Секс истории, эротические рассказы, порно рассказы

Первое сентября! (За давностью лет)

Всем героям рассказа на момент событий исполнилось 18 лет.

Вот и лето прошло, пролетело, улетело... только хвостиком вильнуло. Первое сентября. Ура?! Почему все взрослые уверены, что это праздник у детей? Кто ни будь мнение самих детей узнавал? Еще вчера была свобода и беззаботность, а уже сегодня как мулы, нагруженные неподъемными торбами детки муравьиными тропами, потекли в свой альма матер муравейник, но что бы не было так грустно, каждому муравью взрослые всучили по кустику цветочков, который необходимо вручить мудрому муравью. Спрашивается, у кого в таком случае праздник? Кому дарят цветы?

У меня сегодня то же «праздник». Последний, десятый праздник, и это радует. Первый раз в последний класс. Моя подружка, Ира Быстрова, еще в прошлом году уяснила что в школе нет ничего хорошего, только пустая трата времени и нервов, и окончив восьмой класс соскочила в мед училище. Рассчитав что после его окончания у нее будет больше плюсиков для поступления в медицинский вуз. И как показала дальнейшая жизнь, Ирка оказалась полностью права. Я была полностью солидарна с мнением подруги, но мои родители были крайне противоположного мнения и не смотря на все мои доводы мне не получилось их переубедить. И вот я в очередной, последний раз стою на этой праздничной линейке, с нетерпением ожидая окончание этого балагана. Сегодня всего четыре урока и по домам. Хотя кто по домам, а я к Ирке в училище.

Мы вчера договорились встретится и махнуть в центральный детский мир, затариваться различными писчими принадлежностями. Я уже подходила к бетонной ограде медицинского училища, когда в недрах учебного корпуса раздалась металлическая трель электрического звонка извещающая об окончании занятий и распахнувшиеся стеклянные двери училища начали выплескивать из своего лона тоненькие ручейки празднично одетых девчонок. Подойдя к входу, я остановилась у яркого праздничного плаката извещающего о радостях начала учебного года и в ожидании Иришки принялась изучать мазки гуаши местного художника или скорее всего художницы. Ирка не заставила себя долго ждать. Не прошло и пяти минут как она, весело цокая каблучками беленьких туфелек и сверкая, выпрыгивающими из-под короткой юбки, голыми коленками набросилась на меня. Быстрова с первого класса считалась первой красавицей у нас в классе, но сегодня она была на столько хорошенькой что я невольно залюбовалась ею, чувствуя легкие уколы резкой зависти у себя под левой грудкой. Хороша! Красива! Прекрасна! Она как огненный смерч налетела и обхватив меня за плечи закружила вокруг себя.

Осыпая золотыми искрами своих рыжих волос. Расцеловав меня в обе щеки она наконец то остановилась.
— Наташик привет! Здорово что ты приехала! — расплывшись в улыбке затараторила подружка, — Как ты? Как там школа? Что нового? — не давая время мне на ответы, да собственно они ей и не были нужны, она продолжила расстреливать меня своими вопросами. Пока, наконец-то не выдохлась. Поток вопросов иссяк, и она перестала меня тормошить.

— С нами поедет Светик, сейчас она подойдет — безапелляционно заявила Быстрова. Светик или Света Сидоркина, новая подруга Иры по училищу. За год они довольно близко сдружились, так что иногда я чувствовала себя на втором плане и иногда страшно ревновала. Девчонки сошлись на совершенно неожиданном интересе к противоположному полу и даже не к самим мальчишкам, а к их обнаженным изображениям, коих у Светки оказалось в превеликом множестве. Ее родители были широко известными в узких кругах научными сотрудниками от медицины и регулярно посещали какие-то семинары и симпозиумы за границей, возвращаясь с которых они привозили не только тряпки и технику, но и различные журналы фривольного содержания. Которые затем начинали гулять по рукам Светкиных ближайших подружек. В ее ближайший круг подруг я не входила и даже на почве ревности к Быстровой мы не долюбливали друг друга, но Быстрову она обожала и никогда ей ни в чем не отказывала и таким образом иногда высокое зарубежное искусство прикасалось и ко мне и иногда даже на несколько дней, превращая эти дни и ночи в один сплошной праздник мастурбации.

Я буквально заглатывала эти журналы в себя, любуясь женственными пушистыми красавицами в слегка прикрывающих их прелести нарядах, а то и вообще демонстрирующих эти самые прелести широко их раскрыв и вывернув наизнанку. Фотографии были настолько высокого качества, что позволяли рассмотреть все закоулочки очаровательных женских тел и в мельчайших подробностях изучить строение их широко распахнутых вагин. Что творилось в такие моменты с моей вагиной я лучше промолчу. От мозолей на пальчиках и на постоянно возбужденной пимпочке спасал только детский крем. Иногда Ирка привозила журналы и для женщин, на которых вместо женщин свои достоинства демонстрировали мужчины. Выставляя свои вздыбленные члены перед объективами фотоаппаратов. Любуясь этими огромными бананами, я представляла, как они, растягивая мою щелку входят в меня, пронзают мою девочку, и начинают ее ебать, наполняя мое тельце кипящей сливочной спермой.

Я смотрела на эти возбужденные члены и даже не верила, что женщины способны принять этих монстров в себя и перенести эти дикие пытки. Но однажды Ирка притащила журналы, в которых было показано все что могут делать женщины с этими монстрами в мельчайших подробностях. Я была в шоке. Выпросив у подруги журналы на несколько дней, я дожидалась, когда родители уйдут на работу и закрыв за ними дверь на цепочку, сбрасывала с себя пижаму и падала с журналами в кровать превращаясь в младшего научного сотрудника по изучению порно картин. Все черно белые фотки, которые я видела у мальчишек во дворе раньше, не шли ни в какое сравнение с этими большими цветными и очень качественными иллюстрациями. Рассматривая складочки сочащихся сверкающим соком влагалищ, растягиваемых разбухшими массивными членами извергающих потоки бурлящей спермы, я представляла себя на месте этих блаженно закативших глаза довольных красавиц и мастурбировала, нещадно натирая свою постоянно возбужденную писечку.

Три дня превратились в один сплошной оргазм, и я не знаю, чем бы это все закончилось если бы Ирка не пришла и забрала бы журналы, но и после этого мой перевозбуждённый мозг еще долго рисовал в голове образы ебущихся красавиц, заставляя тянутся пальчиками к моим разбухшим и распухшим губкам. Иногда я просто была не в состоянии контролировать свои желания и ласкала себя на улице и в различных местах, что только добавляло вожделения. До сих пор не понимаю, как меня никто и нигде тогда не увидел. Хотя почему и нет?
— Светка сейчас подойдет, ты же не против? — Ирка сверкнув золотом волос повернулась ко мне и заглянула мне в глаза.
Конечно же я была против, я сто раз была против, но выдавив из себя самую добродушную улыбку и не отводя глаз от подруги я радостно закивала головой — Что ты, конечно нет. Это здорово! — прощебетала я.

— Ну вот и хорошо! — обнимая меня за талию радостно отозвалась подруга, — а вот и наш Светик семицветик!
Раскрасневшийся Светик, на всех парах летела а нашу сторону и только чудо спасло нас от столкновения. Вернее, меня. Потому что она даже не затормозив врезалась в Иришку и повисла у нее на шее, совершенно проигнорировав меня.
— Он пришел, он на нашем месте! Я видела его! — скороговоркой выстрелила она.
— Кто он? — не понимая переспросила я и тут же была испепелена удивленным Светкиным взглядом. Уничтожив противника она демонстративно отвернулась так и не удостоив соперницу своим ответом.
— Он это, ну как тебе сказать, это он — медленно ища и не находя слова, процедила Иришка, медленно заливаясь краской,
— Пойдем с нами и все увидишь сама!

— Как с нами!? — от неожиданности Светик подпрыгнул и уставился на меня горящими угольками карих глаз — А если она спугнет его. Он же не знает ее. А если она потом проболтается кому ни будь?
— Не говори глупости, я Наташку с горшка знаю. Никому и ничего она не расскажет. Правда Нат? — поддержала меня подруга и посмотрела на меня. Я стояла и не понимала что происходит, но на всякий случай утвердительно закивала головой.
— Вот, видишь? Она будет молчать, а потом и ему понравится новенькая. Чем больше зрителей тем ему приятнее.
— Ну как знаешь, тебе решать. — Света недовольно отвернулась от нас — Ну что вы идете? — и не дожидаясь ответа, недовольно покачивая бедрами пошла по дорожке ведущей в глубь учебного комплекса.
— Пойдем, тебе понравится. Но только ты это. действительно никому не говори о том, что увидишь. Хорошо?
— Хорошо!

И Иришка подхватив меня под руку повела по дорожке вслед за недовольно удаляющейся подругой.
Мы обошли учебное заведение, спортивный городок и вышли к какому то хоз. блоку и обойдя его по тропинке через огромные заросли чертополоха и кусты боярышника вышли к забору с проломанной в центре бетонной плитой. За проломом продолжались тропинка и густые заросли боярышника за которыми виднелся тротуар, по которому куда-то торопливо шли люди, проезжая часть и остановка какого-то троллейбуса или автобусов. По тропинке не спешной походкой прогуливался весь затянутый в джинсовый комплект мужчина лет сорока, в очках и с усиками и бородкой. Увидев нас он дружелюбно замахал нам рукой и улыбаясь подошел в плотную к пролому, к бетонной границе которая в несколько сантиметров разделила нас друг от друга.

— Привет девчонки! — немного хрипящим голосом поприветствовал нас мужчина — с праздником вас и я вижу в ваших рядах новенькую? Это похвально! — мужчина заулыбался.
— Ага новенькая — не удержавшись язвительно фыркнул Светик.
— Это моя очень хорошая подруга, еще с садика. У нас нет секретов и я думаю вы не будете против если она присоединится к нам — бросив недовольный взгляд на Свету объяснила Иришка.
— Ну конечно я не буду против, если она умеет хранить секретики и держать язычок на замочке — все так же улыбаясь и обращаясь ко всем, но смотря только на меня проговорил мужчина.
Все дружно посмотрели на меня, и чувствуя как повторно заливаюсь краской я утвердительно закивала головкой и уткнувшись взором в землю принялась усердно сосчитывать количество упавших на землю ягод.

— Ну вот и славно, вот и договорились! — мужчина наклонился и опустил на землю, державшую до этого момента в руках спортивную сумку. Затем выпрямился, оглянулся вокруг себя, и видимо оставшись довольным помпезным голосом объявил — Итак милые мадемуазель шоу начинается! Прошу нервных и впечатлительных покинуть представление!

С этими словами мужчина театрально раскланялся и выпрямившись дернул, сверкнувший медью замочек, раскрывая молнию на ширинке джинс и запуская в раскрывшийся карман руку. Я смотрела на этого фокусника, не понимая, что будет дальше, но по моей спине уже заметалась толпа холодных мурашек, заставившая нервно задрожать ноги и я почувствовала, как тревожно заныли и моментально набухли, уперлись в шелковую ткань бюстгальтера сосочки, а в низу живота разлилась приятная истома, от которой приятно зашевелились набухающие губы. Мы в троем замерли и уставились на руку фокусника в ожидании чудес. И фокусник не обманул наших девичьих надежд. Досчитав до трех и прошипев « Але Оп!» мужчина, выдернув руку из ширинки и заросли дикого боярышника тут же огласили возбужденные девичьи писки. На мужской ладони лежал морщинистый кожаный выбритый мешочек с двумя округлыми выпуклостями на которых спал, свернувшись в комочек член.

Три пары девичьих глаз уставились на это мужское чудо и чудо почувствовав взгляды дернулось зашевелилось и начало волшебное превращение в хуй. Он прямо на наших глазах начал расти, набухая и увеличиваясь в размерах до тех пока его головка не поднялась вертикально и возбужденно не задрожала на слегка изогнутом напряженном стволе. Мужчина явно довольный произведенным на нас впечатлением снисходительно хмыкнул, выпустив из ладони яйца и перехватив пальцами ствол под головкой и мягко потянув эластичную кожицу оголил бордовую блестящую головку из которой вытекла и оставляя блестящий след потекла вниз крупная слеза смазки. Какой это был член большой или маленький, крупный или обычный, даже его красоту я не смогла тогда оценить.

Это был первый член, который я увидела в жизни. Первый настоящий мужской хуй, дрожащий от возбуждения и направленный на наши голые коленки. Что было дальше мой перевозбуждённый мозг отказался запоминать и остались лишь одни отрывки. Вот мужчина бешено двигает рукой, и его головка мигает красным сигналом семафора, вот он сгибает его и отпустив громко щелкает головкой об фирменную пряжку ремня. Вот он, сделав шаг вплотную к забору, и выгнув хуй горизонтально и начал двигать бедрами как бы имитируя сношение в сторону Светика. Сидоркина охнула и подалась бедрами навстречу раскачивающему хую. Теперь при каждом движении головка члена упиралась в темную ткань юбочки и вдавливала ее в пах девушки, вызывая у нее приятные стоны. Вдруг мужчина р

езко отдернул член и шумно вздохнув сжал в кулак головку.

— Фу Светлана, еще бы чуть чуть и тебе пришлось бы стирать юбку! — осипшим от возбуждения голосом произнес мужчина.
— Ну и что, мама по стирала бы — нервно переступая с ноги на ногу и теребя подол юбки таким же осипшим голосом ответила подружка.
— Светка ты жадина и единоличница, а как же твои подружки им же тоже хочется поиграть. Правда девчонки? — и выпустив из кулака уменьшившуюся и сморщенную головку, мужчина потряс слегка осунувшимся членом в нашу с Иркой сторону.
— Ну что Ириш теперь твоя очередь. Подходи ближе. Я целое лето скучал по твоим ножкам. Ириш приподними юбочку. Покажи ножки. Ну пожалуйста — умоляющим голосом, слегка подергивая пальцами член, прохрипел мужчина. Иришка осмотрелась вокруг, потом посмотрела на меня как бы решаясь и решившись подхватила пальчиками с двух сторон подол юбки и задрала его выше пупка, оголив загоревшие стройные ножки, обтянутые до колен белоснежными гетрами, а также обтянутый белыми в розовый горошек трусиками низ живота с явно выпирающим лобком и влипшей во взмокшую щель складками ткани. Мужчина буквально взвыл от увиденного бешено задвигав рукой по члену и вдруг протянув свободную руку ухватил Ирку за промежность и засовывая пальцы под тонкую ткань трусиков. Иришка от неожиданности пискнула, но к моему удивлению не отскочила, а наоборот приблизилась к мужчине.

— Ирка, Иришка, Иришечка... ты чудо! — стонал перевозбуждённый мужчина — Ириш подрочи мне. Ну же, пожалуйста. Ты такая... такая... на тебе посмотришь и уже кончить можно... твои коленки... подрочи...
И Ира сжалилась над ним, но к моему удивлению, едва только ее пальчики коснулись члена, как мужчина отпрыгнул в сторону словно ужаленный.
— Ириш нет, не могу... я кончу сейчас — мужчина тяжело дышал и из дрожащего от возбуждения члена выплеснулась густая капля смазки и медленно растягиваясь потянулись к земле.
— Девчонки я от вас с ума сойду — пожирая глазами голые Иркины ножки простонал мужчина — Ириш...
Но тут его взгляд упал на меня, на мои разбухшие грудки.
— О! А как зовут нашу новую подружку? — переключившись и оценивающе рассматривая меня спросил мужчина, моментально забывая про Ирку и ее ножки.

От всего происходящего, от возбуждения, я не сразу поняла что вопрос был задан мне. Я плыла я была в параллельном мире.
— Наташик — Сидоркина не смогла промолчать.
— Наташик. Наташа, Наталья красивое имя! — перечислил мужчина — меня зовут Геннадий Сергеевич или можно просто Геннадий. Будем знакомы? — добавил мужчина и придвинулся ко мне так что его огнедышащий хуй оказался в нескольких сантиметрах от моих, не прикрытых юбкой, но затянутых в капрон колготок бедер, и мне даже показалось, что я ощутила исходящий от его головки жар.
— Ну что Наталья познакомимся поближе? — ничего не осознавая я кивнула головой и в этот момент мужские руки вспорхнули впиваясь пальцами в мои разбухшие груди и крепко сжимая их. Я дернулась но державшие мои сиси пальцы не дали мне вырваться.
Где то в стороне нервно захихикал Светик.

— Тихо, тихо моя девочка... я не сделаю тебе ничего плохого. У тебя такие хорошенькие грудочки. Я поласкаю их, а ты погладишь мой огурчик. Возьми его в ладошку, подрочи его — мягким проникновенным голосом прошептал Геннадий и его пальцы жадно побежали по моим грудям нежно сжимая и потискивая сосочки. Это было обалденно, никто еще в жизни не лапал мои сиськи и еще никогда мне не было так хорошо. Еще мгновение и я бы просто кончила от его прикосновений.
Но тут раздался полный издевки голос Светки — А она не умеет дрочить. Она еще и член то первый раз увидела! — и глупо захихикала
Сука. Какая же Света все-таки Сука — пронеслось у меня в голове. Я стояла, сгорая от стыда и была готова провалиться сквозь землю.
— Подумаешь, в этом нет ничего страшного. Все всегда бывает впервые. Правда Наташа? — вдруг услышала я голос Геннадия так неожиданно пришедшего мне на помощь и поддержавшего меня, — а ты Света неправа. Вместо того что бы ерничать лучше бы поддержала бы подругу. А то мы тоже можем вспомнить и посмеяться как год назад ты удирала сквозь кусты, когда меня тут впервые увидела. Было тоже смешно.

— Наташа так что не обращай внимания... это все от зависти. А теперь дай мне свою ручку. Вот так... вот... — и Гена взял мою руку и положил себе на член, и я на всю жизнь запомнила это свое первое прикосновение к горячему возбуждённому упругому мужскому хую.
— Ну вот и хорошо, умница! — подбодрил меня мужчина — А теперь сожми его ладошкой и подвигай.
Я сжала ладошку чувствуя как под пальчиками дернулся и за пульсировал возбужденный орган, как шелковистой нежной волной поплыли складочки кожи обтекая выпуклости члена, закрывая и открывая головку.
— Умница, умница... только нежнее... ты же не морковку из грядки дергаешь, а хуй дрочишь. Мягче и нежнее. — сострил мужчина и подружки прыснули со смеха. И даже мне стало смешно, и я рассмеялась и сразу как-то стало легко сковывающее нервное напряжение отпустило, и я расслабилась. И даже смех Светы перестал меня злить.

— Наташ, Наташик дай вторую руку — попросил Геннадий-а теперь сложи вместе ладошки лодочкой.
Я выполнила просьбу и мужчина взяв мои ладошки в свои руки и слегка раздвинула пальчики ввел между ними свой хуй.
— Умница вот так, так, а теперь с твоего позволения потрахаем твои пальчики. Наталья ты же не против?
Я утвердительно у гукнула и закивала головой уставившись на свои ладошки
— Ну и славно, а вы смотрите — обратился он к девчонкам задвигав бедрами.

И его хуй ожил, словно теплый упругий зверек за ныряла в норке зажатый между моими ладонями. Иногда мужчина глубже натягивал мои ладошки на член, и тогда раскрасневшаяся головка выскакивала у меня между запястий и ныряла в широкие рукава плаща и упиралась в обшлага шелковой блузки. Ощущения были... я не могу даже сейчас их описать. Что-то упругое, нежное и очень возбуждающие жило в моих ладонях, пульсировало, дрожало заставляя гореть и плавиться мою промежность. Меня трясло, меня знобило, но это было обалденно! Постепенно я стала ощущать, как член мужчины стал напрягаться, мужчина сильнее сжал своими руками мои пальчики и его движения стали резче и теперь при каждом движении он старался как можно сильнее проткнуть мои ладошки и натянув кожицу головки он пытался как можно глубже протолкнуть ее мне в рукав и потереться об край манжета блузки. Вдруг он замер дернулся, и я почувствовала, как по запястью потекла густая горячая жидкость. Мужчина тяжело задышал и судорожно задвигал членом одновременно надрачивая его моими сжатыми лодочкой ладошками. В воздухе запахло терпким непонятным ароматом, зачавкало и между наших пальцев проступила белая взбитая пенка.

— Все. — Геннадий Сергеевич последний раз тяжело вздохнул и отпустил мои руки из которых тут-же выскользнул блестящий и перепачканный в белой слизи член. — фу девчонки вы все великолепны! Все лето так не кончал, вас ждал.
Расстегнув кармашек на джинсовой куртке о достал носовой платок и тщательно обтерев пальцы и член, он запихнул его в ширинку и закрыл на замочек. Я же стояла, расставив руки боясь прижать их к себе и испачкать плащ. По расставленным пальцам, распространяя еще не знакомый мне аромат, стекали жирные капли спермы. Я не знала, что мне делать и обо что обтереть липкие руки, к моему сожалению носового платка у меня с собой не оказалось. И тут к моему удивлению, мне на помощь пришла Света, достав из куртки розовый платочек она подошла, и сама тщательно обтерла мне каждый пальчик.
— Спасибо! — удивленно поблагодарила я девушку.

В ответ Светик, наверное впервые за все время нашего знакомства, дружелюбно мне улыбнулась и спрятала платок в кармашек.
— Ну вот и все девчонки! Был очень рад вас снова увидеть и буду рад встрече здесь, снова, недельки через две! А сейчас я побежал... целую пока! — и послав нам всем троим воздушный поцелуй он помахал рукой и закинув сумку на плечо, он развернулся и быстрым шагом направился в сторону остановки. Мы остались одни. Шоу окончилось. Судя по нашим раскрасневшимся и возбужденным мордашкам, каждая из нас хотела и думала об одном и том же, но стеснялись друг другу в этом, признаться. Естественно ни о какой уже поездке в детский мир не могло быть и речи, каждая мечтала о том, как бы скорее уединиться и снять возбуждение. Прощаясь Света удивила меня второй раз. Попрощавшись и поцеловавшись с Иришкой, она неожиданно подошла ко мне и внезапно поцеловала меня в губы. Что это тогда значило я так и не узнала до сих пор. Попрощавшись мы разъехались. Мы с Иришкой в одном направлении, Света в одиночестве в другом.

Домой я добралась что называется на автопилоте. Трусики намокли и полоской скомканной ткани законопатили мою разбухшую щель, щекоча и раздражая мою перевозбужденную промежность при каждом шаге. У меня даже было желание где ни будь возле дома сесть на лавочку и запустив руку под юбку снять напряжение со своей писечки, но как назло была хорошая погода и все лавочки были заполнены бабушками, гуляющими после школы детьми. Кое как, широко расставляя ноги и виляя попой я доплелась и ввалилась в квартиру, наполняя прихожую ароматом мужского семени и своих выделений, пропитавших насквозь мои трусики и колготки. Я никак ни могла понять почему от меня так пахло спермой. И только сняв плащ я увидела, что правый рукав моей праздничной блузки по самый локоть в мокрых желтоватых разводах, которые и источали этот, уже начавший меня раздражать резкий аромат спермы. Пока мамы нет все в стирку. Раздевшись прямо в прихожей до гола, я щедро распылила вокруг себя туалетную воду и направилась, а ванну. Замочив в тазике блузку, колготки, трусики и лифчик, я включила воду и добавив пены плюхнулась в горячую ванну.

Широко раскинув ноги на края ванны и подложив мочалку под голову я закрыла глаза и вновь представила пережитое приключение, но только теперь мне никто не мешал и не стеснял и мои пальчики как голодные паучки набросились на мое изнывающее тельце. Первый раз я кончила почти моментально, едва только мой пальчик коснулся и слегка потеребили клитор. Бедра тут-же отозвались крупной дрожью, все тельце выгнулось, я пискнула и со стоном, подняв кучу брызг упала в воду. Но что бы полностью снять возбуждение, одного раза оказалось мало. Я еще не пришла в себя от первого оргазма, а мои пальчики уже во всю теребили писечку и соски. Второй и третий оргазмы пронзили меня почти одновременно. И я отключилась. Пришла в себя я от того что вода наполнила ванну и начала затекать мне в приоткрытый рот. Очнувшись я открыла пробку спуская воду и намылилась, ощущая каким воздушным и невесомым стало мое тело. Встав под душ, я почувствовала, как десятки острых стрел-струек вонзились в мои плечи, груди, соски вновь наполняя приятным томлением мою писечку. Мне захотелось еще!

Я сняла лейку с держателя и опять улеглась в ванну широко раскинув ноги. Пальцами одной руки я широко растянула свою щель, а второй рукой направила потоки теплых острых струек в свое уже растерзанное лоно. Я не рассчитала напор воды и струйки острыми стрелами вонзились в мою натертую промежность, впиваясь в мою раскрытую вагину и вонзаясь в набухшую головку клитора. Это было так неожиданно и болезненно что я взвыла, пытаясь сжать ноги и защитить промежность, но чем больше я извивалась, тем сильнее во мне разгоралось желание, и постепенно острая и неприятная пронзающая боль начала сменяться блаженством. Пизда начала наполняться теплом и ножки сами собой разошлись и подставили мою раскрытую рану хлестящим по ней потокам воды. Постепенно бедра задвигались, и я уже сама стала пытаться поймать клитором наиболее сильные и напористые струйки. Сколько это продолжалось я не знаю, но кончала я долго, извиваясь в ванне как русалка, выброшенная на камни, со стонами писками и в конце выпустив из растерзанной щели мощную струю. Я об писалась. Вылезала из ванны я уже совершенно обессиленной, силы покинули меня полностью и в замен навалилась страшная усталость. Ни о какой стирке уже не могло быть и речи. Кое как об теревшись я доползла до кровати, и совершенно обессиленная упала и отключилась.

P. S. Через две недели начался сезон осенних дождей и встреча с Геннадий Сергеевичем не состоялась и больше его никто и никогда не видел. Что удивительно, после того случая мы с Светой стали подругами и дружили до тех пор пока она не вышла замуж за шведа и уехала к нему. Сейчас живет где-то в Стокгольме, постоянно приглашает к себе, но я так ни разу у нее и не была. С Иришкой мы наоборот, после ее замужества отделились. Знаю, что она окончила после училища медицинский институт, стала врачом и сейчас заведующая какого-то медицинского центра. Про то первое сентября я никогда и никому не рассказывала, закрыла ротик на замочек, а ключик выбросила. И только сейчас решилась написать, что называется за давностью лет!