Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Каникулы в Отрадном



Каникулы в Отрадном


Часть 1


Поезд прибыл на станцию «Отрадное». Мишка и Виталик, подхватив свои сумки, вышли из вагона на перрон. Приезжие пассажиры постепенно расходились и ребята, озираясь по сторонам, в надежде, что встречающая их тётя Сима наконец – то признает своего племянника Мишку на уже пустом перроне. Но ни тётя, никто другой к ним не подходил. Собственно, Мишка не слишком рассчитывал на столь радушный приём, т. к. отец мог не дозвониться до своей сестры, и друзьям предстояло самим отыскать домик тётки в небольшом посёлке, в километрах трёх от станции. На этот случай отец набросал на листке примерный план, как дойти до посёлка, и найти дом его сестры. Ребята направились к зданию станции, где рассчитывали выяснить, каким транспортом можно добраться до Отрадного, но автобуса в ближайшие четыре часа ждать не приходилось, т. к. все пассажиры уже погрузились в рейсовый ПАЗик и уехали. Из – за водонапорной башни выехала повозка, запряжённая колхозной лошадью, и подкатив к станции остановилась возле ребят. На доске, положенной поперёк телеги, сидел парнишка в потёртых джинсах, голубой майке. На голове джинсовая бейсболка, повёрнутая козырьком назад. Пацан, прищурившись внимательно оглядел двух друзей и стукнув кнутовищем о борт телеги спросил:

– Кто из вас Мишка к тётке Симе?

– Ну, я Мишка, а он со мной, – кивнув на Витальку отозвался тёткин племянник.

– Тогда я за вами, лезьте в телегу и ай – да до дому.

Друзья покидали сумки в повозку и залезли на душистое сено, набросанное вровень с лавкой сиденья. Телега скрипнув, тронулась с места, постукивая колёсами по каменистой дороге.

– А чего сама не встретила? – Поинтересовался Мишка, глядя на угловатую фигуру кучера.

На работе она, меня попросила вас забрать, мне по пути, чего не пособить бабе.

– Тебя как звать – то? – Спросил Виталька возницу

– Меня – то? Пашкой, а тебя?

– Я Виталька. Ты тёте Симе кем?

– Соседи мы, училка моя, с маманькой моей в подругах, считай член семьи.

– Скукота у вас поди? – вставил Мишка озираясь по сторонам.

– Некогда нам скучать, днём работаем, вечерами баб трахаем, которые допущают до себя.

– Каких баб, девок что ли? – насторожился Мишка.

– И тех и других, – ощерился парнишка щербатым ртом, оглянувшись назад,.

– А с бабами, это как же? – Навострил уши Виталик, стрельнув глазом на дружка.

– Ну, смотря с какими. Тут ежели разведёнки или брошенки, с ними попроще будет, а коли замужние там с подходцем требуется.

– И много вас таких, с подходцем? – заинтересованно спросил Мишка, с сомнением глядя на кучера.

– Половозрелых что ли? С серьёзной миной на лице осведомился Пашка.

– Так другие этим не занимаются. Поди всех баб перетрахали?

Ну, скажем, не одну….

И набрав в грудь воздуха заржал, повалившись на спину в телегу.

– Что, городские, повелись? Здорово я вас развёл! – Захлёбывался от смеха Пашка, вытирая рукой слёзы с лица.

– Дать бы тебе, пиздёнышь!... Разводила детсадовская, – огрызнулся Виталька, зло пихнув пацана в спину, – поздравляю, Миш с таким соседом и членом семьи!

– Говорю тебе, скукота тут у них, только и веселье от таких клоунов в посёлке, – посетовал Мишка.

– Ладно, будет вам и белка, будет и свисток, – посмеиваясь вернулся на своё место Пашка, подхватывая вожжи.

Переехав речушку в брод, телега заскрипев колёсами стала медленно подниматься в гору к Отрадному. Ребята, спрыгнув с повозки, чтобы не мучить лошадь, пошли вслед за ней. Осилив крутой подъём, вновь сели на телегу и уже на въезде в деревню примирительно спросили Пашку.

– Рыбалка – то у вас тут есть?

– Ну, с этим у нас получше чем с бабами. Душу отвести можно. Там, подальше река в ширину идёт, заводи большие, рыбы навалом.

– Ну, хоть с этим нормально, если опять не развод, – вздохнул Мишка.

– Не, а коли вы до баб такие охотники, то и это здесь не самая большая проблема, со временем разберётесь. Вечерами дискотека бывает, правда, заезжих здесь не особо привечают, но женский пол на них завсегда присутствует.

Проехав улицу до конца и свернув направо к ельнику, Пашка остановил лошадь и смахнув с телеги на песчаник, вперемешку с хвоей, оповестил приезжих гостей.

– Всё! Приехали гости дорогие, здеся я живу, а ваш следующий дом, с ржавой жестяной крышей. Серафима Александровна, видать, уже дома и ждёт вас. Сумки не забывать, за проезд не прошу – уплачено. Может сегодня свидимся.

– Шёл бы ты, остряк куда подальше, – буркнул Мишка, снимая с телеги свою поклажу.


* * *


Постникова Серафима Александровна проживала в Отрадном больше двадцати лет. Муж умер семь лет назад, не оставив ей детей, замуж она так и не вышла. В свои тридцать пять, Серафима Александровна выглядела лет на пять моложе. Родителей она похоронила ещё раньше мужа и жила в полном одиночестве. Изредка её навещал старший брат Володя (отец Мишки). Приезжал буквально на пару дней, чему она всегда была очень рада. Две ночи, проведённые вместе с Володей в одной постели, надолго оставили в ней чувство успокоения и нежности к брату. Спали они вместе ещё с детства. Родительская квартира не позволяла иметь три койки и брат с сестрой довольствовались одной. При разнице лет в три года, в их отношениях всегда присутствовала доброта и нежная забота друг о друге. Прошло не мало времени и жизнь разлучила их. Володя женился и у них с Татьяной родился Мишка. Сима вышла замуж за человека, намного старше её и не прожив вместе восьми лет заболел. Похоронила мужа в Отрадном, на кладбищенском косогоре, откуда весь посёлок был, как на ладони. Первое время Сима тяжело переживала своё одиночество и приезду Володи она была крайне рада. Они тогда просидели до полуночи, вспоминая свою молодость, своих родителей, много Сима расспрашивала о племяннике, взяв слово с брата, что когда он подрастёт, непременно будет навещать свою тётку, хотя бы в каникулы. Допив бутылку водки и доев не хитрый ужин, они решили лечь спать вместе, как в детстве, на её широкую кровать. Да и лечь было не куда, кроме кровати в доме не было даже раскладушки. Раздевшись в полной темноте, хихикая, как в те далёкие годы детства, когда дурачась спорили, чья подушка мягче, но потом всё же засыпая вместе на одной, тесно прижавшись друг к другу, Сима с Володей накрывшись одеялом провалились в тишину спящего дома, нарушаемую лишь размеренным ходом маятника на стенных часах. Прошло с полчаса и Сима сквозь сон почувствовала на своей попке тяжёлую ладонь, которая поглаживая её ягодицы спустилась к коленям и ухватив край ночнушки медленно тянула её к верху. Не сознавая до конца, что происходит, Сима покорно приподняла зад и пропустила рубашку под собой, удивляясь себе, зачем она это делает, а может ей лишь снится сон. Сима ощутила на голом бедре тёплую руку брата и не оказывая сопротивления к попытке её раздеть, сестрёнка подчинилась желанию самого близкого человека. Сима села и стянув через голову ночнушку, отбросила её к ногам. Замерев, она ждала его прикосновений к своему обнажённому телу. Сильная рука потянула Симу на спину и опустилась на плотную грудь, обведя ладонью оба полушария, нащупав соски на вершинках груди, защемив их пальцами, переходя от одной к другой.

– Волька, ты чего вдруг, с Татьяной что не так? – сдавленным, голосом произнесла Сима, понимая неуместность своего вопроса и уже жалея, что лишь охладит пыл своего нежданного любовника. А грудь уже напряглась твердеющими сосочками, на аккуратных коричневых кружках, обсыпанных мелкими мурашками. Но Володя не ответил, продолжая мягко сжимать грудь сестры, впервые поражаясь красотой её формы, шелковистой кожей. Тревожный стон вырвался из губ женщины.

– Воленька, подожди милый, – Сима стянула резинку трусиков к коленям и вновь отдалась нар

астающему возбуждению внутри промежности, сознавая, что он уже не ограничится только грудью. Склонившись над сестрой, Володя поцеловал губы своей любимицы, покорно отдающие ему себя. Глаза едва различали контуры сильных плеч брата, Его губы блуждали по лицу Симы, периодически возвращаясь к приоткрытому рту сестры. Рука прошлась по плечу женщины, коснулась груди и погрузилась в густоту волос лобка. Сима послушно раздвинула ноги и пальцы Володи погрузились в щель между валиками наружных губ. Сима вздрогнула, но подчинилась решительному проникновению в своё лоно руки брата. Давно уже не касался мужчина потаённых мест на её теле, никак Сима не ожидала, что этим мужчиной станет собственный брат. Пальцы Володи легли в открывшуюся вагину, на нежную вульву под которой пряталась маленькая горошинка клитора. Прикоснувшись к нему, пальцы продолжили исследовать пространство увлажнённой вагины, разглаживая стенки малых губ, спускаясь вниз к заветному входу в глубину к матке. Тело женщины напряглось, выбрасывая её бёдра на встречу погружаемых во влагалище мужских пальцев. Тяжесть в глубине промежности разлилась в полости вагины, разбрызгивая соки по её стенкам, орошая пальцы брата. Стон, сдавленного возгласа, разнёсся в тишине комнаты и ладонь Симы накрыла его пальцы, вжимая их в оргазменном спазме. Голова женщины заметалась на подушке, ловя губы своего любовника. Впереди их ждала первая неповторимая ночь инцеста.


* * *


Утренние лучи солнца скользнули в комнату Симы, вычертив дорожку тёплого света на крашенном полу. Сима долго вспоминала подробности прошедшей ночи. Рядом с ней лежал её Володя: коротко стриженная, лобастая голова с седеющими висками, упрямая складка рта, чуть раздвоенная линия подбородка. Как быстро пролетела их молодость. Только вчера они были детьми. Сима часто твердила родителям, что когда вырастит, обязательно выйдет замуж только за Володьку. Они лишь посмеивались, но никогда не разубеждали её в обратном. Пусть их дружба продлиться, как можно дольше, как сложится жизнь у каждого из них, никому не известно, но это чувство между братом и сестрой навсегда останется с ними. И только теперь это чувство между ними, свело их в этой постели, и согрело тёплым светом их любящие души.

Сима осторожно переступила через разметавшегося на постели Володьку. Подхватив со стула свою одежду, она на цыпочках выскользнула за дверь. Через пятнадцать минут Сима уже готовила им завтрак, постоянно прислушиваясь к звукам из своей комнаты. Когда завтрак был готов и всё уже стояло на столе, она вошла к Володе и подойдя к кровати нагнулась над спящим братом, нежно поцеловала его в щёку.

– Воля, мне на работу, ты без меня позавтракаешь? Всё уже на столе.

Володя открыл заспанные глаза и улыбнувшись, обхватил Симу за талию, притянув к себе, поцеловал губы сестры и поспешно поднялся с постели.

– Волька! Может ты сначала трусы натянешь?... Мне хочется обсудить с тобой кое – что.

Когда брат сел за стол и приступил к яичнице, Сима повторила свой вопрос, заданный ему ночью, на что он без излишних фраз ответил сестре.

– Симушка, милая моя, вспомни родная, когда мы с тобой перестали спать в одной кровати.

– Наверное, когда ты не стал умещаться вместе со мной на одной койке.

– Нет родная, когда мой член потребовал для себя свободную площадь и на это родители своевременно обратили своё внимание. Поэтому я перешёл на раскладушку. Сейчас, могу сказать, что жалею о том, что наш секс не произошел ещё тогда. Может, не были бы наши ненужные браки. За все эти годы я так и не встретил ни одной женщины, которая дала бы мне то, что ты дала за одну эту ночь.

– Я тоже думала об этом. Но мы могли родить ребёнка…

– А теперь, что? Ты одна, дети только в школе. Я живу с Татьяной лишь по привычке, наш Мишка вырастит и смотается, доживать с человеком, к которому у тебя ничего не осталось, кроме обязательств….. Кстати, о Мишке. Он уже вырос и его интересы требуют контроля со стороны родителей.

– Ты имеешь в виду половое созревание у мальчиков?

– Оно самое, Симочка. В своё время, когда я был замечен в рукоблудстве, столь естественном для мальчиков в этом возрасте, как ты полагаешь, кто решал со мной эти проблемы?

– Ну не я, это точно, тогда у меня с этим не было никаких проблем, со мной всё произошло гораздо позже и не так драматично. А кто же – подружки?

– Моей подружкой стала наша мамочка. Причем с согласия отца. Всё это мать делала в интересах семьи, чтобы я не зацикливался на онанизме, тебя не трогал, ну и в порядке стимуляции моей учёбы. Короче, до армии я дотянул, а после службы вернулся уже с женой и с её беременностью. Словом, моя потенция сослужила мне не самую добрую службу в жизни.

– Но я ни разу не заметила между тобой и мамой каких либо определённых отношений…

– Всё происходило не спонтанно и в твоё отсутствие, хотя в первое время довольно часто. В отношении тебя, я дал ей слово, что никогда не воспользуюсь случаем переспать с тобой и слово сдержал.

– Кошмар, я даже не догадывалась ни о чём. Мама была хорошей любовницей для тебя?

– Опыта у неё особого не было, потому я и выбрал для себя жену, по её подобию, за что уже последние годы расплачиваюсь на всю катушку. На мой взгляд, парню необходима свобода в отношениях с женщинами, чтобы секс не стал определяющим фактором в жизни с будущей женой. Этот фактор в начале отношений неизбежно заслоняет всё остальное и только потом страсти стихают, оставляя людям серые будни семейной жизни. И если в них не было чего – то стоящего, то эта рутина губит их брак.

– А что с Мишкой? – склонив голову на подставленный кулачок, спросила сестра.

– Да что – то в том же роде, что и со мной, только у них сейчас это более выражено и менее проблематично.

– Ты это обсуждал с Татьяной? – Скосив глаза на брата поинтересовалась Сима.

– Она в этом вопросе не помощник, только заикнись, сразу раскудахчется, наберёт кучу пошлых определений… Нет, только не с ней. Собственно, я тебя хотел просить об этом. Но это всего лишь просьба, ни к чему тебя не обязывающая. Тут необходим близкий человек, с пониманием и заинтересованностью.

– Ты меня явно переоцениваешь в этом плане. У меня и опыта в таких делах вовсе нет… Был у меня пару лет один случай в школе, с одним из моих учеников. Гормоны в пареньке загуляли, вот и стал он за мной таскаться. Класс был выпускной, парнишка собственно порядочный, внешностью природа не обделила, учился вполне прилично. Я ему и поставила условие, что всё в дальнейшем останется между нами, выпускные сдаст одним из лучших, ну и так, по мелочам… Выполнил он мои условия, кроме одного – таскаться за мной, после той ночи у меня, не перестал. Я уже ни одним свиданием с ним отделывалась, правда, не без удовольствия для себя. Помог он тогда мне с этим. Сегодня с тобой вот душеньку отвела.

– За это не печалься Сима, я к тебе и дальше буду наезжать, тут не далеко до тебя. Я сейчас схожу в ваш магазин, куплю раскладушку. Место не займёт, а для соседок твоих хорошая отговорка, на случай моих к тебе наездов будет. Ну, так как решишь, присылать к тебе Мишку? Дело для тебя серьёзное, примешь или нет, тебе решать, торопить не буду. Расположенье к нему у тебя будет однозначно, на меня сынок очень похож. На житьё деньгами обеспечу, за дарма жить не будет.

– Володенька, я не возражаю, только чтобы не своевольничал без твоего присмотра, люди вокруг, а я в школе работаю.

– За это не переживай, я с ним всё обговорю. А то, за чем его к тебе пришлю, ему знать не нужно. Пусть тебя добивается, как тот молокосос, крепче любить, дольше помнить будет.

На том и закончился разговор между братом и сестрой. Тем же вечером Владимир Александрович сел на поезд и вернулся домой, перед этим напоследок, ещё раз отвёл душу на милой его сердцу Симочке – Серафиме Александровне.


Продолжение следует