Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Просто поразительная история Мирии. Глава 3: Великолепная пятёрка

За то долгое время, что Мирия жила на свете, а это уже было не много не мало сто двадцать три года, демонесса успела побывать во многих местах. Общительная, добродушная она легко сходилась с разными расами, путешествовала, училась и открывала что-то новое для себя. Однако было место, которое вот уже около двух десятков лет Мирия могла называть своим домом. Место, которая она сама себе обустроила, в которое она могла вернуться в любой момент. Посский горный хребет дал неплохое пристанище для её жилья. На многие сотни километров он разделял равнину своими острыми пиками. В одной из таких гор, со звучным названием — Аранья, была уютная пещера благоустроенная демонессой под жилье высокого класса. Мирия сильно потрудилась над её обустройством, были воздвигнуты перегородки, разделяющие внутреннее пространство на коридор, гостиную, кухонную зону, спальню, банную комнату и туалет. В кладовой хранились запасы еды, дров и прочих припасов. Позднее, когда Мирия сдружилась с четой орков, спасённых ею из одной передряги, появилась и ещё одна комната для новых жильцов. Лорко и Гретта жили у неё и поддерживали уют, во время частых отсутствий самой хозяйки.

Вот и сейчас, пристроив Рики в Роузвелльскую школу магов, демонесса с удовольствием уплетала стряпню хозяйственной орчихи и слушала рассказы её супруга. Она уже с неделю сидела дома и никуда не выбиралась. И постепенно, день за днём назревал вопрос... А сможет ли она протиснуться в двери после столь ленивого времяпровождения и царского питания? Поэтому в один прекрасный момент за завтраком Мирия заявила, что собирается покинуть родное гнездышко.

— Решила куда отправишься? — поинтересовался Лорко.

— Честно, не знаю, но чувствую, что мне не хватает встряски! Пока наверно просто разомнусь, полетаю по окрестностям, посмотрю что вокруг происходит, пособираю сплетни.

— Ну, как знала, я как раз пирогов с клубникой напекла, да мяса вяленого наделала, лепешек возьмешь, надо ещё тебе еды собрать в дорогу... — начала перечислять Гретта. Она всегда переживала, что Мирия крайне худосочная и если так дальше будет питаться, то до двух сотен лет точно не дотянет.

Мирия заверила орчиху, что всё возьмет и поблагодарив за заботу, пошла собираться. Хотя, в целом, сборы были минимальны, она просто покидала в свой мешочек все, что хотела взять и попрощавшись, вышла из дома. Вход в пещеру мигом затянулся камнем и исчез из виду, оставив неприметный клочок мха округлый формы. Если бы невольному путнику довелось оказаться на этой узкой горной тропинке, он бы и не понял, что тут находиться дверь.

Демонесса подошла к краю серпантина и вздохнув морозный горный воздух стала осматривать прекрасный вид открывающийся внизу. Мирия планировала в начале немного размять косточки и полетать по горам Посского хребта. Поэтому поправив ремень на штанах и застегнув белую рубашку ещё на несколько пуговиц, она уже была готова взлететь, как поняла, что кое что забыла:

— Пироги, мать его! — всплеснула руками она и в голове сразу всплыли образы ароматной сдобы, наполненной нежнейшим клубничным джемом. Лететь без такого кулинарного шедевра было просто кощунством!

Мирия развернулась обратно к скале и приложив руку к круглому пятнышку мха, громко произнесла: «Мелон!». В скале тот час образовался проём и она поспешила за пирогами...

Демонесса наконец взмыла в воздух и пользуясь потоками, то спускалась к самому подножью, то вновь взлетала к вершинам снежных пик. Воздух свистел в ушах, солнце серебрилось на белых шапках гор, а начало нового дня предвещало приключения, уж в этом демонесса не сомневалась! Вдоволь налетавшись между горными вершинами, она решила спуститься в долину. Мирия пролетела над зеленой равниной и найдя луг с выкошенной травой, покрытой холмиками высоких стогов сена, решила приземлиться и сменить внешность. Она превратилась в худого черноволосого мужчину. Отличный и совершенно неприметный образ с которым можно было заходить практически в любую деревню и таверну. Если Мирия умудрялась накуролесить в одном облике, она тот час меняла свой стиль на противоположный.

Девушка дошла до таверны, с целью перекусить и подумать, чем ей заняться дальше. Как правило такие места были полны новостей, сплетен и что-нибудь да цепляло внимание Мирии. Чутье не обмануло демонессу и пока она уплетала жаренную яичницу с беконом, посетители судачили о странной группе, что недавно останавливалась тут. Четверка друзей состояла из рыцаря в доспехах, халфлинга, старого мага и гнома. Последнего вспоминали с самым крепким словцом, шельмец нажрался, учинил драку и накостылял всем кто имел неосторожность в неё ввязаться, да ещё сломал новую скамью. Хозяин таверны ели стребовал свое золото за причиненный ущерб. Мирия пыталась разузнать цель этого замечательного квартета, но никто ничего толком не слышал. Единственное, что удалось разнюхать: они ждали пятого, но так и не дождались и отправились в путь. Её сразу заинтересовала история, не часто несколько рас собираются вместе, значит есть какая то занимательная цель. Демонесса расплатилась и вышла во двор, энтузиазм следопыта подкрепился одним чумазым мальчишкой, которой за две монетки смог припомнить, что группа что-то говорила о Посском хребте и Костяном Ущелье...

Мирия еще застала те времена, когда оно носило гордое название — Фромвальское. Тогда по долине ходили богатые караваны, пролегали торговые пути. А чертоги Фромвала наполняли звуки кузниц и кирок могучего гномьего королевства. Там добывались множество разнообразных руд металлов, минералов, драгоценных камней которые шли на выплавку предметов быта, доспехов или оружия, а также самых разнообразных украшений. Все изделия отличались непревзойдённым качеством и мастерством. Поэтому не удивительно, что с обеих сторон Посского хребта в Фромвал стекались представители разных рас ради торговли, либо просто в желание перевести дух от долгого путешествия. Добрые гномы никогда не отказывали в предоставление крова уставшим путникам, тем более они рады были поспорить, выбивая пару лишних монет за эти невероятные поножи или эту изумрудную брошь дивной красоты. К сожалению те времена уже давно прошли. Мирия даже остановилась и запустила руку в черную шевелюру, почесала щетину на щеке: «Когда же это было? Сорок два, нет, пожалуй даже сорок три года тому назад!» Тогда Демонесса была совсем в другом месте и с сожалением узнала о трагедии из третьих уст... Фромвал накликал на себя беду и все его жители бежали в ужасе, пытаясь как можно быстрее унестись прочь от своего родного жилища. Как говорилось в легендах, многие гномы так и не успели спастись, оставшись лежать в чертогах, да в землях ущелья. В одночасье бывший торговый путь стал мрачным местом с расстилающимся густым белым туманом над землей. Туманом, который как саван накрывал тела павших гномов. Редкие смельчаки отваживались пересечь Посский хребет через Костяное Ущелье, а уж тем более попытаться проникнуть в Фромвал. Даже богатства, так сильно прельщающие разных любителей наживы, не заставляли идти туда, а уж слухи о сильном проклятье и рассказы о куче монстров, якобы населяющие бывшее жилище гномов, так и вовсе напрочь отбивали любое желание...

Мирия превратилась в свой родной облик и летя в сторону Костяного Ущелья внимательно оглядывала окрестности. Если отряд вышел с утра, то они должны были одолеть около половины пути. Демонесса глянула на солнце, пять часов: «Вероятно они пройдут до наступления ночи остаток пути, разобьют лагерь у самого хода в ущелье, а уже с утра пойдут в Фромвал». Конечно они могли и сразу туда пойти, какая разница в какое время суток ходить по чертогам, но что-то подсказывало Мирии, что им обязательно понадобится отдых. «С другой стороны и зачем я их ищу? Ну ведь я предчувствую зачем они идут в Фромвал. Ээх, ладно, раз уж решилась, что тут теперь ныть!» — подумала она. Демонесса монотонно хлопала крыльями и старалась разглядеть четверку путников. Вскоре Мирия радостно крякнула, впереди определенно тащилась процессия, весьма похожая по описаниям в таверне. Девушка быстро снизилась на давно уже заросшую травой дорогу. Демонесса поспешно сняла с себя вещи, закинула их в свой магический мешочек, превратилась в снегиря и подцепив клювом один из своих любимых артефактов, полетела вперед.

Догнав отряд, она сделала плавный округ осматриваясь. Впереди шел старец с резным деревянным посохом, тяжело передвигая ноги. Серая коническая шляпа грустным треугольничком свисала и болталась задевала седые волосы спадающие до плеч. Пожилой человек был облачен в мантию мышиного цвета. Мирия удивленна похлопала маленькими бусинками-глазками, старый маг больше был похож на шута со своей дурацкой шляпой, да и на кой ляд надо было его вперёд пускать? Почему не посадить на лошадь, тем самым ускорив путь всей группы. Но беглый взгляд на остальных друзей старца показал, что эффективности это не добавило бы. За магом шел хмурый гном ведущий за веревку ослика. Его скотина то и дело норовила остановиться и объявить категорический бойкот на дальнейшее путешествие, из-за чего ведущий, злобно бормоча под бороду ругательства, сильнее тянул животное. Худенькая халфлинг в грязноватых штанах и тёмно-зеленой рубашке то забегала далеко вперёд, то шла вместе с магом расспрашивая о чём-то. И завершал процессию огромный рыцарь в старых, уже поражённых пятнышками ржавчины доспехах. Мирия не могла рассмотреть самого носителя, но по звуков доносящихся из под забрала, можно было сделать вывод, что жить владельцу оставалось недолго. Поскольку услышав такие звуки у своей лошадки, крестьяне с трагизмом снимали бы свои шляпы и уже размышляли, что делать с такой большой тушей...

Снегирёк присел на круп осла и начал внимательно следить за необычным отрядом.

— Лоренс, а что вы думаете про все эти байки, неужели на самом деле в Фромвале есть чудовища? — обратилась халфлинг к магу.

— Ааа? — совсем по старчески, с дрожью тот склонил голову, пытаясь расслышать слова.

Полурослик повторила вопрос магу и тот призадумался:

— Ну если хозяева покидают дом, то стало быть почему бы туда не заселиться другим? Но не беспокойся секира Норка и меч Зака остановят любую проблему! Да и я обладаю обширным списком заклинаний, чтобы не оставить им и шанса.

Гном, до этого вслушивавшийся в диалог, тихо выругался себе в бороду: Ага, только к херам нам эта бесполезная дармоедка привязалась, толку то от неё!

Процессия удрученно двигалась по жаре вперед. Престарелый маг, на редкость активная халфлинг, гном с осликом и скрипящий железом рыцарь. Если бы не суетящийся халфлинг, бегающий туда сюда, можно бы предположить, что двигаются они не иначе как на похороны или на свою же публичную казнь. Мирия, насмотревшись уже достаточно, раздираемая негодованием, скукой и любопытством, более не смогла сдерживаться и превратилась в свой родной облик. Одно мгновенье! И место красногрудой птички заняла демонесса, покачивающая голыми ножками на ослиной заднице и щеголяя обнаженным станом. Осел издал истошный крик и рванул со всей мочи вперед, чуть не сбив гнома с ног.

Во всей этой кутерьме быстрее всех пришёл в себя Норк. Подкрепив описание ситуации смачным: «Да йобана в рот!», — он вытащил из-за спины секиру и побежал тепло поприветствовать гостью. Мирия ловко спрыгнула с животного, несущегося вперед, а затем резко ударив крыльями, подлетела вверх, секира описала полукруг и резанула воздух. Демонесса зависла в пару метрах над землей:

— Вот так вы встречаете тех, кто может вам помочь?

Гном ничего не сказал, лишь медленно пятился вбок, он старался отвлечь Мирию, чтобы рыцарь смог застать её врасплох. Демонесса бросила короткий взгляд в сторону мага. Халфлинг пыталась удержать поводья ослика, а старик только поднимался, в неразберихе животное натолкнулась на него и свалило на землю.

— Я не враг вам! Даже наоборот, могу вам помочь!

— И чем ты нам можешь помочь, а дьяволица, моя секира щас поможет расчленить тебя! — звучно гаркнул гном.

— Да хотя бы советом! У вас есть маг, вы не могли открыть портал поближе, чтобы не совершать такой долгий путь. Ну хорошо, хрен с ним с порталом, но пустить пешком старика, что вот вот отойдет к святой Миелине и рыцаря в полной амуниции, вы на что вообще рассчитывали?

— Да а тебя какое дело!? — уже скорее обиженно чем грозно ответил гном, он опустил секиру на землю и облокотился на древко. — И с каких это пор такие шельмы красножопые как ты с добрым людом связываться вздумали!? — сказал гном недоверчиво рассматривая обнажённую гостью.

— Может я вам помочь хочу!?

— Ты? Помочь? И чем же может помочь такая тварь? Вы токма и можете, что совращать мужской род и беды приносить!

— Ну если ты привык судить о пиве только по виду, а не по вкусу и шапке, то для тебя и демонессы все одинаковые!

— Кх, — крякнул гном, нахмурившись, он машинально запустил жилистый кулак в бороду. Фраза по пиво затронула скрытые уголки души доброго ценителя спиртных напитков и он задумался, размышляя как послать наглую незнакомку далеко и надолго.

— А может она и правда может помочь? — риторически спросила халфлинг с любопытством рассматривая гостью. Она уже успокоила ослика и подойдя с магом, спешила принять участие в беседе. Лишь рыцарь убравший оружие так и оставался молчалив.

— Она может помочь также как и ты, то есть ничем, пусть она убирается прочь!

— Норк, наверно тебе стоит вспомнить, кто снарядил эту экспедицию и кто принимает тут решения! — гневно рявкнул маг.

Гном собирался горячо возразить, но Лоренс прервал его тираду короткой фразой, предназначающейся Мирии:

— Нам надо поговорить, одним, — улыбнулся он демонессе, бросив на неё многозначительный взгляд.

Лоренс с Норком отошли в сторону и начали гневно перешептываться. «Ну что же, посмотрим, обычно маги отличаются некоторой мудростью и благоразумностью, конечно если они не успели впасть в маразм», — решила про себя Мирия.

— Меня зовут Рилла! — мило улыбнулась халфлинг подходя к демонессе.

С ростом чуть более метра, озорной улыбкой и копной непослушных каштановых кудряшек девушка походила на ребёнка. Мирия хорошо относилась к халфлингам, но её удивил внешний вид Риллы с достаточно высоким ростом для женской половины расы и нетипичным строением тела. В противовес пухлым, кряжистым сородичам она была худенькая, стройная, словно бросая вызов мировым стандартам!

— Мирия! — махнула рукой в приветствии демонесса, она уже давно спустилась на землю. — Забавная у вас компания!

— Не то слово и они так постоянно могут ругаться.

— А что же Зак, он всегда так молчалив?

— Думаю он уже устал в своих доспехах. У него просто сил нет.

— Ладно, подожди, дай мне хоть одеться!

Демонесса спряталась за осликом и достав из своего артефакта штаны с рубашкой, прикрыла свои прелести. Как только она вернулась к халфлингу, Лоренс с Норком уже закончили совещаться и маг подошел к девушкам.

— Как ты нас нашла, демонесса?

— О, это было не сложно, вы наделали столько шума в таверне. Я заинтересовалась вашей группой и решила проследить за вами!

— И чего же ты хочешь от нас!?

— Я? Да ничего. Мне просто было любопытно. А сейчас я предлагаю вам свою помощь и компанию, вы же собираетесь спуститься в чертоги Фромвала?

Маг ничего не сказал, лишь Норк злобно сплюнул на землю.

— Так я могу вам помочь, уж поверьте!

— Да вы шутите, йобана блять! — начал заводиться гном.

— Тихо, — осадил его Лоренс. — Хорошо, я не против твоей компании, как тебя зовут?

— Мирия!

— Моё имя — Лоренс, с халфлингом — Риллой, я так полагаю ты уже знакома, тот благородный рыцарь — Зак, а гном — Норк.

— Приятно познакомиться! — крикнула всем демонесса.

— Тогда двигаемся дальше, нам до сумерек надо подойти как можно ближе к Костяному Ущелью и разбить лагерь, — вставил Норк. — Учти, я слежу за тобой, выкинешь что-то и порежу на части, — демонстративно бросил он, проходя мимо Мирии.

Отряд, теперь вместе с демонессой, двинулся дальше. Странный рыцарь, так и оставался немым, с Норком заводить общение Мирии пока было неохота и она посвятила себя ленивой беседе с магом и халфлингом. Тем более последняя была донельзя болтливая. Спросив у Лоренса о цели похода, демонесса услышала красочный рассказ, о том как Норк хочет исследовать залы на предмет возвращения могучих кланов назад, дабы снова заселить родную обитель. Добрые же друзья гнома, помогут ему в этом нелёгком деле. Мирия кивала и улыбалась, слушая как маг неспешно рассказывает...

Постепенно их дорога сменилась, из запущенного пути заросшего травой она медленно менялась на все более и более каменистую почву. Вскоре они и вовсе пошли по ковру из мелкой крошки горных пород. Уже к вечеру уставшим от дороги путников ждало чудо. Над ними стал нависать Посский хребет, отбрасывая причудливую тень. Мирия прикинула, что до Костяного Ущелья им осталось где-то около километра пути. Словно прочитав её мысли, Лоренс предложил разбить лагерь.

Все с облегчением остановились и начали разгружать ослика, доставая еду и постели. Мирия с интересом наблюдала за Норком, который хмуро оглядывался по сторонам.

— Деревья сухие ищешь? — полюбопытствовала она у гнома.

— Надо же, какая ты сообразительная! — съехидничал гном. Так и знал, что нужно взять с собой, но разве на него нагрузишь что-нибудь? — кивнул он на ослика. — А вокруг только эти ебучие камешки!

Мирия с грустью смотрела за несчастным лагерем. Зак наконец снял доспехи. В них оказался юноша зим двадцати с одутлым, глуповатым лицом. За долгую дорогу тот абсолютно упарился и по его красной коже градом катился пот. Халфлинг разложила постели и достав лепешки, стала раздавать всем.

— Мирия, бери и ты, ешь!

— Что это?

— Путевой хлеб, он очень питательный.

— Спасибо, пожалуй воздержусь.

— Ну как знаешь, кстати к нам так и не пришел пятый член команды — друг Норка, так что у нас как раз есть лишнее спальное место.

— Прекрасно, так, подожди, мне надо обмолвиться с Норком.

Демонесса подошла к гному, что уже оставил секиру и повязав топорик собирался покинуть лагерь.

— Не надо, я добуду дров, иди обратно.

Гном непонимающе уставился на неё, но никуда не пошел. Мирия отошла в сторону и достала свой мешочек, тот увеличивался в размерах пока не превратился в достаточно большой, чтобы Мирия могла поместиться в нём. Девушка залезла в него и исчезла внутри. Мешковина опала на землю перед гномом, словно внутри никого и не было...

Магия артефакта работала таким образом, что внутри можно было хранить массу вещей и меняя размер можно было спокойно залезть рукой и достать самое необходимое. Помимо этого владелец мог открыть ход в небольшое измерение, где можно было хранить кучу вещей. Как раз это и нужно было сейчас Мирии. Она ловко пробежала по душной мешковине и отворив деревянную дверь очутилась в большой комнате с кучей шкафов и полок. Все они были завалены разным барахлом. Горы всякой всячины были в том числе и на полу, создавая причудливые пирамиды творческого беспорядка. Книги, рукописи, одежда, различные сушеные травы и препараты, предметы быта и первой необходимости, сваленные рубины и изумруды с кучками золотых монет в углу. В общем тут было столько всего, что просто и не счесть. Мирия ловко пробралась через свой же лабиринт и скользнула в кладовку. Через мгновенье она вышла из мешка и положила перед изумленными члена отряда две вязанки дров.

— Этого должно хватить, ну хотя, сейчас еще одну на всякий случай принесу, тут горы, ночью будет прохладно! Разводите костер пока, я сейчас.

За несколько ходок она принесла ещё вязанку березовых дров, тушку маленького молочного поросенка, двух кроликов, жаровню, кадочку с солёными огурцами, тарелку с свежими овощами, столовые приборы, две бутылки вишневой наливки и бутылочку личного производства из чистейшего асвирсткого спирта настоянного на жгучем перце и больших чёрных скорпионах.

Быстрей всех сообразил гном, радостно крякнув, он расторопно соорудил костер, установил жаровню и уже готовился заняться мясом. Все остальные только удивленно смотрели на происходящее. Норк деловито переговорил с Мирией и та сбегала ещё раз обратно, вернувшись со специями и вертелом. Гном взял из своих запасов бутылку с напитком неизвестного происхождения, крепко приложился и что-то напевая себе под нос загружал две тушки кроликов на жаровню. Пока готовилась крольчатина он занялся другим мясом. И обмазав поросёнка маринадом, Норк уже собирался насадить его на вертел. Мирия только смотрела за происходящим, она была довольна, что хоть кто-то в этой компании обладает расторопностью и ей не приходится делать всё самой.

— Мирия, но как, что это за магия? — изумленно поинтересовалась Рилла.

— Ну, что-то вроде магического чулана или кладовки, — улыбнулась демонесса.

— Ммм! — задумчиво протянула халфлинг, всё это время она с любопытством разглядывала артефакт, пока демонесса не убрала его из карман.

Норк и правда знал свое дело. По их временному лагерю распространялись сногсшибательные ароматы специй. Ребята уже практически приговорили нежнейшее мясо кроликов как уже на подходе их ждал поросенок. Гном колдовал над вертелом, то и дело поворачивая тушку, что-то ласково наговаривая и снова сбрызгивая её маринадом. Мирия села рядом с весело трещавшим костром, где пристроились Зак с Риллой. Они уже порядком наелись и разомлели от выпивки, чуть поодаль справлялся с остатками своей крольчатины Лоренс.

— Ну йобана, спасибо тебе Мирия, не распознал я в тебе друга! — гаркнул Норк плюхаясь рядом. Он поставил кадку с нарезанными кусищами свинины.

Демонесса ничего не ответила, только изогнула краешки губ в улыбке: «Ничто не меняется в жизни так быстро как настроение сытого и подвыпившего гнома!», — подумала она.

— Надо поднять тост за успешность нашего похода! — гаркнул гном

— Несомненно! — поддержали остальные.

Лишь Лоренс не присоединился к всеобщему веселью, отобедав он сослался на преклонный возраст и наложив на лагерь пару защитных заклинаний от волков или ещё каких оказий, отправился спать.

Застолье продолжалось дальше, Норк с Мирией только начали расходиться, Рилла же с Заком пытались выдерживать тяжёлый темп задаваемый «экспертами дела». Халфлинг достала лютню и попыталась извлечь из неё звуки, попутно подпевая тоненьким голосом. Демонесса поморщилась. «Инструмент — расстроен, аккорды неправильные, голос — оставляет желать лучшего», — подумала она. Однако вслух Мирия решила воздержаться от резкой критики и сославшись на расстроенный инструмент взяла его у полурослика, дабы привести в порядок. Она подкрутила колки и добившись ровного звучания, удобно уселась вытянув красные ножки, положив лютню на ноги, затанцевала пальцами по струнам. Раздалась веселая мелодия и приятный голос:

Нас манит время приключений!

Идем вперед мы не жалея стоп!

Отряд наш бравый, нет у нас сомнений

и каждый шаг звучит наш гулом от сапог!

***

Горы и преграды и полный путь оказий

Мы одолеем в раз! И монстрам вдарим в рог!

Теперь поем все сразу, без всяких промедлений

наполни свою кружку и запевай ты в слог!

— Вау, просто вау, ты очень хорошо играешь, мне далеко до тебя, — расстроено прокомментировала Рилла. А чья песня?
— Да так, легкий экспромт!

— И правда хорошо, а вот чья-то ценность в команде ещё больше падает, — хмыкнул гном.

— А ещё много чего умею! — обиженно надула щёчки Рилла.

— Ладно, не дуйся, Мирия наливай ещё!

Демонесса долила выпивки и поинтересовалась:

— А что же ваш пятый член, кто должен быть то?

— Да друг мой, Иннеронер. Вот такой стрелок, — Норк выпятил большой палец покрытый мозолями и щербинками ссадин, показывая какой же его друг мастер. — Тут недавно одной стрелой у белки оба яйца отбил с двух сотен метров. Эх, жаль с нами не пошёл, столько бы пользы было, — Норк улыбнулся Мирии, незаметно скосив глаза на Риллу.

Демонесса согласно кивала, дескать конечно отменный стрелок! «Какой то подвох в этом Иннеронере... Скорей всего эльф был донельзя близорук, а белка вообще самкой оказалась!» — решила девушка.

— Эх, Мирия, хорошо пошло! — хлопнул гном кружкой по камням. — Бьёт по мозгам, ссска, не хуже моей первой жены, опосля она узнала что я с соседкой переспал. А вкус то какой древесный, прям диво!

— А что там на дне бутылке плавает, чёрное такое? — поинтересовалась Рилла. Она немного попробовала напитка, но в отличии от Зака, который решил не уступать старшим, халфлинг решила ограничиться вишневой наливкой.

— Так хвосты больших чёрных скорпионов, я за ними специально в земли Алании ездила.

— Ох, йобана, хорошо пошли они!

— А как же яд? — удивленно захлопала глазами Рилла.

— Яд — это белок, попав бы в нашу кровеносную систему он мог бы нас прикончить. Была бы у нас во рту ранка или язве в желудке, — Мирия покосилась на гнома, — то свежий яд бы мог нас убить, а не перевариться словно обычная еда. Но тут то хвосты выстаиваются в спирту, поэтому белок разрушается, следовательно все и безопасно, — поучительно закончила демонесса.

— Белок-шмелок. Что тут умничать, пить надо! — фыркнул гном наливая новую кружку.

Сбоку громко икнул Зак, привлекая всеобщее внимание. Парень встал и пошёл куда — то в сторону заплетающейся поступью. Отойдя как ему мнилось далеко, а на деле не более пару метров, он развернулся в сторону от лагеря и покопавшись в штанах, излил свои горести на камни.

— Зря он наливку не пил со мной, ой зря, — сочувственно пискнула Рилла, мотнув каштановой шевелюрой.

— Ну хотел быть взрослым, так пожалуйста, кто его заставлял то, — ухмыльнулся Норк.

— Да он сейчас спать пойдет, вот точно говорю! — сказала Мирия.

Зак же, покончив со своим туалетом, прошёл пару шагов и камнем рухнул вниз.

— Мамочки, мамочки, — запричитала Рилла.

Мирия с Норком поднялись, но быстрая халфлинг первая успела подскочить к парню. Он безжизненно лежал уткнувшись в землю. Приподняв его голову, она ещё больше запричитала, из разбитого лба хлестала кровь, заливая крупный булыжник. Мирия подбежала и приложила пальцы к шеи. Сзади раздался сочувственный вздох гнома и звук мощного хлебка:

— Да будь ты упокоен с миром, воистину не знаешь где настигнет смерть воина!

— Дурак бородатый, он не умер, а уснул! Помоги мне поднять его!

Словно в доказательства слов Мирии раздался громкий храп Зака. Норк чертыхнулся, отдал свою кружку Рилле и помог демонессе отнести парня на его место.

— Вот так мы теряем лучших из лучших, — глубокомысленно заметил гном, очередной раз прикладываясь к кружке. Скоро их покинули и халфлинг. Какое-то время она силилась, старалась не терять нить разговора, слушать игру Мирии на лютне, но постепенно глаза её стали слипаться, а голова сонно клониться к земле. В итоге ей пришлось с сожалением пожелать спокойной ночи и отправиться спать.

Однако Норк с Мирией не особо заметили исчезновение малютки. Они добили бутылочку настойки и решив, что переходить на наливку — это понижение градуса и оскорбление для них обоих, Мирия сбегала за правильным напитком в свои запасы...

— Вот я те скажу, что ты преувеличиваешь, кхм, наши несчастья! Мы не несчастны! — гаркнул гном и ударил об землю так, что вокруг разлетелась каменная крошка.

— Да полно тебе, вам всё время не везет!

— Что значит не везёт!?

— Ну так давай перечислим: в Махабаре вы рылись, рылись и дорылись, что там было?

— Ну да, признаю, война с темными эльфами, — нехотя буркнул Норк.

— Так, в Глумсдейг докопались до залежей природного газа, да там взрыв такой был, что пол вашего жилища разворотило. Да до сих пор со стороны Халинских гор такой грохот иногда доносится, что у крестьян живущих недалеко портки рвутся, а дети заиками становятся.

— Ну было такое, маленечко мы в расчётах ошиблись при копке, с кем не бывает!

— Расчёты, хорошо. Тогда давай поговорим о Фромвале.

— А что Фромвал?

— В процессе добычи драгоценных камней вы продолбили путь в огромную пещеру, там вы обнаружили спящей огромную дракониху, так?

— Ну так, — вздохнул гном.

— Так на кой хуй вы поперлись в жилище Тиассеи? Херли вы там забыли!? Заделали бы аккуратно камушками опять, залили раствором и все! Нет дороги, путь закрыт.

— Так драконы сокровища охраняют, ну а раз спит, то братья и решили тихохонько...

— Оно и видно как получилось ваше тихохонько! — вздохнула Мирия. И вообще что за вздор с сокровищами? У вас драконы — это порядочные квочки что-ли, на золоте как на яйцах должны сидеть? Драконы разные бывают, многим пофиг на побрякушки. А вот если их от сна отрывают, мало кто рад останется.

— Да хватит тебе уже, ну по живому прям ходишь! Может быть и смысл гномьей жизни в том, чтобы переносить трудности и закаляться в них!

— Надеюсь что так! — громко сказала Мирия. — А не убиваться как стадо баранов о поварские ножи, — добавила она уже тихо, себе под нос.

Демонесса залпом допила последние крохи из кружки и потянулась за бутылкой, чтобы налить ещё.

— Норк, — осторожно окликнула она гнома, который насупил раскрасневшиеся щёки и, казалось, пребывал в тяжёлых раздумьях касательно предназначения своего народа.

— А?

— Ну вы же не спасать Фромвал собираетесь, а попросту мародёрствовать?

— Полегче девочка, — сухо сказал гном. Мёртвым вещи не нужны.

— Не спорю, не мне вас судить.

По правде говоря Мирия поняла цель мероприятия ещё в самом начале, сейчас же она и сама не понимала зачем ей понадобилось это прямое подтверждение. Он потянулась разминая крылья и нахмурившись сказала притихшему Норку:

— Дурачьё! Не такие как вы и не таким составом таким занимаются. Ладно, пошли спать, настойка закончилась.

Мирия верно подметила, опустела не только вторая бутылка, но и их кружки. Норк посмотрел в свою кружку с печалью:

— А может ещё одну?

— Не, я точно не буду, — быстро ответила демонесса зачем-то оглядев спящих членов отряда и бросив взгляд на самого Норка, — я если напьюсь могу разное отчудить! Да и тебе не советую, завтра день и так не легкий, а с бодуна ещё хуже будет.

— И то верно!

Они пожелали друг другу спокойной ночи и улеглись спать. Мирия поудобней устроилась на своём месте. Подвернув под себя правое крыло она легла боком и удобно устроилась как в люльке. Тишину ночи убаюкивал звук потрескивающих берёзовых поленьев, а темноту подсвечивали россыпи звёзд. Демонесса сладко зевнула: «Повезло этим дурням, что им попалась я!»

***********

Она проснулась внезапно, резко, словно чуткое животное и сразу почувствовала что, что-то не так. Её неожиданное пробуждение было неспроста. Мирия приподнялась и оглядела лагерь. Костёр пополнился новыми поленницами (явно работа Норка) и всё также весело горел, давая окружающим приятное тепло. Демонесса поняла, что защитные заклинания Лоренса никто не потревожил. Все члены лагеря, кроме неё, мирно посапывают. Так что же чёрт дери не так!? Она сунула руку в карман и поняла что не так... Сучий потрох, козлиная мошонка! — злобно процедила она сквозь зубы. Мирия направилась прямым шагом к месту Риллы. Размахнувшись, она отвесила хорошего пинка под халфлингский зад.

— Ой, ёй, ёй! — жалобно запищала Рилла, потирая сонные глаза.

— А ну живо вставай, воровка!

— Какая воровка? — на неё недоумевающе уставилось сонное детское личико с желтыми глазюками.

— Видишь мой ремень, видишь, я его сейчас сниму и буду пороть тебя так, пока кожа на моей ладони в кровь не сотрется! Поверь мне, после такого ты больше никогда не сядешь, ты даже ссать стоя будешь!

— Но я правда ничего не трогала!

— Что тут такое? — спросил Норк подходя сзади.

— Она — воровка!

— Да ничего я не крала!

— Так давай подумаем, у нас есть только что крещёный алкоголем юный рыцарь, престарелый маг и нагло врущий полурослик! Как вы думаете кто из них спиздил моё добро!

— Дд дав... давайте не ббуу... не буддем мысслить стереотипами, — заикаясь пролепетала Рилла.

— Рилла, покажи свои карманы! — тихо, но твёрдо сказал Лоренс.

Не дожидаясь Мирия подскочила к полурослику и запустила руку в её правый карман, затем в левый. Под гробовое молчание она достала свой артефакт.

— Ты лазила туда, ты лазила внутрь?! — демонесса схватила Риллу за плечи, смотря её прямо в глаза.

Та испуганно замотала головой. Мирия фыркнула и развернулась, мелькнул в воздухе край мешковины и демонесса скрылась внутри. Лишь маленький мешочек остался лежать перед Лоренсом, халфлингом и Норком.

— Но я не хотела, правда! — жалобно обратилась Рилла к своим спутникам.

Мирия быстро прошла дверь и очутившись в комнате, побежала сквозь горы разложенных вещей. Не злость гнала её вперед, хотя злиться было на что. Не обида или разочарование. А страх! Страх — заполняющий всё её естеств

о, липкий, противный, сковывающий всё тело и заставляющий сердце бешено колотиться. Демонесса подошла к тёмно-коричневой тумбочке. Она открыла самый верхний ящик вытащила из него кипу свитков с заклинаниями и отбросила в сторону, осторожно надавила на дно ящика и приподняла легкую фанерку. На дне лежал овальный талисман с цепочкой. Мирия расслаблено вздохнула и вытащила его. Драгоценность была сделана из чистого мифрила высочайшей пробы. На её ладони цепочка из легчайшего и невероятно прочного металла отливала приятным голубым светом, каждое достаточно крупное звено — было покрыто своими диковинными узорами. Мирия провела по гладкой и прохладной поверхности овального артефакта. Он мог светиться любым цветом, когда она только достала его, он был изумрудно-зелёный, теперь же свет был ярко фиолетовый. Демонесса аккуратно положила предмет обратно, накрыла фанеркой и убрала обратно свитки с заклинаниями. Страх прошёл, её уже больше не била мелкая дрожь, остались лишь только грусть и воспоминания.

Мирия нашла в одной из куч початую бутылочку коньяка как следует отхлебнув, она постаралась привести себя в чувства. — Ну и где эта мелкая пизда, надо бы проучить её как следует! Хоть демонесса и понимала, что виновата сама и в пекло полетела её чуткость, но Рилла должна была понести своё наказание.

— Ты когда нибудь слышала что в разных местах делает с воришками, а? — гаркнула она, стараясь изображать взбешённую демонессу.

В начале она и правда готова была прибить халфлинга, сейчас же нужно было просто воплотить в силу свою священную месть. Рилла понуро стояла опустив голову, пока её отчитывали. Лоренс извинился за её действия и отправился спать. Норк так же благоразумно оставил их наедине, решив, что раз уж его сон и был потревожен, то только ради ещё одной бутылочки своего пойла и пару кусков свинины.

— В некоторых местах тебе бы отрубили палец за первое преступление, потом ещё один и ещё! — мрачно продолжала Мирия. — А знаешь чтобы сделали если бы закончились пальца на обеих руках?

— Неет, не знаю, — удрученно ответила Рилла.

— Был один такой чародей, Рогимонтом звали, так вот был он большим любителем чужого добра. Не раз его ловили и даже лишившись пальцев, он умудрился пиздить, культями видите ли таскать чужое добро вздумал. Так вот ему их и обрубила, прям по самые плечи и подравняли. Люди думали, что успокоится, ан нет. Чародею достаточно заклинаний, чтобы творить беспредел. Так Рогимонт лишился языка! Но и это его не остановило, ногами начал загребать, ногами! На что только воровские натуры не пойдут... — Мирия сделала значительную паузу, — так он познал высшую кару для воров. То, с чем виселица и плаха покажется лишь забавами, а самые извращённые пытки — лишь детскими игрушками. — Ты же часто воруешь, ведь так Рилла? — с приторной нежностью спросила Мирия.

— Да, да конечно! — поспешила радостно заверить халфлинг. — Ой, ёй! То есть нет! Нет, нет, это вообще моя первая кража! — испуганно залепетала она.

— Сдаётся мне, что ты пиздишь нагло и всё-таки далеко не первая! — хищно улыбнулась Мирия. — Думаю мне надо познакомить тебя с тем, от чего в муках скончался Рогимонт, с «кровавым зеркалом»!

— Не, не, не надо! Я больше никогда ничего не украду!

Мирия выдержала эффектную паузу, высверливая дырку в склоненной головке халфлинга:

— Брысь спать, малявка, быстро, пока я не передумала!

Рилла прошептала слова благодарности и побежала на своё спальное место.

***********

Крики, сумасшедшие крики, уже превратившиеся в сплошной вой за спиной. Надо бежать! Быстрее! Ещё быстрее! Кажется ей немного удалось оторваться от толпы. Но только от толпы, а не от этих двоих. Сзади отчетливо слышался тяжёлый топот от мощной туши сотрясающий землю, другого даже она не могла слышать, не смотря на свой острый слух. Быстро, но при этом неслышно и по кошачьи грациозно ступали его ступни. Ну же, ещё немного и она добежит до конюшни, а там лошади, там спасенье! Она споткнулась о камень, упала, по инерции прочертив коленкой дорогу и взметнув в воздух большой клуб пыли с песком. Вскочила и понеслась дальше, не взирай на содранную кожу, на бегущий по ноге ручеёк крови. В ноздри ударил запах навоза и конского пота. Уже невдалеке заржал конь. Осталось немного! Ровно столько, чтобы придать уставшему телу ещё больше сил и подарить надежду. Свернув на боковую улочку она увидела конюшню. Да, скоро она уже будет далеко отсюда! Влетев внутрь быстрее молнии она поспешно открыла ворота. Нет времени даже одеть лошади амуницию, но это не проблема, когда ты хорошо умеешь управляться и без всего. Открыта дверца стойла и девушка уже на гнедой кобылке. Левая рука сжала густую конскую гриву. Ласковая и спокойная лошадка, даже не испугалась незнакомки. Девушка ударила по бокам: «вперед, вперед!»

Кобылка даже не удивилась, она послушно выскочила из стойла и помчалась в сторону озаряемого лучами света выхода из конюшни. Однако не суждено было случиться спасению, перед ними вырос здоровый мощный толстяк, высотой метра два. Он расставил руки и грозно рявкнул: «стоять!» Лошадь набиравшая скорость едва успела затормозить, она недовольно заржала и встала на дыбы. Наезднице пришлось с силой прижаться ногами к животному и вцепить руками в пышную гриву, было чудо, что она не свалилась. Опустившись передними копытами на землю животное недовольно зафыркало. Толстяк ловко поднырнул под левый бок лошади и обхватив шею мощными руками с силой опрокинул на землю. Буквально за мгновенье, до того как напуганная кобыла грохнулась, наездницу грубо стащили и швырнули на землю. Девушка с силой ударилась, от резкой боли градом потекли слёзы по детскому личику. Каштановые волосы сбились в грязную спутавшуюся паклю. Она подняла голову и сразу пожалела, что посмотрела на своих преследователей. Сначала её пронзили холодные как лёд глаза эльфа, стащившего её с кобылки, на его лице играла довольная ухмылка. Но в ужас её вогнало другое, тот второй, оказался вовсе не толстяком. Он был просто огромен, с мощными мышцами гуляющими под кожей, а его полностью лысая, здоровая голова довершала брутальный вид. Однако было одно, что хорошо роднило их двоих, от обоих разило смертью...

Испуганная кобыла завалившись на спину брыкалась, пытаясь найти опору. Ей удалось развернуться и привставать на копытах, но так и не суждено было подняться во весь рост. Громила подошёл и ткнув в шею коленом резко заломил голову. Раздался противный хруст и всхрапнув, кобылка завалилась на землю. Лошади в стойлах заржали, забились от испуга на своих местах.

— Лошадь то зачем? — тихо прошептала девушка.

Никто так и не ответил на её чуть слышимый вопрос. Эльф подошёл ближе, глумливо улыбаясь. Его пальцы ловко юркнули под куртку и нашли нужное. Тёмно красные рубины россыпью посыпались на землю, устлав её кровавым ковром от мелких камушков размеров с ноготок, до крупных равных двум кулачкам девушки или одному эльфьему. Последних было немного, но они сверкали на земле благородной багряной.

Тяжёлыми шагами здоровяк приблизился к девушке и поставив на ноги, сорвал с ней куртку, затем рубаху обнажив маленькие грудки, которые тот час были прикрыты чумазыми ладошками. Она чувствовала его взгляд на себе, тяжёлый, мерзкий, от него трудно было укрыться, а уж тем более хоть как-то игнорировать. Девушка так и стояла, стыдливо потупив глаза.

— Ты чего Кодрат, никак возлежать с ней решил? — мелодично пропел эльф.

— Нет, просто интересно поглазеть на полурослика. Да и на кой мне сдалось трахать её, как вставлю до конца, так хуй в черепушку и упрется, а мы хотим другой участи для неё.

— И то верно, — осклабился эльф, — я пойду зелье приготовлю, ждите тут, никуда не уходите.

Эльф ушёл, а здоровяк спокойно сел и прислонился к деревянному столбу.

— Попытаешься сбежать и я тебя так выебу, что органы в кашу превратятся! — спокойно произнес он.

В голосе было холодное безразличие, однако она даже не сомневалась в правдивости слов. Халфлинг тоже присела, она боялась пикнуть, не то что пошевелиться. Лишь молча дрожала скованная от ужаса. В один момент она поняла как всё было скверно, они с самого начала издевались над ней как гончие над загнанной лисой. Не было и шансы на спасение. Лишь азарт охоты и брошенная жертве призрачная надежда, чтобы после сломить и раздавить её дух полностью.

Вскоре вернулся эльф, в руке он нес два пузырька со странной жидкостью. Здоровяк поднялся и схватив за ноги понес её. Девушка бултыхалась как тушка курицы опущенная вниз головой. На попытки жалких сопротивлений Кодрат даже не обратил внимания, спокойно держа её в правой руке.

— Рилла, ты знаешь что такое кровавое озеро или оазис смерти как его ещё любят называть кочевники с Нииры?

— Нет, что вы хотите сделать со мной? Не надо! Пожалуйста отпустите меня!

— Решила перейти от сопротивления к мольбам? Они не помогут тебе, воровка, твоя жизнь уже не принадлежит тебе! — хмыкнул эльф.

«Сучье вымя, блядское отродье, поносной дерьмо горных троллей!» — мысленно ругалась девушка. Халфлинг кляла себя, за то что приехала в эти края, за то что позарилась на рубины. Кляла свою удачу, которая подвела. Пока она ругалась вслух или про себя и молила всем известным богам, они вышли из города и подошли к большой поляне покрытой густой зелёной травой и заросшей цветами. Сколько их там было! Фиолетовые, желтые красные шапки, бутоны, соцветия с мелкими цветочками, таких растений она даже не знала. Халфлинг крутила головой, любуясь многообразием красок.

— Да, цветы любят это место, — прочитав взгляд полурослика, сказал Кодрат.

Он кинул её на землю. Обернувшись она увидела крепкий столб с дощечкой в форме буквы «Г», на конце деревяшки болталась верёвка. «Значит виселица», — промелькнуло у неё в голове. Не дав толком поразмыслить тонкие пальцы эльфа вцепились в неё как крючья. Её рот открылся и в неё потекла приторная жидкость.

— Вшатрава? — проблевываясь спросила она.

— Пей по хорошему, что тебе предлагает Хиларровен, и нет, это не отрава!

Эльф, придерживая каштановые волосы, запрокинул голову и мерзкая жидкость потекла внутрь. Рилла захлебывалась, отплевывалась, но в неё вливали всё новые и новые порции. Дальше пошёл второй пузырек, он был тягучий и безвкусный его она взяла сама и выпила до дна. Ей было уже всё равно что с ней будет, лишь бы всё это быстрее закончилось...

Интуиция подвела халфлинга, вместо того чтобы сделать петлю и подставив чурбанчик под ноги, накинуть верёвку на шею, её подвесили вниз головой. Уже второй раз за этот вечер её вешали вниз головой: «Что чёрт возьми происходит!» Рилла ойкнула, когда заметила что прям под её головой, в густой зелёной траве, вкопано я землю широкое металлическое блюдо. Оно было где-то метр с лишним в диаметре и заполняло большую часть обзора, если халфлинг пыталась посмотреть вниз.

— Скоро ты поймешь, почему тут так хорошо растут цветы! — криво усмехнулся эльф.

Быстрым движением красивые ножичек с изогнутым лезвием порхнул по её шейке, да так, что девушка даже не почувствовала ничего.

— Приятного времяпровождения, — съерничал Кодрат.

Парочка ушла, оставив Риллу в одиночестве.

— В смысле! Что за херня!? Вы просто шутите надо мной? — крикнула им вслед девушка.

«Ну конечно, он даже горло мне не задел. Они видимо просто попугают, а затем снимут меня!» — решила халфлинг. Девушка расслабилась и закрыла глаза. Ну конечно, скоро им надоест и они придут за мной, а пока надо просто немного потерпеть. Рилла висела и размышляла над глупостью кражи, прикидывала чем займется после того как над ней сжалятся и отпустят. Потом пришли мысли о вреде долгого висения вниз головой. Она пыталась напрячь память и вспомнить, чем это опасно, но в голову ничего дельного не приходило, поэтому было решено решено, что может, в общем то, ничем и не опасно. Всё же ее скоро уже должны снять с этой «виселицы наоборот». Рилла вздохнула, у неё уже порядком затекли ноги, жутко чесалась левая пятка, но она прекрасно понимала, что до неё никак не добраться. Она видела как вдалеке по дорожке проходили люди, халфлинг пару раз крикнула им, но они не услышали, ну или не захотели услышать её.

— Вот и стервецы, умеют же они пугать тут! — в который раз Рилла пожалела, что её угораздило заехать в такие дальние земли.

Халфлинг ругнулась, теперь и щека зачесалась, да так резко, что она сразу дёрнула рукой. Ну хоть сюда то она дотянется! Её пальцы дотронулись до кожи и сразу почувствовали, что-то тёплое и липкое. Странно, что это!? Рилла посмотрела на свою руку, на подушечках собралась ярко-алая кровь, крошечными рубинчиками она падала вниз, на металлическую посудину. Дон! Дон! Отстукивали капли падая вниз! Рилла вскрикнула и потеряла сознание...

Она очнулась от нестерпимой боли в шеи, жажды и мучительной слабости. Протянув руку, чтобы потрогать шею, она так и замерла, не осмелившись коснуться своей кожи. Девушка просто боялась, что может там ощутить, что воплотятся её самые страшные кошмары. Она чувствовала как кровь стекает по шеи, подбородку, как заливает её каштановые прядки. Рилла бросила взгляд вниз и пожалела об этом. В кровавой глади отражалось бледное, измученное лицо. Чем они меня накачали, чем, что это было!? — шептала она себе... Слезы катились по её лицу. Она закрыла глаза и впала в болезненную дрёму. Проснувшись кричала, металась, пыталась подтянуться по жердине к своим ногам. От всех её движений не было толка, ослабевшая, она никоим образом не могла приподняться. Движения усиливали и без того нестерпимую боль, да только кровь начинала течь сильнее. Рилла снова провалилась в кошмарное небытие.

Новое пробуждение, секунды мгновенья чтобы понять, что это не страшной сон, а ужасная действительность. Солнце все так же сильно палило. Сколько же времени прошло? Три часа? Может быть уже новые сутки? Халфлинг так и не смогла ответить на этот вопрос. На губах чувствовался противный металлический вкус, одна из струек попала ей в рот. Рилла сплюнула кровавую пену Какая гадость! Полурослик попробовала пошевелиться, но каждое, даже маленькое движение отдавало сильнейшей болью, ломило абсолютно все тело, болел каждый орган, каждая клеточка. Рилла поглядела в сторону и поняла, что рядом сидит чумазый мальчишка лет восьми и с любопытством таращится на неё.

— Ты кто? Можешь мне помочь?

Но ответа так и не последовало. Пацаненок сидел и молча водил небольшой палочкой по траве.

— Давно ты так за мной наблюдаешь? Можешь меня освободить, эй, я к тебе обращаюсь!

Вместо ответа мальчишка вытянул тонкую палку, оказавшуюся веточкой дерева и завороженно ткнул ей в живот. Затем молниеносно подскочил, дотронулся грязными ладошками до грудок Риллы и также быстро отбежал назад. «Ну зашибись, малолетний первооткрыватель женского тела, всем своим будет потом хвастаться!» — подумала она.

— Тебе уже никак не поможешь, — внезапно раздался детский голосок.

— Как, почему? Ты можешь меня снять, нужно только развязать мне ноги!

— Нельзя, за такое накажут! Да и без толку тебя снимать, ты уже живой труп, ты — мёртвая! — мальчуган выразительно провёл пальцем по горлу. А висишь ты тут недолго, около часа.

— И долго так, можно, в сознание? — сглотнула она слюну.

— Все по разному, кто-то дня три выдерживает, кто-то больше.

— Больше? — злобно спросила Рилла. Её начало трясти от злобы. — Ну а ты херли трешься тут, мелочь любопытная!? Больно хочется посмотреть как я мучаюсь или титьки мои полапать!? Пошёл вон отседова! — рявкнула Рилла.

Мальчик сорвался и испуганно убежал, оставив её одну. Одну с всепоглощающей болью и тихими звуками... Кап... Кап... Кап... Больше никто к ней уже не подходил. Единственное предположительно живое существо которое она могла видеть — её собственное отражение. Рилла была бы рада не смотреть, но ей уже не хватало сил вертеть головой и каждый раз когда она моргала или открывала глаза, то видела жалкое, мертвенно-бледное создание, плачущее от нестерпимой боли. Жизнь халфлинга превратилась в агонию смерти, которая время от времени разрушалась мольбой:

— Кто нибудь, пожалуйста, убейте меня! Ну убейте меня, прошу вас!

***********

— А ты не переусердствуешь? — спросил Норк.

Он проснулся ночью с целью справить нужду и заметил как Рилла беспокойно мечется во сне, то и дело вскрикивая, постанывая. Рядом сидела демонесса и неспешно смаковала кусочек свинины. Гном сразу понял, что к кошмарам халфлинга Мирия имеет самое что ни на есть прямое отношение.

— Ну должен же её кто-то жизни учить! — ответила она.

Норк не стал спорить, он сделал свои дела и сонно шмыгнул опять на боковую. Мирия решила, что пожалуй хватит, она вышла из разума Риллы, оставив сознанию халфлинга самостоятельно придумать концовку. Демонесса сладко зевнула и пошла укладываться спать.

Раньше всех проснулся гном, он растолкал всех остальных и велел подниматься. Возмущенно кряхтя встал Лоренс. Он недовольно сетовал, что сон на камнях не пошёл на пользу, дескать у него спина болит. Зак проснулся с сильнейшей головной болью и сразу принялся выспрашивать почему у него разбита голова. Мирия же поднялась практически одновременно с Норком. Её чуткий слух уловил копошения гнома и она сразу поспешила помочь. Заодно благоразумно решив, что организация завтрака опять ложится на её плечи, не лепешками же давиться! Последней встала Рилла. Поднялась нехотя, через силу, по виду полурослика можно была сказать, что она выпила весь алкоголь единолично и спала не более четверти часа. Бледная, взъерошенная как недовольный зверёк, с чернющими кругами вокруг глаз, она напоминала детёныша панды. Мирия только открыла рот, чтобы провести аналогию, как решила, что ей знакомые вряд ли видели панд. Да и на демонессу навалилось чувство стыда, а не перестаралась ли она с реалистичностью сновидений? Она хотела подойти и успокоить халфлинга, но сдержала себя, решив, что неразумно будет сразу подсунуть Рилле сладкий пряник. Пусть немного подумает над своим поведением.

Группа перекусила и собрав лагерь двинулась в путь. Ослик опять печально продолжил свое шествие, а одевший доспехи Зак, к удивлению, весьма энергично потопал по мелким камням. Было раннее утро, то самое время, когда ночная прохлада ещё не успевала покинуть подножия гор, уступив место дневному зною. Да и вряд ли смогла бы, поскольку в любом случае температура была меньше, нежели на открытом пространстве. Путники подходили к Костяному Ущелью. Между пиками Посского хребта сиял разрыв, пронизывая насквозь горный массив. Словно горы расступились и образовали проход с полутора километров шириной. В действительности это была обычная вода, что точит камни, пробивает скалы и несётся бурным потоком, смывая все на своем пути. Прошли года, река обмелела и высохла, образовав ущелье. Была ещё и другая версия, один ученый муж в ожесточенных спорах с коллегами утверждал, что, дескать, не могла тут возникнуть река, источника воды не было и неоткуда было взяться, а проход был проделан кем-то искусственно. Мирии было в общем то всё равно, к наукам связанным с изучением почвы и рельефа она не испытывала большого интереса. Однако в отношении споров, демонесса придерживалась первой версии.

Наконец наши герои подошли к цели своего пути. Как раз в это время они и лишились одного своего друга и чуткого собеседника. Норк вбил в землю толстый металлический прут и ослик был оставлен, рядом с ним была положена приличная охапка овса и миска с водой. Пока все разбирали поклажу которую решили взять, а не оставить рядом с осликом. Лоренс колдовал защитные заклинания. Мирия прищурила глаза смотря на мага и вслушиваясь в слова. Так, значит защита от диких зверей, купол от любых повреждений, будто удар молнии прям в животину или камнепад, чары глушившие запах, а также звуки издаваемые осликом (вдруг вокруг купола соберется стая волков, а у экспоната сердце не выдержит). В общем «друг отряда» был под надёжной защитой. Мирия была довольна, что хоть в этом случае её спутники подошли сознательно и могли быть уверены, что возвратившись они найдут ослика в добром здравие, а не будучи растерзанным дикими животными или задавленным лавиной. По мере приближения к Костяному Ущелью Рилла постепенно развеселилась, из хмурой и мрачной в начале утра, она вновь стала энергичной и общительной. Полурослик казалась уже забыла о события ночи и даже успела обратиться к Мирии за с уточняющими вопросами по истории Фромвала, чем вызвала у Норка недовольное ворчание. Гном полагал, что он более осведомлен в таких историях и спрашивать надо у него.

Группа подошла к входу в ущелью. Густой белый туман плотной пеленой скрывал дальнейший путь. Он густыми клубами выплывал из раны в Посском хребте, но сталкиваясь с солнечным светом и ветерком с равнины быстро рассеивался. Дальнейшая дорога веяла сыростью, мрачностью и вселяла потусторонний, первобытный ужас, испытав который, любое нормальное существо сразу развернулось бы и пошло обратно. Даже оптимистичная Рилла замера, вглядываясь вперёд, её жизнерадостность куда-то улетучилась, тёмные круги ещё больше проступили вокруг глаз и она снова вернулась к состоянию утренней панды.

— Мы не можем идти в таком тумане, сейчас я что-нибудь наколдую, только подберу подходящее заклинание! — молвил Лоренс.

Все согласно закивали, никому не хотелось идти на ощупь.

— Так, может магический светлячок Фаурвендаля из ста простых заклинаний для начинающих? — чуть слышно спросил сам себя маг. Хмм, будет светлее, но туман оно всё равно не развеет, да и эта мерзкая сырость... Лучше композитное заклинание Бойля-Ховаля, но оно сложное и понадобится много сил на его поддержание. А что если чары Фарнеззы Ужасной, однако тут нужна тщательная подготовка... — бубнил себе под нос маг.

— Ладно не заморачивайся, — сказала ему Мирия, — я помогу тебе с заклинанием!

Лоренс не успел ещё ничего ответить, но уже почувствовал как от демонессы повеяло приятным теплом. Густой туман стремящийся её накрыть, сталкивался с непреодолимой преградой, распадался на мелкие белые клочки и вовсе исчезал.

— Эльфское заклинание! Это же эльфское заклинание! Но ты не чертила рун и даже ничего не произносила.

— Лоренс — вам бы не знать, что магия — есть наука о преобразовании одной формы энергии в другую. А уж способы у каждого свои, кому-то нужна помощь в виде амулетов или заклинаний, пассов руками или тех же рун. Я же не считаю себя чародейкой, но если мне что-то нужно сотворить, я это делаю напрямую, без сторонних инструментов.

— Поразительно, просто поразительно!

— Так давайте не будем терять времени и двинемся, у вас будет ещё время обсудить всякие магические штучки! — предложил Норк.

— А долго ли нам... до Фромвала, — раздался голос молчаливого Зака.

— К полудню должны дойти, — ответил Лоренс поглядев на солнце.

Группа поспешила войти в ущелье. Мирия двигалась во главе отряда с Норком по правую и с Лоренсом по левую руку. Найдя родственную душу, маг с удовольствием расспрашивал Мирию о магическом таланте. Гном молчаливо шёл, осознав, что интересный собеседник был на неопределённое время утерян. Перепуганные Рилла с Заком шли сзади. Мрачность места повлияла на них совершенно по разному. Зак ещё вчера уставший, крайне неразговорчивый, да и не особо оправившийся после бурной ночи, напротив проявлял интерес к беседе он несколько раз отвлекал старших вопросами касательно ущелья. Рилла же угрюмо шла и боязливо таращилась по сторонам. Да и надо признать, пейзаж и правда был мрачен. Сквозь густой морок было трудно что-то разглядеть и если бы не чары Мирии, они шли бы совсем вслепую. Средних размеров сфера вокруг демонессы дарила им мягкий свет, тепло, а самое главное полностью изничтожало непроглядную мерзость. Поэтому все путники невольно держались к ней поближе, стараясь не выйти за границы колдовства. Несколько раз им попадались высохшие деревьев, отбрасывающие чёрные узловатые тени. Если добавить фантазии, можно было дорисовать обугленную ветки и чёрные от сажи стволы...

Сколько времени же прошло? Совсем не таким Мирия запомнила Фромвал. Стоило ей закрыть глаза, как она видела ухоженную дорогу с рассаженные по бокам клумбами и цветниками. Ох и долго тогда спорил Ромул седьмой с эльфами, нервно подёргивая свою длинную седую бороду, но уступил, позволив тем заняться благоустройством столь важного пути. Она видела седого крестьянина, что ехал на лошадке запряженной в повозку, он видно спешил к гномам с заказом из своей деревни. Бравые конники с цветастыми одеждами и гербами на грудях. Различные маги и магички, спешащие отовариться драгоценностями. Нет, конечно обычно они телепортировались сразу к парадному входу, но некоторые, Мирия бросила взгляд на Лоренса, предпочитали пеший путь. Как всё изменилось за каких-то тридцать лет. Из размышлений Мирию вырвал окрик Риллы:

— Смотрите, там что-то есть!

— Где!? — удивился Зак, пытаясь что-то разглядеть в направление пальца халфлинга.

— Там что-то блестит! Подождите меня, я сейчас! — пискнула Рилла и юркнула в туман.

— Нет, подожди! — крикнула демонесса.

Но Рилла уже исчезла из виду, моментально растворившись в дымке. Путники в недоумение стали переглядываясь, никто не горел желанием последовать за отважным полуросликом. Непродолжительное мгновенье тишины разорвал душераздирающий крик Риллы. Под отборную ругань Норк выхватил секиру, рядом лязгнул меч Зака. Где-то злобно закаркали вороны и их громкие вопли отразились стократным, траурным эхом по Костяному Ущелью.

— Подождите, — властно рявкнула Мирия остановив обоих воинов. — Слышите, кто-то приближается к нам. Готова поспорить, что наша общая знакомая

И в правду, через секунду к ним влетела возбуждённая Рилла, чуть не сбив Лоренса с ног. Норк подхватил за пояс халфлинга:

— Тихо, деточка, ты никак там клад нашла?

— Ка... кой ещё кл... ад, — выстукивала слоги Рилла. Я подо... шла, а там дос... пех... ну то есть в дос... пехе, но без шлем... ма.

— Мёртвый гном? — закончил Лоренс.

— Аг-га!

— Костяное Ущелье, Кос-тя-ное! Что ты думала тут найти, сокровища? — спросила Мирия.

— Я поняла, больше не буду глупить.

Группа тронулась в путь и прошло совсем немного времени, прежде чем Рилла не додумалась риторически спросить:

— Когда мы раньше шли, то ни одна ворона не каркнула, кто же тут ещё может жить? В таком чудном месте...

— Сомневаюсь, что кому то по нраву такие места, — буркнул Норк.

— Ну а чего ты удивляешься, вот, к примеру, я открыла вслепую карту и ткнула на «Сады Миелины», что ты представляешь? — насмешливо поинтересовалась Мирия

— Ну, много разных цветов, лавки с фонтанами, красивая статуя.

— Так, замечательно, теперь деревня «Малые Дубки».

— О, я уже вижу пыльные дорожки сдобренные куриным пометом, босую ребятню и два три десятка ветхих домиков.

— Можно ещё таверну на отшибе с холодным пивом, — влез Норк

— Хмм... Башенку бы добрую для мага!

— Лоренс, какая башня в малых дубках, такого даже в больших нет! — хохотнула демонесса. — Поехали дальше! Слоновье Кладбище?

— Кто такие слоновье? — подал голос Зак.

— Может слоновьи скелеты, гиены и жууутко мрачное место, до которого даже солнечные лучи не доходят.

— Умница Рилла, — похвалила халфлинга Мирия.

Лоренс же пустился в подробное описание диковинных животных в несколько метров высотой с большими хоботами. Когда он закончил воцарилась тишина. Словно все темы для разговоры были исчерпаны. Ущелье петляло, сужалось и расширялось. Вскоре, полностью оправдывая своё название, в Костяном Ущелье стали попадаться тела гномов. Сначала одно-два, потом небольшие группки, а вскоре они шли по земле усеянной павшими воинами.

— Почему, почему их не захоронили, почему никто сюда не вернулся? — тихо спросила Рилла.

— Боялись, что дракониха — Тиассея вернётся. Кто тогда знал, что она сразу улетела отсюда. А потом, когда прошло уже столько лет, никто и не думал об этом, — пояснил Норк.

Рилла вздохнула, обходя очередной труп, их было такое количество, что порой между ними приходилось прокладывать путь как в лабиринте.

— Знаете что, это не дело, вы чтите предков как никто другие! Даже я не знала что тут творится такое! — недовольно отозвалась Мирия.
— Скверно, всё очень, очень скверно, — печально добавила Рилла.

— Я не подозревал о масштабах, — сглотнул Норк. Вы знаете, что гномы живут кланами и эти кланы редко контачат в живую. Не любим мы путешествовать, осёдлы и привязаны к месту. Поэтому чаще разные кланы общаются слухами и легендами, передаваемые другими расами, нежели чем с живыми соплеменниками.

— Часть Фромвальцев осели у Алариэль в Нортланде, странно, если кому-то придётся напомнить им о их неупокоенных предках! — сухо заметила демонесса.

— Мирия. давай не сейчас. Я сам поражён количеством костей в Костяном Ущелье как бы это глупо не звучало! Я полагал, что тут могут с десяток погибших, но тут же... Тут с добрую тысячу тел наберётся.

— Ты прав, Норк, давайте не будем об этом сейчас думать, — высказался Лоренс.
В гробовой тишине они шли по этому кладбищу, плывя тёплым живым огоньком по ущелью мертвецов. Пока не подошли к огромным воротам вмонтированным в скалу. Каждая створка, высотой с добрых девять метров, была выполнена из чёрного сплава. По их периметру мягким серебряным светом отливали нанесенные руны. Рилла подошла рассмотреть поближе и с удивлением заметила что металл дверей был неплохим зеркалом, черная полированная гладь отражала все вокруг. К халфлингу присоединилась остальная группа.

— Это — неридот! — сказал всем Норк. Добавляя этот минерал в сплав, получается такой тёмный цвет и зеркальные свойства.

Гном подошел и провел рукой по тёмному глади, любуясь своим отражением. Издалека не было заметно, но подойдя вплотную можно было увидеть свойства минерала воочию.

— Сколько времени прошло, а двери до сих пор стоят, готов поспорить что их механизм тоже в порядке, — молвил гном. — Жаль, что творения гномов переживают их самих! Ладно, нечего тут смотреть, надо идти дальше, — грустно вздохнул он.

Никто не нашелся ничего сказать Норку, все молча переглядывались, стоя рядом. Лоренс подошел к Мирии и сказал ей пару слов, демонесса согласно кивнула и развеяла заклинание. Все погрузилось в мрачную темноту, до тех пор пока Лоренс не прочитал заклинания и над их головами не появился сгусток магического света. В отличии от сферы Мирии, которая дарила мягкий, равномерный свет, чары Лоренса ярко освещали все вокруг. Однако все сразу почувствовали противный ветер завывающий по ущелью, мерзкий холод, колючими иголками пробирающийся через одежду. Зак начал притоптывать на месте, стараясь разогреться, Рилла недовольно поводя носом и оглядев жутковатый вход в Фромвал юркнула поближе к Лоренсу. Гном, также и остался безучастен рассматривая створки дверей и читая руны. Мирия в это время изучала тела павших гномов. До этого они встречали сожжённых воинов. Дракониха кружила над ущельем и поливала огнём разбегающихся фромвальцев. Но у входа были тела и с другими повреждениями. Помятые, разорванные, сдавленные доспехи. Мягко ступая на свои ногах Мирия осматривала этот хаос.

— Эй, идите сюда! — крикнула она остальным.

— Что такое? — первой спросила Рилла, подбежав быстрее всех.

— Видите эти следы? Глубокие рытвины.

— Следы когтей Тиассеи? — спросил гном.

— Да, и вот еще, — демонесса показала на скалу поодаль и вон там дальше, внутри зала. Когда мы пойдём внутрь готова поспорить там будет куча следов от неё!

— Может быть дракониха вырвалась из своего логова и начала пробиваться сквозь залы Фромвала, выбираясь наружу? — предложил Зак.

— Нет, драконы безусловно сильные и несомненно злые после спячки, но разрушить внутренние своды или протиснуться по узким гномьим тоннелям им не под силу!

— Согласен с Мирией, думаю Тиассея вылетела из своего логова и напала уже снаружи, — подтвердил Норк.

— Вот смотрите на эти следы когтей — они ведут внутрь, а вот эти наружу, — показала Мирия.

— Да тут просто бойня была какая-то, — подала голос Рилла.

— В любом случае, как уже сказала Мирия, вы войдем внутрь и поймём всю картину, — сказал Лоренс. Не будем мешкать, надо идти!

Норк пошёл чуть впереди, за ним Зак, позвякивающий доспехами и Мирия с Лоренсом по правую сторону. Рилла чуть притормозила рядом с воротами, оглядывая ущелье.

— Нас манит время приключений! — прозвучал тоненький голосок халфлинга, сдобренный явной порцией страха и долей сарказма.

Полурослик развернулась и быстро засеменила за своими друзьями...

P. s. Эта глава получилось без секса, прям совсем, совсем. Не переживайте, дальше его будет достаточно) Просто как-то получилось, что он тут не к месту и я начал потихоньку развивать основную сюжетную линию) Итак, если прочитали, оставляйте комменты, мне очень важно мнение, критика и прочее)