васильевна набрала номер телефона Владислава Ивановича.

— О, Ирочка, рад вас слышать! Думал, что вы совсем забыли обо мне! — радостно зазвучал его голос в телефонной трубке в надежде, что женщина готова к более откровенным съёмкам. — Слушаю вас внимательно!

— Владислав Иванович …, — начала она неторопливо, излагать суть предложения, — …от такого я думаю, вы не откажитесь! Все ваши клиенты сойдут с ума!

— У Сергея есть красивая подружка. Очень красивая …, — сделала она небольшую паузу, — … и беременная! Надеюсь, заинтересует вас снять с ними клип.

— Беременная? И животик есть? — задрожал его голос. — Это интересно, но мне надо на неё посмотреть, поговорить с ней.

— Ваше право, но скажу сразу …, — сделала Ира небольшую паузу, и чтобы заинтересовать ещё сильнее, добавила, — … минет, анальный секс, поцелуи в губы и на всё, что предложите, она согласна!

— А на групповой секс? — слышалась заинтересованность в его голосе.

— Со мной? — усмехнулась Ирина Васильевна.

— Да …, — показалось, что его голос задрожал от радостного возбуждения.

— Посмотрим, сколько вы им заплатите, а там дальше будет видно, — уверенно произнесла она.

Собеседник назвал довольно приличную сумму.

— Но это предварительно …, — почему-то начал оправдываться, видимо боясь, что Ирину она не устроит. — Надо встретиться поговорить, и думаю, что она будет больше.

— Ладно. Договорились! Когда им к вам прийти?

— А вы будите?

— Конечно, как же без меня, — засмеялась она. — Ведь на данный момент я их наставник.

— В субботу в двенадцать часов устроит?

— Да! — улыбнулась Ира, вешая трубку и повернувшись к Сергею, произнесла, — Давай, веди сюда Ларису. Поговорим с ней. В субботу в двенадцать часов он вас ждёт. Сумма приличная, но обещал ещё больше.

— А она согласиться? — удивлённо Сергей посмотрел на мать.

— А куда она денется! — с чувством превосходства над любовницей сына улыбнулась Ирина Васильевна.