Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Каникулы в Отрадном 3 часть



Часть 3


Утренние лучи солнца ещё не коснулись крыш домов в Отрадном, а трое пацанов уже собрались во дворе у Пашки. Вытягивая пару удочек из сарая и снабжая заготовленными ещё вчера червями в жестяных банках. Пашка объяснял, как пройти к заводям за посёлком.

– Я бы с вами за милую душу, да молоко на станцию везти через час, ну да вам скучно не будет, там такенный клёв по утрам, часа на три кайфа словите. Всё. Топайте, не теряйте зря время, пока солнце не припекло.

Мишка с Виталькой направились за посёлок к реке, обсуждая по дороге, чем займутся вечером, после рыбалки.

Пашка, проводив взглядом друзей, пока они не скрылись из виду и скорым шагом устремился к дому соседки. Дверь не замкнутая на крюк со скрипом открылась и он вошёл в дом Симы. Тишина, нарушаемая стуком маятника настенных часов, говорила о том, что хозяйка ещё не вставала. Ну и пусть спит, родимая, меньше шума будет. Приоткрыв щёлку в дверном проёме в комнату Симы, малец увидел на постели лежащую под одеялом хозяйку. Сима лежала на боку, лицом к стене, край одеяла не прикрывал голого зада женщины выставленного, словно на показ перед глазами мальчишки. Осторожно пройдя в спальню, Пашка бесшумно разделся, его член, в предвкушении незабываемого представления уже стоял в полной готовности. Привалившись к тёплой попке Симы, не теряя времени, он подставил свой разгорячённый ствол под ягодицы женщины и толкнулся навстречу желанного соития с очередной любовницей. Удобная поза лежащей перед ним соседки, способствовала безошибочному проникновению во влагалище возбуждённого члена. Сима лишь ойкнула спросонья и сообразив, что Мишка не пошёл на рыбалку, а решил разбудить свою тётку столь грубым способом, собралась дать отпор нетерпеливому любовнику, но приняв во внимание молодой темперамент племянника, стерпела подобное хамство. Поразившись, на сколько он был вчера нежен и трепетен к ней, а теперь… Тем не менее грубая агрессия не возмутила её, более того, в ней Сима почувствовала мужскую грубую силу. Рука партнёра потянулась к груди женщины, больно сжав, в миг загрубевший сосок своей любовницы. Ритмичные погружения в глубину влагалища с резкими ударами в матку, вызвали болевое ощущение у Симы, но нарастающее возбуждение где – то внизу промежности, распространялось по животу, затрудняло дыхание, заставляя всё порывистее дышать женщину. Её колени упирались в стену и руками она была вынуждена сдерживать резкие удары в промежность, выкрикивая несвязанные слова в процессе совокупления.


Сима перевела дыхание и перевернулась на спину. У неё за спиной лежал не Миша. Подавив в себе вспышку гнева, она лихорадочно соображала, как этот оболтус залез к ней в постель? Мишка не мог ему сказать. Значит сболтнула Настька. Ведь сказала, что не сейчас! Кажется, я не произнесла имя племянника. Выразив на лице всё негодование, на которое была способна, она процедила сквозь зубы:

– Чем обязана паршивец, на статью зарабатываешь? Тебя я, сколько помню, не приглашала на утренний моцион! Ты койкой не ошибся гадёныш?

– А тебе, что не понравилось без приглашения? Чего же голую жопу выставила? Я может за солью зашёл к любимой учительнице, а тут такой Кустодиев меня дожидается…

– Ты на что рассчитывал, Павлик? Что спящая женщина может контролировать себя? А с голой жопой или не с голой… на ней, что написано «Добро пожаловать»? Тебя кто надоумил – мать? Ну я с ней разберусь!

– Разберёшься, после того, как мы ещё раз разберёмся…

Пашка рывком перекатился на Симу и разбросав ей ноги затолкал в неё свой отдохнувший член. Сима поняла, что на сопротивление у неё сил больше не осталось. Она расслабилась, тупо глядя перед собой и подчинилась наглому насильнику. Пашка забросив её ноги к себе на плечи с усилием вжимал свои бёдра в промежность своей учительницы. Сима только кряхтела при наиболее сильном проникновении в её влагалище, крепнущего члена мальчишки. Она уже не рассчитывала, что сможет ещё раз кончить, но задохнувшись в оргазменных схватках вновь поплыла в сладком бреду.

Уже в дверях, Пашка обняв голую Симу, по хозяйски поцеловал в губы, пообещав, что ночевать придёт к ней, а Мишку пусть проводит к матери, чего друзей разлучать. Сима оглядев себя в зеркало поразилась своему виду. Припухшие губы, засос на шее, синяки на ляжках, бёдрах. Вот ведь зверёныш мерзкий, возмутилась женщина, как всю разрисовал. Спохватившись, что время уже не утреннее, пора быть на работе уже больше часа. Сима кинулась одеваться, поправляя на ходу разбросанную постель с мокрой подушкой в изголовье.


* * *


Поплавки покачивались на мелкой ряби воды, иногда срываясь с места и убегая в сторону. Ребята поспешно подсекали и выхватывали из воды полосатых окуньков, опуская в ведёрко, заполненное на треть рыбой.

– Виталь, как ночь прошла? Соня с тобой не заскучала? Или тебя тётя Настя привечала? Да не смущайся дружище. Мы с тобой сюда свою девственность привезли, не назад же везти.

– А сам – то как? С тётей Симой переспал?

– Она же моя тётка, да и отец шкуру спустит если что. Я лучше с соседками перекантуюсь.

Виталька покосился на друга, пожав плечами – Бог в помощь…

– Что – то жрать хочется, мы с тобой даже перехватить не сообразили. Давай собираться, время к обеду, вон солнце над головой как шпарит, – предложил Мишка вставая с поваленного дерева, лежащего верхними ветвями в воде. Друзья смотали удочки, слили воду из ведра с уснувшей рыбой и направились по тропинке к посёлку.


* * *


Закончив дела в школе, Сима направилась в магазин к своей подруге. Анастасия, подбоченясь стояла у весов, подсыпая из совка на весовую чашку крупу, тыкая им в открытый мешок, но заметив в дверях подругу прервала отпуск товара. Быстро ссыпав в целлофановый пакет взвешенную крупу, передав его покупательнице, Анастасия объявила очереди технический перерыв, метнулась в подсобку с товарами и вышла во двор, отыскивая глазами соседку.

Сима нашла Настю за магазином и сразу накинулась на неё с возмущением в голосе.

– Мы как договаривались с тобой?! Я ведь сказала, что не раньше чем ребята уедут домой. А они только вышли за ворота, как твой Пашка тут, как тут и давай меня спящую сильничать. И ведь ни какой вины за собой не чувствует паразит. А на прощанье ещё раз отъебал грубо и цинично, как девку уличную. И ещё наказывал, к вечеру Мишу к вам отправить, чтобы не мешал – каково?!

– А меня вчера он на ночь отъездил. О как! Вырастила сыночка. Да уж, без хрена мы с тобой в зиму не останемся. Может, черт с ним. Ребятня разъедется, а он с нами останется. Ну поуспокоится маленько, да и мы на сменку не передерёмся. Что нам журавля – то в небе искать, а тут своя синица, прикормленная, в двух кулаках не удержишь. Говорила тебе, что елда у него ненормально большая, у взрослых не всегда найдешь. Тебе не растёр между ног? Я и то вчера смазывала красноту – горячий кобелина, а вырастет, всех баб в посёлке перетрахает.

– Сегодня забирай Мишку к себе. Вы там с Софкой видать уже обе не девушки, разберётесь кто с кем. И не возражай, это тебе за твой длинный, и подлый язык. Пойду домой, мальчишек кормить пора, с утра – то я не вставала, голодные ушли, за что и поплатилась – тёлка ленивая.

– Он тебя и в шубе оттрахал бы, сомневаешься что ли – раздеваться дольше

– Смотри, заслуженный работник прилавка, Фантомас разбушевался, а дома Софка одна, – напомнила Сима.


* * *


Вечер был на исходе. Ребята собравшись, ушли в клуб на дискотеку. Музыка разносилась по округе. В сумерках к клубу подходили группки молодёжи. Саму дискотеку развернули на летней площадке, огороженной редким штакетником. Мишка с Виталиком пришли в числе последних, когда весь контингент поселковой молодёжи уже собрался, но танцы ещё не начались, хотя музыка не умолкала. Среди стайки девчонок Виталька усмотрел Соню. Длинноногая, в белой блузке, в короткой облегающей юбке, светлые волосы с ровной чёлкой, доходящей до бровей, прямым шлейфом спускались на плечи девушки. Высокие каблуки подчёркивали стройность ног, делая её выше других девчонок. Стояла она с подружками по бывшей школе, высматривая кого – то среди ребят, рассеянно отвечала на приветствия знакомых. Мысли, бродившие в её голове, были далеки от действительности. Ещё вчера всё было так классно. Её Виталик казался ей буквально принцем из сказки, придуманной ей самой. Ночь, проведённая с ним в одной постели была незабываемо прекрасна. Мать была права, что эту ночь она будет вспоминать всю свою жизнь, как самое лучшее, что было с ней. Соня подробно запомнила каждую деталь их первой ночи, то, как он долго ласкал её, как нежно разведя ей колени положил свою ладонь на открывающуюся вагину, развёл тонкими пальцами её створки, поглаживая клитор, довёл до обморочного состояния, и наконец проник своим членом в узкую глубину жаркого влагалища, за

ставив её коротко вскрикнуть и замереть на какое – то мгновение, прежде чем прошла резкая боль. Потом всё было бесконечно приятно, страстные оргазмы один за другим и те два презерватива, что дала Соне мать не защитили её в полной мере. Не идти же среди ночи к матери за дополнительными средствами, как в дежурную аптеку…

Вдруг глаза Сони остановились на двух друзьях, появившихся на площадке. Виталий и Мишка остановились под нависшей кроной дерева, росшего за забором площадки. Из динамиков колонки зазвучала песня Челентано «Confessa» и Соня отделившись от своих подруг пересекла площадку, подошла к Витальке и взяв его за руку повела на центр. За ними, на площадку стали выходить другие пары. Соня прильнула к парню, положив обе руки на его плечи.

– Я тебя с утра не видела, всё ждала, что придёшь… Я больше тебе не нужна малыш?

Виталий молчал. Что он мог ей сказать? Во всяком случае не то, чего так ждала от него Соня.

– Мы сегодня поговорим, обо всём поговорим. Сонь, ты плачешь? Перестань у нас всё хорошо. Хочешь, сейчас уйдём и поговорим?

– А Миша? Один останется? Смотри, Пашка заявился. Я сейчас его попрошу с Мишей пообщаться, а мы уйдём.

Пашка, засунув руки в карманы нехотя подошёл к друзьям и привалившись к заборчику глядя на танцующие пары сообщил:

– Мишк, Сима просила тебя переночевать у нас. У неё какие – то дела сегодня. Матери скажи, чтобы меня не ждала, я поздно буду. Хочешь, пойдём с пацанами познакомлю, там девчонки наши скучают. Витальку, смотрю, уже зафрахтовали на сегодня. Ну плыви фрегат «по волнам вашей памяти», – снисходительно ухмыльнулся Пашка, поглядев на сестру.

– Ну, что со мной? – Взглянув на Мишку предложил сосед.

– Не, пожалуй пойду, спать хочется, в другой раз…

Виталий с Соней спустились к реке и найдя кустах акации низенькую скамейку присели, глядя на тихую гладь воды.

– Виталик, я могу считать себя свободной? Всё хорошее у нас уже было? И кто у тебя будет следующей, моя мать, или Сима? Нет, если всё так, то я навязываться не стану. Ты сегодня с кем спишь? Если не со мной, то пусть Миша придет ко мне. Я стала женщиной и мне нужен мужчина. А у меня только вы трое – ты с Мишей и брат. Но с ним мать не позволит, да ему и Симы с мамой хватит. Как надоедят, за меня возьмётся. Мать скорее его допустит до меня, чем кого – то чужого.

– У тебя как – то просто всё. Не с одним, так с другим.

– А что, ты предлагаешь? Тебе пятнадцать, жениться на мне ты не можешь. Я старше тебя, пока вырастишь, а там в армию заберут на пару лет, и хорошо если вернёшься живым, и здоровым, и все эти годы я буду тебя ждать одна, или с нашим ребёнком… Я не на столько дура. Пока ты рядом хочу быть счастливой ежедневно и разнообразно, тем более выбор у меня не большой. Знаешь, давай сделаем это сейчас. Я так сильно хочу

Соня приподняла юбку и подцепив трусики, стянула их с ног. Расстегнув молнию на джинсах Витальки, запустила в них руку и достала член мальчишки. Нагнувшись над ним, отбросила спадающие волосы за спину, обхватила ладонью покачивающийся стержень и засновала ноготками по яйцам парня. Ладонь, обняв ствол Виталика ритмично двигалась вверх, вниз оголяя головку и пряча её в оболочку плоти, распаляя мальчишку. Неумелыми резкими движениями она доставляла ему болезненное неудобство и парень потянул девушку к себе на колени. Соня, расставив длинные ноги, перешагнув колени парня осторожно подведя под себя руку направила возбуждённый член в глубину влагалища постепенно спускаясь, пока промежностью не коснулась лобка Виталия. Его руки легли на грудь девушки, сжимая кончики твердеющих сосков. Вдали послышались смех и крики, удаляющиеся по берегу реки.


* * *


Мишка шел по просёлочной дороге к дому Анастасии. То, что Пашка передал от Симы наказ идти к ним домой и ночевать у них, казалось странным, почему тётушка сама не сообщила о своём решении ему. С кем он проведёт сегодняшнюю ночь? Войдя в дом, дверь ему открыла хозяйка и узнав, где остальные ребята, недовольно покачав головой, предложила Мишке выпить холодного молочка. Анастасия присела к нему за стол, долго расспрашивала его о семье, планах на жизнь после окончания школы и много всякого другого. Разговор затянулся до возвращения домой Сони и Виталика. Ребята пришли молчаливые, не разговорчивые. Соня сразу ушла к себе и переодевшись легла в постель с книгой. Анастасия предоставила решать друзьям, где они лягут, предложив место в своей кровати, на их усмотрение. Вымыв посуду, она скрылась у себя за дверью. Виталий изъявил желание пойти к Анастасии и пожелав удачи другу, ушёл к своей хозяйке. Комната была погружена в темноту, освещение от уличного фонаря через не занавешенное окно выхватывало край кровати, где спала Анастасия. Виталий бесшумно разделся и подойдя к постели опустился на свободную подушку рядом с Настей.

– Или Сонька так плоха, что ко мне пришёл? – тихо произнесла женщина, уступая рядом с собой нагретое место. – ну, так со мной сильно не забалуешь, до утра на тебе отыграюсь за себя и дочку. Чего не разделся весь? На мне ничего нет и ты уж уважь женщину.

Виталий скинул с себя трусы и навалился на Настю грудью, обхватив руками полные женские плечи.

– Поубавь пыл молодец, задохнусь под тобой. Не сосунок чай, на грудях у мамки висеть. Не так бабу разогревать надо. От твоей туши ни одна бабёнка не потечёт. Личиком – то вышел, а мозгом поотстал. Хрен встал, а долго ли простоит – вопрос. А на то и баба, чтобы его страдальца укрепить да на благое дело направить, не думай о том, сколько сможешь продержаться, не твоя печаль. Тут женское умение требуется, коли нравишься ей. Я тебе сперва кое чего порасскажу, а выводы сам сделаешь. Было у меня с одним, до последнего своего часа помнить его буду… Молодой ещё была, мамку свою дура слушалась. Родителей своих почитать надо, но слушать не во всём. Приезжали в наш посёлок на лето студентики, колхозу помогать. Меня отправили к ним за повариху. Ну дело молодое, сгляделась с одним из их, вечера коротали, винишком баловались. Ну, а нужного опыта у меня в постельных делах, да в бражничестве тогда, конечно, не имелось. А парень тот мне очень понравился. Прослышала про нашу стройотрядовскую любовь моя матушка и ну давай меня вожжами по подворью нашему гонять. Запорю, кричит, курва малолетняя, в подоле принесёшь, выгоню шалаву с дитём со двора. Послушалась я её тогда, а что и вправду понесу от мальчика этого. Он к себе в Москву уедет, а я с ребёнком куда денусь? Только оно так и вышло, как мать стращала, затяжелела я от него. Он, как узнал, что отцом в девятнадцать лет может стать, обрадовался, чего я не ожидала, по правде говоря. Меня в Москву с собой собрался везти. Поженимся, говорит, ребёнка вырастим, ему ещё пару лет учиться, а мне с ним на что жить эту пару лет. На мать свою я не понадеялась, его родители тоже не обрадуются мне с пузом. Взяла я что – то из бельишка, да и поехала в район в больницу. Там мне сказали, что за исход не ручаются, срок большой, бесплодной могу остаться. Но я согласие дала и мне сделали аборт. Всё обошлось благополучно, врачи хорошие оказались. Приехала домой, с лица вся бледная, ровно с того света на побывку отпустили. Мать сразу всё поняла, на коленях свой грех отмаливала перед внуком своим. На том всё тогда и закончилось, а студентик мой очень на меня обиделся за недоверие к нему. Любил он меня очень. Потом узнала, что погиб на Афганской войне. Не сберегла я ни его, ни его сынишку. Столько лет прошло, а как вспомню, сердце кровью обливается – такая боль в душе и виновницей всему я сама. Мальчик этот в моей жизни – самое светлое, что было у меня. Потому и для Соньки хотела лучик света в душе оставить, пока грязью не забросают. Ты уж не сердчай на тётку, что своими глупостями тебе голову морочу.

Виталька сел на постели, поднял свои трусы и едва попадая в них ногами метнулся из спальни Анастасии. Распахнув дверь Сониной комнаты, он увидел Мишку, сидящего на диване и с живым интересом, слушающим Соню. Та читала ему вслух какую – то книгу. Глаза её взметнулись от книги, на стоящего в дверях Витальку. Упрямая чёлка, разлетевшаяся на лбу вновь упала на глаза и светлая копна волос обнажила её тонкую шею. Мишка сладко потянулся и спустив ноги с дивана, прошлёпал мимо своего друга в кухню, через плечо пожелав спокойной ночи друзьям. Дверь за его спиной закрылась и парень, подойдя к двери спальни Насти постучал согнутым пальцем в косяк. Дверь тут же распахнулась, перед ним стояла Анастасия в халатике, наспех запахнутым на её полной груди и удерживаемый руками, сжимающими себя, словно в ознобе. Её напряжённое лицо в миг разгладилось, добродушное выражение расплылось по широкому лицу.

– Мишенька, что же ты не проходишь, я уж заждалась. Заходи, милый, зябко на холодном полу – то босым стоять, – звенящими радостными нотками в голосе пропела Настя, втягивая за руку гостя к себе в комнату.

Продолжение следует